Марина Серова.

Выбор Клеопатры

(страница 1 из 16)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

В любом мужчине я обязательно нахожу какой-нибудь изъян. Это мой рок, и с этим трудно бороться. Да и стоит ли? Еще вчера Денис Кораблев казался мне роскошным героем для любовного романа, а сегодня… Дэн был красивым и остроумным парнем, и я, не скрою, даже приложила некоторые усилия для того, чтобы он пригласил меня в ресторан. Но в один момент все кардинально изменилось. Мы сидели за сервированным столиком напротив друг друга, и я, натянуто улыбаясь, искала какой-нибудь предлог, желая поскорее расстаться.

Почему? Причина была до банальности проста. Денис противно чавкал во время еды и то и дело ковырялся в зубах. Этого оказалось достаточно для того, чтобы возникла стойкая антипатия к суперпривлекательному мужчине без хороших манер…

Только вчера закончилось мое частное расследование по одному уголовному делу, но я уже мечтала поскорее приступить к новому, даже в ущерб личной жизни. Кстати, Дэн был свидетелем убийства и здорово мне помог с разоблачением преступника, но это вовсе не означало, что я считала себя обязанной ему.

Таня, а ну его к черту, этот повод! Просто скажи, не вдаваясь в пространные объяснения, что ты вспомнила о срочных делах, а потом встань и помаши Кораблеву ручкой.

Пожалуй, мне хватило бы наглости поступить именно так, ведь я по натуре самая настоящая стерва, но сегодня я почему-то захотела сохранить тон формальной вежливости. В общем, я сидела, вежливо улыбалась и… ждала звонка. Все равно от кого. Лишь бы кто-нибудь позвонил. И вот мой телефон наконец-то подал голос.

По мелодии, а это была популярная оркестровка Поля Мориа, мне стало сразу ясно, что предстоит разговор с Ленкой-француженкой. Отвечая ей, я уже знала, что мелкие житейские проблемки, которыми она безумно любит утомлять меня по телефону, на этот раз будут с превеликим удовольствием возведены мною в ранг всемирной катастрофы. Разве так сложно сделать из мухи слона? Легко! Именно этим я и собиралась заняться. Хоть Дэн и попросил меня не отвечать на звонок, его просьба осталась без внимания.

– Да, слушаю, – сказала я.

– Алло, Таня, привет, – начала взволнованным голосом Ленка. – Тут такое дело… Такой кошмар! Даже не знаю, с чего начать…

– Что случилось, дорогая? – живо поинтересовалась я, театрально округлив глаза.

Дэн моментально перестал чавкать и уставился на меня недовольным взглядом. Наверное, предчувствовал, что из-за этого звонка наши планы могут поменяться. Конечно, могут! Отвернувшись от Кораблева, я твердо сказала:

– Лена, постарайся успокоиться и расскажи мне все по порядку. Я очень внимательно тебя слушаю.

Ленка, естественно, успокоиться быстро не могла, поэтому продолжала выражать свои эмоции, рвущиеся наружу, различными экспрессивными, но ничего не значащими словечками и междометиями. Я предположила, что суть жуткого происшествия, о котором собиралась рассказать подруга, кроется в очередной шкодливой выходке ее балбесов, в смысле учеников.

Ведь Елена – учительница французского языка.

– Таня, мы сегодня с классом ходили в лес за грибами, на экскурсию…

– Так, – вставила я, потому что подруга вдруг замолчала.

«Интересно, что же у них там произошло? – спросила я себя. – Кто-нибудь заблудился или наелся мухоморов?»

– В общем, все разбрелись по лесу, а потом раздался такой страшный крик…

По тревожному голосу подруги мне стало понятно, что дело вполне могло приобрести криминальный оборот. Это мгновенно переключило мой мозг на другую волну. Я стала строить серьезные версии. Возможно, экскурсия школьников в осенний лес закончилась для какой-нибудь симпатичной девочки трагедией. Впрочем, мог пострадать и мальчик. Да, интересно, что же там на самом деле произошло? На этот раз подружка сумела зацепить меня своим звонком, поэтому мое лицо выражало натуральную заинтересованность и озабоченность. А вот Дэн, глядя на меня, заметно приуныл и от скуки стал жевать зубочистку, противно причмокивая при этом. Я утвердилась во мнении, что нам надо расстаться, и как можно быстрее, желательно прямо сейчас.

– Лена, так кто же все-таки кричал и по какому поводу? – Я подтолкнула подругу своим вопросом к дальнейшему рассказу, потому что она тормозила с продолжением.

– А… да… да… сейчас. В общем, мы все бросились на этот крик… Кричал Леша Петров. А там, на лесной полянке, покрытой желтыми кленовыми листьями… Таня, ты не можешь себе представить! Это такая жуткая, а главное – противоестественная картина! Практически левитановский пейзаж и… труп мушкетера.

– Чей труп? Мушкетера? – переспросила я, пытаясь совместить в воображении картину Левитана и сюжет Дюма. Увы, все это как-то не вязалось друг с другом. – Лена, я не поняла, кого ты имеешь в виду – своего ученика, что ли? Этого, как его там, Петрова? Мушкетер – это его кличка, в смысле прозвище?

– Нет, что ты! Мои ребята, к счастью, все целы и невредимы. Даже в обморок никто не упал от этого жуткого зрелища. А я, признаюсь, едва не рухнула на землю без чувств, когда покойничка на желтой листве увидела. Хорошо, что Саша меня удержал, Александр Ильич, наш новый географ, – уточнила Ленка.

Услышав про нового учителя, я наконец-то поняла, с какой стати она вдруг потащила своих детишек на природу – любовь-морковь и все такое прочее…

– Так, Лена, а почему ты покойника мушкетером назвала?

– Потому что на нем была накидка с крестом, прямо как у д’Артаньяна.

– Это что еще за театр такой?

– Нет, Таня, это не театр. Я думаю, что на той лесной поляне происходила самая реальная дуэль, – с пафосом заявила учительница французского языка.

– Что?!

– Да, Таня, ты не ослышалась. Мы собирали грибы и вышли на место дуэли. Мужчина был заколот, наверное, рапирой. Прямо в грудь… Там столько крови было!

– Так, Лена, я немедленно к тебе выезжаю! – со всей серьезностью заявила я. Мне было уже не до бьющей на эффект театральщины. Я на самом деле была заинтригована, поэтому оставаться в ресторане больше не могла ни на минуту. – Ты, пожалуйста, не волнуйся так сильно, выпей валерьянки…

– Зачем? – удивилась Ленка. – Я, собственно, уже успокоилась. Таня, ты сегодня такая странная…

Взглянув на Дэна, я поняла, что надо как-то усилить значимость Ленкиного звонка, и сказала:

– Да, я понимаю, что отвести от тебя обвинения будет очень сложно. Но ты не сомневайся, я найду настоящего убийцу.

– Танька, ты что, обалдела? Меня никто не обвиняет в убийстве! Труп там уже целые сутки лежал или даже двое, – стала оправдываться Ленка. – Таня, ты вообще внимательно меня слушала? У тебя с головой все в порядке?

– Разумеется, поэтому выезжаю к тебе немедленно.

– Ну хорошо, жду, – ответила подруга и отключилась.

– Денис, тут такое дело, понимаешь, моя лучшая подруга попала в такой ужасный переплет… В общем, ее могут обвинить в убийстве, и мне надо немедленно с ней встретиться.

– Танюша, может быть, это не так срочно? – Дэн, как я и предполагала, попытался меня удержать. – Давай ты займешься этим завтра. Если ее до сих пор не задержали и не предъявили обвинения, то вряд ли это сделают на ночь глядя.

– В том-то все и дело, что убийцу надо искать по горячим следам. Денис, ты должен меня понять, я не могу оставить Ленку в беде. Она на грани нервного срыва, и я боюсь, что натворит каких-нибудь глупостей…

– Таня, по-моему, ты все преувеличиваешь.

– Денис, ты не знаешь мою подругу. Она такая паникерша, – сказала я и поймала себя на мысли, что мои оправдания выглядят довольно жалко. Я решила, что не стоит дальше юлить, а лучше раз и навсегда расставить все точки над «i». Но почему-то сработал внутренний тормоз, и мои следующие слова были не такими категоричными, как хотелось бы: – Дэн, пойми, после ее жуткого рассказа у меня пропал весь настрой на романтический лад…

– Я с радостью его восстановлю, – сказал Кораблев и недвусмысленно улыбнулся. Натолкнувшись на мой красноречивый взгляд, он понял, что так просто меня не уговорить, и поправился: – Хорошо, давай сначала вместе поедем к твоей подруге, а потом ко мне…

– Нет! – Я смогла-таки категорично отвергнуть его предложение и даже не удосужилась объяснить, чем оно мне не подходит.

Дэн был сильно удивлен моим отказом. Наверное, он не привык к такому пренебрежительному отношению к своей персоне, поэтому обиделся и не стал больше настаивать на совместном продолжении этого вечера. Мы вышли из ресторана и условились на том, что в самое ближайшее время созвонимся и наверстаем упущенное. Разумеется, я сама звонить Кораблеву не собиралась, поэтому рассталась с ним без всякого сожаления.

В общем, как и обычно, я отдала предпочтение не «любовному роману», а детективу.

* * *

Ленка подала мне чашечку кофе, уселась в кресло, закрыла глаза, вздохнула и изрекла:

– Таня, ты не можешь представить себе, он такой… даже не знаю, как тебе сказать…

– Лена, не напрягайся, что, я трупов никогда не видела! Да сто раз!

– При чем здесь труп! Я о Саше говорю! – возмутилась подруга.

– О каком Саше? – не сразу поняла я. – А, о вашем новом ботанике…

– Не о ботанике, а о географе, – поправила меня Ленка. – Он мне так нравится! Да что там нравится, я от него с ума просто схожу.

Насчет последнего сомневаться не приходилось, потому что видок у моей подруги был действительно странноватый – она улыбалась совершенно идиотской блаженной улыбкой. А заговорив дальше, только подтвердила мои наблюдения.

– Таня, я так счастлива, так счастлива! Саша – это нежданная заря, вдруг взошедшая в сумерках моего мрачного существования…

– Ленка! Какое еще мрачное существование? О чем ты?

Подруга немного помолчала, потом доверительно сообщила:

– Знаешь, Таня, я хочу от Саши ребенка.

– Что?! Почему именно от него-то?

Лена встала, посмотрела на меня свысока, взяла пустую чашку и молча ушла на кухню. Наверное, она обиделась. Ну, право слово, в ее положении от олигарха рожать надо, а не от такого же нищего, как она, учителя. Подруга погремела на кухне посудой и вернулась.

– Значит, ваше первое свидание прошло на лоне природы? – начала я. – Что ж, это романтично! Осень в этом году затянулась, красота такая в лесу… Но, может, не стоило тащить туда учеников?

– Pourquoi pas? – Ленка заговорила по-французски и тут же перевела: – Почему бы и нет? Все было здорово, если бы не труп…

– Кстати, ты не могла бы остановиться на этом факте поподробнее?

– Таня, у меня, можно сказать, личная жизнь налаживается, а у тебя на уме одни покойники! Ты просто извращенка какая-то!

– Дорогая, я, между прочим, сидела в ресторане с одним очень интересным молодым человеком, а ты позвонила мне и стала рассказывать о вашей страшной находке в лесу. Я все бросила и примчалась на такси к тебе, оказывается, только для того, чтобы послушать твои признания! Я, конечно, рада, что ботаник всколыхнул твою личную жизнь, но скажу прямо – дуэль в лесу меня заинтересовала больше. Это очень неординарно.

– Иванова, вот в этом ты вся! Я знала, что тебя можно заманить к себе только трупом. – Ленка допила кофе, лукаво улыбнулась и поставила чашку на журнальный столик.

– Так. Я что-то не поняла. Ты все выдумала про убитого «мушкетера», да?

Подруга молчала, сосредоточенно рассматривая свои наращенные ногти. Конечно, я не держала на Ленку зла, но все-таки меня постигло легкое разочарование. Было такое ощущение, что детектив прервался на самом интересном месте, потому что кто-то безжалостно вырвал из книги несколько страниц.

Я достала сигарету, щелкнула зажигалкой, сделала несколько затяжек, подобрела и попросила:

– Ну ладно, рассказывай про своего географа! Что он хоть представляет собой? Красивый? Высокий? Почему ты считаешь, что именно он должен быть отцом твоего ребенка?

– Таня, в нем сразу чувствуется порода. Он говорил, что его предки были дворянами. Сейчас включу компьютер, сама все увидишь и оценишь, – как бы нехотя, сказала Ленуся и поднялась с кресла. – Я брала у одной девочки цифровик и сняла Сашу. Короче, сейчас тебе покажу.

– Хорошо, давай посмотрим, – снисходительно сказала я и придвинулась ближе к компьютерному столу, чтобы заочно познакомиться с Ленкиным бойфрендом.

Александр Ильич оказался чистым «ботаником» – невысокого роста, слегка сутулый, в очках и, кажется, моложе влюбленной в него француженки лет на пять. Наверное, он только в этом году окончил пединститут. А главное – никакой «породы» я в нем не углядела. Но моя подруга говорила о Саше как об идеальном красавце и вся лучилась от счастья. Поскольку Елена не была избалована мужским вниманием, то ее отчасти можно было понять. Как говорится, на безрыбье и рак – рыба. Интересно, что бы она сказала, узнав, из-за какого «изъяна» я отвергла красавчика Дэна?

Стоп! А это что такое? Неужели Ленка не врала про покойничка в мушкетерской накидке и с колотой раной в груди? На мониторе компьютера появилась весьма апокалипсическая картина, о которой рассказывала подружка по телефону. Только мне эта осень показалась не левитановской, а скорее уж пушкинской – «пышное природы увяданье»… И на этом желтеньком фоне окровавленный труп.

– Когда я пришла в себя, то попросила Сашу заснять место преступления, потому что догадалась – тебя это заинтересует. Он не хотел, но потом все-таки сфотографировал все это безобразие с нескольких сторон.

– Так, значит, вы на самом деле нашли в лесу труп? – спросила я, внимательно рассматривая фотографии.

– Как видишь. Вот он во всей своей красе, – сказала Ленка и брезгливо поморщилась.

– А это что такое? – Я перехватила у подруги мышку и подвела курсор к какому-то непонятному предмету, лежавшему недалеко от трупа.

– Перчатка. Замшевая, новая, мужская, – сказала Ленка со знанием дела. – Именно ее наличие на месте преступления и подтолкнуло меня к мысли, что это не просто убийство, а дуэль. Это так символично!

– Да? А в чем ты видишь здесь символику?

– Таня, ну какая ты ограниченная! – с апломбом заявила Ленка. – Вызывая на дуэль, обычно бросают в лицо перчатку. Разве ты этого не знала?

Я молча проглотила Ленкино замечание насчет узости моего мышления и стала думать над ее версией, но логика как-то с ней мало согласовывалась.

– Дорогая, насколько я помню из сентиментальных и исторических романов, перчатку действительно бросали обидчику в лицо, а потом присылали к нему секундантов, назначавших место и время проведения дуэли. А эта «варежка», скорее всего, попала туда случайно, – сказала я не без издевки. Не хватало того, чтобы Ленка стала корчить из себя заправскую сыщицу! – Нет, твоя версия слишком надуманная, она вообще выходит за пределы воображения.

– Тебе, конечно, видней, ты ведь у нас гений частного сыска, – съязвила в свою очередь Ленка, – но вот менты забрали перчатку как вещественное доказательство.

– Значит, вы позвонили в милицию и остались ждать опергруппу?

– Разумеется. Разве мы могли поступить иначе?

– Конечно, нет. Вы все правильно сделали. Кстати, где все это произошло?

– На Кумысной поляне, недалеко от Малинового родника.

– Ясненько, – сказала я и стала снова просматривать все фотографии, увеличивая отдельные детали. – Лена, а тебе не кажется странным, что накидка цела и невредима? Если этого д’Артаньяна проткнули рапирой, то оружие должно было сначала пройти через накидку, а уже потом через куртку и в конечном итоге пронзить тело…

– Дети тоже обратили на это внимание, – призналась Лена. – Но Саша предположил, что накидка развевалась на ветру, и в тот момент, когда противник безжалостно пронзил этого несчастного человека холодным оружием, накидка просто поднялась от ветра вверх.

– Вчера действительно было очень ветрено, – согласилась я, но только с погодными условиями. Сама версия насчет дуэли мне не нравилась. – Знаешь, Лена, твое предположение очень красивое, но слишком уж киношное.

– Почему?

– Я думаю, что ветер тут совсем ни при чем. Скорее всего, эту барахлину надели на д’Артаньяна уже после убийства, чтобы придать преступлению определенный оттенок, пустить следствие по ложному следу. Вот ты первая на этот трюк и купилась. Сама посуди – какая может быть дуэль в двадцать первом веке?!

– А почему нет? Ты думаешь, что благородных мужчин уже не осталось? – с вызовом спросила меня подруга.

Я увидела в Ленкиных глазах все тот же неистребимый блеск и поняла, что уж она-то определенно считает своего географа рыцарем на белом коне, способным вызвать кого-нибудь на дуэль, дабы защитить ее честь. Лично я таких иллюзий не питала не только в отношении ее Пржевальского, но и кого-либо другого.

– Да, Лена, я считаю, что никакая это не дуэль. И доказательство тому очень простое – оружия при этом мушкетере нет. Если он дрался в честном бою, то где его шпага или рапира? Я что-то не вижу оружия.

– Ты права, его там не было. Но ведь обе шпаги мог забрать противник…

– Мог, но зачем он чужую-то прихватил? Дуэль так дуэль! Как там говорят твои французы? На войне как на войне!

– A la guerre comme, A la guerre, – перевела Ленка на язык оригинала и задумалась. – Да, все это, конечно, очень странно и безусловно выходит за рамки обыденного…

– А из чего накидка сделана?

– Похоже, что из простыни. Дырку посередине прорезали для головы, и кресты нарисовали спереди и сзади.

– Значит, это – реквизит быстрого исполнения. А что милиция говорила? Какие версии у оперов?

– Они и про дуэль говорили, и про секту каких-то крестоносцев… Таня, я впервые присутствовала при осмотре трупа. Знаешь, что меня больше всего поразило? – Ленка не стала ждать моего ответа и продолжила: – Милиционеры производили осмотр с такой отстраненностью! Они шутили, курили, а один даже жевал что-то.

– Ну, знаешь, жизнь-то все-таки продолжается…

– Таня, я знала, что ты такая же ненормальная, как и они, поэтому поняла, что тебе эти материалы пригодятся. Между прочим, я рисковала, говоря, что никакой съемки на месте преступления мы не вели… И все ради тебя. Вот, теперь ты можешь наслаждаться этим кровавым зрелищем. Признайся, что оно тебя возбуждает!

Если б на месте Ленки был кто-то другой, то я бы обиделась. Но с подружкой у нас были особые взаимоотношения – мы были знакомы тысячу лет и постоянно подкалывали друг друга. Обычно лидерство было за мной, но в этот раз ее прикол стоил высшей оценки. Я ощутила органическую необходимость съязвить ей в ответ, но дар красноречия почему-то покинул меня.

– Лена, спасибо, конечно, что ты меня развлекла этим остросюжетным детективом и даже с красочными картинками. Но, видишь ли, меня никто не нанимал для этого расследования, а затевать следствие просто так, из праздного любопытства, я не собираюсь. Частный сыск – это не хобби, а профессия, мне деньги зарабатывать надо, – холодно ответила я.

Подруга смутилась. Возникла неловкая пауза, во время которой я закурила, а Ленка с преувеличенным вниманием стала смотреть на монитор.

– Таня, судя по одежде и обуви, мужчина не был бомжом. Я обратила внимание, что вещи на нем дорогие и в бумажнике доллары лежали.

– Ты что же, его обыскивала?

– Нет, услышала от милиционеров… Тань, возможно, его родственники не откажутся от твоих услуг. В общем, я подумала, что работу тебе подброшу, – стала оправдываться Ленка, – а ты чем-то недовольна.

– Нет, я всем довольна. Ты даже не представляешь себе, как вовремя ты мне позвонила! – Я рассказала ей про Дэна, а потом спросила: – Лен, а ты случайно не знаешь, личность убитого установили?

– Да, при нем нашли документы, но вот его фамилию я не запомнила. Меня Саша отвлек. Ой, он такой заботливый, – мечтательно произнесла Ленка. – Таня, скажи честно, как он тебе?

Честно говорить мне не хотелось, поэтому я соврала:

– Симпатичный.

– И это все, что ты можешь сказать? А я очень надеялась услышать твое мнение.

– Лена, зачем тебе мое мнение? – небрежно бросила я, но, заметив, как она опечалилась, добавила игривым тоном: – В амурных делах подруги плохие советчицы. Вот возьму, чего доброго, и отобью у тебя этого «породистого самца».

– Значит, он тебе тоже понравился, – разулыбалась Ленка. Она смотрела на монитор с увеличенным изображением Александра Ильича. – Саша не может не нравиться! У него такой волевой подбородок, а взгляд… В нем можно утонуть…

Вот уж поистине – любовь застилает глаза! Никакого волевого подбородка я не заметила! Мальчишка мальчишкой! Тюфяк тюфяком! Но я промолчала – говорить правду или врать одинаково не хотелось. Приходилось молча слушать романтические бредни о настоящей любви с первого взгляда. Ленка все говорила и говорила без остановки о своем ненаглядном географе, а я все курила и курила, подыскивая удобный момент, чтобы вклиниться в ее монолог и попросить скопировать, так, на всякий случай, фотки трупа. Конечно, не хотелось обижать влюбленную подругу своим безразличием к ее личной жизни и живым интересом к покойнику, но пришлось. Когда Ленка наконец устала петь дифирамбы своему Миклухо-Маклаю и принялась позевывать, я сказала:

– Давай все-таки вернемся к месту трагедии. Очень хочется взять на память левитановский пейзаж, который стал последним в жизни одного благородного мушкетера.

– Танька, ты невыносима! – воскликнула Ленка, явно не оценив моего красноречия.

– Я знаю, но ты меня простишь, а покойнику на мои нравственные качества, как ты понимаешь, уже наплевать.

Разумеется, подруга меня простила и скопировала на диск все, на что я ей указала. Теперь у меня была возможность от скуки любоваться трупом на осенней полянке. Честно говоря, это зрелище меня коробило гораздо меньше, чем ковыряющийся в зубах Кораблев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное