Марина Серова.

Вечная невеста

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

– Обнаружил труп официант, – Андрей кивнул в сторону молодого человека, стоявшего поодаль.

– Да, я знаю, – кивнула я. – С ним я уже успела переговорить до вашего приезда. Ничего особенного он не сообщил – вошел в туалет, а там на полу труп…

– Я сначала в шоке была, некоторое время сидела на месте как дура, – начала Анжелика. – А уже потом бросилась туда, в туалет. Хотя меня останавливал ваш… ну, этот, в костюме. Администратор, что ли… Взглянула, а потом мне плохо стало, и я сразу выбежала оттуда. А когда вы приехали, то мимо меня сновали какие-то люди в форме, и каждый из них не забывал проворчать, что я путаюсь тут под ногами. В конце концов я присела за свободный столик и закурила.

– Это было как раз в тот момент, когда я уже приехала, – констатировала я, сообщая подробности Андрею.

– Та-ак, – протянул Мельников, обращаясь скорее к Барабашу, который после того, как узнал об исчезновении своего сотрудника, стоял возле нашего столика по стойке «смирно». Правда, до нынешнего момента на него не обращали внимания.

– Значит, что мы имеем? Посетитель отлучается из-за столика в туалет, и там его по какой-то причине убивает охранник вашего же ресторана некий Сапожников…

– Ну почему так нужно акцентировать на слове «вашего», – вспылил Барабаш. – Как будто я виноват во всем!

Мельников был, казалось, удовлетворен тем, что ему удалось поддеть директора «Гладиатора».

– Так уж получается, – миролюбиво продолжил он. – Вы на работу принимали этого Сапожникова. И он исчез. Вот и все факты, которые мы имеем. Кстати, странно, что все это время в туалет больше никто не заходил. Вы говорите, около получаса прошло? – обратился он к Анжелике.

– Ну, я не совсем уверена, – пожала плечами девушка. – Мне так показалось… Может быть, прошло и меньше времени. Но никак не меньше пятнадцати минут, это точно!

В это время из коридора показалась процессия, во главе которой находились санитары со «Скорой», которые пронесли к выходу тело, накрытое простыней. А к Мельникову подошел эксперт и отозвал его в сторону. Я тоже поднялась и подошла к обоим мужчинам.

– Ну что? – начал Мельников.

– Ну что, что, – усталым голосом проговорил эксперт. – Ножевое ранение. Удар был одним-единственным, в шею. На мой взгляд, действовал профессионал, похоже на спецназовские дела. Весь персонал вашими допрошен – никто ничего не видел и не слышал, как и следовало ожидать.

– А все-таки, что насчет Сапожникова? Когда он исчез? Кто-нибудь может что-то внятное сообщить по этому вопросу? – вклинилась я в беседу.

– Это вон Прокудин сейчас доложит, – кивнул Мельников на маячившего в стороне лейтенанта. – Прокудин! Что у тебя со свидетелями? – крикнул он.

Лейтенант тут же подошел к своему начальнику.

– Охранник исчез примерно тогда, когда было совершено преступление, – отчеканил он.

– Ну, значит, надо ехать по адресу, – зевнул Мельников. – Давай организовывай группу, вернее… – Майор слегка подумал и подозвал к себе другого подчиненного, которого он назвал Мишаковым.

Видимо, лейтенант Мишаков в его глазах являлся более достойной кандидатурой, чтобы возглавить группу задержания предполагаемого преступника Сапожникова.

Прокудин же получил приказание оставаться в баре-ресторане и ждать дальнейших распоряжений.

– Слушайте, а этот ваш Сапожников – он со спецназом никогда не был связан? – спросил Мельников у Вениамина Викторовича.

– Вообще-то по этому поводу надо поинтересоваться у администратора, – смущенно ответил тот и подозвал своего помощника.

Подошедший администратор после вопроса Мельникова принял ужасно сосредоточенный вид. И, подумав немного, скептически отвесил нижнюю губу и пожал плечами:

– Да нет… Он нормальным мужиком всегда казался!

– А что, нормальный мужик не может служить в спецназе? – усмехнулся Мельников.

– Я совсем не в этом смысле, – немного раздраженно отмахнулся администратор. – Нормальный – это в смысле средний. Ничем таким не выдающийся, простой такой парень… Никогда я не слышал про спецназ, я всегда стараюсь интересоваться жизнью сотрудников. Нет, не слышал, – решительно замотал он головой.

– Понятно, значит, скрывал, – спокойно сделал вывод Мельников. – Почему скрывал, зачем сюда Порфирьев пошел, как вышла ссора – на эти вопросы нужно нам с тобой ответить, – он красноречиво посмотрел на меня.

Потом майор перевел взгляд на Анжелику и спросил:

– Скажите, а Алексей был достаточно трезв?

– В каком смысле? – не поняла та.

Потом решительно замотала головой:

– Нет, если вы в смысле того, не мог ли он сам устроить пьяную разборку? Да нет, что вы!

– Да, я и сам понимаю, что нет, – опустил голову Мельников. – Как говорит эксперт, удар ножом был сделан профессионально, никто другой ничего не слышал. Следовательно, было все сделано сознательно, не спонтанно. Значит, Сапожников и убитый все же были знакомы. А может быть, и… – Майор подумал и выдал гениальную догадку: – Может быть, Сапожников его знал, а убитый Сапожникова и в глаза не видел! Сапожников был просто нанят для того, чтобы того убить!

– Ага, в моем баре, – скептически подал реплику Барабаш.

– С этим разберемся, почему именно в вашем баре. Хотя какая разница, в чьем! – отмахнулся Мельников, который, кажется, сам удивился своему открытию и продолжил развивать тему: – Значит, все-таки была связь между Сапожниковым и убитым.

Он пристально посмотрел на Анжелику, словно она что-то от него скрывала.

– Но я ничего не знаю! – прижала та руки к груди. – Я не знаю никакого Сапожникова! Я же вам уже все рассказала, все, все подробности!

– Хорошо, хорошо, – пробормотал Мельников, успокаивающе махнув рукой. – Разберемся…

– Кстати, – спросила я у Анжелики, – а ваш Алексей часто посещал этот бар?

– Да нет, – ответила она после небольшой паузы. – Вот сегодня только меня повел. А так…

– Он у вас не футбольный болельщик? – уточнила я.

– Вроде нет, – неуверенно ответила Анжелика. – Ну так, конечно, футбол смотрит, по телевизору.

– А в бар по выходным не ходит?

– Сюда? – переспросила Анжелика.

– Да, сюда. Этот бар по выходным любят посещать болельщики, смотрят здесь матчи, пьют пиво, и все такое, – поддержал меня Мельников.

Анжелика снова взяла паузу, потом пожала плечами и покачала головой:

– Не знаю, мы же недавно приехали.

– Ну хорошо, хорошо, – закивал Мельников.

После этого он как бы подвел итог состоявшемуся предварительному расследованию – полез в карман за сигаретами и немного погодя закурил. Из окна было видно, как оперативная группа Мишакова отъехала на «Жигулях» по адресу Сапожникова. И Мельников, и я понимали, что сейчас нужно ожидать новостей прежде всего от Мишакова и его людей.

За это время я успела побеседовать с Барабашем, который отозвал меня в свой кабинет. Он даже распорядился принести кофе и несколько канапе, так что беседа наша прошла в куда более комфортной, приятной обстановке, чем в зале.

– Ну так что, вы поможете мне? – Вениамин Викторович смотрел прямо мне в глаза. – Что касается оплаты, то за это вы не волнуйтесь, мне ваши расценки известны, и они меня устраивают. Аванс и на расходы вы получите прямо сейчас.

Барабаш перевел дух и закурил сигарету.

– Мой знакомый рекомендовал мне вас как профессионала в своем деле, он говорил, что вы никогда не ошибаетесь. Поэтому я и позвонил вам – ведь милиция может возиться сколько угодно и так ничего и не раскрыть! А этого допустить нельзя. Вы поймите, пожалуйста, для меня это, можно сказать, дело чести! Ведь престиж нашего заведения может упасть после такого… инцидента! Нужно, чтобы все как можно скорее поняли, что это была случайность!

– А если не случайность? – подняла я глаза.

– В смысле? – удивился Барабаш. – Но бар-то мой ни при чем, его в любом другом месте могли убить!

– Ладно, выясним, – кивнула я. – Я берусь за ваше дело.

Вениамин Викторович просиял и тут же отсчитал мне аванс.

– Знаете, я сразу почувствовал, что с вами можно иметь дело, – говорил он. – Как только вы вышли из машины, я сразу же вас оценил! Я хорошо разбираюсь в людях, – важно добавил он. – И дело даже не в том, что вы мне понравились внешне. Я слышал, как вы задаете вопросы, как ведете беседу с очевидцами… Вы справитесь, я уверен!

– Спасибо за доверие, – усмехнулась я. – А что касается спада посетителей, то, я думаю, если он наступит, то временно. Потом все забудется и пойдет своим чередом. Люди привыкли к вашему бару, многие принципиально ходят только сюда. Я не об одних фанатах говорю, я и о той публике, которая ходит сюда по будням. У меня самой есть знакомые, для которых это излюбленное место, – польстила я своему клиенту. – Тем более что кухня у вас действительно замечательная. Хотя определенные убытки вы, конечно, понесете.

После разговора с Барабашем я вернулась в зал, где томился в ожидании Мишакова Мельников со товарищи.

Глава 2

Известия подоспели довольно скоро – не прошло и часа. Мишаков явился понурым и недовольным.

– Дома никого нет. Железная дверь, ломать мы не стали. Соседей, как назло, тоже никого нет дома. На других этажах сказали, что знать не знают, кто там живет. Дом новый, никто друг друга особо не знает. Вот такие дела…

– Н-да, дела, – невесело подытожил Мельников. – Ну что ж, я думаю, будем ждать.

– Да, будем ждать, – согласился Мишаков, и его фраза неуловимо напомнила мне сюжет из популярного советского кинофильма «Кавказская пленница».

К тому времени наконец все формальности были улажены, посетители, включая Анжелику, и персонал распущены по домам, а мы с Мельниковым переместились в кабинет директора. Барабаш и администратор Королихин присутствовали вместе с нами.

– Чем ты собираешься заняться в первую очередь? – спросила я Мельникова, когда Мишаков удалился.

– Почти как всегда – отрабатывать связи покойного, – пожал плечами Андрей. – Правда, из них пока что ближайшей фигурой является его мама. Да еще некий Алтуфьев… Тот самый человек, о котором упоминала невеста убитого. Но где его искать, пока непонятно, к тому же неизвестны его имя-отчество. Завтра попробуем пробить его данные, а также продолжим заниматься этим Сапожниковым.

– Кстати, вы не могли бы найти данные этого охранника? – обратилась я к Барабашу. – Сапожников же должен был о себе что-то сообщить, когда устраивался на работу.

Барабаш кивнул Королихину, тот напрягся, затем на некоторое время исчез, а потом появился с папкой документов и молча протянул ее Мельникову.

– Та-ак, – устало начал листать страницы майор. – Двадцать один год, место предыдущей работы – автостанция, какой-то МУДЕЗ… Ну и название!

– Это что-то типа коммунальной конторы, – подсказала я.

– Да знаю я! – отмахнулся майор. – Ага, вот… Охранник в фирме «Артекс». Черт ее знает, чем занималась эта фирма, название стандартное, как мои китайские носки!

Королихин, сидевший рядом, поднял глаза на майора.

– Собственно, поэтому я его и взял, – объяснил он. – К тому же он выглядел солидно, держался уверенно, словом…

– Нормальный мужик, мы уже это слышали, – усмехнулся Барабаш.

– Нет, Вениамин Викторович, я не понимаю, может быть, вы еще скажете, что я во всем этом виноват, потому что взял его на работу? – оскорбился Евгений Федорович.

– Никто так говорить не собирается, – успокоил его директор «Гладиатора». – Действительно, этот Борис Сапожников нормально работал, никаких нареканий у меня к нему за полтора месяца не было. Да… Неужели ему двадцать один год? – неожиданно спросил он сам себя.

– Да вообще-то… Не выглядит он на двадцать один, старше он, – проговорил Королихин.

– Выясним, – вздохнул Мельников. – Завтра займемся.

– А почему завтра? – тут же спросила я.

– А куда торопиться-то? – зевнул Мельников.

– Извини, но я, честно говоря, озадачена твоим поведением, – в недоумении призналась я. – Его же нужно искать по горячим следам, немедленно! Не зря же он так поспешно покинул свое место работы.

– Вот именно! – сразу же подхватил майор. – Но дома у него мы уже побывали. И вполне естественно, что его там не застали. Его уж, поди, и в городе нет, если он действительно совершил это убийство.

– Значит, нужно объявлять розыск! Сообщать его данные, чтобы тщательно проверяли на всех маршрутах! – не отступала я.

– Оповестим сейчас всех, только думаю, что это бесполезно, – вяло сказал Мельников.

– Кстати, – злясь в душе на своего приятеля, обратилась я к Королихину. – Вы эти данные откуда-то переписывали или сам Сапожников их вам сообщил?

– Сам сообщил, – кивнул администратор. – Я просто записал с его слов, и все…

– Так, может, он и не работал вовсе ни в какой фирме «Артекс»! – воскликнул Барабаш. – Может, и нет такой фирмы!

– Может, и нет, – глядя в пол, согласился Королихин. – Но вы сами подумайте, Вениамин Викторович, – не станем же мы проверять каждое предыдущее место работы наших сотрудников! На это же уйдет бог знает сколько времени! К тому же многие эти фирмы-фирмочки, как вы знаете, ликвидируются через месяц после открытия! И как все это потом поднимать?

– Ну ты все-таки не в забегаловке работаешь, Евгений Федорович! – парировал Барабаш.

– Тогда мне нужно бросать основную работу и только этим заниматься! – не остался в долгу администратор. – Нанимайте тогда специального сотрудника, который будет досконально изучать все предыдущие места работы остальных!

Мельникову надоело слушать эти пререкания, и он направился в коридор, где по-прежнему тусовались его оперативники.

Я же подумала, что ему просто не хочется заниматься этим делом. Оно явно не входило в разряд громких, за раскрытие которых можно получить хороший бонус. А избалованный похвалой начальства Мельников уже привык к подобным делам. Но с другой стороны, Андрей сам всегда говорил, что за раскрытое дело далеко не всегда получишь поощрение, а вот взбучку за нераскрытое – обязательно. Почему же он не мычит, не телится?

– Так что же, в первую очередь к матери Порфирьева, что ли, ехать? – с досадой спросила я майора, когда он вернулся в кабинет. – Ведь ей еще предстоит сообщить о смерти сына!

– Да, – подобравшись, кивнул Мельников. – Сейчас я отправлю туда Прокудина и…

– Я поеду с ним, – тут же заявила я.

Майор посмотрел на меня полным сочувствия взглядом, словно хотел сказать: «И охота тебе переться посреди ночи», но спорить не стал.

– Я не возражаю. Только рад буду, если ты тоже подключишься. Тем более что у вас с Прокудиным уже был благоприятный опыт сотрудничества. Вот и продолжайте, так сказать, развивать деловые отношения, делитесь своими навыками…

«Похоже, он был бы рад, если бы я теперь раскрывала за него все возникшие дела, – усмехнулась про себя я. – Эх, Андрей, Андрей… Куда же девалось твое честолюбие? Раньше ты старался сам раскрыть дело. И если даже я подключалась к расследованию, то твоему начальству об этом не становилось известно. Впрочем, если я и это дело раскрою, то основные лавры-то все равно достанутся тебе, как обычно. А я уж довольствуюсь гонораром от господина Барабаша…»

– Ладно, давай сюда Прокудина, мы поедем вместе, – сказала я, видя, что Мельников уже откровенно позевывает, посматривая на часы.

– Да, – спохватился майор. – Сейчас я ему все скажу, пойдем.

Мы вышли из кабинета Барабаша и двинулись в зал, где нас ждали Прокудин, Мишаков, эксперт и еще пара оперативников. Из всей компании только Прокудин сохранял невозмутимость, остальные же измаялись сидеть за столиками в ожидании начальника.

– Прокудин! – строго произнес Мельников, выходя в зал.

Старший лейтенант сразу же вытянулся в струнку.

– Сейчас поедешь вместе с Татьяной к матери убитого, сообщишь ей о смерти сына… Только тактично сообщишь, Прокудин, понял? Чтобы истерику не вызвать, – еще строже подчеркнул майор, хотя прекрасно было понятно, что тактичность в подобном сообщении нисколько не смягчит горя матери, а истерика скорее всего неизбежна. – Адрес-то узнали, что ли? – спросил майор.

– Так точно, – пробасил Прокудин, вынимая из кармана блокнот.

– Не надо, – остановил его Мельников. – Одним словом, снимешь показания, выясни там поподробнее про ее сына все, что сможешь. Вот Татьяна тебе поможет. После этого можешь отправляться домой, а завтра с утра ко мне на доклад. Ясно?

– Так точно, – снова ответил Прокудин.

– Ну вот и славно, – повеселел Мельников. – А я домой, у меня завтра очень напряженный день. Ты даже представить себе не можешь, до какой степени, Прокудин…

Оперативники сочувственно покивали, сами надеясь освободиться поскорее, только Прокудин, который был образцовым исполнителем и для которого приказ начальства был превыше всего, сохранил прежнее, без эмоций, выражение лица.

Все покинули бар-ресторан, Мельников сел в свою служебную машину, а мы с Прокудиным отправились к моей «девятке».

– Куда ехать? – заводя мотор, спросила я.

Прокудин снова полез в карман за блокнотом и, открыв его, четко продиктовал:

– Улица Соборная, пятнадцать, квартира сорок четыре. Порфирьева Тамара Григорьевна, сорок восьмого года рождения…

– Стоп, это не нужно, – остановила его я. – Едем.

Правда, перед тем как тронуться с места, я достала свой замшевый коричневый мешочек с гадальными двенадцатигранными костями, который все время со мной. И в расследованиях, и в жизни я частенько прибегаю к помощи этих костей, предсказания которых никогда не бывают ложными. Только нужно уметь их растолковывать.

2+18+27 – Если вас ничто не тревожит, готовьтесь к скорым волнениям.

Вот что сказали мне мои помощники, когда я рассыпала их на сиденье. И это означало, что начатое мною расследование, скорее всего, преподнесет мне некоторые сюрпризы. Собственно, это и неудивительно: я за годы занятий частным сыском не могла вспомнить ни одного дела, которое прошло бы и ровно, и гладко, что называется, без сучка без задоринки.

На машине мы добрались до дома Тамары Григорьевны за пятнадцать минут. На звонок открыла женщина в возрасте, с ничем не примечательной внешностью, типичная пенсионерка – полноватая, маленького роста, в фланелевом халате с бигуди на голове. Она растерянно переводила взгляд с меня на Прокудина.

– Здравствуйте, мы к вам по делу, – выступила вперед я, не забывая про пресловутую тактичность и ломая голову, как же все-таки ее соблюсти. Я в душе уже чуть ли не жалела, что отправилась сюда вместе с Прокудиным и волей-неволей взяла на себя столь неблагодарную задачу – сообщать матери о смерти сына.

– А я думала, это Алеша вернулся, – проговорила тем временем женщина, и растерянность уже начала сходить с ее лица, как вдруг Прокудин со всей серьезностью на лице бухнул:

– Алеша не вернется.

Я внутренне ахнула: пока я ломала голову над тем, как подобрать нужные слова, Прокудин сделал это за меня и весьма неудачно. Лицо женщины стремительно начало меняться. Глаза ее потемнели, брови нахмурились, и она с откровенной тревогой перевела взгляд на меня. Мне срочно пришлось вмешаться, пока твердолобый Прокудин вконец не испортил ситуацию.

– Вы нас извините, пожалуйста, – проговорила я. – Мы должны вам сообщить… Мы принесли вам плохую новость о сыне…

Я чувствовала, что никак не могу закончить и произнести горькую фразу. Я, повидавшая на своем веку немало смертей и выработавшая в своем характере черты, близкие к цинизму, никак не могла привыкнуть к общению с родственниками только что погибших людей. Тем более матерей. Женщина уже с нескрываемым испугом смотрела на нас и готова была захлопнуть дверь, чтобы таким образом отгородить себя от всех плохих известий, но тут снова вмешался Прокудин. Он вытащил свое служебное удостоверение и сказал:

– ГорУВД, убойный отдел. Ваш сын Алексей Порфирьев убит сегодня в баре-ресторане «Гладиатор» ударом ножа в область шеи.

И после этого неожиданно уточнил:

– Вы Порфирьева Тамара Григорьевна?

Женщина не сумела ответить на этот вопрос: она схватилась за сердце и стала медленно оседать на пол…

…Около часа ушло на то, чтобы привести Тамару Григорьевну в чувство, предотвратить сердечный приступ, выдержать ее рыдания, после чего она стала более-менее в состоянии отвечать на вопросы. Прокудин, по моим взглядам понявший, что сделал что-то не так, предоставил мне возможность вести беседу самой.

– Скажите, пожалуйста, – сидя подле Тамары Григорьевны на диване, начала я. – Куда ваш сын собирался сегодня вечером?

– В бар они собирались, – тихо ответила женщина. – В «Гладиатор», кажется. Знаете такой?

Я лишь кивнула.

– А с кем он туда собирался?

– С невестой своей, Анжеликой ее звать. Я больше ничего сказать не могу, – развела руками Тамара Григорьевна. – Я с ней еще и познакомиться-то не успела, они только-только из Москвы приехали вместе. Алеша мне позвонил и говорит – я, мол, мама, с невестой приеду. Вот так неожиданно быстро все бывает… Я, честно сказать, обрадовалась – ему уже тридцать два года было, пора бы и жениться. Думала, они сразу вдвоем ко мне придут, а он ее на своей квартире поселил. Сам у меня ночевал.

– А почему у вас, а не вместе с невестой? – спросила я.

Тамара Григорьевна развела руками.

– Ну я же соскучилась по нему, – объяснила она. – Сколько мы с ним не виделись-то… К тому же они вместе в Москву собрались переезжать, это значит – опять мне с ним расставаться.

– Когда же вы планировали познакомиться с невестой Алексея?

– Сегодня он должен был Анжелику домой отвезти, а сам сюда вернуться, а завтра уже привезти и ее сюда, в обед. Я вот готовиться начала, чтобы выглядеть прилично, – она машинально потрогала бигуди под косынкой, – холодильник уже забила всем, нужно… Да вы, может, ошиблись? – воскликнула Тамара Григорьевна, прижимая руки к груди и с отчаянием глядя то на меня, то на Прокудина. – Это, наверное, другого кого-то убили, не моего Алексея?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное