Марина Серова.

Тринадцать капель от иллюзий

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 2

Только приехав домой, я поняла, как сильно проголодалась. Наскоро умывшись, я ринулась к холодильнику, но его содержимое меня разочаровало. Пусто. Если не считать, конечно, бутылочки кетчупа и одного яйца. Следовало купить чего-нибудь по дороге домой, но последнее открытие так захватило меня, что я больше ни о чем не могла думать. Ладно. Сварю пока кофе, а потом, может, заставлю себя спуститься в магазин и купить какой-нибудь еды.

Запасы кофе «Арабика» в зернах у меня никогда не переводятся. Я люблю эту марку. Мне нравится и процесс перемолки тоже. Насыпав благоухающий порошок в бронзовую турку и поставив ее на огонь, я в очередной раз убедилась, что в жизни можно получать удовольствие от самых простых вещей.

Кофе и сигарета как нельзя лучше располагали к размышлениям. А подумать было о чем: Антон Сергеевич принадлежал как-никак к сильным мира сего (пусть и в областном масштабе), поэтому так просто к нему не подберешься. Встречаться со мной для откровенных разговоров он точно больше не станет, в первый-то раз я его еле уговорила. Да и позицию он занял вполне определенную: Свету не знает и хочет, чтобы его оставили в покое. Вообще-то, с его стороны довольно самонадеянно было бы пытаться скрыть свое знакомство с потерпевшей, но, наверное, он знал, что милиция удовлетворилась версией несчастного случая, а мою персону можно и не брать в расчет… Да и как я докажу, что он ее старый знакомый? Свидетельство тетки? Антон Сергеевич может сказать, что она просто ошиблась, обозналась, мало ли кто кого напоминает. Даже если я наведу справки в институте и узнаю, что он действительно в нем работал в то время, когда Света там училась, он не обязан помнить всех своих студентов. И все-таки я решила начать издалека: со Светиных студенческих лет и начала карьеры Антона Сергеевича Королева.

Что поделаешь, снова придется использовать старую дружбу.

Я набрала номер телефона Гарика:

– Гарик, привет! Ты рад, что я так часто тебе звоню?

– Очень рад, очень рад! Но я был бы рад еще больше, если бы ты звонила бескорыстно, а не…

– Гарик! Ну как ты можешь! Я звоню совершенно бескорыстно.

В трубке раздалось недоверчивое хмыканье.

– Я соскучилась по тебе, поэтому мне необходимо увидеть тебя, поговорить с тобой, выслушать твои советы…

– Советы? Вот с этого и надо было начинать, а то – «бескорыстно»!

«Да, мент есть мент, – подумала я, – разве его проведешь простым кокетством».

– Гарик, я все-таки приеду? Мне и вправду нужна твоя помощь!

Мы договорились встретиться в четыре, а пока я решила узнать, где живет Антон Сергеевич. Позвонив Рите и выяснив адрес, я отправилась на разведку.

Чета Королевых жила в большом доме на Революционной, в двухуровневой квартире, располагавшейся на девятом и десятом этажах. Не все еще наши дома, даже современной постройки, имеют консьержек, поэтому я беспрепятственно вошла в подъезд вместе с девочкой, которая вела домой собаку с прогулки.

Добравшись до девятого этажа, я посмотрела на расположение квартир, затем вышла на улицу и определила, где находятся окна и лоджии Королевых. Квартира занимала торец дома, поэтому за ней можно спокойно наблюдать, поставив машину на Некрасова, но пока в этом не было необходимости.

Я сидела в машине и раздумывала, что же мне предпринять дальше, когда увидела Аллу, жену Антона Сергеевича, которая, выйдя со двора, подошла к синей «Ауди», припаркованной у тротуара. Женщина села в нее и поехала к центру города. До четырех оставалось много времени, поэтому я решила прокатиться за женой Королева.

В этот час движение в Тарасове напряженное и все главные улицы запружены машинами. Мне не составило труда пристроиться немного позади «Ауди» и ползти вслед за ней.

Мы выехали на Большую Казачью и добрались до Университетской. Затем Алла поехала в Ленинский район. Она доехала до Торгового центра, оставила машину у обочины и пошла к подземному переходу.

«Неужели она решила походить по магазинам?» – опешила я. Трудно поверить, что жены наших чиновников делают покупки в торговых рядах под открытым небом. Но Алла определенно пришла не за покупками. Она направилась к павильону-кафе и села за один из столиков, явно поджидая кого-то. Я заняла удобную позицию в таком же кафе напротив и приготовилась наблюдать. К счастью, Алле, по-видимому, не приходило в голову, что кто-то может следить за ней. Она вела себя совершенно спокойно.

Вскоре к ней подошел молодой мужчина и сел рядом. Его внешность отличалась какой-то особой заурядностью. Он был среднего роста, худощавый, с аккуратно подстриженными волосами. Одет мужчина был в летние светлые брюки и рубашку, носил солнцезащитные очки. Официант принес две чашечки кофе, и Алла с незнакомцем принялись что-то обсуждать. Алла говорила больше, казалось, рассказывала что-то и о чем-то просила. Затем она достала из сумочки небольшой плоский пакет и передала его незнакомцу. Они поговорили еще две минуты, затем мужчина встал, попрощался и направился к дороге. Я направилась было за ним, но он сел в машину, «десятку» стального цвета, номер которой я, конечно, постаралась запомнить, и уехал. Я даже не стала пытаться проследить за ним, потому что моя машина стояла на другой стороне улицы, и пока я выруливала бы в нужную сторону, его бы уж и след простыл.

Оглянувшись, я увидела, что Алла спускается в переход. Она перешла улицу, села в свою «Ауди» и тронулась с места. Я последовала за ней. Мы вернулись к дому, где жили Королевы. Алла оставила машину на прежнем месте, а сама зашла в косметический салон, который располагался в соседнем доме. Время приближалось к трем часам, и я поехала к Гарику.

Эта встреча меня заинтересовала. Она мало походила на любовное свидание, как я сначала подумала. Интересно, знает ли Антон Сергеевич о поручениях, которые его жена раздает молодым людям невыразительной внешности в темных очках? Почему-то мне казалось, что нет.

Договариваясь с Гариком о встрече, я собиралась упросить его составить мне подходящую легенду для похода в экономический институт и дать соответствующую бумагу. Ведь для того, чтобы получить интересующие меня сведения, нужно было покопаться в архивах отдела кадров как сотрудников, так и студентов. И если Светину фамилию я еще могла бы назвать, то проявлять открытый интерес к Королеву в связи с криминальным делом, учитывая его положение в нашем городе, было бы неосторожно. Я хотела, чтобы Гарик «командировал» меня в институтский отдел кадров под видом банальной проверки, связанной с каким-нибудь безобидным административным нарушением или чем-то в этом роде. Заодно я попросила Папазяна выяснить, кто является владельцем «десятки». Гарик согласился выполнить мои просьбы только в обмен на обещание вознаграждения. Я поклялась, что наградой ему будет праздничный ужин, приготовленный мной собственноручно, когда я закончу это дело.

– Дорогая Танечка, за счастье провести вечер с тобой я готов даже съесть то, что ты приготовишь собственными руками, – заявил Гарик.

Я расхохоталась и вышла из его кабинета.

На следующий день в девять часов утра я уже входила в стеклянные двери главного корпуса экономического института. Вежливый вахтер показал мне, как пройти в отдел кадров. Там я объяснила, что в связи с давним делом такого-то и такого-то мне необходимо просмотреть списки сотрудников и студентов за несколько определенных лет, и предъявила служебное предписание, выданное мне Папазяном. Начальница отдела кадров была в легком недоумении, внимательно изучила мой «мандат», но спорить не стала и отвела в архив.

В те годы, когда Света училась в институте, еще не было всеобщей компьютеризации, поэтому сведения хранились в папках-скоросшивателях. К счастью, все было разложено в порядке по годам, но найти нужные документы оказалось не так-то легко. Только после трехчасовой возни с пыльными бумагами я нашла подтверждение тому, что Антон Сергеевич Королев работал преподавателем на факультете, на котором училась студентка Светлана Семенова.

Однако найденные сведения только усложняли картину. Света, как оказалось, имела довольно интересное прошлое: преуспевающая бизнес-леди, владелица торговой фирмы, а теперь – скромный бухгалтер. Конечно, взлеты и падения случаются, но здесь была какая-то тайна. Света явно старалась скрыть подробности своей прошлой жизни, даже Рита, считавшая себя ее подругой, ничего о ней не знала. Кстати, Рита более близко дружила с женой Антона Сергеевича, но, по всей видимости, ни она, ни Алла ничего не знали о том, что Света хорошо знает Королева. Мне необходимо было выяснить, какие причины заставили Свету и Антона разыгрывать спектакль на турбазе, уверяя окружающих, что они видят друг друга в первый раз. Я настолько запуталась в различных предположениях, что опять обратилась за помощью к своим гадальным косточкам. Комбинация 7-13-28 гласила: «Терпеливая работа в заданном направлении приведет к успеху». Результат гадания обнадеживал. Что ж, продолжим работу и запасемся терпением. Нужно опять повидаться со Светиной тетушкой и уточнить кое-какие вопросы.

Алину Петровну застать дома мне не удалось. Понадеявшись на то, что пожилая женщина никуда практически не выходит, я приехала без звонка – и вот, пожалуйста, – оказалась у закрытой двери. Не желая поверить в то, что Светиной тетки нет дома, я так настойчиво звонила в дверь, что из соседней квартиры выглянула женщина:

– Что вы хотели, девушка? Вы к Алине Петровне? Ее нет.

– А вы не знаете, когда она вернется?

– Не знаю. Она в больнице.

– Как в больнице? А что с ней случилось?

– Сердечный приступ. – Женщина вышла на площадку и, по-видимому, была рада сообщить новости. – Переживала она из-за племянницы, племянница у нее недавно утонула. Хорошо еще, что я дома была: Алина-то Петровна как плохо себя почувствовала, мой номер набрала, мы с ней дружим, по-соседски. Я прибежала и сразу «Скорую» вызвала. Они давление измерили и увезли ее в больницу, в Первую Советскую. Но сейчас ей уже получше, я справлялась.

Узнав, в какой палате лежит Алина Петровна, я купила апельсинов и бананов (не придумала ничего лучше этого стандартного набора) и отправилась в больницу. Алина Петровна была еще слаба, но в целом чувствовала себя неплохо. Кажется, она мне обрадовалась. Я решила, что Алине Петровне в ее состоянии лучше не знать о моих подозрениях насчет Антона Сергеевича, тем более что пока это только подозрения. Пожелав милой женщине выздоравливать и пообещав зайти еще, я поехала к Гарику.

У Папазяна нашлись для меня новости. Владельцем «десятки», с которым встречалась Алла, был некий Петряев Денис Васильевич, проживающий в Заводском районе, на Барнаульской. Мой дорогой Гарик не ограничился данными, полученными из ГИБДД, и навел дальнейшие справки.

– Таня, этот Петряев – твой коллега, ну, и мой тоже.

– Что ты имеешь в виду? Он милиционер? – поразилась я такому обороту дела.

– Нет, не милиционер, а частный сыщик, владелец детективного агентства «Эдип». Открыто в прошлом году, зарегистрировано по всем правилам. В милиции Петряев не работал. Окончил юридический институт, года два был нотариусом, а потом взял лицензию на сыскную деятельность.

– Что-то я ничего не слышала о таком агентстве!

Мысль о том, что этот бесцветный сморчок является детективом, вызвала у меня приступ ревности.

– Да и я о нем раньше не слышал, – сказал Гарик. – Во-первых, он не так давно зарегистрировался, а во-вторых, ничем серьезным не занимается: следит за неверными женами и мужьями да ищет за вознаграждение пропавших собак и кошек.

«Не очень похоже, чтобы у Аллы кошка пропала», – подумала я. Но Гарик подал мне мысль. Заполучив у него адрес агентства «Эдип», я поспешила туда.

Офис с вывеской «Эдип. Частное бюро детективных расследований» находился на пятом этаже дряхлой хрущевки на окраине Тарасова, в обычной однокомнатной квартире. Перед подъездом стояла уже знакомая мне «десятка». Войдя в открытую дверь, висящую на одной петле, я стала подниматься по узкой лестнице. Стены с облупившейся от старости краской и нацарапанными надписями и грязные ступеньки производили гнетущее впечатление. В подъезде пахло кошками. Я дошла до нужной мне квартиры с вывеской и позвонила. Дверь открылась. Передо мной стоял тот самый молодой человек. Петряев.

– Здравствуйте! Мне нужна помощь детектива! – рванула я с порога.

– Здравствуйте, проходите, – пригласил Петряев. У него был такой вид, как будто он Робинзон Крузо и вдруг встретил Пятницу. Наверное, посетители крайне редко обращались в агентство «Эдип».

Мы вошли в квартиру. Узенький коридорчик вел в кухню, там шумел чайник, а на столе лежал надкусанный бутерброд с сыром. Сразу направо была комната, где и находился собственно офис агентства. Кроме старого письменного стола с облезлой полировкой и настенной книжной полки, уставленной юридической литературой, в комнате еще стояли диван и платяной шкаф. На стене, как и положено, в стеклянной рамочке висел листок: лицензия на право заниматься сыскной деятельностью. Непрезентабельный вид агентства совершенно не вязался у меня с образом Аллы и уровнем ее благосостояния. Что же за дела у нее с этим Петряевым?

Хозяин усадил меня на диван, сам сел на единственный стул, стоявший у стола, и с выражением самого преданного участия на лице приготовился слушать.

– Это вы занимаетесь розыском? – начала я.

– Да, я. Чем могу помочь?

Я постаралась войти в роль. Выдержав приличную паузу, которая должна была изображать внутреннее волнение и тревогу, я продолжила:

– У меня случилось несчастье. Для меня это трагедия. Милиция отказывается мне помочь, – я прерывисто вздохнула и всхлипнула. Степень трогательного участия на лице Петряева усилилась.

– Расскажите мне все, – сказал он, – все без утайки.

– Понимаете, я боюсь, что и вы можете не понять меня. Люди бывают такими черствыми.

– Можете не бояться этого! – с видом оскорбленного благородства воскликнул детектив. – Для профессионала, каким я являюсь, проблемы его клиента автоматически становятся его проблемами.

Усилием воли я выдавила слезу.

– Вы моя последняя надежда. Если и вы откажете мне в помощи, то я не знаю, что делать.

Весь вид Петряева выражал полную готовность начать действовать немедленно, сию же секунду. Он вскочил со стула и прошелся по комнате. «Ему бы трубку, как у Шерлока Холмса», – подумала я.

– Доверяйте мне полностью, – сказал частный детектив, нахмурив лоб, – расскажите как можно подробнее, что у вас случилось. Не упускайте ни одной мелочи, любая деталь может оказаться важной.

– Да, конечно. Это произошло вчера, в парке. Мы с Милочкой обычно там гуляем.

– В каком парке?

– Что? А, в городском парке. Я повязала Милочке голубой бант, ей очень идет голубой цвет, и она была такой веселой, бегала, играла, кто бы мог подумать, что все так кончится! – снова всхлипнула я. – Я отвернулась буквально на минуту, и Милочка исчезла. Это похищение, ее украли, украли!

– Сколько лет вашей девочке? – спросил Петряев.

– Полтора года.

– Да, сама она не смогла бы уйти далеко!

– Да она бы ни за что не ушла от меня! Зачем ей уходить от своей мамочки?! Мы обожаем друг друга! Я говорю вам, ее украли! Это очень дорогая собака.

– Собака?! – Петряев прерывисто вздохнул и сел на свой стул.

– Да, голая хохлатая. Выставочный экземпляр от дипломированных родителей. Вы должны ее найти!

– Опишите мне, как она выглядит, – сказал Петряев, пытаясь скрыть отсутствие энтузиазма в голосе.

– Она просто красавица! У нее пушистые ушки, вся голенькая с темными пятнами на коже, а вместо ошейника я ей вчера повязала бант…

– А размер, какого она размера? – Петряев явно не был любителем собак.

– Примерно с кошку. – И я углубилась в подробности случившейся трагедии.

Еще минут пятнадцать я рассказывала детективу о том, как пыталась найти Милочку, но не нашла. Петряев терпеливо выслушал меня и пообещал заняться поисками.

– Надеюсь, вы займетесь ими незамедлительно? То есть прямо сейчас?

Петряев вздохнул, с трудом подавляя раздражение:

– К сожалению, прямо сейчас не смогу. И сегодня вечером тоже не смогу, у меня назначена встреча…

– То есть вы хотите сказать, – возмущенно проговорила я, – что в то время, пока моя несчастная собачка мучается в заточении, вы будете спокойно сидеть в офисе и распивать кофе с деловыми партнерами?

– Я не буду спокойно сидеть в офисе и распивать кофе с деловыми партнерами, – проговорил Петряев, отчеканивая каждое слово. – Я вообще не собираюсь сидеть в офисе. А вашей собачкой я займусь завтра. Можете быть спокойны.

Получив нужную информацию, я вздохнула и на самом деле успокоилась: предполагаемое отсутствие в офисе его хозяина мне как раз на руку.

Из стола он достал бланк договора, заполнил его, попросив у меня паспорт, и дал мне расписаться. Договор гласил, что я поручаю ему расследовать исчезновение моей собаки и обязуюсь выплатить гонорар в размере двух тысяч рублей в случае успеха с предоплатой в пятьсот рублей. Я подписала бумагу в указанном месте и выдала ему пятисотку. Петряев убрал договор в ящик стола. Значит, если Алла обратилась к нему как к сыщику, он и с ней заполнил подобный договор. Я простилась с сыщиком и, довольная результатом, пошла вниз по лестнице.

Этот горе-сыщик стал ниточкой, которая свяжет нас с Аллой. Алла по-прежнему не переставала меня интересовать. Я чувствовала, что какую-то роль в этом деле она все же играет.

Вернувшись домой, я занялась приготовлениями к вечернему предприятию. Я достала фонарь и убедилась, что батарейки в нем новые и он хорошо светит. Потом вынула из специального ящичка в шкафу набор отмычек и выбрала парочку, которые бы подошли к простецкому английскому замку в петряевском офисе. Эти отмычки достались мне еще во времена моей работы в прокуратуре, когда мы вместе с Кирей, Кирьяновым Владимиром Сергеевичем, теперь подполковником милиции, работали по делу одного квартирного вора. Для вскрытия тайзеровских дверей эти отмычки не подошли бы, а для обычных, с простыми замками, – вполне. Когда стемнело, я надела джинсы, черную водолазку, повязала темную косынку и поехала в «Эдип».

Как я и полагала, света в окнах петряевского офиса не было. Как, впрочем, и в подъезде, и во дворе. Надеясь на то, что в этот час и в этом месте я единственная нарушительница правопорядка, я тихонечко поднялась на пятый этаж. Звонить в дверь для проверки я не стала – слышимость в таких подъездах, где на площадку выходят четыре квартиры, очень большая, особенно ночью. Вместо этого я позвонила по телефону из машины, перед тем как «пойти на дело», и никто мне не ответил.

Посветив фонариком на дверь, я внимательно осмотрела замок. Да, кажется, отмычки подойдут. Не прошло и пяти минут, как я вошла в квартиру и сразу направилась к столу.

В среднем ящике лежало несколько листков – договоры с клиентами. В нарушение всех писаных и неписаных правил этот горе-сыщик хранил их не в сейфе, а просто в ящике стола. Но меня ждало разочарование. Среди документов не нашлось соглашения, подписанного Аллой. «Сразу могла бы догадаться, что Алла не будет ему такие дурацкие бумаги подписывать», – отругала я себя. Она и в офис-то этот никогда наверняка не приезжала, явно стараясь не афишировать свое знакомство с Петряевым. Может, он и настоящего имени ее не знает. На всякий случай я заглянула в другой ящик. Там лежало несколько книжек и блокнот. Уже без всякой надежды на удачу я открыла блокнот и увидела, что это было что-то вроде дневника. Петряев записывал туда даты, имена клиентов и суть поручения. Вот и последняя запись: мое имя и основные данные по делу исчезновения голой хохлатой Милочки.

Записей оказалось немного: у Дениса Васильевича и вправду была немногочисленная клиентура, только имени Аллы там не упоминалось. Пришлось читать все подряд.

Скоро одна из строчек привлекла мое внимание: «1000 долларов. Ревнивая супруга». Самое главное, что число этой записи совпадало с днем встречи Аллы с Петряевым, а другое число и время (12 часов), вероятно, означало дату их следующей встречи. Значит, Алла подозревает Антона Сергеевича в неверности и не жалеет средств на добычу доказательств для своих подозрений. Ладно, это было уже кое-что. И еще я теперь знаю, что этот супершпион Петряев собирается следить за Антоном Сергеевичем. Выбравшись из квартиры и едва не разбив нос на темной узкой лестнице, я села в свою машину и поехала домой.

Наутро, выпив кофе и снова накупив бананов и апельсинов, я опять пошла к Алине Петровне.

– Я должна расспросить вас о Светиной фирме. Как она называлась?

– «Рассвет».

– А не знаете ли вы кого-нибудь из тех, кто с ней вместе работал?

– Знаю, конечно. Я не имею в виду продавцов (у Светочки было несколько торговых точек). Я знала ее подругу, Машу Березовскую. Она была ее правой рукой и доверенным лицом. Они дружили еще со студенческих лет, да я же показывала ее вам, Танечка, на фотографии.

– Я бы хотела повидать ее. Нет ли у вас ее адреса или хотя бы телефона?

Алина Петровна не знала точного адреса, но сказала, что Маша Березовская жила недалеко от Ильинской площади. В последнее время они со Светой не встречались, во всяком случае, Света о ней не упоминала.

Итак, Гарику снова есть работа! Даже представить себе не могу, что бы делали частные детективы без помощи официальных лиц! Пойду просить его навести справки о фирме «Рассвет» и ее бесславном конце.

Гарика на работе не оказалось. Знакомый опер сказал, что Папазяна срочно отправили в командировку по какому-то делу и дня два его не будет. Опять задержка! Ну ничего, попробуем зайти с другого конца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное