Марина Серова.

Темные делишки

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Ловелас Ростков, ухаживающий за всеми женщинами подряд, был настолько ветрен и непоследователен, что я сочла его неспособным замыслить подобное преступление, и тем более – совершить его. Такие люди не в ладах с железной логикой, которая необходима для того, чтобы продумать все ходы запланированного убийства. Слегка посомневавшись, я вычеркнула его и из списка кандидатов на роль отца будущего ребенка Ани: моя давняя знакомая отличалась изысканным вкусом во всем, а уж в выборе мужчин и подавно. Нет, она ни за какие коврижки не поддалась бы на его обольщения! В том, что таковые имели место быть, я не сомневалась: достаточно было просмотреть видеопленку. Его тоскующий взгляд голодной собаки, устремленный на Анечку, этакую неприступную горную вершину, полностью выдавал неосуществленные мечты о совместных райских ночах вместе с ангельским существом.

Итак, эти трое пришли где-то около пяти. Остальные опоздали: в четверть шестого явился Граф Альмавива собственной персоной под руку с супругой. Валентин Лукьянов – высокий, статный брюнет лет тридцати пяти, в жестах которого даже вне роли проскальзывала и этакая аристократическая небрежная утонченность, с налетом некоторой женственности, пользовался бешеной популярностью у женской половины публики.

Александр Викторович говорил, что и в театре женщины его любили. Правда, за что – неизвестно. Сам же Лукьянов относился к противоположному полу с некоторой избирательностью. Свободолюбие и независимость тем не менее не помешали ему в свое время жениться на актрисе, которая была года на три-четыре старше его.

Его жена Римма, худенькая, с острыми чертами лица женщина, играющая в спектакле роль Марселины, была занята в немногих сценах, поэтому на вечеринке преимущественно сидела в уголке дивана и курила, наблюдая за ходом репетиции и время от времени давая советы. Зорин затруднился дать подробную характеристику этой женщины, поскольку совершенно ее не знал, да и Анечка в своих разговорах почти никогда ее не упоминала. Но судя по фрагментарной видеозаписи, Лукьянова производила впечатление замкнутой и неглупой особы. Сочетание настораживающее: неизвестно, какие мысли скрываются за маской равнодушия. Но то, что этой женщине в жизни приходилось играть трагическую роль, чувствовалось по напряженной сдержанности и холодности, сквозившей в отношениях с окружающими. Интуиция подсказывала мне, что причина ее трагедии – собственный муж. Наверняка Римме нелегко было на протяжении всей жизни мириться с его поклонницами, с его тайными и явными симпатиями.

Тут мне пришлось остановить себя: ни к чему отвлекаться и перемывать косточки Лукьяновым. Семейные проблемы этой четы касаются исключительно их и больше никого. Так что вернемся лучше к нашим баранам, то бишь к гостям, приглашенным на вечеринку.

Последней из опоздавших, где-то к половине шестого, прибыла Катя Маркич – дублерша и соперница Ани. Из всех приглашенных она одна в моих глазах претендовала на роль убийцы, поскольку имела веский повод.

Катя, с ее большими зелеными глазами, роскошными каштановыми волосами, крупными и правильными чертами лица, ладной фигуркой и способностью подать себя с наиболее выгодной стороны, была полной противоположностью ангельскому образу Анечки.

Кэт, как называли ее в театральных кругах, имела внешность и повадки демонической, роковой женщины, самой настоящей Кармен. И если бы не ее удивительная способность перевоплощаться на сцене, не видать бы ей тех ролей, на которые она пробовалась вместе с Зориной. Катя умела добиваться поставленной цели и использовала для этого все возможные средства. В отличие от Анечки, которая шагала по жизни под руку с Удачей, Кэт всегда пребывала в состоянии борьбы с преградами и трудностями, возникающими на ее пути. Благодаря таланту и необычайной работоспособности девушке удалось достигнуть многого, и в скором будущем она могла бы стать непревзойденной примой обновленного состава драмтеатра. Если бы не Аня, ставшая ей достойной конкуренткой. И Кэт приходилось мириться с тем, что Зорина постоянно, с легкостью опережает ее на полшага. Но в один «прекрасный» момент такое положение ей могло надоесть.

Все вроде бы сходится: повод есть, возможность тоже, алиби подозреваемая не имеет… Смущало меня одно – версия была настолько очевидна и проста, что только из-за этого казалась неправдоподобной. Стала бы Катя Маркич рисковать своей репутацией, карьерой, не говоря уже о свободе, подливая смертоносную жидкость в кружку Ани? Ведь если бы Зорин настоял на том, чтобы делом занялось официальное следствие, она сразу же оказалась бы подозреваемой номер один. Чего-то я в этой ситуации пока не понимаю…

Значит – тупик? Нет, просто нужно отвлечься. И я встала с дивана и прошла на кухню, чтобы сварить еще чашечку кофе. Этот живительный напиток всегда оказывает на мои мыслительные способности благотворное воздействие. А пока кофе готовится, можно сделать парочку бутербродов с сыром. Но только я извлекла из холодильника последний кусочек вкуснейшего «Рокфора» и собралась придать этим скромным остаткам достойную форму аппетитных бутербродов, как раздался телефонный звонок.

«Боже, наверно, это Ленка!» – мелькнула мысль. Вот ведь, бесчувственная я эгоистка, совсем забыла про подружку! Она наверняка с самого утра ждет от меня вестей, а я обо всем выведала и сижу тут размышляю, не позаботившись удовлетворить любопытство моей чувствительной «француженки».

Но вместо взволнованного голоска Ленки в трубке раздался мягкий, приятный слуху баритон. Это был Зорин. Сразу после приветствия он перешел к делу:

– Танечка, дорогая, как хорошо, что я застал вас дома! Я забыл сказать вам вчера, что вскоре после того, как чай подали во второй раз, приходила сестра Кати Маркич – Карина. Может, вам пригодится эта информация в расследовании?

– Возможно, – кивнула я, отложив сыр в сторону и приготовившись внимательно слушать. – Вспомните поточнее, когда она приходила?

– Я могу и ошибиться, потому что в это время мы все смотрели записанный на кассету материал. Но думаю, что это было в самом начале девятого.

– А зачем она приходила?

– За полчаса до этого ей позвонила Катя и просила занести ключи от квартиры. Девчонки живут отдельно от родителей, недавно переехали.

– Она ушла сразу или посидела с вами?

– Мы как раз включили запись. Все бурно обсуждали ее по ходу просмотра, зрелище было действительно интересное, поэтому девочка задержалась на несколько минут.

В мозгу вспыхнул тревожный сигнал: внимание! Время ее прихода совпадает со временем, когда убийца мог плеснуть жидкость. Может быть, она что-то видела? А вдруг Карина и сама как-то причастна к этому делу? Может, она помогала сестре в реализации ее коварного замысла? Кстати, нужно проверить, нет ли у нее самой личных поводов желать Анечке смерти…

– Александр Викторович, расскажите подробнее, как хорошо Карина была знакома с Аней, насколько часто они общались, – попросила я.

– Карина – давняя и преданная поклонница Анечкиного курса, а также всей труппы драмтеатра. Она и сама хотела поступать на актерский, но не решилась, поскромничала. Знаю, что она на протяжении нескольких лет почти каждый вечер сидит в драмтеатре, хотя давным-давно пересмотрела весь репертуар. И как ей только не надоело?

– А как она познакомилась с Аней?

– На занятиях, ведь Карина часто приходила на факультет вместе с сестрой. А когда они закончили учебу и устроились на работу в театр, стала посещать репетиции. Ее уже все в театре знают и пускают беспрепятственно. Местным актерам льстит ее бесконечная преданность…

– Как вы думаете, Александр Викторович, мог ли у нее быть какой-либо повод для убийства?

Мужчина задумался, в течение нескольких секунд из трубки на меня изливалось молчание. Я уж было собралась снова заняться брошенным на произвол судьбы сыром, как Зорин наконец нерешительно произнес:

– Ну, я даже не знаю… Наверно, нет. Нет, определенно, нет. Карина – тихая и спокойная девочка, и кроме театра ей ничего не надо. С Аней у нее никогда никаких конфликтов не было… Я даже не знаю, что могло бы их связывать. Одним словом, я могу сказать определенно: Карине Анечкина смерть была абсолютно не нужна!

– Хорошо, Александр Викторович, спасибо за информацию, – я хотела отключить связь, но в последний момент вспомнила, что не знаю, как выглядит сестра Кати Маркич. На видеокассете ее не было, так как пришла она уже во время просмотра записи, а есть ли ее изображение на фотографиях в Анином альбоме, я не знала. Поэтому поспешила задать Зорину новый вопрос: – Кстати, Аня когда-нибудь фотографировалась с ней?

– Что-то я не припомню, Танечка, – огорченно произнес Зорин. – Посмотрите в том альбоме, что вы увезли с собой, может, вам удастся ее узнать по моему описанию. Карина немного похожа на сестру – такие же длинные каштановые волосы, густые черные ресницы, глаза – большие, темно-карие. По сравнению с Катей она выглядит более хрупкой и худенькой, да она и ростом поменьше. А уж по характеру и манере поведения совсем на сестру не похожа, как будто не родная вовсе! Катя ведет себя вызывающе, порой дерзко, говорит и хохочет громко, шума от нее, как от десятерых. А Карина другая – молчаливая, скромная. Хотя серой мышкой ее тоже не назовешь: что-то в ней есть волевое, глубокое.

Поблагодарив отца Ани, я положила трубку и занялась наконец сыром, мысленно представляя себе образ Карины Маркич. Нет, такой девушки в окружении Анечки на многочисленных фотографиях ее альбома я не встречала. А это говорит о том, что девушки общались редко и случайно, что подтверждает маловероятность возникновения повода для убийства.

Судя по описанию Зорина, Карина из тех, кого называют театральными фанатками, ничего, кроме сцены и актеров, не видящих. Пожалуй, не стоит терять драгоценное время на проверку Карины. Если она и замешана в этом деле, то ислючительно как помощница сестры, и при проверке первой версии я так или иначе выйду на нее.

Кофе, вылившийся тоненькой струйкой из кофеварки в чашку еще несколько минут назад, постепенно остывал, напоминая о себе превосходным запахом, распространившимся по всей квартире. Подкрепиться сейчас было весьма кстати: после завтрака я намеревалась покончить с предварительным осмыслением ситуации и перейти непосредственно к действиям.

Итак, подведем итог проделанного логического анализа имеющихся данных.

Пока все предельно ясно и просто. Вырисовывается одна вполне реальная версия: Аню убила Катя Маркич по вполне логичной причине – во имя беспрепятственного роста собственного успеха, возможности играть интересные главные роли, которых она заслуживает.

На данном этапе расследования больших результатов я получить не могла. Данная версия, пусть и родившаяся в воображении Анечкиного отца, сраженного горем, послужит для меня отправной точкой. Для начала необходимо выяснить, так ли на самом деле мешала Аня Катерине Маркич в ее профессиональной карьере, как это представляется Зорину. Ведь за годы совместной учебы и работы обеих девушек в драмтеатре могло произойти что-то такое, что в корне изменило бы конфликтность их взаимоотношений. И Александр Викторович просто может быть не в курсе этого.

Я решительно встала из-за стола и направилась в комнату. Мне нужно было переодеться, собрать некоторые свои «прибамбасы», незаменимые при поиске нужной информации. В моем арсенале имелись различного рода «жучки», скрытая мини-видеокамера, обладающая способностью увеличивать объект съемки, обычный фотоаппарат без вспышки, браслет с вмонтированным устройством, позволяющим следить за передвижениями подозреваемого, и тому подобные штучки в достаточном количестве и ассортименте.

План предстоящих действий четко вырисовался в моей голове. Я собиралась поболтать по душам с вахтершей драмтеатра. Кто лучше знает все подробности закулисной атмосферы? Кому, как не вахтершам, известны все тайны и секреты личной жизни каждого, кто ежедневно проходит через ее «контрольно-пропускной пункт»? А подкатиться к бабульке я решила под видом ищущей приработка малоимущей одинокой девушки.

Конечно, для пущей достоверности мне придется одеться поплоше, так как я была уверена, что мне предложат что-то наподобие места уборщицы. В безденежных предприятиях, к каковым относится тарасовский драмтеатр, только эта неприглядная должность даже в наши дни процветания безработицы почти всегда остается вакантной. Где-то в шкафу у меня валялись старые, местами протертые до дыр, вылинявшие джинсы…

Стоп.

Я так и застыла в неудобной позе, скрючившись в три погибели, пытаясь дорыться до искомой одежды среди прочего старья, заполнившего с годами до отказа нижнюю полку бельевого шкафа. Я ведь вчера уже засветилась на той самой вахте, на которую сейчас возлагала большие надежды. А вдруг, на мою беду, сегодня дежурит та сменщица, с которой я имела счастье пообщаться в антракте? Старая мымра наверняка запомнила «сестру с вокзала», и теперь она на пушечный выстрел не подпустит меня к своим владениям!

Так, требуется подстраховка. Я вылезла из недр шкафа и снова прошла к телефону.

– Алло, Ленка? Привет! Как ты, оклемалась? Вот и отлично! Мне нужна твоя помощь…

Глава 4

По дороге к драмтеатру я вкратце поведала подруге о том, что мне удалось узнать о внезапной смерти Ани Зориной. Пришлось, конечно, запастись терпением, чтобы выслушать невероятное количество «ахов», «охов» и прочих восклицаний, непрерывным потоком изливавшихся из эмоциональной Ленки в течение всего повествования. В завершение истории я поделилась с подружкой планами своих дальнейших действий и напоследок осчастливила ее:

– Ты, драгоценная моя, тоже можешь внести посильную лепту и помочь расследованию!

– Я? – удивилась Ленка. – Интересно, как?

– Очень просто, – пояснила я, притормозив на красный свет. – Ты должна будешь пройти к вахте и спросить, где здесь можно купить билеты на сегодняшний спектакль…

– Зачем? – недоуменно перебила меня подруга. – Ведь каждый нормальный человек знает, что билеты продаются не с черного хода, а в кассе!

– Не перебивай. – Я была само терпение во плоти. – Представь на минуту, что ты не совсем нормальный человек. Вахтерша в ответ хоть и посмотрит на тебя как на стопроцентную идиотку, но с тебя не убудет! Она отправит тебя к кассе, ты покорно развернешься и уйдешь.

– А дальше?

– Потом ты придешь и расскажешь мне, как она выглядит. Если это седая высохшая старушка в очках, то постарайся как-нибудь выведать, когда придет ее сменщица. Второй раз общаться с ней я не желаю; одной попытки вполне достаточно. Да постарайся присмотреться повнимательнее, а то вдруг у них в театр подбирают на роль вахтерш исключительно седых старушек в очках.

– Так бы и сказала, что посылаешь меня в разведку… – немного разочарованно протянула Ленка. – А я-то уже подумала, что мне предстоит нападать на кого-нибудь с пистолетом.

– Лиха беда начало! – засмеялась я. – Может, с этого момента в тебе проснется талант сыщика и великого конспиратора. Начнешь карьеру детектива, будешь такие «бабки» зашибать, какие и мне не снились. Потом еще мне спасибо скажешь за сегодняшний «первый шаг».

Подруга, задетая за живое, горестно вздохнула:

– Скажешь тоже! Какой из меня детектив? Видно, придется мне пожизненно сидеть в своей школе. И денег мне нормальных никогда не видать, как ушей своих…

Я пожалела, что так неудачно пошутила, затронув вопрос о деньгах, который являлся наболевшей и неразрешимой Ленкиной проблемой, и попыталась исправить ситуацию, вернувшись к расследованию Анечкиного дела. Остановив машину в сотне метров от здания театра, я напомнила своей помощнице о предстоящей задаче.

– Ой, не люблю я выглядеть кретинкой! – поморщилась она, но из машины все же вышла и вскоре скрылась за углом драмтеатра.

В том, что к полученному заданию подруга отнесется серьезно и ответственно, я не сомневалась. Чтобы скрасить минуты ожидания, я достала из бардачка заветный замшевый мешочек с гадальными костями – пластиковыми двенадцатигранниками. Не раз эти мои магические помощники выручали в самых неразрешимых ситуациях, наводили на верную мысль, когда я уже отчаивалась в поиске выхода из тупика. «Косточки» были моими неразлучными спутниками и в личной жизни, но больше всего помогали в период распутывания очередного дела. И сейчас я обратилась к ним за советом.

Я высыпала «кости» из мешочка на соседнее сиденье и, затаив дыхание, взглянула на выпавшую комбинацию: 30+15+8. «Вам откроются неизвестные ранее факты».

Вот и отлично! Их-то мне и не хватает! Я с легким сердцем сложила «кости» назад в мешочек и запрятала его в глубь бардачка. Теперь я точно знаю, что действую правильно: прежде всего нужно узнать побольше достоверной информации, а потом уж выдвигать какие-то обвинения, версии…

На горизонте появилась Ленка. Она шла довольно быстро – вероятно, это разозлившаяся вахтерша придала ей такое ускорение. Я приготовилась принять на свою голову шквал гневных упреков и, не исключено, ругательств. Доведенная до ручки Ленка способна на такое… К моему удивлению, ничего подобного не последовало: подруга открыла дверцу, проворно уселась рядом со мной и начала оживленно рассказывать о своих похождениях.

Минут через пять-шесть я постепенно начала кое-что понимать из ее сбивчивой речи. Когда же окончательно убедилась в том, что на вахте дежурит не вчерашняя каверзная старушка, а ее сменщица, попыталась остановить Ленку:

– Я тебе очень благодарна! Ты оказала мне незаменимую услугу! Теперь мне нельзя терять ни минуты: не ровен час бабульки поменяются, и тогда придется ждать до завтра. Сама знаешь, в моей работе такое промедление недопустимо!

– Тебя подождать? – Ленке, похоже, понравилось играть в детектива.

– Как хочешь, – я взглянула на часы, показывающие начало третьего. – Но предупреждаю сразу: я сама не знаю, как долго буду вести переговоры. Как думаешь, удастся мне вытащить из нее что-нибудь?

– Запросто! – без тени сомнения ответила Ленка. – Я знаю таких людей – она просто вылитая тетя Клава, наша школьная уборщица! А той только намекни о своей заинтересованности, как она тотчас выболтает все как на духу, не остановишь! Эта вахтерша не только не рассердилась на мою откровенную глупость, но и объяснила мне, как пройти к кассе, в мельчайших подробностях, просветила насчет самых удобных мест, посоветовала, как выпросить билет на хорошее место у кассира, и даже порывалась проводить до дверей!

Мне такое положение вещей было только на руку. Ленка, прикинув, что в компании со словоохотливой собеседницей я могу зависнуть в театре надолго, предпочла не дожидаться меня, а пойти домой. Правда, взяла клятвенное обещание позвонить ей, как только я узнаю что-нибудь интересненькое.

* * *

Я нерешительно приближалась к вахте, оглядываясь по сторонам, – в соответствии с новой «легендой» я была здесь впервые и совершенно не ориентировалась на местности. Добродушная, кругленькая женщина лет сорока пяти с коротко стриженными темными волосами и ямочками на полных щеках с любопытством следила за действиями незнакомой молодой женщины в старых поношенных джинсах и темной рубахе в клеточку.

На этот раз я хорошо продумала свой «костюм», поза – ботившись и о деталях: свои роскошные светлые волосы спрятала, уложив в скромный пучок на затылке, на лицо нанесла минимум макияжа натуральных тонов, в руках держала старую потрепанную сумку, чудом сохранившуюся со времен студенческой молодости. Преобразившись, я не только выглядела, но и ощущала себя лет на восемь моложе, так что за студентку меня можно было принять безо всяких сомнений.

– Простите, – робко сказала я, добравшись наконец до вахтенной застекленной каморки. – К кому я могу обратиться по поводу работы?

Женщина тотчас распахнула окошечко с явной готовностью пообщаться.

– Какой такой работы? – полюбопытствовала она.

– Да любой, – пожала я плечами и печально начала историю своей нелегкой судьбы. – Хоть уборщицы, хоть распространителя билетов, хоть гардеробщицы… Вы не знаете, в театре случайно нет свободных мест? Мне срочно понадобился какой-то приработок, я уже весь город исходила – нигде не могу устроиться…

– А что ж ты ходишь наниматься в выходной? – вахтерша легко перешла со мной на более фамильярную форму общения. – Разве тебя кто-нибудь в воскресенье возьмет?

– В будни я учусь, – вздохнула я и решила пустить первый пробный шар: – Вообще-то, к вам прийти мне посоветовала одна моя знакомая еще несколько дней назад. Она здесь актрисой работает.

– Какая знакомая? – загорелись глаза вахтерши. Тонким чутьем женщина почувствовала, что со мной может состояться интересный разговор. Открыв дверцу своей каморки, она вышла – нет, скорее выкатилась проворным колобком – в фойе и, по-свойски ухватив меня под локоть, повела к ряду старых кресел, стоявших у противоположной стены. Упомянув о знакомой, я тем самым мгновенно перешла в категорию «своих» людей, с которыми можно поболтать по душам. Упустить прекрасную возможность посплетничать в новой компании вахтерша, скучающая от безделья целыми днями напролет, никоим образом не могла.

Она усадила меня в одно из запыленных кресел с порванной тканевой обивкой и привычно вписалась в соседнее, повернувшись ко мне и устремив на меня полный любопытства взор.

– Давай посидим с тобой, поговорим, пока администратор не придет. Насчет работы только он сможет тебе сказать что-нибудь определенное.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное