Марина Серова.

Темная душа нараспашку

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– А почему девочки не любят мать? – выждав, пока старушка выговорится, снова спросила я.

– А за что ж им ее любить? – спокойно спросила старушка. – В детстве порола частенько, кого за отметки, кого за поведение. Да и потом спуску не давала, это теперь вот расслабилась некстати, а они и рады. Элла-то, она строгая мать, но все верно делает. Раньше даже со мной советовалась, а потом… Да у всех такие проблемы, наверное, вон во дворе послушаешь и понимаешь, не мы одни такие.

– И все же, на ваш взгляд, девочки мать просто боятся или же за что-то ненавидят?

– Злятся девки на нее за то, что ограничивает во всем, вырваться они хотят, таково мое мнение, – уверенно заявила старушка. – Им же воли охота, а то, что воля эта опасна, разве ж они думают.

– А между собой почему же они не ладят: вроде разница в возрасте небольшая, общий нтерес опять же – вырваться из-под родительского крыла?

– Да это все из-за Артема. Лилька его с детства недолюбливает, потому как вечно он ее закладывал, матери сдавал. Она ж тогда больше с мальчишками водилась, ну, и он среди них, естественно, был – видел все. Она его потом в школе лупила, а Маринка защищала. Так вот до сих пор никак и не угомонятся, паршивцы.

– А вы не могли бы сейчас Артема позвать, я с ним попробую побеседовать. Коль он так дружен с Мариной, он не может не знать ее тайн.

Безмолвно согласившись, старушка вперевалочку зашагала к одной из дверей, а дойдя, несколько раз ударила по ней костяшками пальцев, произнеся:

– Тема! Выдь-ка из своей норы. Гости к тебе!

Артем, из комнаты которого доносилась музыка, как ни странно, бабушку все же услышал, и вскоре его лохматая голова и наивная рожица нарисовались в дверном проеме.

– А, вы опять! – разочарованно протянул он, рассмотрев гостя. – Чего хотите?

– Поговорить. В прошлый раз настроение у всех что-то не очень выдалось, и мне показалось, что ты не был со мной откровенен.

Артем криво усмехнулся, мол, ишь чего захотела. Я же быстро достигла границ его комнаты и, раскрыв дверь шире, вошла внутрь. Парнишка небрежно сунул руки в карманы своих широких штанов, едва не утонув в них по локоть. Ссутулившись, он стал ждать, что я скажу дальше. Я не спешила набрасываться с вопросами, прежде окинув взглядом комнату. Спальня молодого человека была небольшой, на стенах – плакаты и постеры различных музыкальных групп, киноактеров и просто известных людей. На стенном ковре висела гитара, огромный центр занимал собой весь стол. Кое-какая одежда, скомканная в кучу, торчала из неплотно задвинутого ящика шкафа, а подоконник выполнял роль полки для книг.

– А у тебя тут мило! – заметила я. – Увлекаешься музыкой?

– Ну, есть немного, – скромно признался парнишка.

– И какой, если не секрет?

– А какой тут может быть секрет: «Арию» люблю, «БИ-2», Линда меня тоже прикалывает. Да я вообще человек разносторонний.

– А твоей сестре что нравится?

– Которой?

– Ну, а ты про обеих все знаешь? – выдала я вопрос с подковыркой.

Артем неопределенно передернул плечами:

– Ну не так чтобы все, но они же сестры.

Лилька, к примеру, от «Тимоти» тащится. А Марине больше «Виагра» нравится.

– В прошлый раз мне показалось, что ты не в очень хороших отношениях со старшей сестрой. Почему?

– А, – Артем отмахнулся и, упав на кровать, закинул обе руки за голову. – Старая история. Она считает меня ябедой и мудаком, – он слегка покраснел. – Мы с ней немного разные.

– А с Мариной, значит, похожи.

– Ну, постольку-поскольку. Она просто добрее, и, как Лилька, себя никогда не вела.

– Она тебе доверяет?

– Наверное. Мы много общаемся, когда дома.

– Скажи, а как же так вышло, что ты не знаешь, кто отец ее ребенка?

Мне показалось, что у парня прямо на языке вертелись слова: «А кто сказал, что я не знаю?» – но вслух он произнес:

– Она знает, что я слишком мягкий, возможно, побоялась, что скажу матери.

– А кто из сестер забеременел первой? – снова спросила я.

– Марина. Она уже на третьем, хотя у нее и не видно, а Лилька пока на первом, но уже кичится этим.

– Как мать узнала об этом? Они сами сказали?

– Нет, позвонили из поликлиники. Они же обе несовершеннолетние, вот их и выдали.

Я задумчиво побродила по комнате, некоторое время помолчав. Потом присела на стул и, закинув ногу на ногу, спросила:

– А мне вот интересно: раз ты так не любишь Лилю, как и она тебя, почему не расскажешь родителям, кто ее парень? Боишься опять от нее получить?

– Да ничего я не боюсь, – вскочил с кровати Артем. – Просто не знаю я. Я за ней не следил и, с кем она водилась, не знаю.

– А с кем Марина водилась, знаешь? Вы же наверняка в одной компании тусовались.

– Вот пристали, – недовольно пробурчал парень. – Сказал же уже, что не в курсе я. Кто их, девчонок, разберет: они то с одним, то с другим ходят.

Я с трудом удерживала себя от того, чтобы не надавать парню хороших оплеух. Он наверняка что-то хоть про одну из них знал, но по какой-то причине говорить отказывался. А ударить его я не могла, все же сын заказчицы – не положено. Пришлось умерить свой пыл и продолжить расспрос:

– Зачем они это сделали? Они хотели отомстить матери?

– За что? – удивленно уставился на меня Артем.

– Ну, ты с ними живешь, не я – должен знать.

– Ну вы выдумали, – взъерошил волосы он. – Что им, делать больше нечего? Случайно у Маринки получилось, не намеренно.

– А говоришь, что ничего не знаешь, – поймала его на слове я. – Откуда тогда такая убежденность?

– Она сама сказала.

– И только это?

– Да, только это. Просила помочь ей с ребенком. Я согласился. А про Лильку я вообще ничего не знаю.

– Очень жаль! – разочарованно вздохнула я. – А мне казалось, что мы сможем найти общий язык. Ведь все равно это станет известно, так почему бы сразу не расставить все точки над «i»?

– А вы у них об этом спросите. Захотят – расставят.

– Молодежь… Вы вредите сами себе. Дети – это ведь не шутка. И кем бы ни был отец, он просто обязан нести за малыша ответственность наравне с его матерью.

Артем хмуро смотрел в пол, то и дело ерошил волосы: ему не терпелось поскорее закончить эту неприятную беседу и выставить меня вон. Делиться тайнами он не намеревался, да и в себе уверен не был, потому что боялся ляпнуть еще что-то лишнее. Я не стала больше терроризировать его психику, понимая, что он все равно будет играть на стороне сестер и, как бы я ни давила, не скажет. В крайнем случае я добьюсь лишь того, что он на меня разозлится, и больше уже я не смогу вызвать его на доверительный разговор.

Прежде чем покинуть комнату, я напоследок сказала:

– Ты еще раз подумай, пожалей родителей. Им и без того тяжело содержать вас троих, а вместо помощи вы еще им проблем добавляете. К тому же я боюсь, как бы твои сестры не натворили бед, которые будет еще сложнее исправить, нежели сейчас. Но ты можешь им помочь.

– Я же сказал… – завелся было вновь Артем, но я не дала ему закончить, перебив:

– Я прошу только подумать. Надумаешь, скажи мне, а я уже побеседую с их парнями – возможно, они и изменят свою позицию в отношении детей и захотят открыто заявить о том, что они их отцы. Чего не бывает.

– Да, да, я передам, – подтолкнув меня к двери, пообещал Артем.

– Ты меня что, выгоняешь? – удивилась я подобной наглости.

– А вы и сами уходите, – чуть смутился парень: – Я только помогаю.

– Ну спасибо за помощь! – с насмешкой поблагодарила я, после чего уже окончательно вышла из его личных покоев. И, как ни удивительно, сразу наткнулась на отца семейства.

Муж Эллы Владимировны оказался мужчиной высоким и угрюмым.

– Здравствуйте, – сухо поприветствовал он меня.

– Здравствуйте, – кивнула я в ответ. А старушка, наливающая сыну чай, нас друг другу представила. Когда же она закончила, мужчина сдержанно добавил:

– С вопросами о детях – это не ко мне: я ничего не знаю.

– Совсем? – я сделала вид, что удивлена.

– Я работаю, – снова сухо выдал ответ отец семейства. – Мне их содержать и кормить надо. Некогда еще и присматривать.

Сейчас я поняла, почему Элла Владимировна сказала про супруга, что детей он любит одинаково, хотя мне вообще казалось, что он и любить-то не умеет. Он был как машина, а машины, как известно, чувств не имеют. Ну, я и не стала приставать, торопливо распрощавшись.

Глава 3

Представительский офис компании «Kronos» располагался на пересечении Казачьей и Рахова. Огромное, недавно построенное здание имело девять этажей, причем первый уже изначально был оборудован под магазины и офисы. Множество самых разных вывесок украшало входные двери по периметру. Я отыскала нужную и, прочтя, выяснила, что данная компания прибыла сюда со своим строительным товаром, который теперь предлагается российским покупателям. Где-то внутри должен был находиться и сам Густав Шернер.

«Лиля не домоседка, – прокручивала я в голове, покидая салон своей „девятки“. – Как Марина, торчать в четырех стенах она не станет и уж наверняка хоть раз, но постарается встретиться с папашей, соблюдая все меры предосторожности. Следить за ней поэтому бессмысленно. Стоит единожды спугнуть, повторять ошибку девица не станет.

К тому же если с будущим отцом ребенка Лиля в ссоре, то она может и не захотеть встреч с ним, и я только зря потрачу на нее время. Лучше проверить пока этого немца, вдруг действительно окажется, что он падок на малолеток. Как только это подтвердится, прижму его и заставлю все выложить».

Не отрывая взгляда от дверей, я достала свой сотовый и набрала номер, указанный на визитке. Трубку сняли почти сразу же, и женский голос произнес заученную фразу:

– Компания «Кронос». Добрый день! По какому вопросу?

– Мне нужен Густав Шернер, – отозвалась я, – Подскажите, как с ним связаться.

– По какому вы вопросу? Я постараюсь вам помочь.

– Нет, мне нужен сам Густав.

– К сожалению, с господином Шернером мы вас связать не можем. Если желаете увидеться с ним лично, запишитесь на прием у секретаря. Наш адрес…

Я не стала дослушивать, спешно отключившись.

«Так, значит, это не его личный номер. Что ж, придется поступить иначе».

Быстро покинув машину, я поднялась на крыльцо, открыла дверь офиса и прошла в светлую, почти пустую комнату с одним-единственным столом, на котором стоял компьютер, и двумя напольными вазами с цветами, размещенными по обе стороны от окна. Стол, несомненно, был секретарский. Секретаршей оказалась милая девица с красивой фигурой и длинными волнистыми волосами. Она старательно натягивала на себя маску серьезности.

– Добрый день! – глядя на меня, пропела она приятным голоском. – Чем могу быть полезна?

– Я бы хотела узнать у вас расценки на кое-какие строительные товары, – соврала я.

– Отлично. Присаживайтесь вот сюда, сейчас я дам вам наш каталог и кратко ознакомлю с самыми новыми технологиями. Скажите, что конкретно вас интересует?

– Полы.

– Ламинированные, паркетные? Мы можем предложить вам целый спектр услуг по перекрытию полов, ведь наша компания является передовой по изготовлению лучших напольных покрытий. У нас есть десять видов паркетных досок, паркет ламинированный, ПВХ покрытия, множество вариантов ковролина, линолеума и ламината. Наша компания может предложить вам также специальные покрытия для пола на основе резины, каучука и других материалов, паркетную химию, шумопоглощающий линолеум.

– Замечательно, – без интереса листая каталог, улыбнулась я. А затем спросила: – Скажите, а каким образом оформляются ваши заказы?

– Это делает наш менеджер или кто-то из представителей. Все бумаги подписываются в день выплат за приобретенный товар. Доставка бесплатная.

– А большую партию? Скажем, для ремонта многоэтажного здания. Дело в том, что наша компания ищет партнера, готового поставлять ей на протяжении года напольные и иные отделочные материалы.

– О-о, думаю, что этот вопрос вам лучше обсудить с нашим директором.

– Могу я узнать его имя?

– Густав Шернер. Он сейчас на месте, и я могу…

– Нет, нет, – остановила я ее. – Пока не стоит. Лучше просто дайте мне номер его сотового, и как только мы определимся с тем, что именно нам нужно, мы сразу же позвоним и договоримся о встрече.

– К сожалению, наш директор очень плохо понимает по-русски, поэтому все переговоры ведутся через менеджеров.

– Но подписывает договоры все равно он, – заметила я.

– Контракты на крупные сделки – да, все остальное – его заместитель. Если желаете, я приглашу его и…

Я уже устала повторять, чего желаю, но пришлось в очередной раз заявить, что мне необходим именно телефон Шернера, так как ни с какими замами мой директор разговаривать не станет. Я даже соврала, что он немного владеет немецким, стараясь заверить девушку в том, что они смогут обо всем договориться. Наконец девушка сдалась и продиктовала мне запрашиваемый номер. Я записала его себе в блокнот и, прежде чем уйти, спросила:

– А у вашего директора есть машина?

– Да, – изумленно уставившись на меня и не понимая, зачем мне понадобились подобные сведения, ответила та.

Я не стала дожидаться встречных вопросов, вышла за дверь и быстро зашагала к стоянке. Часа два я просто так каталась по городу – мне нужно было выждать время для того, чтобы секретарша Шернера не связала мое появление в офисе и последующие события воедино.

Вернувшись к офису и не выходя из машины, я набрала номер Шернера. Честно сказать, я не очень поверила тому, что он плохо понимает по-русски, ведь как-то же он общался с Лилей и ее сводником.

В трубке послышались гудки. Затем хриплый глухой голос произнес:

– Да, Шернер слушает.

– Господин Шернер! Спешу вам сообщить, что в вашу машину кто-то влез.

– Кто это говорит? – взволнованно переспросил немец.

Вместо ответа я отключила телефон и стала ждать, когда в поле моего зрения появится перепуганный Шернер.

Вскоре на крыльцо офиса выскочило три человека: двое мужчин и одна женщина. Впрочем, в женщине я сразу же признала секретаршу, а вот кто из двоих представителей пола сильного являлся Шернером, высокий и плотный или невысокий и с животиком, – был вопрос.

Я задумчиво почесала нос выдвижной антенной своего сотового. Затем еще раз глянула на мечущихся людей, на телефон и быстро принялась набирать все тот же номер. Естественно, что мой заранее был заблокирован, и проверить абонента Шернер не мог. А между тем сигнал стал искать того, кому он был послан. Один из метнувшихся к стоянке людей остановился, поднес трубку к уху…

Удовлетворенно улыбнувшись, я отключила телефон и облокотилась на руль: теперь личность Густава мне была известна, я точно знала, как он выглядит. Спокойно можно было переходить к следующему пункту моего плана, а именно к слежке за объектом.

* * *

«Какие же эти иностранцы все скучные, – вздыхала я про себя, зевая в машине напротив офиса. Я околачивалась здесь уже часов пять, а мужчина все еще не думал уходить с работы. – Скучные и чрезмерно ответственные! – повторила я. – Трудоголик и наверняка зануда! Сколько можно мучить и людей, и себя? А главное, меня?»

Впрочем, Густав Шернер не подозревал о том, что он меня мучает. Он пока вообще не знал о моем существовании. Я напомнила себе об этом, глубоко вздохнула и принялась ждать дальше. Рано или поздно он все равно выйдет из этого офиса! Ну не станет же он ночевать на работе?

Как я и ожидала, ночевать на работе Шернер не собирался. Наконец он вышел из офиса и засеменил к своей машине. Его черный «Опель Кадет», тщательно осмотренный после моего звонка, продолжал стоять на стоянке, неподалеку от места парковки моей машины. Подойдя к нему, осторожный немец еще раз изучил машину, не поленившись даже заглянуть под ее днище, и лишь потом сел в салон. Мотор почти бесшумно заработал, из окна зазвучала какая-то музыка, и авто сорвалось с места.

Сразу после работы Густав первым делом заглянул в гостиницу, где снимал номер. Там он провел около получаса, а когда вновь появился, то был уже одет в светлый костюм и серебристо-серый галстук. Его обрюзгшее лицо с маленькими поросячьими глазками, двойным подбородком и ямочками на щеках светилось радостью. Так и казалось, что он прямо сейчас захрюкает от удовольствия.

В общем, первое впечатление, произведенное на меня господином Шернером, трудно было назвать приятным.

Вторым местом остановки стал известный ресторан на Набережной. В связи с тем, что в эту пору было еще довольно жарко, на улице под навесом стояли столики, цветы и фонтаны. С Волги дул прохладный ветерок, и потому здесь редко когда было жарко.

Припарковав машину неподалеку, Густав одернул свой пиджак и засеменил к ресторану. Я не постеснялась направиться за ним, отлично зная, что моя персона ему пока еще не знакома, а значит, и заподозрить что-либо странное в моем поведении он не может.

Войдя под навес, Густав осмотрелся. Похоже, здесь его ждали. Молодая девушка примерно того же возраста, что и Лиля, сидевшая за столиком и меланхолично ковырявшая ложечкой в креманке с мороженым, оживилась при виде немца, сразу просияла и даже не поленилась встать. Шернер подошел к столу, поцеловал ей руку и только затем сел. Быстренько подбежала официантка и, получив короткий заказ, так же шустро удалилась.

Я, как и подобает продуманной дамочке-сыщице, заняла столик за его спиной. Такое положение относительно парочки позволяло мне слышать все, о чем они будут говорить. Впрочем, говорил Густав немного, путался в словах, часто заменяя непонятные для него русские немецкими. Девушка громко смеялась, подшучивала над ним, заботливо, словно она была мама, а он сын, утирала лицо иностранца салфеткой. Фактически весь этот набор фраз едва ли вообще можно было назвать беседой. Они хихикали, обнимались и целовались.

Заказав себе коктейль, я принялась рассматривать спутницу иностранца. Девочка хоть и казалась внешне наивной и простой, на самом деле была очень продуманной. Она умело вертела Шернером, наигранно задорно и звонко смеялась, а как только он отвлекался, заинтересованно пробегала глазками по контингенту ресторана, задерживаясь лишь на лицах противоположного пола.

«Еще одна золотоискательница, – сделала я естественный вывод. – Надеется выдоить из этой „коровки“ как можно больше, но Шернер, как я смотрю, не особенно раскошеливается. Заказ скромный, больше выпивки, нежели закуски. Похоже, что он это тоже понимает. – Я усмехнулась. – Вот игра. Называется „кто – кого“. Каждый строит из себя лапоньку, пытаясь подловить на крючок партнера. Пожалуй, они друг друга стоят. Осталось только дождаться, когда он повезет ее к себе в гостиницу, и взять тепленьким. Тогда уж точно не отвертится».

На мое удивление, Густав повез девицу вовсе не в отель, а к ней домой. Причем, высадив у подъезда, попрощался, помахал ручкой и укатил. Раздосадованная особа что-то выпалила ему вслед и, раздраженно пнув валяющуюся рядом банку из-под пепси, вошла в дом. Видя все это, я расстроилась не меньше ее: столько времени у него на хвосте, а результат – ноль. Что ему, было так сложно купить ей какую-нибудь побрякушку и отвезти в отель? Она же всем своим видом показывала, что хочет этого. Неужели он боится? К чему тогда было устраивать эти посиделки? Не понимаю я этих иностранцев! Окажись на его месте простой русский бизнесмен Иван Петров – девчонка уже давно бы у него в постели кувыркалась.

Проклиная про себя этого странного типа, я поспешила нагнать его машину и, спрятавшись за позади едущим авто, покатила следом. Густав не замечал за собой слежки, по крайней мере никак этого не показывал, вел себя спокойно и сдержанно. Я боялась, что сейчас он вернется к себе и завалится спать, и очень обрадовалась, когда мы проскочили нужный поворот – стало быть, у него есть еще планы на вечер.

Теперь уже мужчина направился к одному из ночных заведений. Я вспомнила, что оно было в списке посещаемых Лилей, и приготовилась к возможным активным действиям. У входа в клуб немец остановил свой автомобиль, осторожно заехал на тротуар и, заглушив мотор, вышел. Я тоже загнала свою старушку на пешеходный участок и следом за Густавом пошла в клуб. Через большие окна заведения были видны столики с веселящейся за ними молодежью. Мне было непонятно, зачем в таком клубе сделали окна, да еще такого размера.

Мой подозреваемый заплатил за вход и спокойно прошел внутрь. Я немного помедлила и последовала за ним, отстегнув предварительно двести рублей кассиру у входа, больше похожему на вышибалу, чем на того, кем он назывался. Сразу после небольшого и тесного коридорчика начинался огромный зал, уже до отказа забитый людьми. Здесь было шумно. Прожектора под потолком безостановочно крутились, то и дело ослепляя своим светом.

«Господи, что тут делать порядочному немцу?» – ошарашенно подумала я.

Получалось, что господин Шернер – не такой уж порядочный. Видимо, на то, чтобы не тащить девчонку из кафе в свой гостиничный номер, у него были другие причины, ничего общего с порядочностью не имеющие. Иначе как объяснить его появление здесь, в этом заведении? Местечко просто кишит несовершеннолетними – настоящий школьно-студенческий сад. Клуб хоть и дорогущий, но тут крутятся и те детки, которые хотят отхватить себе богатого партнера или партнершу.

За всеми этим размышлениями я едва не потеряла из виду фигуру своего подозреваемого. И даже занервничала, когда сразу не смогла найти немца, но потом все же сумела отыскать в толпе его затылок. Каково же было мое удивление, когда объект повернулся лицом и я поняла, что это не Густав, а кто-то другой.

Я вновь стала смотреть по сторонам, обращая внимание на каждого темноволосого в светлом. Но увы, уже через две минуты поняла, что не найду его. Молодежь здесь сновала туда-сюда безостановочно, свет был неполным, в глазах рябило. Но тут увидела столы и поняла, что искать немца следует именно возле них: он не панк и не рэпер, чтобы тусоваться на площадке, значит, предпочтет сесть, что-то закажет и будет искать новую жертву.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное