Марина Серова.

Такой маленький бизнес

(страница 2 из 7)

скачать книгу бесплатно

– Вы были в курсе его нового начинания?

– Нет, супруг не посвящал меня в подробности своей работы. А я предпочитала не задавать лишних вопросов. Тем паче что у Александра Георгиевича стали появляться деньги. Много денег. Даже, пожалуй, слишком много. Я стала ездить на курорты. Сначала – Анталья, потом – Дубаи, потом – Канары, Мальдивы… Этим летом я собиралась на Барбадос. Но, как вы понимаете, поездка сорвалась.

– Может быть, это связано с программами совместного обучения? Или с организацией каких-нибудь русско-американских колледжей? – робко предположила я.

Людмила отрицательно помотала головой.

– Думаю, дело не в этом. Александр Георгиевич, как мне кажется, участвовал в одном проекте, что и привело к подобному результату.

– Вы знакомы с содержанием этого проекта?

– Нет. Но…

Тут Подольская слегка замялась.

– Видите ли, Татьяна, – медленно произнесла она, – дело в том, что милиция повела себя очень странно. У меня в доме был устроен форменный обыск.

– Но ведь это понятно – милиции необходимо установить контакты вашего супруга, попытаться найти какой-нибудь след, который привел бы к разгадке убийства.

Подольская насмешливо оскалила зубы.

– Не-ет, – протянула она, – вот тут вы ошибаетесь. Конечно, со стороны все выглядит именно так. Но имеет место еще один немаловажный аспект.

– А именно?

– Отношение ко мне и к моему покойному мужу со стороны милиции.

– Что вы имеете в виду?

– Меня допрашивали, как жену бандита. Говорили со мной так, будто я в чем-то виновата, будто я преступница. Я все время чувствовала, что они хотят услышать от меня нечто вроде признания. Но только в чем? Я бы даже не удивилась, если бы меня отвели в камеру и продержали там несколько суток. А обыск… Я до сих пор не могу навести в квартире порядок. У меня создается впечатление, что они искали что-то определенное. Нечто, представлявшее для них большую опасность.

– Как вы думаете, что это могло быть?

Подольская на секунду задумалась.

Потом она полезла в большой целлофановый пакет и аккуратно достала оттуда обычную серую папку с засаленными завязочками.

– Думаю, что вот это, – тихо произнесла она.

– Но каким образом…

– Это не было найдено во время обыска? – закончила мою фразу Людмила. – Очень просто.

Она снова умолкла, глядя в неведомую загадочную даль, располагавшуюся сантиметров на двадцать выше моей головы.

Я взяла в руки папку, взвесила ее в руке.

Интересно, куда же ее можно спрятать в квартире?

– Где-нибудь под ванной, в паутине? Или на антресолях с двойным дном?

– О нет! Они смотрели везде.

Я напрягла свои извилины.

– Под линолеумом? Тайник на балконе? Продолбленный подоконник?

– Нет, гораздо надежнее. Мой муж отослал это почтой на свое имя. Я получила папку только сегодня утром. И решила отправиться к вам.

– И что же там внутри? – полюбопытствовала я.

– А вы сами посмотрите, – предложила мне Подольская. – И скажите, что вы об этом думаете.

Я развязала тесемочки и открыла папку.

Сверху лежал аккуратный рисунок, исполненный тушью, изображавший годовалого младенца.

Довольно, надо сказать, противного на вид.

И еще – какая-то бумажка, мелко исписанная тонким карандашом.

Едва различимые цифры и номер телефона, нацарапанный в углу.

Да еще чуть заметные инициалы SK, приписанные под шестизначным номером.

– И все? – я повертела в руках папку.

Подольская удовлетворенно кивнула.

– Вы знаете, чей это телефон?

– Комаров Сергей Иванович.

Коллега моего супруга. Он работает в комитете по связям с зарубежными странами. Никакого секрета тут нет.

– А это?

Я указала на инициалы.

– Не знаю.

Внимательно всмотревшись в счастливое лицо пухлого младенца, я спросила:

– Какое отношение к вашему мужу имеет этот рисунок?

– Понятия не имею, – пожала плечами Подольская.

Колонки цифр, второпях набросанные полустершимся карандашом, весело плясали у меня перед глазами.

Что же это могло быть?

Шифр?

Запись поступлений денежных средств?

– Я думаю, что Александра Георгиевича убили именно из-за этого, – задумчиво сказала Подольская. – Убили для того, чтобы найти эту папку у него дома и забрать ее. Но Саша перехитрил их. И поплатился за это жизнью.

Глава 2
«Хрустальная ночь»

…Как следует выспавшись, я встретила новое утро в прекрасном расположении духа.

Цветы на окне весело вытянулись к солнцу.

А ананасовое деревце, которое на самом деле куст, кажется, даже немного подросло за ночь.

После завтрака я раскинула колоду Таро, намереваясь получить комментарий ко вчерашней ситуации с Иваном Скворцовым.

Как ни странно, у меня ничего не вышло.

Карты отказывались меня слушаться.

Словно живые, они выпрыгивали из колоды, когда я начинала их тасовать.

А это является вполне определенным знаком – лучше не пробовать, все равно ничего не выйдет.

Слегка раздосадованная поведением колоды Таро, я взялась за «Книгу Перемен».

Последнее время я гадаю с помощью трех монеток: шесть подбрасываний вполне достаточно для того, чтобы построить гексаграмму.

Но и тут меня поджидало разочарование.

При первой же попытке две монеты из трех раскатились в разные стороны.

Одна – далеко-далеко за пыльный диван.

А вторая – и вовсе в недоступную мне щель в полу за шкафом.

Это было вдвойне обидно.

Ведь именно эти монеты использовались мной для мантических операций.

Я начала тревожиться.

Бывают ли такие совпадения?

Призадумавшись, я решила проверить, будет ли со мной беседовать на заданную тему что-нибудь еще.

Хотя бы кофейная гуща.

Я сварила себе крепчайший кофе и сосредоточенно выпила ароматную жидкость.

Только-только я собралась перевернуть чашечку для того, чтобы осадок растекся по стенкам, как она выскользнула из моих рук.

Описав в воздухе совершенно невероятную траекторию, чашка улетела в другой угол комнаты, где и разбилась с жалобным звоном.

Понятно, со мной не желают общаться.

А это значит, что вчера я ошиблась, решив, что моя задача выполнена.

И, словно в подтверждение этих слов, в дверь осторожно позвонили.

В глазке вырисовывался топчущийся с ноги на ногу Иван Скворцов.

– Я вам, наверное, уже надоел, – начал он с порога, – но со мной снова произошла очень странная история…

– На этот раз ее зовут Эльвира или Виолетта? – поинтересовалась я.

– Все гораздо серьезнее, – грустно отозвался Иван. – Вы разрешите мне пройти?

– Да-да, конечно, – распахнула я дверь. – Можете считать, что я ждала вас.

Из рассказа Скворцова я выяснила, как опасно, оказывается, ходить в магазины.

– Я пошел присмотреть подарок жене – у нее скоро день рождения – и просто ходил, глазел на витрины. Когда я шел мимо павильона с дорогой посудой, человек, который был сзади меня, вдруг побежал вперед, резко толкнув меня плечом. Я не удержался на ногах и вписался прямо в витрину с немецким фарфором. Какой был звон! Как визжала продавщица!

Иван в ужасе прикрыл глаза рукой.

– Вам выставили крупную сумму?

– Страшно сказать… Мне столько и за десять лет не заработать. Сначала вежливо попросили пройти в административный корпус. Управляющий отнял у меня паспорт… Велел ждать…

– И кого же вы дождались?

– Приехали какие-то накачанные и крутые ребята, стали угрожать мне. Но управляющий утихомирил их и сказал, что, быть может, удастся как-то договориться…

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась я. – И что же вы должны сделать?

– Прийти завтра к часу дня на встречу с братвой, которая курирует этот павильон в торговом центре. Управляющий сказал, что есть различные варианты, которые могут меня устроить… Как вы думаете, идти?

– Обязательно! Только не вам, а мне. Устраивает для начала такой вариант?

Когда Иван, слегка ободренный, ушел, я рванулась к картам.

Проверим, была ли я права сегодня, предполагая, что я была не права вчера.

Выхватив наугад три карты, я просто обомлела от этой наглости: на меня пялились два близнеца-джокера и пустая карта.

Вытаращив глаза, колченогие уродцы с высунутыми посиневшими языками кривлялись в жутком танце. Мне даже показалось, что я слышу звон колокольчиков, подвешенных к их дурацким колпакам.

«Фабрика имени Крупской», – четким полужирным курсивом было выведено в правом нижнем углу пустого листа.

Черт возьми!

Это же совсем новая колода!

…На улице припекало.

Возле киосков с прохладительными напитками выстраивались длиннющие очереди.

Тротуар, за неимением урн, был завален жестяными банками из-под кока-колы.

Я тут же вспомнила про Сему Игудина, – очевидно, по ассоциации с палящим солнцем и израильскими пустынями.

Когда я была в Израиле в последний раз – аккурат на прошлую Пасху, – мой организм прокачал через себя такое количество жидкости, что здесь мне бы его хватило на целый год.

– Жара, как в Палестине, – донеслось до меня из телефонной будки.

Я навострила уши.

– А у вас тут почти ничего не изменилось. Понастроили, конечно, всяко-разно. Но в целом… – продолжал свой неспешный разговор человек в будке.

Подойдя поближе, я присмотрелась и с удовлетворением смогла констатировать, что мои ушки в полном порядке.

В будке находился не кто иной, как мой старый знакомый Семка, который несколько лет назад свалил в Израиль и вчера делал вид, что в упор меня не признает.

Как бы там ни было – нехорошо забывать друзей.

Именно это я сейчас и собиралась сказать господину Игудину.

Но чутье подсказывало мне, что Сема трусил неспроста. Не требуется ли иностранному подданному помощь местного частного детектива?

Стараясь не обнаружить себя, я незаметно подкралась к будке и встала рядышком.

– Теперь о делах, – продолжал Семен. – Схема мне известна, деньги можете получить хоть сегодня. Но только в обмен на, так сказать, товар. Да, Франсуа ввел в курс дела. Впрочем, некоторые недавние события… Вы понимаете, что я имею в виду. Да, могу подождать… Но только…

Тут он обернулся и увидел меня.

Сема не на шутку испугался.

Он снова помолодел от страха на десять лет, побледнел и, не прощаясь с собеседником, на ощупь пристроил трубку на рычаг.

Я приветливо улыбнулась и постучала жетоном по стеклу.

– Вы… вам звонить? – едва выдавил из себя Семен Игудин.

– Не-а, – помотала я головой. – Бокер тов, Шимон! Ма хашаа?

Иврит я немного знала и дежурную фразу: «Привет, Сема! Как дела?» – умудрилась произнести почти без акцента.

Игудин автоматически ответил, что все, мол, в порядке, но тут же опомнился:

– Тода, бэсэдер… Но позвольте, какого черта вы за мной ходите по пятам!

– Сема! – ужаснулась я. – Как ты можешь так говорить! Неужели мы снова на «вы»? Нам так долго пришлось переходить на «ты», и вот теперь…

– Я вас не знаю! – отрезал Семен и попытался решительно выйти из телефонной будки.

– Ах так?! – рассвирепела я. – На «вы»?! Тогда извольте объяснить мне, каков ритуал перехода с «ты» на «вы»! Просто так такие вещи не делаются!

– С «ты» на «вы»?.. – пробормотал Сема. – Это в каком же смысле?

– Вот именно! – не унималась я. – Чтобы перейти на «ты», нужно выпить на брудершафт или… ну то, что у нас с тобой было… А как же наоборот?

– Наоборот?.. – недоуменно повторил Сема. – Ты меня вконец запутала.

Наконец он решил, что хватит играть в частичную потерю памяти.

Игудин взял меня под руку и быстрым шагом направился по тротуару.

– Таня, – шептал он мне на ухо, – понимаешь, я тут по очень серьезному делу, и мне не хочется привлекать к себе внимание.

– Оружие, наркотики?

– О боже! – застонал Сема. – Да нет, все законно. Просто это дело сугубо интимное, частное… Так что лучше не кричать на всех углах, что Сема Игудин снова навестил свой родной город, договорились?

– Договорились.

Семен с облегчением вздохнул.

– Вот и славно. Я, конечно, тебя сразу узнал. Но, согласись, голубушка, в той ситуации… Кстати, а что там у вас происходило? Ты с пистолетом в руках, какой-то мужик, привязанный к креслу…

– Понимаешь, Сема, – нежно ответила я, – это дело сугубо интимное, частное…

– А-а, – протянул Игудин. – Тогда конечно.

На спуске к набережной Семен замедлил шаги и тихо произнес:

– В общем, я тебя, Танечка, люблю и помню. Такое не забывается.

Я грустно вздохнула.

– Ты Скорпион, Сема.

– Что-о?

– По гороскопу… Твой эротизм стремится к тотальности. И я, конечно, всего только эпизод в твоей биографии. Помнишь, я составляла тебе натальную карту? Так вот…

Я, с трудом припомнив дату и место рождения Семена, рассказывала ему о том, что должно с ним случиться в ближайшее время.

А сама размышляла при этом, как выудить из него нужные мне сведения.

Наконец мне в голову пришла удачная мысль.

– Давай сегодня поужинаем вместе.

– Хорошая идея! – обрадовался Семен. – Только, ради бога, не в гостинице, там отвратная кухня. И все чересчур дорого.

– Есть очень уютное местечко. С романтическим названием «Хрустальная ночь». Идет?

Семен с радостью согласился, и мы расстались.

Теперь моя очередь звонить по телефону.

Разыскав в сумочке бумажник, я вытащила оттуда клочок бумаги с цифрами, обнаруженный в папке, которую передала мне Подольская.

Я нашла номер Комарова, коллеги убиенного мужа моей клиентки, и набрала шесть цифр.

На четвертом гудке трубку сняли.

– Да-да, – раздался ангельский женский голосок.

– Нельзя ли услышать Сергея Ивановича? – попросила я, невольно подстраиваясь под интонацию своей собеседницы. – Очень срочно.

– О! – встревоженно вскрикнула та, как будто из-за разговора Сергея Ивановича со мной зависела судьба Вселенной. – Конечно-конечно! Сейчас я сбегаю и посмотрю! Пожалуйста, подождите немного!

Трубка легла на стол.

Раздалось нежное мурлыканье.

Я прислушалась.

«Он уехал прочь на ночной электричке…» – сладостно напевал голос моей собеседницы.

Она явно никуда не бежала сломя голову от желания немедленно разыскать своего шефа, а просто бросила трубку на стол и выжидала некоторое время.

Вот только забыла нажать кнопочку временной блокировки линии.

А может, и не было на ее аппарате этой столь полезной кнопочки.

Закончив первый куплет, она громко потопала ногами и снова взяла трубку.

В мембране раздалось прерывистое дыхание.

Можно было подумать, что девушка оббегала все окрестности в поисках Сергея Ивановича.

Ее по-прежнему ангельский голос выражал искреннее сожаление пополам с тревогой.

– Вы слушаете? – крикнула она, едва удерживая рвущиеся из ее груди рыдания. – Сергея Ивановича сейчас нет. К сожалению. Не могли бы вы перезвонить попозже или оставить сообщение?

– Могла бы, – грозно произнесла я.

– Лучше поближе к вечеру, или завтра с утра, – посоветовала девушка. – А я обязательно передам, что вы звонили. Э-э… Вы…

– Ведьма, – мрачно сказала я. – Передай, что Ведьма звонила. И еще звонить будет. Запомнила?

– Х-хорошо, – неуверенно прошептала удивленная девушка. – Какая странная фамилия… Вы, наверное, с Украины? Или из Молдавии? Прибыли по поводу сельскохозяйственной выставки?

– Нет, я по его душу, – съязвила я и повесила трубку на рычаг.

Как и следовало ожидать, Сергей Иванович Комаров отгородился от внешнего мира надежной броней в лице секретарши с ангельским голосом.

Но я его достану.

Не так, так этак.

…До встречи с Семеном еще оставалось некоторое время, и я решила все же уточнить некоторые позиции по поводу двух дел, которыми я сейчас занимаюсь – дела Ивана Скворцова и дела Александра Подольского.

Лучший способ уточнения, по-моему, – посоветоваться с кем-нибудь знающим.

А кто знает судьбу лучше, чем карты?

Вернувшись домой, я немедленно раскинула колоду Таро, задав вопрос о деле Ивана Скворцова.

Углубившись в анализ комбинации, я смогла определить, что карты указывают на некое лицо – в данном случае его роль выполняла карта «Маг», – находящееся до поры до времени в тени.

Таким образом, я смогла убедиться в своей догадке.

Проблемы Вани куда более серьезны, чем кажутся на первый и даже на второй взгляд.

А вот с делом покойного Александра Георгиевича Подольского меня ожидал сюрприз.

Разложив карты, я обомлела от изумления.

Если утром карты отказывались меня слушаться, то сейчас…

Я просто не знала, что и делать.

Такое следовало бы занести в Книгу рекордов Гиннесса и выписать эту строчку золотыми буквами. Да вот только я не была уверена, что в нашем городке есть представительство данной организации. И потом, возникала проблема со свидетелями – ведь эти дотошные господа имели бы полное право усомниться в моей порядочности.

Как бы там ни было, факт оставался фактом и смотрел мне прямо в лицо с блестящей полированной поверхности журнального столика.

Комбинация из двадцати двух старших арканов и пятидесяти четырех обычных карт в точности повторила комбинацию, которую я только что раскладывала, запрашивая мнение Таро относительно дела Ивана Скворцова.

Из создавшейся ситуации как минимум следовало сделать неизбежный вывод: два этих дела связаны так крепко, что можно считать их одним делом.

Я с изумлением и испугом, не веря своим глазам, смотрела на карты, спокойно лежащие в том же порядке, что и полчаса назад.

Мое изумление было настолько велико, что я даже впала в некое подобие транса.

И только настойчивый телефонный звонок смог вывести меня из этого гипнотического состояния.

– Н-да, – отозвалась я в трубку, не в силах оторвать взгляда от карт.

– Танечка? – осведомился в трубке голос Семена Игудина. – Я готов.

– Сейчас выхожу, – встрепенулась я. – Встречаемся у памятника Циолковскому, напротив… Ах, да что я тебе объясняю… Ты ведь еще не забыл наш город.

Верной рукой я набросала несколько штрихов различного цвета на собственной физиономии. Удостоверившись в том, что существо, глядящее на меня из зеркала ванной комнаты, осталось довольным данным косметическим решением, я подарила своему отражению очаровательную улыбку.

Я уже настроилась немедленно отправиться в путь, как на глаза мне попалась колода обычных карт.

Не попробовать ли еще один раз?

Дрожа от нетерпения, я разложила свой любимый пасьянс «Мария Стюарт».

Карты вынимаются из колоды по порядку, и в случае если какая-нибудь из них окажется между картами равного достоинства или одинаковой масти, то она кладется на свою левую соседку.

Пасьянс этот сходится не так уж и часто.

Но я приспособилась употреблять его для мантических целей, анализируя, в случае неудачи, что именно помешало верному исходу.

Обычно до искомого завершения не хватало трех-четырех позиций.

И именно оставшиеся карты рассматривались мной как комбинация, предназначенная для анализа.

Но в этот раз даже обычная колода карт решила показать, на что она может быть способна.

Что бы вы думали?

Я не смогла соединить между собой карты ни одного раза.

Все листы колоды равномерно укладывались в одну прямую линию.

Расклад никак не желал образовывать сочетания достоинств или мастей.

Таким образом, передо мной лежала вся колода из тридцати шести карт.

А это значило, что все, буквально все имело отношение к делам Скворцова-Подольского.

Выходит, мне придется считаться с наличием не одного-двух факторов, а целого множества.

Что, разумеется, значительно усложняет мою задачу.

Но отступать я не привыкла.

Решительным жестом закинув за плечо газовый шарфик, я покинула свой дом и направилась к месту встречи с Семеном Игудиным.

Мой постаревший приятель нетерпеливо топтался под громоздким памятником.

Константин Эдуардович Циолковский вдохновенно взирал прямо в начинавшую лысеть макушку Семена и указывал ему воздетой рукой куда-то в небеса.

Но Сема упорно таращился в направлении автобусной остановки, переминаясь с ноги на ногу и время от времени посматривая на часы.

Я подпорхнула к Игудину с противоположной стороны.

– Прости, что слегка задержалась.

– Какие-то проблемы? – нахмурил лоб Семен.

– О да! – кивнула я. – Покойная шотландская королева капризничает.

Сема ничего не понял, но на всякий случай решил не уточнять.

– А в этой «Хрустальной ночи» хорошо кормят? – подозрительно осведомился он, беря меня под руку.

– Прилично, – успокоила я его. – Впрочем, тебе пора подумать о диете. Судя по твоим габаритам, ты в Израиле не голодаешь. Рассказать кому-нибудь, каким ты был стройным в юности, – так не поверят же!

И я слегка похлопала его по выпиравшему животику.

Семен недовольно поморщился.

– А кроме хорошей кухни, там еще много красивых девушек. Говорят, есть совершенно очаровательные блондинки, – щебетала я.

– Не актуально, – неуверенно произнес Семен. – Я примерный семьянин.

– Охотно допускаю, – согласилась я, – но прежде всего, Сема, ты – Скорпион.

Игудин не на шутку рассердился.

– Таня, перестань обзывать меня этим мерзким насекомым! Что за прихоть!

– Насекомое как насекомое, – пожала я плечами. – Впрочем, как тебе будет угодно. Это не меняет дела. От того, что я перестану называть тебя Скорпионом, ты не перестанешь им быть.

Пока Сема размышлял, как бы мне ответить поехиднее, мы подошли к неброскому зданию.

Кафе было украшено переливающейся под разными углами зрения голографической вывеской.

– А вот и «Хрустальная ночь»! – указала я своему спутнику на вывеску.

Игудин недоверчиво осмотрел сверкающие буквы и открыл передо мной дверь.

Нам достался столик в самом центре зала, подальше от эстрады.

Впрочем, оркестра не наблюдалось.

За фортепиано на небольшом возвышении сидел пожилой бородач.

Он лениво перебирал клавиши, наигрывая что-то неопределенно-джазовое.

– Здесь очень мило, правда? – шепнула я Семе.

– Угу, – подтвердил он, не отрывая глаз от меню. – Но какие цены!

– Приближаемся к мировому уровню.

– Черта с два! – буркнул едва слышно Семен, но не стал уточнять, что он имел в виду – то ли цены, то ли выбор, то ли качество обслуживания.

Может быть, все сразу.

– Что будете пить? – любезно осведомился светловолосый официант.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное