Марина Серова.

Смешные деньги

(страница 3 из 13)

скачать книгу бесплатно

Оставив его в полнейшем замешательстве, я поторопилась вернуться в кафе. Мисс Фридлендер как раз собиралась идти в милицию. Увидев меня с сумкой в руках, она устроила оптимистическую истерику. Вкратце объяснив, что произошло, я попросила хозяйку проверить содержимое сумки.

Американка рылась в своих сокровищах довольно долго, и, по мере поисков, лицо ее светлело все больше и больше. Наконец она показала мне большой палец и совершенно серьезно объявила Парамонову:

– Смотри, Ильич! Есть женщины в русских селеньях!

Вслед за этим она внезапно испуганно нахмурилась и сказала так:

– Евгения! Я решила окончательно – мне требуется телохранитель. Я нанимаю вас, но буду тщательно фиксировать время. Мой Джимми будет вести учет. – И, обернувшись к негру, она торжественно сообщила ему о своем решении по-английски.

Джимми выслушал ее, не моргнув глазом и не поменяв высокомерной позы. «Ох, и надуете вы меня!» – подумала я и на всякий случай спросила:

– С какой минуты я могу считать себя нанятой, мисс Фридлендер?

Она не раздумывала.

– Теперь же! – заявила она. – Джимми, вотч зэ тайм!

Далее она с прежним энтузиазмом обвешалась сумками и предложила нам продолжить движение. Парамонов сделал кислое лицо и снова впрягся в чемодан с застежками. Мы вышли на привокзальную площадь.

Строго говоря, мне следовало заплатить незадачливому вору премию. С его помощью я получила работу, которая чуть не уплыла из-под моего носа. Правда, ничего хорошего от чернокожего бухгалтера ждать не приходилось, но я была намерена не давать ему спуску и не уступать ни минуты своего рабочего времени.

В машине мы расселись сообразно темпераменту и интересам – мужчины забрались на заднее сиденье, избегая смотреть не только по сторонам, но и друг на друга тоже. Мисс Фридлендер, которой все было интересно, села рядом со мной и на протяжении всего пути то и дело патетически восклицала:

– Боже! Мне кажется, что я узнаю эти места!

Хотя при нашем уличном освещении мало что можно было узнать даже человеку, прожившему в городе всю жизнь. В зеркале я видела, как при каждом восклицании клиентки Парамонов презрительно и скептически кривит губы, и подумала, что более непохожих людей, чем эти двое, трудно найти. Они как лед и пламень.

В этот день не произошло больше ничего особенного. Даже в гостинице как-то обошлось без недоразумений, хотя, по-моему, с иностранных гостей по широте русской натуры слупили чуть ли не тройной тариф. Однако госпожа Фридлендер не стала протестовать и даже отвалила портье свой стандартный доллар. Портье – продувная физиономия, похожая на яйцо с подрисованными черной тушью баками, – не побрезговал и долларом.

Получив ключ от номера, негр Джимми нас немедленно покинул. Мисс Фридлендер громогласно, но доверительно сказала портье:

– Обязательно разбудите меня в шесть утра, Иваныч! По утрам я бегаю для своего здоровья! Завтрак не раньше восьми – тосты и немного молока…

Яйцо с бакенбардами заговорщицки ей подмигнуло.

По-моему, при слове «тост» на ум этому типу приходило совсем другое – не связанное с молоком. Но это, собственно, была уже не моя забота.

– Во сколько мне завтра быть у вас, мисс Фридлендер? – поинтересовалась я. – Или, может быть, мне следует сопровождать вас сейчас в ресторан? Вы, наверное, голодны?

– О, я никогда не ужинаю! – значительно произнесла американка. – Нужно думать о здоровье, не так ли? Но я прошу вас подняться сейчас в номер, дорогая! Нам надо обсудить с вами некоторые детали.

Парамонов тоже отправился с нами, хотя по его угрюмому лицу было видно, что тяжелый чемодан его уже достал.

Номер у госпожи Фридлендер был трехкомнатный и довольно симпатичный. Из окна виднелись огни речного вокзала. Наверное, надменный Джимми получил апартаменты не хуже. Я представила, в какую копеечку влетит американцам эта ревизия, и даже посочувствовала им в душе.

Мисс Фридлендер пробежалась по комнатам своего нового пристанища и тут же объявила нам, что у нее такое чувство, будто она узнает это место. В принципе это было недалеко от истины, потому что гостиничные номера в нашей стране похожи друг на друга как две капли воды.

Парамонов деликатно кашлянул и сообщил:

– Я завтра уезжаю, мисс Фридлендер.

– О, ты уезжаешь, Ильич! – огорченно сказала американка. – Наверное, мне будет тебя не хватать.

– Я нашел вам прекрасную помощницу, – натянуто улыбнувшись, напомнил Парамонов.

– О! Высший класс! – оживилась фабрикантша, подмигивая мне.

Теперь она была готова сотрудничать со мной из одной, кажется, женской солидарности. Тщательно контролируя время, разумеется.

– Итак, дарлинг! – вскричала она, со всего размаху шлепаясь на диван. – Завтра мы приступаем с вами к работе. Может быть, Ильич сообщил, что у меня здесь благотворительный бизнес?

– Сообщил, – сказала я.

– Прекрасно. Мой Джимми проверит учет и работу фонда. Вы окажете мне услугу, если поможете Джимми справиться с этим делом. К сожалению, ему недоступны тайны великого русского языка, понимаете?

– Чего уж не понять, – пробормотала я. – Было бы странно, если они были ему доступны…

– Тогда завтра мы все отправимся в офис нашего фонда! – жизнерадостно заключила мисс Фридлендер. – Вы очень обяжете, если предоставите вашу машину.

– Предоставлю, – кивнула я. – Больше не будет никаких пожеланий?

Американка задумалась, а потом, сделав загадочное лицо, произнесла:

– Будет одна маленькая просьба. Очень приватная. Если вдруг здесь появится один американец… – Она сделала многозначительную паузу. – Если вы его увидите, сразу сообщите мне!

Это было похоже на просьбу старого моряка из «Острова сокровищ» – следить в оба, не появится ли поблизости одноногий человек.

– Но, простите, – вежливо возразила я. – Каким образом я узнаю этого американца?

Мисс Фридлендер беспечно махнула рукой.

– Нет ничего проще, – заявила она. – Этот человек обожает синие бейсболки и все вокруг фотографирует. Он пользуется «Полароидом», потому что не имеет терпения ждать.

– Ну что ж! – вздохнула я. – Портрет исчерпывающий. Как только увижу синюю бейсболку, я дам вам знать.

– Это очень важно! – с пафосом сказала мисс Фридлендер, поднимая вверх палец.

Я изобразила на лице почтительную мину. Парамонов, который, услышав про одноногого человека, пардон, про американца с «Полароидом», странным образом разволновался, нетерпеливо сказал:

– Пожалуй, мы пойдем, мисс Фридлендер. До встречи в Москве, мисс Фридлендер. Гуд найт.

– Гуд найт, Ильич, – благосклонно сказала американка и, обернувшись ко мне, добавила: – Жду вас завтра в девять, дорогая.

– В девять буду на месте, – пообещала я. – Бай – бай!

– Бай! – мило улыбнулась мисс Фридлендер на прощанье.

В лифте Парамонов намекнул, что не прочь проехаться до своей гостиницы на моей машине. У него было такое несчастное лицо, что я не стала ломаться.

– Ладно, отвезу вас. Только объясните мне, что за американец должен здесь появиться?

– Для меня самого это загадка, – искренне ответил он. – Ни о чем таком она раньше не говорила.

– Тогда скажите, почему она всех мужчин зовет только по отчеству, – потребовала я.

– Потому что убеждена, что русские мужики это обожают, – мрачно усмехнулся он.

Глава 3

Не знаю, задумывалось ли это специально или просто сработал закон бутерброда, но мы свалились на фонд помощи больным СПИДом как снег на голову. Как я выяснила со слов мисс Фридлендер, фонд этот организовал некий деятель с говорящей фамилией Ситный. Каким образом он из нашей глуши сумел разыскать королеву унитазов и тронуть ее чувствительное сердце, история умалчивала, но за пять лет он получил из Соединенных Штатов гуманитарных грузов на несколько сотен тысяч долларов, неизменно предоставляя мисс Фридлендер самые радужные отчеты о судьбе этих грузов.

Не то чтобы мисс Фридлендер этим отчетам не доверяла – просто ее деловая американская натура призывала к личному участию, тем более что деятельность фонда проходила на земле ее предков. Мисс Фридлендер просто хотела собственными глазами увидеть облагодетельствованных ею несчастных и, может быть, лично поблагодарить господина Ситного за его подвижничество. Надменный бухгалтер присутствовал в этой миссии только потому, что в денежных делах бухгалтер должен присутствовать обязательно – это убеждение мисс Фридлендер всосала с молоком матери.

Мне же кажется, что разумнее было захватить с собой юриста – тем более что Америка просто кишит ими – или по крайней мере воспользоваться услугами Парамонова до выяснения всех обстоятельств.

Но моя клиентка ни о чем таком не думала, и в офис фонда вошла со счастливым лицом, точно здесь намечалась веселая вечеринка старых друзей.

Собственно, офис должен был сразу насторожить ее. Он располагался не слишком далеко от центра города на улице с подходящим названием Провиантская в одном из помещений так называемого старого жилого фонда. С одной стороны он был зажат захудалой нотариальной конторой, с другой – региональным отделением какой-то партии, название которой плохо укладывалось в голове.

Возле тротуара прямо напротив дверей фонда стояла «Лада» девяносто девятой модели лилового цвета. По привычке я на всякий случай запомнила ее номер – 364. Внутри офис сразу поражал воображение, потому что, войдя в дверь, вы сразу натыкались на батарею стальных бочек с навинчивающимися пробками. Что было в бочках, неизвестно, но выглядели они весьма внушительно. На свободном пространстве стояли два письменных стола. На первом помещался компьютер с цветным монитором, и какая-то девушка в сверкающих кожаных брюках увлеченно играла с умной машиной в карты. На другом столике ничего, кроме телефона, не было, и упитанный розовощекий молодец с задорной белобрысой челкой не менее увлеченно вел с кем-то переговоры насчет соснового бруса. На нем был шикарный серый костюм с отливом и бордовый галстук. Все это наводило на мысль о некой строительной конторе, но я своими глазами видела вывеску над входом.

– Хэлло! – весело проговорила мисс Фридлендер. – Могу ли я видеть господина Ситного, пли-из!

Розовощекий мгновенно вскинул на нас глаза, словно прицеливаясь, и быстро сказал отрывистым безапелляционным тоном:

– Он только что выехал – ждите. – И, снова прижав к щеке трубку, сказал без выражения: – Перезвоню позже.

Девушка за компьютером посмотрела на него с некоторым испугом и взволнованно облизнула напомаженные губы розовым язычком. А молодой человек, набычив круглую крепкую голову, шагнул к дверям, вежливо, но решительно отстранив невозмутимого Джимми, стоявшего на дороге.

– Пардон! Еще раз пардон! Позвольте пройти. – И уже от порога бросил растерянной девушке: – Я тоже уезжаю, Мелисса! Если мне позвонят, скажешь, что сегодня меня не будет.

В следующую секунду он исчез, а с улицы послышался шум отъезжающего автомобиля. Мисс Фридлендер потопталась на месте, беспомощно оглядываясь по сторонам, но врожденный оптимизм все-таки взял верх, и она с прежней улыбкой осведомилась:

– Мы можем подождать здесь? Или господин Ситный вернется к определенному часу? Тогда мы могли бы подойти позже. А кто этот энергичный молодой человек? Я имею право знать, потому что я здесь не посторонний человек. Моя фамилия Фридлендер! – Она благожелательно уставилась на девушку, ожидая от нее восторженной реакции.

Но, кроме испуга, хорошенькое лицо ничего не выражало. Хлопая длинными ресницами, она остекленевшими глазами смотрела на элегантного негра, стоявшего перед ней с невозмутимостью судебного пристава.

– Что же вы молчите, дорогая Мелисса? – с некоторым упреком сказала мисс Фридлендер.

Последовал еще один панический взмах ресницами, и слабым голосом девушка проговорила:

– Я не Мелисса. Меня Екатериной зовут.

– Странно! А мне послышалось… – мисс Фридлендер недоверчиво посмотрела на бедную Катю. – Но тем не менее нам хотелось бы ознакомиться с делами фонда – с отчетностью, штатами, планами, наконец… Вы давно здесь работаете?

– Я здесь вообще не работаю, – потерянным голосом сказала девушка. – Я только на минутку зашла – мы с Григорием Алексеичем должны были на шашлыки ехать. Но сначала он должен был позвонить…

– Подождите-подождите! Я ничего не понимаю! – замахала мисс Фридлендер коротенькими ручками. – Куда вы должны были ехать?

– На шашлыки… – тихо сказала Катя, опуская голову.

– Все равно не понимаю! – в отчаянии произнесла мисс Фридлендер. – Это фонд помощи больным СПИДом? И кто это – Григорий Алексеич, с которым вы должны были ехать на шашлыки?

– Григорий Алексеич – это господин Ситный, – послушно объяснила девушка Катя. – Он правда работает в каком-то фонде…

Мне показалось, что моя клиентка слегка побледнела. Признаться, меня тоже начинало мутить от запаха дешевого пеноплена, которым было отделано помещение, а на мисс Фридлендер обрушилась вдобавок совершенно непосильная умственная задача.

– Послушайте, есть ли у вас что-нибудь прохладительное – пепси, спрайт, что угодно? – спросила она в сердцах и опустилась на первый попавшийся стул.

– Я не знаю, – жалобно ответила Катя и, еще раз покосившись на негра, сказала: – А можно я пойду?

– Куда же вы пойдете, – удивилась мисс Фридлендер, – если вам надо дождаться Григория Алексеевича? – Тут она просияла и сообщила мне по-дружески: – Верно, господина Ситного зовут Алексеичем! Как же я сразу не сообразила?

– А его уже теперь не будет, – бесхитростно поведала Катя. – Он же сказал, что сегодня не вернется…

Глаза у мисс Фридлендер вылезли из орбит. Мне ситуация уже давно стала ясной, и я поспешила объяснить:

– Послушайте, Линда! Можно я буду называть вас так для краткости? Этот тип в сером костюме и был Ситный. Он попросту смылся. Думаю, сегодня он уже точно не появится. А девушка Катя, как я предполагаю, здесь вообще человек посторонний, верно, Катя?

Девушка застенчиво кивнула.

– Позвольте, что же она здесь делает? – возвысила голос американка. – Сидит здесь, играет с компьютером…

– А я всегда играю, когда попадется компьютер, – простодушно объяснила Катя. – Но если нельзя, я не буду.

– Компьютер нам сейчас понадобится, – заявила мисс Фридлендер. – Надеюсь, мы сумеем найти в его памяти все, что нам нужно! – И она, обернувшись к Джимми, по-английски попросила его заняться с компьютером.

Он наклонил голову и, ослепительно улыбнувшись, шагнул к столу. Екатерина поспешно вскочила и, неуверенно посмотрев на нас, сказала:

– До свидания. Я пойду?

Я догнала ее уже на улице и, придержав за локоть, поинтересовалась:

– Минуточку, милая! Ну-ка быстренько скажи мне адрес твоего Ситного. И не вздумай водить меня за нос, иначе у тебя будут очень большие неприятности – это я тебе обещаю.

Бедная Катя, чуть не плача, сказала:

– Я просто девушка по вызову, и все. Ничего такого я не знаю. Правда, он возил меня как-то раз к себе домой – это в новом районе за аэропортом, – но я же не спрашивала, какой у него адрес. У него роскошная четырехкомнатная квартира в таком огромном доме… Но я даже номер не запомнила, правда.

– Ладно, верю, – успокоила я ее. – А скажи, это его машина стояла здесь у тротуара? Он всегда на ней ездит?

– Его, – кивнула девушка. – Он ее недавно купил. А вы из милиции?

– Ну что ты! Поднимай выше! – сказала я. – Мы прямо из ЦРУ. Слыхала про такое?

Она снова кивнула – с самым серьезным видом. Наверное, эта бедняжка была родом из какого-нибудь забытого богом поселка и свое нынешнее положение рассматривала как шаг наверх по жизненной лестнице. Мне больше не хотелось ее пугать.

– Просто держи язык за зубами, – ласково сказала я, – и все будет хорошо.

И опять она только кивнула, как бы подтверждая, что молчание совершенно естественное для нее состояние. Я вернулась в офис.

Бухгалтер Джимми с брезгливым и снисходительным видом сидел и что-то набирал на клавиатуре компьютера. Рядом стоял его роскошный ноутбук цвета стали, который негр притащил с собой. Наверное, он намеревался скачать информацию с компьютера фонда, чтобы исключить последующие неожиданности. Мисс Фридлендер терпеливо сидела в сторонке, с некоторым ужасом разглядывая загадочные бочки у входа. Мне подумалось, что англоязычному Джимми понадобится моя помощь, подошла ближе и встала у него за спиной.

На мониторе последовательно появлялись какие – то посторонние картинки и загадочные таблицы – например, там промелькнула сводка о примерной стоимости жилого фонда по городу. Мне показалось, что Джимми начинает нервничать.

Неожиданно на экране возникло изображение совершенно голой блондинки с алой розой в зубах. Звуковое сопровождение сыграло несколько тактов песенки «Зайка моя», и вдруг компьютер зашипел.

В левом верхнем углу монитора возникла ослепительная белая точка, которая быстро смещалась по горизонтали, оставляя за собой угольно-черную полоску. Добежав до конца экрана, искра спрыгнула на строку ниже и покатилась обратно, старательно и неумолимо выжигая все на своем пути. Компьютер шипел как растревоженная змея. Джимми в отчаянии попытался остановить точку, нажимая на какие-то клавиши. Но его усилия оказались тщетными – проклятая искра металась по экрану как угорелая, оставляя после себя прах и пепел. В довершение ко всему в недрах компьютера что-то щелкнуло, треснуло, и из-под панели полезла широкая полоса дыма, похожая на голубую папиросную бумагу.

Впервые я увидела на темном лице Джимми выражение растерянности. Он оттолкнул стул и встал, обеими руками вцепившись в свой ноутбук, словно боялся, что и на него может перекинуться неизвестная зараза.

Мне показалось, что самым разумным в такой ситуации будет обесточить стационарный компьютер, и выдернула вилку из розетки. Однако, несмот-ря на принятые меры, компьютер еще минуты две чадил и потрескивал, а слепящая точка продолжала носиться по монитору, пока не выжгла люминофор окончательно.

Бухгалтер Джимми с большим достоинством сложил свой ноутбук и посмотрел на хозяйку, ожидая распоряжений. Она же обернулась ко мне, видимо, надеясь, что я сумею растолковать ситуацию, которая никак не хотела укладываться у нее в голове.

– Компьютер сгорел, – сказала я громко, словно собеседница моя страдала глухотой. – Его нет! Конец.

– И что же в таких случаях делают в России? – с болезненным любопытством спросила мисс Фридлендер.

– Обычно в таких случаях проветривают комнату, – сказала я. – Но нам нет смысла этим заниматься – все равно сегодня здесь уже никого не будет…

– Дорогая! Но я хочу ознакомиться с работой фонда! – обиженно воскликнула американка. – Полагаю, здесь имеются какие-то гроссбухи…

Я с большим сомнением окинула взглядом помещение и сказала:

– Ну, вообще-то общее впечатление мы, кажется, уже получили. А что касается гроссбухов…

Я подошла к столу, на котором стоял телефон, и выдвинула верхний ящик. Там лежала пустая пачка из-под сигарет «Мальборо» и женский роман Ванессы Ле-Форестье «Остров наслаждений» с завивающимися от частого употребления страницами. Я продемонстрировала свои находки мисс Фридлендер. У нее был такой вид, что я испугалась, как бы она сию же минуту не потребовала пепси.

– Думаю, нам можно уходить, – осторожно сказала я. – Больше здесь ничего интересного не будет. Разве что сгорит телефон.

– Такое возможно? – с ужасом спросила мисс Фридлендер, отодвигаясь от аппарата подальше.

– У нас все возможно, – заверила я ее. – Возможно даже, что мы еще увидим и господина Ситного, хотя лично я в этом сильно сомневаюсь. – Но кто-то же должен запереть наконец офис! – в полном бессилии вскричала мисс Фридлендер.

– Здесь английский замок, – возразила я. – Мы можем просто захлопнуть дверь.

Так мы и поступили. На улице тени под деревьями укорачивались и бледнели. На стеклах проезжающих машин весело поблескивало солнце. По – летнему одетые прохожие украдкой разглядывали элегантного негра с чемоданчиком в руках. Он же, как обычно, смотрел поверх голов и, наверное, вспоминал родной Миннеаполис, где компьютеры не горят, а выдают информацию, а в офисах не стоят стальные бочки с неизвестным содержимым. Думаю, уверенность мисс Фридлендер в своем понимании России тоже слегка поколебалась. Но не до конца – это было ясно по тому, как она твердо сжала губы и взмахнула своей внушительной сумкой.

– Я знаю, что мы сделаем! – заявила она. – Мы немедленно поедем к мистеру Ситному домой, и я выскажу ему все, что думаю!

– Сначала было бы неплохо выяснить, где этот дом, – скептически заметила я.

– Адрес можно разыскать в телефонной книге! – победоносно провозгласила мисс Фридлендер.

Мы доехали до ближайшего почтового отделения и смогли убедиться, что в телефонной книге мистер Ситный не значится. Я не очень-то удивилась – у меня вообще появились серьезные сомнения, что эта фамилия подлинная. Но настаивать на своей версии я не стала – в конце концов, мне платят деньги не за это. Пусть мисс Фридлендер сама разбирается со своими партнерами. Энергии у нее хоть отбавляй.

Мы побывали и в адресном столе, где моя клиентка прибегла к помощи заветной пачки, перетянутой розовой резинкой. Сыграла ли роль солидная физиономия президента Вашингтона, или же справки здесь выдавали и за меньшую плату, но адрес мистера Ситного мисс Фридлендер получила очень быстро. Согласно бумажке, которую она мне с торжествующим видом показала, председатель фонда помощи больным СПИДом проживал на Большой Затонской улице – в самом ее конце, где город, собственно, уже кончался.

– Не думаю, что нам стоит туда ехать, – сказала я. – Давайте я отвезу вас в гостиницу, а сама попробую разыскать адрес вашего друга по номеру его машины.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное