Марина Серова.

Семь убийц и одна девушка

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Они другу другу будут наступать на пятки, – резонно заметил Николай Марчук.

– В этом-то весь интерес! – засмеялся Батталов. – Представляете, они отпихивают друг друга, чтобы нанести решающий удар? Они начнут бороться за право сделать смертельный выстрел! Естественно, победитель спора заплатит своему подручному из тех восьмидесяти тысяч. Человек не должен работать бесплатно.

– А если он попадется? – с сомнением в голосе произнес Иванов. – Влетит в ментовку?

– Наймет адвоката, и все такое. Не мне же вас учить, как поступать в таких ситуациях.

– Не каждый согласится, – возразил Головко. – Все-таки мокрое дело.

– Брось! Бабки нужны всем. Конечно, наши подручные получают у нас неплохую зарплату, но лишняя копейка им не помешает. К тому же мы будем прикрывать своих подопечных, не бросим их в беде.

– Я не согласен, – заявил вдруг Токарев.

Все дружно повернули головы к мафиознику.

– В чем дело? Потерял квалификацию? У тебя сколько жмуриков на лицевом счету? Наверное, воз и маленькая тележка?

– Так я вам и сказал! Только не нравится мне то, что вы задумали, убирать случайного человека… Нет, это не по закону.

– По какому такому закону? Гражданскому или уголовному?

– По нашему закону, – произнес Владимир Николаевич. – Одно дело – убрать конкурента или выполнить работу, другое дело – организовывать охоту. Нет, в таком деле я не участвую. Так что на кону не восемьдесят тысяч, а семьдесят.

– Ты хорошо подумал? – поинтересовался Кондратьев. – А нам всем идея понравилась. Хоть как-то развлечемся.

– Фуфло, а не идея. Дурь. Короче, пацаны, я – вне игры.

– Ну и черт с тобой, – раздраженно махнул рукой Соколов. – Не хочешь, не надо. Только… человечка дай. У меня среди сотрудников таких специалистов нет.

– И человека не дам, мне мои люди самому нужны. Поэтому светить их не буду. Не в моих интересах.

– Человека я тебе дам, Дима, – сказал Фадеев. – Мои люди умеют обращаться с оружием, не то что некоторые слабаки.

Наверное, намек был направлен на Токарева, но тот не подал вида. Просто проглотил, и все. А может быть, не понял.

– Послушайте! – произнес Головко. – А почему бы нам не сброситься по-другому? Пусть на кону будет сто тысяч, все-таки круглая сумма. Сколько это получится на брата?

– Сейчас посчитаем. – Соколов полез за своей записной книжкой и ручкой.

Дмитрий Иванович долго сопел, подсчитывая денежки, и Токарев не выдержал:

– Ну что там такое?

– Тебе-то какая разница, если не участвуешь в деле? – загремел Фадеев, который уже был на автопилоте.

Мафиозник промолчал, не придумав ничего толкового в ответ.

Наконец Соколов произнес:

– Вышла такая цифра: четырнадцать тысяч двести восемьдесят шесть долларов на брата.

– Годится, – кивнул Фадеев.

– Минутку! – возразил Марчук. – У меня при себе нет таких денег. Как я могу обеспечить банк?

Нашлась еще парочка приятелей, у которых было туго с наличностью.

– Не беда, ребята! – улыбнулся Батталов. – Мы никуда не денемся, можно заплатить и по факту.

Возможна даже рассрочка. Я думаю, нужно идти навстречу друг другу. Давайте обсудим детали. Или, другими словами, выработаем правила, которых нужно неукоснительно придерживаться. Правило первое: пользоваться только пистолетами. Никаких автоматов, гранат и финок.

– Правило второе, – сказал Головко. – Если претендент вышел из игры, то его участие не возобновляется.

– Согласны.

– Правило третье: никаких попыток с нашей стороны убрать конкурента, то есть сдать его правоохранительным органам или другим лицам, убить, – последовало предложение от Иванова.

– Согласны.

– Есть вопрос! – поднял руку Марчук. – Жертва должна знать о том, что ее будут преследовать с целью убить?

– Зачем ей это знать? – удивился Батталов. – В этом случае она будет пытаться обезопасить себя, обратится в милицию, а это нам не на руку.

– Как раз хорошо – преодоление трудностей всегда вызывает неподдельный интерес. Глупо было бы взять и подстрелить ничего не подозревающего человека.

– Правильно, – кивнул Фадеев. – А в чем, собственно, дело?

– Так что, будем предупреждать «Бегущую впереди»? Мы ведь, как я понял, остановились на кандидатуре женского пола. Да, кстати, можно так и озаглавить нашу операцию, – сказал свое слово Марат Эльдарович.

– Будем, – кивнул Иванов. – Надо жертве дать шанс. И пусть действительно это будет девушка. С парнем возни больше – он лучше соображает, в армии служил, может быть… А насчет права на защиту… Даже преступники его имеют. – В этот момент Сергей Александрович бросил игривый взгляд на Токарева. – Таким же правом должна обладать та, кого мы выберем. Позвоним, скажем, по телефону или передадим записку.

– Ни то, ни другое! – замотал головой Кондратьев.

– Почему? – чуть ли не одновременно прозвучал вопрос от всех сразу.

– Чтобы не опознали голос и не сверили почерк!

– Никто не опознает, – махнул рукой Головко. – Написать пару слов или позвонить можно нанять за копейки кого угодно, ничего не объясняя.

– Кто за это предложение, прошу голосовать, – произнес Соколов.

Все тут же подняли руки, только начальник ГУВД малость запоздал. Вначале он допил свое пиво, а потом, спохватившись, махнул левой рукой с печаткой на среднем пальце.

– Еще одно предложение! – произнес Кондратьев. – Исполнители не должны знать друг друга лично.

– Не будут.

– И еще…

– Господи, когда же ты угомонишься! – не выдержал Марчук.

– Это последнее предложение. В любой момент мы можем отозвать своих людей и выбыть из игры.

– Но без возврата денег! – вставил Соколов. – Не хочешь рисковать – не надо. Однако сумма на кону должна быть неизменной.

– Ну и жадным ты стал, Дмитрий, – покачал головой Иванов.

– Не жадным, а справедливым. Малодушничать можно, а деньги забирать нельзя.

– Ладно! Хватит пререкаться! Берем проект за основу? – Марат Эльдарович обвел всех присутствующих ясным взором.

– Берем! – Члены компании подняли кверху кружки. – Пусть победит сильнейший!

– Минуточку! – подал голос Иванов. – А вдруг кто-то захочет играть нечестно?

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Головко.

– Я думаю, что хорошо бы пригласить наблюдателей со стороны. Они будут докладывать нам о том, как соблюдаются правила. Мы им заплатим. Немного.

– Хорошая мысль! – воскликнул Соколов. – Только кто будет наблюдать?

– Вова Токарев! – рассмеялся Марчук, за ним прыснули остальные. – Он все равно не в деле!

Не улыбался один мафиозник.

– Чего вы от меня хотите?

– Тебе все равно делать нечего, так хоть понаблюдай.

– Хрен вам, не хочу.

– Тогда пусть твои ребята присмотрят за нашими. Не бесплатно же! Дополнительный зароботок никому лишним не будет.

– Я спрошу у них, но сам никакого участия не принимаю.

– Как хочешь.

Собрание еще продолжалось, но все остальные разговоры велись на посторонние темы. Однако каждый из участников задуманной охоты про себя начал прикидывать шансы на выигрыш и строить планы, как организовать свои действия так, чтобы победить.

* * *

На следующий день приятели пошли выбирать жертву. На часах было десять вечера по местному времени. Уже стемнело. Собрались все, кроме Токарева.

– Мог бы прийти ради приличия, – произнес Соколов. – У него было время, чтобы подумать и передумать. Однако не пришел.

– Ну и черт с ним! – проговорил Головко, меняя кассету в плеере, и добавил как бы про себя: – А нас ждет незабываемая «Ночь в опере».

Остальные пожали плечами в ответ.

– В городе Прибрежноморске много приезжих, никто не найдет никакой связи между жертвой и нами, – разглагольствовал Батталов. – Кто-то приезжает, кто-то уезжает… Местный криминал тоже, надо сказать, не дремлет, действует по своему плану. У него свои задачи, у нас – свои.

– Куда двинем-то? – поинтересовался Фадеев.

– В самое людное место. Где тут народ собирается? Больше народу – шире возможность выбора для нас.

В этот момент появился мафиозник в сопровождении двух парней с такими же сломанными носами, как у босса.

– Надо же! – всплеснул руками Марчук. – В прямом эфире появился наш общий друг Вован Токарев! Слушатели нашего радио, весьма изысканная аудитория, рукоплещут у своих приемников.

– Чего разорался, блин! – буркнул мафиозник, размахивая перед носом Марчука банкой пива. Его гориллы отошли в сторонку и закурили. – Я просто шел мимо. – Смотрю, вы тут отираетесь, как проститутки в коридоре гостиницы.

– Может, надумал присоединиться к нам? Город ждет твоего решения. Почему бы и тебе не решиться – взять да и поставить на кон пятнадцать сотен баксов? – спросил Фадеев. – Или туго с деньгами?

Токарев помотал головой.

– Нет, не надумал. Руководи своими ментами и не лезь в мою душу. Просто мне интересно, кого вы выберете.

– Ему интересно… – усмехнулся Батталов. – А нам интересно, почему ты не с нами? Тебе сам бог велел поучаствовать в игре. Сноровка имеется, да и подручные всегда рядом.

– У них без вашей затеи есть работа. Кстати, они действительно могут присмотреть за вашими «посланцами». Только оплата работы – вперед.

– Отлично! А чем они сейчас занимаются? Твое пузо охраняют от излишка пива?

– Слышь, заткни свой барабан, Марат! – Токарев начал злиться, даже лицо его побагровело.

– Ладно, ладно, шучу. Если честно, то мы имеем полное право и не вводить тебя в курс нашего дела.

– Боишься, что заложу?

– Да нет. Просто если ты не с нами, то нечего и под ногами путаться.

– Хочу и путаюсь! Ты мне что же, запретишь?

– Ребята! Кончайте ругаться! – взмолился Соколов. – Давайте уже начнем обсуждение, чтобы быстрее принять решение.

– Разумная мысль, – поддержал его Иванов. – Время – деньги, главный закон бизнеса.

– И в самом деле, – согласился Батталов, бросив косой взгляд на Токарева. – Давайте для начала выберем маршрут.

– Я хотел вот что предложить, – сказал Марчук. – Когда Андрей менял кассету, то сказал: «Нас ждет „Ночь в опере“…»

– Я имел в виду концерт группы «Queen»! – сказал Головко.

Марчук взвился:

– Думаешь, я такой дурак, что не знаю про их концерт семьдесят пятого года? Короче, пошли туда, где проходит какое-нибудь концертное выступление.

– Неплохая мысль! – поддержал его Соколов.

– Тогда пошли, не будем время терять, – произнес Фадеев.

Веселая компания двинулась на звуки музыки, звучавшей вдалеке. Токарев медленно шел, немного поотстав, и изредка делал глотки из пивной банки. Его телохранители шествовали позади босса.

Поиски были недолгими. Семеро охотников подошли к ресторанчику на открытой площадке, где на высокой эстраде выступала группа музыкантов – четверо молодых людей и белокурая девушка с завитками золотистых волос. Они исполняли нечто спокойное и романтичное. Две пары посетителей танцевали под музыку. Три столика не были заняты.

Друзья хотели сразу пройти в зал и направиться к свободным местам, но путь им преградил высокий загорелый парень в белой майке с эмблемой в виде трилистника.

– Извините, сто рублей с человека только за вход. У нас играет приезжая группа, по договору, – пояснил он правила заведения.

– Нет проблем, – пожал плечами Батталов и полез в карман. Вытащив на свет тысячерублевую купюру, он засунул ее за майку парню и криво усмехнулся: – Запиши на десятерых, сдачи не надо.

Компания прошла за перегородку. Токарев остался на месте, делая вид, что ему неинтересно.

– Чего застрял? – обернулся к нему Марат. – За тебя и твоих подручных уплачено, проходи.

– Да пошел ты! – хмуро буркнул Токарев и сделал вид, что хочет запустить пустой банкой из-под пива в Батталова.

– Аккуратнее с посудой! – усмехнулся Марат.

Компания уже заняла свободный столик, за которым было всего четыре пластиковых стула. По их просьбе обслуживающие площадку парни в белых рубашках придвинули еще один стол и поставили дополнительные стулья.

Семерка уселась за сдвоенный столик, оставался свободным еще один стул. Друзья обернулись, с любопытством глядя на Токарева. Тот постоял немного снаружи, но потом все же зашел внутрь вместе со своими гориллами, однако сел за другой стол, предварительно демонстративно сунув Батталову три сотни.

– Не люблю быть в долгу.

– Как хочешь.

Компания заказала себе холодного пива.

– Ну, что будем решать? – спросил Фадеев. – Надо прибиваться к какому-нибудь берегу, к правому или левому.

– «Ночь в опере» уже наступила, – произнес Марчук. – Предлагаю выбрать вон того блондина официанта с лицом гея. Если окажется, что он и в самом деле голубой, то одним педиком в нашей стране станет меньше. К тому же он местный. Узнаем, где живет, и начнем действовать. Черт, забыл, что мы решили выбрать женщину.

– Это неинтересно, – произнес Головко заговорщическим шепотом. – Нагнитесь ко мне и не поворачивайте головы. – И когда друзья придвинулись к нему, тихо продолжил: – Лучше будет, если мы подстрелим Вована Токарева. Чего это он откололся от нашей компании? Шутка! Ха-ха-ха!

– Идиотские же шутки у тебя! – прошипел Иванов. – Его личное дело – участвовать в игре или не участвовать. Насильно никто никого не заставляет.

– Да ладно! Я просто пошутил. Только говорить ему об этом не надо, а то еще обидится. Токарь – мужик с характером.

– Это мы знаем, – произнес Кондратьев. – А как вам нравится вон та цыпочка? Ну, которая поет? Интересно, она местная или откуда-то прибыла сюда?

– Солистка? – вытянул шею Головко, прислушиваясь к голосу девушки из выступавшей группы, и в нем сразу заговорил профессиональный интерес. – А между прочим, неплоха. Из нее можно сделать звездочку. Сменить репертуар, пустить в эфир. Можно начать с моего радио. Надо бы познакомиться с ней поближе.

– Идиот, разговор идет об объекте нашей игры, – зашипел Фадеев. – Мы же выбираем жертву нашей фантазии.

– Ребята, мне ее жалко, – протянул радиобосс. – Может быть, найдем кого-нибудь другого?

– А я думаю, что девчонка – вполне подходящая кандидатура, – произнес Соколов. – Чего долго выбирать? На вид она хрупкая, кулаками размахивать не будет. Остановится, чтобы в зеркало посмотреться, вот тебе и неподвижная мишень.

– Да ты, оказывается, опытный убийца, депутат, – засмеялся Марчук. – Вот чему вас учат на парламентских сессиях.

– Скажешь тоже! – фыркнул Соколов. – Просто я умею фантазировать.

– Ну-ну… А теперь пофантазируй, в какую часть тела девчонки ты прикажешь стрелять своему наемнику. В грудь или в попку?

– Без разницы, чего тут фантазировать – буркнул, вмешавшись, Кондратьев. – Контрольный выстрел в любом случае будет произведен в голову.

– Умно излагаешь, начальник, – усмехнулся Фадеев. – Короче, голосуем. Мне эта кандидатура нравится, я ее поддерживаю. Большинство голосов определяет выбор.

– Как хотите, – махнул рукой Марчук. – Слушайте, а каким образом, интересно мне, мы будем сейчас голосовать? Руки, что ли, вверх поднимать на виду у всего здешнего народа?

– Поднимем пивные кружки, – предложил Батталов. – Кто против, пусть держит пиво на столе.

Несмотря на предыдущие разногласия, все семеро подняли свои кружки кверху и даже залпом выпили пиво.

– Ядреное! – крякнул Иванов. – Неплохое пиво тут подают, надо вам сказать.

– Значит, берем за основу принятое решение? – еще раз переспросил Кондратьев.

– Берем водки и обмываем решение, вот что мы сейчас делаем, – сказал Фадеев.

Все тут же согласились, намекая на то, что пивом судьбоносные решения не обмывают. Тот самый светловолосый официант, которого Марчук предлагал как кандидатуру на роль жертвы под номером один, принес две бутылки водки и семь рюмок.

– Как насчет закуски? – поинтересовался Иванов. – Помидорчиков с кинзой можно устроить? И лаваш.

– Сию минуту организуем, – ответил парень и убежал на кухню.

– Он совсем не похож на голубого, – пожал плечами Соколов. – Приятный молодой человек.

– Понравился? – осклабился Головко.

– Ты на что намекаешь? – попробовал было обидеться депутат.

– Никаких намеков, – примирительно поднял руки владелец радиостанции. – Я же знаю, что у депутатов туго с чувством юмора.

Водку тут же разлили по рюмкам. Занимались этим лучшие специалисты по вопросам пития – Фадеев и Кондратьев.

– За успех! – поднял рюмку Иванов.

– И за победителя! – произнес Марчук.

– За честную игру! – добавил Соколов.

– Поднимем наши бокалы! – подытожил Головко.

Все дружно выпили, закусили помидорами, порезанными на четвертинки.

– Последний вопрос! – слегка захмелев, произнес Кондратьев. – Когда начнем играть?

Батталов посмотрел на часы.

– Ну, когда наши люди будут готовы… К завтрашнему дню успеем со всеми договориться?

– Дня три надо, по-хорошему, – произнес Фадеев. – Операция должна быть тщательно разработана.

– И чего здесь разрабатывать? – усмехнулся Марчук. – Указываешь исполнителю, то есть посланцу, на жертву и предупреждаешь: не успеешь – не получишь денег. Вот и все дела.

– Короче, – назидательным тоном произнес Батталов. – Предлагаю сделать это ровно через три дня. Начало операции в двадцать два ноль-ноль. Ни секундой раньше. Если кто-то делает фальшстарт, то тут же выбывает из игры. Пусть используют всю свою фантазию для достижения цели. Кстати, вы не забыли, что нельзя убирать с пути конкурента? Если что, тут же сдаем нарушителя ментам, и он будет сидеть в тюрьме.

– А если нарушитель расскажет про нас на суде? – опасливо произнес Соколов.

– Есть такая опасность, – кивнул Батталов. – Но мы примем меры. Денежки в общак сдаем уже завтра. Кто может, конечно. К остальным просьба – подсуетиться и перевести в Прибрежноморск нужную сумму. Не позорьте себя, признаваясь в безденежье. Кого выберем казначеем?

– Предлагаю Кондратьева, – сказал Головко. – Мэр города знает, как пользоваться деньгами.

– Ни за что! – воскликнул Батталов. – Мэры – известные казнокрады!

– Обижаешь! – погрозил кулаком Кондратьев. – Ну ты и гад, Марат!

– Извини, друг, но слишком часто твои коллеги портят показатели стране. Короче, никого из государственных служащих в казначеи не берем. Предлагаю Серегу Иванова. Он предприниматель, цену деньгам знает. Возражения есть?

– В принципе нам все равно, – кивнул Соколов.

– Вот и замечательно. Значит, двенадцатого июня в двадцать два ноль-ноль. Кстати, насколько я помню, в этот день отмечается какой-то праздник. Надо будет подкинуть ей записку с содержанием типа: «Берегись». Или напишем еще что-нибудь в таком же роде. Наймем какого-нибудь алкаша, который отнесет ее. Будет лучше, если он будет под кайфом.

Мимо прошел Токарев. Он поставил на стол, где сидели его друзья, пустую бутылку из-под пива и сказал:

– Девочку выбрали? Мои парни могли бы снять ее со сцены прямо сейчас, и проблем бы не было. Я тут же стал бы победителем. Только делать этого я не буду, потому что глупостями не занимаюсь. Я – пацан серьезный, в отличие от вас, недоносков.

Слегка покачиваясь, мафиозник ушел с площадки.

– Откуда он узнал? – ошарашенно спросил Иванов.

Глава 3

Милиция прибыла быстро. Наверное, по случаю праздника служба велась в усиленном режиме и реагирование было ускоренным, как никогда. «Скорая помощь» где-то задержалась и приехала позже. Марта Георгиевна также не показывалась. Наверное, испугалась того, что произошло. А мне почему-то показалось, что она все же вернется, предстанет передо мной и доложит по-военному: «Дорогая Женечка Охотникова, ваше приказание выполнено, милиция и „Скорая помощь“ проинформированы о случившемся. Разрешите идти? Есть!»

На пороге номера появились трое мужчин в бронежилетах, одетых на форменные милицейские рубашки с короткими рукавами, и в шлемах, с автоматами в руках. Позади них шел лейтенант в обычной форме. Белобрысый молодой человек лет тридцати, нос картофелинкой, светлые ресницы, кожа лица как у индуса. В руках черная папочка для документов, на правом боку кобура.

– Лейтенант Корнейчук, – представился он. – Что здесь у вас для нас?

Ну и фраза! Одновременно и витиеватая, и простая. Прямо готовое клише для подобных случаев.

– Попытка умышленного убийства, – ответила я, кивая на лежащего на полу неудавшегося киллера.

– Правда? – лейтенант внимательно посмотрел мне в глаза. – Профессиональными терминами изъясняетесь. Юрист по образованию?

– Почти, – сообщила я. – Работаю по схожей специальности.

– Понятно. И это вы его так спеленали?

– Моих рук дело, – скромно произнесла я.

Милиционер присвистнул.

– Ого, владеете восточными единоборствами?

– Немного. Самое главное – пистолетик подберите. Мы его не трогали, лежит как лежал.

Корнейчук нагнулся над киллером.

– Ты кто? Откуда? Местный? Из Прибрежноморска? Нет?

Парень молчал.

– Он вряд ли заговорит без адвоката, – сказала я. – Без толку стараетесь.

– Ладно, посмотрим. Кстати, ваши показания нам пригодятся. Сейчас сядем и все запишем. Вы приезжая?

– Отдыхающая. Из Тарасова.

Корнейчук повернулся к коллегам по работе.

– Ладно, ребята, грузите.

Двое парней в жилетах, закинув за спины автоматы, подхватили киллера и поволокли на выход, бросив на меня любопытный взгляд. Корнейчук сел за стол и раскрыл папочку.

– Итак, начинаем составлять протокольчик.

Мы успели записать только две строчки, как дверь распахнулась и в комнату ворвались два врача. Мужчина и женщина.

– Где тут раненая?

Увидев девушку и быстро сориентировавшись в обстановке, они прошли к тахте.

– Ей оказана первая помощь, – сказала я.

Врачи осмотрели плачущую Светлану, которой было очень больно.

– Идти можете? – спросил мужчина. – До машины сумеете дойти?

– Лучше организуйте носилки, – сказала я. – Кстати, я хочу сопровождать ее.

Тут возмутился Корнейчук.

– Но мы еще же не закончили составлять протокол!

– Так давайте закончим это быстрее.

Стали возражать врачи.

– Девушка, нам некогда ждать, сегодня праздник, очень много вызовов. Народ гуляет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное