Марина Серова.

Самая честная мошенница

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Предлагаю опять подружиться, – миролюбиво сказала я, коснувшись руки Марины.

Соседка вздрогнула и посмотрела на меня. Ее губы обиженно скривились.

– Ты специально его отбила, чтобы досадить мне, – прошипела Марина, роняя слезы. – Для тебя это игрушки, а у меня было серьезно. Я никого еще так не любила. Ты сволочь последняя.

– Хватит, – буркнула я сердито в ответ. – Если бы ты знала, кто он на самом деле, твоя любовь вмиг бы улетучилась.

В это время самолет начал разгон по взлетно-посадочной полосе. Шум двигателей нарастал.

– Ну и что, что он беден? Мне наплевать, – всхлипнула Марина. – Это для тебя важно, а я готова была принять Ису таким, какой он есть. Он предлагал мне жениться!

– Да нет, Мариночка, он не так беден, как кажется, – проговорила я негромко. – Твой Иса возглавляет черный список женихов в Интернете. Я случайно на это наткнулась, когда проверяла информацию по курорту и по туристическим агентствам. Иса Халед – известный международный аферист. Во многих странах выписан ордер на его арест за мошенничество, многоженство. В «Дезерт роуз» его занесло потому, что в других местах слишком хорошо знают его физиономию.

– Ты нагло врешь! – заявила Марина, глядя мне в глаза. Но прозвучало это как-то неуверенно. – Что, думаешь, он польстился на меня только из-за денег? Ты хочешь сказать, что я уродина, на которую никто не посмотрит? Да? Говори! – Она не выдержала и разрыдалась.

Какая-то бабулька с переднего сиденья обернулась к нам с гневным лицом:

– Нельзя ли вести себя потише?

– Можно, – согласилась я и обратилась к Марине: – Хватит реветь, я ничего подобного не имела в виду. Ты сама себя накручиваешь. Просто тебе не повезло. Попался подонок.

– Мне всегда не везет, – проговорила она сквозь слезы. – Он был такой внимательный, нежный, угадывал все мои желания. Мы с ним так танцевали.

– Не трави себе душу, – посоветовала я. – Вот увидишь, он сполна получит за свои злодеяния.

– Слушай, Женя, а если он мошенник, чего ты сама с ним стала встречаться? – поинтересовалась Марина. Поток ее слез пошел на убыль. Она вытирала платочком щеки и выжидательно смотрела на меня.

– Даже сама не знаю. Какой-то охотничий азарт, что ли. Захотелось его переиграть, – пожала плечами я. – Иса такой прожженный тип и купился на мою болтовню о папаше-олигархе. Я была поражена, а потом решила идти до конца.

– Так что, твой отец не олигарх? – вытаращила на меня глаза Марина.

– Нет, конечно, – засмеялась я. – Думала, он расколет меня с первого раза. Достаточно проверить данные моего паспорта через базы, например, таможни или министерства туризма, и вся моя биография вмиг станет прозрачной. Но, видно, он этим не занимается, по старинке полагаясь на интуицию. Вот и получит теперь.

– Что получит? – заинтересовалась Марина, позабыв, что ее сердце безвозвратно разбито. Глаза сверкнули огоньком мстительной радости. – Если он правда аферист, то пусть ему будет очень плохо.

Я рассказала ей, как кинула Ису в ресторане.

– Кроме того, я подменила его пластиковую карточку и расплатилась ею за обратный билет.

– Ты что, тоже мошенница? – спросила Марина с крайним удивлением. – Как ты это все сделала?

– Ловкость рук, – ухмыльнулась я. – И почему ты говоришь, что я мошенница, если я наказала этого урода?

– Мне кажется, в таких случаях надо заявлять в полицию, – покачала головой Марина.

– Большое спасибо, – ответила я. – Что-то не хочется оказаться в каком-нибудь вонючем египетском зиндане.

– Я слышала, что у них сейчас современные тюрьмы, – возразила Марина.

– В современной тюрьме тоже мало хорошего.

Идея-то остается старая, – ответила я и рассказала Марине о жертвах жиголо, про которых знала, проштудировав страничку в Интернете. Многие из этих «жен» лишались всего – денег, положения в обществе, а иногда и самой жизни.

С самолета мы с Мариной вновь сошли подругами, а попрощавшись, договорились как-нибудь встретиться еще.

Глава 2

Звонок Олега Бурсова застал меня в такси, когда я ехала домой. В голосе моего клиента слышалась паника.

– Женя! Какое счастье, что я до вас дозвонился! Все сорвалось! Розу не нашли. Теперь ее точно убьют! Надо что-то делать.

– Что вы имеете в виду? – переспросила я, осмысливая его сумбурную речь. – Вымогатель не пришел за деньгами?

– Нет, он пришел. Оказалось, какой-то академик с исторического факультета, бывший ректор. Я передал ему помеченные деньги, а потом выскочили собровцы и положили его мордой в пол. Процесс передачи денег даже засняли на видеопленку.

– Ну тогда отлично! – воскликнула я. – Отвертеться он не сможет.

– Не знаю насчет отвертеться, – протянул Бурсов, – но этот старикан тут же получил сердечный приступ. В милиции мне говорили, что хватаем его, а он рассказывает, где Роза и есть ли сообщники. В результате ничего не узнали. Вымогатель в больнице при смерти. В милиции сказали, дескать, подождем, пока он сможет говорить. А сколько этого ждать? Розу к этому времени убьют!

– Все ясно, – пробормотала я. – Значит, вы хотите нанять меня в качестве телохранителя и чтобы я нашла вашу жену?

– Да-да, – радостно подтвердил Бурсов. – Я никаких денег не пожалею, только найдите ее.

– Хорошо, Олег Николаевич. Вы как хотите, круглосуточную охрану или мне сопровождать вас только во время поездок? – поинтересовалась я деловым тоном, разглядывая за окошком такси летящие мимо улицы Тарасова.

– Конечно, лучше чтобы вы охраняли меня целый день. Но вы успеете одновременно заниматься поисками Розы? Я, например, себе это плохо представляю, – проговорил Бурсов.

– Не волнуйтесь насчет этого, – ответила я и спросила: – Вы сможете на работе взять двухнедельный отпуск?

– Попробую, – осторожно сказал Бурсов. – Отпуска у нас на фирме не приветствуются.

Я попросила продиктовать свой адрес, сказав, что заеду после обеда, так как сейчас у меня есть кое-какие дела. Прощаясь, Олег пожелал, чтобы я скорее приезжала, потому что еще неизвестно, что задумали похитители. Оставшуюся часть пути до дома я посвятила размышлениям о похищении Розы Бурсовой. Что за дикая история, где в качестве вымогателя выступает университетский профессор? Да и сумма выкупа в шестьдесят пять тысяч просто смешная. Кстати, почему именно шестьдесят пять, а не семьдесят или ровно шестьдесят? Может быть, профессор на калькуляторе точно сосчитал, сколько ему для счастливой жизни надо, либо ему срочно потребовалось какое-нибудь оборудование, ценные книги…

В квартире в отсутствие тети Милы было непривычно пустынно и тихо. Я прошла к себе в комнату, собрала сумку, сложив в нее необходимое, что могло понадобиться для выполнения очередной работы: комплект спецсредств для прослушивания и подглядывания, гримировальный наборчик, несколько париков, три платья, спортивный костюм, темно-синий брючный костюм для официальных визитов, обувь для тренировок.

Закончив сборы, я пообедала, разогрев в микроволновке котлеты с вермишелью, которые тетя Мила, приготовив, заморозила в морозилке, так как беспокоилась, что, при-ехав раньше, я буду питаться всякой дрянью. Помыв посуду, я сварила себе кофе и засела за компьютер, чтобы прогнать Бурсова через базы данных различных ведомств и определить, что он собой представляет. Картина получилась благоприятная. Ни проблем с законом, ни уклонения от уплаты налогов. Годовой доход – полтора миллиона рублей. Чтобы проверить личный счет Бурсова в банке «Тарасовнефть», пришлось подключить знакомого хакера, носившего в Сети кличку Юзер. Одной добраться до их сервера мне было не под силу. Юзер помогал мне в некоторых делах. В лицо он меня не знал, а по электронной переписке я представлялась мужчиной, частным детективом по кличке Охотник. Юзер в реальной жизни работал инженером на одном из оборонных заводов, вел тихую спокойную жизнь, поэтому, оказывая мне помощь, он воображал себя кем-то другим, не простым человеком, а героем комиксов или тайным агентом. Он просто заходился от восторга, когда я передавала ему часть информации, разумеется, ту, которая не могла навредить моим клиентам. Иногда приходилось подключать фантазию, домысливать и приукрашивать реальность, добавлять стрельбы и трупов.

Через полчаса, пока я проверяла Розу Бурсову, пришел ответ по содержанию счета ее мужа. На нем было три с половиной миллиона – очевидно, деньги, собранные на покупку квартиры, про которые рассказывал Олег Николаевич. С каждой минутой дело становилось все более странным. По своему опыту я знала, что вымогатели, перед тем как похитить родственника жертвы, выясняют ее финансовое положение. Какой смысл требовать столь несерьезный выкуп, когда на счету Бурсова приличные деньги? Что, вымогатели полные профаны?

Не отрывая глаз от мерцающего монитора, я набрала номер Валерия Игнатьевича, старинного друга отца. Валерий Игнатьевич занимал пост начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД Тарасовской области и время от времени оказывал мне помощь в делах. Смешно, но он ощущал ответственность за меня перед отцом, старался перетянуть меня к себе в отдел под крыло, обещал постепенное продвижение. Я всякий раз вежливо отказывалась, объясняя это своей любовью к свободе.

Благодаря мне Валерию Игнатьевичу удалось задержать несколько преступных группировок мошенников, орудовавших в Тарасове и окрестностях. Поэтому в дальнейшем он стал помогать более охотно.

– Здравствуйте, Валерий Игнатьевич, не отвлекаю? – сказала я в трубку, услышав знакомый голос.

– Женя, здравствуй, ну как жизнь, чем занимаешься? – поприветствовал меня Валерий Игнатьевич.

– Да все тем же занимаюсь, – беззаботно бросила я. – А жизнь ничего, съездила вот в Египет отдохнуть.

– А сейчас, наверно, с новыми силами влезла в какую-нибудь темную историю и требуется моя помощь? – догадался Валерий Игнатьевич.

– Ну… не совсем, чтобы влезла, – ответила я, – просто меня интересует одно дело. Похитили некую Розу Бурсову, а с ее мужа требуют выкуп. Вчера вечером задержали вымогателя, академика, доктора исторических наук. От испуга с ним приключился сердечный приступ, и академик оказался в больнице. Естественно, он не мог рассказать, где прячут заложницу.

– Да, я что-то слышал об этом. Опера бегали здесь, деньги помечали, – сказал Валерий Игнатьевич. – Дело попахивает скандалом, генерал бродит по коридорам мрачнее тучи. Я из кабинета боюсь выйти, чтобы не попасть под горячую руку.

– Вы сможете поподробнее разузнать? – спросила я. – Может, этот академик успел что-то сказать перед тем, как получить сердечный приступ, и вообще, какие версии у следствия?

– Ты, Женя, толкаешь меня на должностное преступление, – строго сказал Валерий Игнатьевич. – Может, сейчас телефон прослушивается ребятами из управления внутренней безопасности.

– Если б это действительно было так, вы бы со мной не разговаривали, – заметила я.

Валерий Игнатьевич еще покочевряжился для вида, а потом сдался, согласился информировать меня, если что-то станет известно. Нравилось человеку, когда его уговаривают.

– Только смотри, чтобы все осталось между нами, – напомнил он напоследок.

– Не первый раз замужем, – буркнула я сердито.

– Кстати, про замужество, – начал Валерий Игнатьевич. – У нас тут есть один парень, перспективный, неженатый…

– Так, давайте об этом в следующий раз, – сухо сказала я. – До свидания, Валерий Игнатьевич, созвонимся, – и отключилась.

Минутой позже позвонила тетя Мила. Узнав, что я уже дома, она поинтересовалась, не составит ли для меня труда заехать за ней в аэропорт. Я попыталась отмазаться, но не тут-то было.

– Женя, я купила всякие сувениры. Если поехать на такси, то половина окажется уничтоженной. Знаешь, как они неаккуратно гоняют, а кругом кочки! – с возмущением сказала тетя Мила. – Я привезла курительницу в виде Шивы – многорукого бога. Насыпаешь благовоний и поджигаешь. Знаешь, как классно!

– Подозреваю, – без энтузиазма ответила я, – сейчас еду, жди.

Глава 3

Дом восемь по проспекту Космонавтов, где проживал мой будущий клиент, находился как раз напротив казино «Берег скелетов». Рядом с десятиэтажкой была стоянка. Я загнала туда свой автомобиль и отправилась к дому пешком, внимательно осматриваясь по пути. У входа в подъезд в глаза бросился белый микроавтобус «Газель». Интуиция подсказала, что стоит он здесь не просто так. Прошлась мимо и заметила в замке зажигания ключи, а внутри салона уловила какое-то движение. Сомнений не осталось. В данный момент двое или трое сотрудников правоохранительных органов находились в машине за тонированными стеклами и наблюдали за квартирой Бурсова. Наивно даже предполагать, что по этому адресу они «пасли» кого-нибудь другого.

Вздохнув, я вытащила сигарету, закурила и не торопясь пошла к подъезду. Войдя внутрь, я поднялась на шестой этаж и позвонила в квартиру с номером пятьдесят девять. На самой двери, а также на стене черной краской кто-то изобразил непонятные знаки и символы наподобие древних рун. Нажимая на кнопку звонка, я внимательно разглядывала эти художества, стараясь запомнить.

На звонок из-за двери ответил заливистый собачий лай. Потом мужской голос осторожно спросил:

– Кто там?

– Евгения Максимовна Охотникова, – ответила я громко.

– Цезарь, прекрати! – прикрикнул хозяин на собаку, но та и не подумала слушаться.

Загремели ключи, щелкнул замок. Дверь открылась, и на меня бросился свирепый йоркширский терьер сантиметров двадцати ростом, напоминающий маленький волосатый пуфик. Длинная шерсть скрывала и маленькие лапки и мордочку.

Олег Николаевич, плотного телосложения мужчина лет пятидесяти, с беспокойными серыми глазами на широком круглом лице, подхватил терьера на руки.

– Цезарь, ну как ты встречаешь гостей? – У него были слегка вьющиеся, коротко подстриженные волосы с проседью, тонкий прямой нос и узкие губы.

– Ваша или жены? – поинтересовалась я.

– Жены. Проходите. – Бурсов посторонился, впуская меня. Цезарю не хотелось пропускать в дом чужую, поэтому он злобно заворчал и тявкнул. – Это свои, хватит, – продолжал увещевать собаку хозяин.

Он закрыл за мной дверь, потом отпустил Цезаря на пол, но был вынужден тут же подхватить снова, так как песик попытался атаковать мои ноги.

– Что ты будешь делать! Цезарь, фу!

– Заприте пса где-нибудь, пока мы поговорим, – попросила я. – Или вам придется все время держать его на руках.

Олег Николаевич оставил терьера в комнате, которая, по-видимому, служила рабочим кабинетом, и быстро запер дверь. Тут же послышался жалобный протестующий лай и царапанье когтей по двери.

– Тихо, Цезарь! – крикнул Олег Николаевич и глянул с грустной улыбкой на меня. – Не любит чужих, видите, как охраняет.

– С ним моя помощь вам не потребуется, – поддакнула я.

– Да уж, не потребуется. – Затянув посильнее пояс черного велюрового халата, Бурсов указал на гостиную: – Проходите, садитесь. Кофе, чай?

Цезарь продолжал задорно лаять. Пес не желал мириться с поражением.

– Нет, спасибо. Давайте сразу перейдем к делу, – предложила я.

– Вот зараза, – проговорил Олег Николаевич, прислушиваясь к лаю. – Ведь не успокоится. И надо же было Розе принести его. Представляете, нашла на свалке. – Заметив мой вопросительный взгляд, он пояснил: – Да-да. Моя жена подобрала его на свалке. Отмыла. А теперь этот комок шерсти изображает из себя хозяина дома.

– Кто же мог выкинуть породистого йоркширского терьера? Такой до двух тысяч долларов стоит!

– Он? Да бросьте вы! – не поверил Бурсов. – Какая-то лохматая собачонка. Откуда вы про цену знаете?

– У одной из моих клиенток был точно такой же, только сучка, – пояснила я. – Она мне говорила, сколько он стоит и что чрезвычайно трудно найти «мальчика», чтобы не испортить породу.

– Бывает же, – хмыкнул Бурсов с удивлением. – Дадите тогда телефон своей клиентки, сведем с ее «девочкой» Цезаря. Роза обрадуется…

На последней фразе Бурсов запнулся и совсем сник.

– Давайте к делу, – повторила я предложение. – Расскажите подробно про звонок и про то, как задержали вымогателя.

– Про звонок я уже рассказывал. Ничего нового добавить не могу, – ответил Бурсов. – Вечером, около девяти, позвонили. Поднимаю трубку – мужской голос: «Можно услышать Олега?» Говорю: «Я Олег». А он: «Я звоню вам насчет денег. Предлагаю подобру-поздорову заплатить за свою жену. Ждать я не буду. Если вы откажетесь, ей придется несладко, обещаю. Я с ней церемониться не стану». Я его перебил и спросил: «Сколько?» В ответ услышал: «Шестьдесят пять тысяч, лишнего мне не надо». Потом я позвонил в милицию. Деньги перед передачей пометили, мне на одежду подсадили «жучок». Стою на крыльце общежития. Подходит ко мне такой весь из себя интеллигентный старичок с усиками, с бородкой, в костюмчике, с кожаным портфелем и вежливо так говорит: «Молодой человек, вы не меня ждете? Я за деньгами». У меня просто дыхание перехватило от его наглости. Я сунул ему в руки пачку денег, и в этот же самый момент, как снег на голову, свалились бойцы СОБРа. Старика заковали в наручники и уложили на асфальт. Вслед за этим старик разыграл сердечный приступ. Его увезли в больницу.

Пока Бурсов рассказывал, я незаметно осматривала обстановку гостиной. При доходах Бурсова она была более чем скромной. Большинство вещей еще советской эпохи, за исключением домашнего кинотеатра и комплекта мягкой мебели. Самой дорогой собственностью в квартире можно было считать терьера, до сих пор лаявшего в другой комнате.

– Олег Николаевич, а какие отношения у вас были с женой? – поинтересовалась я. – Возникали ли ссоры, разногласия?

– К чему это вы ведете? – прищурился на меня Бурсов. – Что, думаете, это я все подстроил? Один из милиционеров мне так и сказал, что я сам, наверно, хотел избавиться от жены. Он вроде как шутил, но мне, понимаете, не до шуток.

– Я ничего такого не имела в виду, – ответила я, невинно хлопая глазами. – Просто ситуация уж очень странная. Какой-то академик вымогает с вас смешную сумму за похищенную жену. Вымогатели обычно так не действуют. Чтобы понять, что в действительности произошло, я должна собрать как можно более полную информацию о похищенной. Кстати, вы знаете, что за вашим домом следят и, возможно, квартира на прослушке?

– Знаю, – буркнул Олег Николаевич. – Я лично дал разрешение на прослушивание телефонных разговоров. Не получив денег, бандиты могут позвонить или даже заявиться сюда. Видели рисунки на двери? Роза перед тем, как ее похитили, сказала мне, что они означают проклятие. Нас прокляли и хотят нашей смерти.

– Вы что, верите в эту ерунду? – спросила я с сарказмом.

– Нет, конечно, – быстро ответил Бурсов. – Кто-то решил нас таким образом запугать. Только дверь изгадили.

– Есть подозрение, кто это мог сделать? – спросила я.

– Студенты, наверно, – пожал плечами он. – Наверно, Роза не поставила кому-нибудь зачет, вот и отыгрались. Бывает, иногда звонят по телефону и угрожают поджечь квартиру, заложить бомбу, дать по башке в темном углу. Вы же знаете современных детей. Насмотрелись фильмов и играют в «бригаду».

Слова Бурсова заставили меня задуматься. Что, если действительно ее похитили какие-нибудь «хвостатые» студенты, а академика просто подставили? Правда, как так можно подставить?

А Бурсов тем временем продолжал:

– С женой у нас отношения были просто замечательные. Мы понимали друг друга. Она меня всегда поддерживала. Мы вместе решили копить деньги, чтобы купить новую квартиру. Современную, в хорошем месте. Копили два года. Приходилось ограничивать себя в расходах, но Роза никогда не жаловалась. Она из детдома, поэтому знает цену деньгам. Она даже вещи несколько раз в секонд-хенде покупала, хоть я ей запрещал. Мы же, в конце концов, не нищие. Перед людьми стыдно.

– А Цезаря, значит, она на улице нашла?

– Да, принесла, мы вместе его отмывали от грязи. – Воспоминания породили на лице Бурсова печальную улыбку.

Сделав временную передышку, Цезарь вновь залаял, но уже хрипло, надсаженно.

– Олег Николаевич, а нельзя ли что-нибудь сделать? Ваш любимец скоро совсем охрипнет, – сказала я.

Бурсов задумался, потом предложил мне покормить Цезаря. Тогда он будет воспринимать меня как свою. В качестве прикормки мне была предложена копченая колбаса.

– Я открываю, – предупредил Бурсов с видом, словно выпускал из клетки медведя-людоеда.

– На счет «три», – скомандовала я, сдерживая улыбку. – Один, два, три, давай!

Дверь распахнулась. Цезарь с хриплым лаем бросился на меня. Я попятилась, кинула колбасу. Появление перед носом лакомства поколебало решимость агрессора. Цезарь остановился и, не переставая рычать, принялся поедать колбасу, не спуская с меня глаз.

– Вот еще, – подтолкнула я к нему еще кусочек. Когда колбаса кончилась, Цезарь забыл, что я его только что кормила, и опять напал на меня.

– Да чтоб тебя! – выкрикнул Бурсов, протягивая к собаке руки.

Цезарь увернулся и кинулся в гостиную к моей сумке. Вцепился в нее зубами и с рычанием стал свирепо драть, но силенок было недостаточно, чтобы прокусить грубый материал.

При нашем приближении песик забился под диван и занял боевую позицию.

– Он меня сведет с ума, – признался мне Бурсов. – Никогда не видел собаку с таким вредным характером.

– Зато в квартире всегда живая сигнализация, – ободрила я клиента. – Видели, как он кинулся, когда я позвонила. У собак хороший слух. Если даже кто-то тихо попытается вскрыть дверь отмычкой, Цезарь услышит и предупредит вас лаем.

– Хорошо, конечно, – поддакнул Бурсов невесело, – только он лает, даже когда лифт мимо проезжает. После похищения Розы я всю ночь сегодня вскакивал, заслышав его тявканье. Совсем не выспался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное