Марина Серова.

Продавец интимных тайн

(страница 3 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Не надо, – схватил меня за руку Олег. – Пожалуйста, давай просто подождем, пока они уедут.

– Но почему? Почему мы должны ждать? – чувствовала, что парень чего-то недоговаривает. И мне это не нравилось. – Почему мы не можем просто пройти в подъезд? Если эти люди что скажут, я им сумею ответить, – настаивала я.

– Тебе что, трудно? – разозлился Олег. – Они уедут скоро.

– А если нет?

Я снова осторожно заглянула за угол. Мужчины выносили из подъезда диван.

– Что там? – нетерпеливо спросил младший Соколов.

– Кажется, они собираются везти на машине диван. Сейчас грузить его будут.

– Ну вот. Я же говорил, что уйдут. Что им долго делать на улице?

Я продолжала следить, а в голове мелькали всякие мысли. Почему он их так боится? Если это просто соседи из подъезда, то зачем от них прятаться. Проблемы? Тогда надо разбираться сразу, а не скрываться. Олег тем мужчинам должен деньги? Так ему ничего не стоило к отцу обратиться и вернуть долг. Опять не вижу смысла за углом стоять, пока они погрузкой занимаются. Если же достают парня по другой причине, то тем более на место надо было бы мужиков поставить. Думаю, мне следует попробовать выяснить, что за проблемы тут у Олега.

Мы так и продолжали стоять за углом, пока мужчины привязывали диван к багажнику. Наконец они все сделали, погрузились в машину и поехали. Мимо нас им не надо было проезжать.

– Ну что, теперь можно идти? – немного издевательским тоном спросила я.

Олег выглянул за угол сам, удостоверился, что у подъезда никого нет, и только потом кивнул головой.

Я пропустила Соколова-младшего вперед и, оглядываясь по сторонам, пошла за ним. От злости я чуть не пыхтела.

Глава 4

Мы вошли в квартиру в полном молчании. Ни мне, ни Олегу не хотелось разговаривать. Мне, конечно, без разницы, какие там дела у Соколова-младшего с теми мужиками, которых мы только что видели, но было немного обидно за него. Я ведь могла ему помочь разобраться с ситуацией раз и навсегда. И почему он не захотел?

Приподнятое настроение, возникшее при покупки елки, пропадало на глазах. Я пошла в ванную мыть руки и машинально глянула в зеркало. И снова, как недавно дома, не узнала выражения своего лица.

Я вдруг поймала себя на мысли, что слишком много на себя беру. На самом деле, и чего я так разошлась? Меня это не должно касаться. Не хочет Олег моей помощи – его проблемы. Какое право я имею указывать ему, как поступать? А потом еще обижаюсь, что он сделал не так, как бы хотелось мне… Так нельзя.

Я попыталась изобразить на лице улыбку. Но она получилась похожей на гримасу, причем смешную, и я невольно рассмеялась. А потом прижала палец к кончику носа и стала специально снова вызывать у себя смех. Нет ничего лучше для поднятия настроения, чем вовремя посмеяться над собой.

Таким образом я поставила себя на место и только потом вышла из ванной. То, что я увидела, снова вызвало у меня приступ хохота: Олег стоял в коридоре недалеко от ванной с каким-то трагическим и в то же время любопытным выражением лица.

Понятно, он услышал мой смех и пришел посмотреть, не случилось ли чего непредвиденного. Испугался, наверное, за здравость моего рассудка.

– Ладно. Не будем дуться друг на друга, – сказала я, подходя поближе. – У нас с тобой и так проблем хватает, зачем еще дополнительные создавать? Все будет хорошо. Давай все же подумаем о Новом годе. Ты любишь этот праздник?

– Ага, – чуть кивнул юноша. – Я пойду тоже руки помою после улицы. Слушай, а как елку ставить будем? На балконе есть ведро с землей. Может, я его принесу? Оно небольшое, в нем цветок рос. Цветок погиб. А ведро вот и пригодится, а?

– Давай, – я слегка шлепнула его по плечу.

Олег, как мне показалось, чуть съежился от моего жеста, коротко на меня глянул, а потом быстро прошел в ванную. Меня немного удивила его реакция. Я пожала плечами и пошла на кухню.

Я убрала торт в холодильник, налила в чайник воду и поставила кипятиться. Впрочем, прежде чем пить чай, надо с делами закончить.

Я решила воспользоваться случаем, пока Олег в ванной, и осмотреть его комнату. Ведь при хозяине не можешь позволить себе рассмотреть все, что хочется. Я быстро прошла по коридору в комнату Соколова-младшего, по пути послушав возле ванной, льется ли вода. Она лилась, значит, у меня есть время.

Я и в первое посещение комнаты почувствовала, что она какая-то не такая, а сейчас, когда принялась дотошно изучать обстановку, впечатление усилилось. Как-то не вязалась эта комната, да и вообще квартира с Олегом. Не может наш современный молодой человек жить в такой убранной, без всяких молодежных украшательств и прочих прибамбасов квартире. Нет здесь ни плакатов, ни хотя бы легкого беспорядка, ни каких-либо других атрибутов и мелочей, свойственных мальчишкам.

И тут меня осенила мысль: быть может, квартира вовсе не его? Соколов-старший мог ее просто арендовать для своего сына на время, пока не улягутся возникшие проблемы. Но зачем надо было врать мне? Не вижу я повода для введения меня в заблуждение.

А может быть, Соколов только недавно купил эту квартиру? Теперь она, естественно, Олега, но он еще не успел ее обжить. А что, и такое возможно.

Я тряхнула головой, чтобы отогнать эти беспокойные мысли, и заметила, что компьютер уже включен. Наверное, пока я занималась в ванной аутотренингом, Олег успел его включить. Вдруг на экране сменилась заставка – в разные стороны начал разлетаться фейерверк. Это зрелище меня всегда завораживало, даже если оно и на экране, и я им залюбовалась.

Но тут экран опять сменился. На этот раз Олегу пришло электронное письмо.

Я человек, конечно, любопытный. Да и как тут не прочесть то, что само лезет на глаза? Я нажала клавишу и прочитала: «Привет. Скоро все будет приготовлено, и ты сможешь приехать. Сообщу дополнительно. Бурундук».

Ну и что бы это могло значить? Куда приехать и что там готовится? Обратный адрес ничего не мог мне сообщить, хотя Олег-то, конечно, знает, кто ему написал. Как же все-таки хорошо было раньше, когда письма были обыкновенными, бумажными, и обратный адрес можно было прочесть на конверте точный, реальный. А сейчас что? Просто набор букв, полная секретность. Ну никаких условий для работы сыщиков и телохранителей!

Хорошо, что во время своих размышлений я успела закрыть письмо и отойти к окну, потому что в комнату вошел Олег. Я стояла спиной к нему как ни в чем не бывало, и смотрела на тающий свет уходящего зимнего дня. Потом на шум его шагов повернулась и улыбнулась.

Взгляд Соколова-младшего сразу упал на компьютер. Он быстро подошел к нему, увидел, что ему пришло сообщение, прочел его и снова закрыл. Я продолжала стоять с придурковатым видом.

– Ой, там чайник, наверное, уже закипел, – сказала я, совершенно по-настоящему вспомнив про него. – Будем чай пить?

Я кинулась на кухню. Повезло мне с чайником, потому что если бы не он, то мне пришлось бы выдержать на себе вопросительный взгляд Олега. Он мог заподозрить, что я прочла письмо.

Олег показался на кухне.

– Давай, хозяин, командуй, – сказала я. – Что мы будем делать сначала? Пить чай или елкой займемся?

Глядя на мой беззаботный вид, Олег, видимо, немного успокоился.

– Думаю, что сначала надо елку поставить, а потом уже за чай садиться, – коротко ответил он.

– Отлично. Ты ведро обещал найти. А также говорил, что игрушки есть и все прочее.

– Есть. Идем.

Младший Соколов повел меня в зал. Там он достал с антресоли пыльную коробку, встав при этом на стул. Потом вышел на балкон. С улицы в открытую дверь сразу повеяло холодом, несмотря на то что мороза не было. Олег немного повозился на балконе и наконец принес ведро.

– Вот.

Ведерко на самом деле было маленьким, но для нашей небольшой елочки вполне подходящим.

– Надо придумать, где елка стоять будет, – развела я руками. – В зале?

– Я думаю, что в этом углу самый раз, – по-хозяйски оглядев комнату, ответил Олег. – Немного сдвинем диван, предварительно убрав кресло. И столик с телевизором.

– Если телевизор подвинуть, то балконная дверь будет его задевать, – высказала я свое мнение.

– Да, – задумался юноша.

Сейчас он выглядел в полной гармонии с этим домом. И мне даже показалось, что даже обои здесь он клеил собственными руками, так по-хозяйски он осматривал все, прикидывая, как лучше подвинуть мебель, как лучше устроить елку. Мои мысли стали еще запутаннее. Пока я еще не анализировала текст электронного письма, не было свободной минутки, но уже с каким-то испугом понимала: в нем что-то есть. Но сейчас не время разбираться. Я должна быть спокойной, чтобы Олег ничего не заметил. Устроим новогодний интерьер, а потом уж как-нибудь уединюсь, подумаю…

– Мы телевизор к той розетке подключим. Как раз с дивана будет удобнее смотреть, – Олег сдвинул кресло, потом подошел к дивану и вопросительно посмотрел на меня. – Берись с той стороны.

Мне ничего другого не оставалось. В общем, мы сдвинули диван, и при этом освободилось место для нашей маленькой елочки.

Я разбирала игрушки и гирлянды, пока Олег укреплял елку в ведре. Потом мы ее украшали. А еще протянули гирлянду под потолком и также по карнизу. Олег принес из комнаты красивый фонарь, который переливался разными цветами, красочно сменяющими друг друга.

Наконец, когда все было закончено, он выгнал меня на кухню, а сам принялся пылесосить, а потом собирался вымыть пол.

«Ну надо же, какой хозяйственный! Тихий-тихий, но как до дела доходит, прямо-таки мастер на все руки! – подумала я, прикуривая сигарету. – Особенно полы мыть».

В памяти всплыло письмо Бурундука, прочитанное мной на компьютере. Он сообщает, что скоро все будет готово и можно будет приехать. А что, если этот Бурундук просто друг Олега из Франции, который готовится к его приезду? Тогда в письме ничего особенного нет. Ладно, оставлю пока размышления на эту тему.

Но все-таки Олег странный. Хотя я же вообще-то со своей колокольни сужу. Сколько есть мужчин, умеющих хорошо и вкусно готовить? Много. Ну и что, что парень тут сам убирается и полы моет. Наоборот, даже здорово. Драться не любит? Что ж, не каждому это дано. Есть такие мальчишки. Отец, видно, очень мало с ним занимается, а сын, кажется, очень любил мать. Быть может, поэтому он такой.

Я закурила вторую сигарету. Тут со шваброй в руках вошел Олег.

– Ноги подними, я пол и тут протру, – сказал он.

– Прошу, – весело сказала я, легким движением подняв ноги и водрузив их на край стола. – Удивляюсь я тебе! Как ты профессионально работаешь тряпкой… Наверное, с детства любил эту работу?

– Ага, – странно посмотрев на меня, произнес Олег. Но все же улыбнулся. – Вот взять тебя, к примеру… – Он выпрямился и продолжил: – Ты красивая женщина.

– Спасибо, – поблагодарила я, не придав его словам никакого значения.

– Так вот. Женщина ты красивая, но готовить не любишь. Так?

– Так, – согласилась я.

– И полы наверняка терпеть не можешь мыть? – с победной искоркой в глазах спросил Олег.

– Так, – я не понимала, почему он так радуется и глазами блестит. Судя по его взгляду, можно было подумать, что он меня обманывает или собирается провести. Но я же понимала, что это не так.

– А я, – тем временем продолжал Олег, – молодой человек, который как раз любит этим заниматься. Теперь скажи, чем ты лучше меня или наоборот?

– Я вообще-то не про то говорила, – вяло ответила я. – Просто это кажется странным.

– Правда?

Вот теперь в его глазах показалось недоумение. Да, недоумение и в то же время облегчение. Но мне приятнее не стало. Я уже разозлилась на себя за то, что вообще начала этот разговор.

– Олег, – нетерпеливо сказала я, – домывай быстрее, и будем чай пить с тортом.

– Что-то мне чая уже не хочется, – снова начав водить по полу тряпкой, ответил Олег. – А знаешь, – он остановился и посмотрел на меня с дружелюбием, как будто доверил мне тайну и теперь считает меня другом, – я бы сейчас напился.

– Вот те раз! – присвистнула я. – Напился… С чего это вдруг?

– Слушай, а правда, – будто сам удивившись своим словам и заново понимая их смысл, подхватил Соколов-младший. – Сбегаем, купим бутылочку хорошего вина и посидим с тортом. Чем нам еще заниматься?

Честно сказать, я вообще-то не сторонница посиделок за бутылочкой, но в данный момент подумала, что мне будет легче с Олегом разговаривать, если он чуточку выпьет. Очень уж мне хотелось побольше узнать о нем, о семье, о делах старшего Соколова.

– Ну, давай, – согласилась я.

Олег тут же воспрял духом. Было видно, что если бы я ответила отказом, то сам бы он, может, и не решился настоять на этом предложении. Ну что с него возьмешь? Как ни крути, а все равно еще дитя неразумное. Хорошо еще, что не такое самовольное, какими бывают пацаны в его возрасте.

Он быстро домыл полы, залихватски выжал тряпку, сбегал вылил воду, погремел еще чем-то в ванной комнате и наконец показался уже одетым к выходу на улицу.

– Ого, – засмеялась я, – уже готов. Что-то ты весь в черном? Настроение такое мрачное?

– Нет. Просто так получилось. Ты вон тоже сама вся такая, – недолго думая, сказал он.

– Перестань меня с собой все время сравнивать. – Я встала. – Ну, пошли.

Только мы вышли в коридор, как раздался телефонный звонок. Олег взял трубку, и лицо его тут же помрачнело. Отвечая короткими фразами, он отвернулся от меня и водил пальцем по шкафу.

– Кто звонил? – спросила я, когда он положил трубку. Хоть я и обещала себе не задавать лишних вопросов, но сейчас не сдержалась, потому что Олег стоял и молчал.

– Это папа, – повернувшись, ответил юноша. – Поход в магазин отменяется, он сейчас приедет в гости.

Я видела, как Олег разочарован. Он сел на маленький стульчик у двери и опустил голову.

– Ты чего такой? – села я перед ним на корточки. – Разве что-то случилось? Ты недоговариваешь что-то.

– Да нет. Просто жаль, что у нас не получится хорошего вечера.

– Почему не получится? Ты не прав. Очень даже получится. Сейчас поговорим с твоим папой. Чаю попьем с тортом… хорошо, что мы его купили… потом проводим его. И выйдем погулять. Купим легкого вина, засядем перед видеомагнитофоном с каким-нибудь новым фильмом и будем кайфовать.

– Я не смотрю фильмы по видику, – чуть улыбаясь, ответил Олег и пристально посмотрел мне в глаза.

– Почему? – Я даже смутилась от его взгляда.

– Потому что я смотрю фильмы на компьютере.

– Замечательно, – обрадовалась я. – Значит, будем смотреть на компьютере. Я довольно плохо во всем этом разбираюсь.

Я сказала так еще и для того, чтобы Олег подумал, что я и письма на экране прочитать не могу. Впрочем, кажется, это уже не актуально.

– Угу.

– Тебя все-таки что-то мучает, – заглядывая парню в глаза, спросила я. – Расскажи мне. Может, я что-то посоветовать смогу или помочь. Тебе же тяжело, Олег, я вижу.

– Да нет, – забегал глазами он. – Все нормально. Просто иногда нападает на меня такая тоска и депрессия.

– В твоем возрасте этого быть не должно. Может, ты много дома сидишь?

– Да нет.

– Есть предложение: когда все кончится, я бы на твоем месте отправилась на горнолыжный курорт. Представляешь, на рождественские праздники туда махнуть! Вот красота: новые люди… никаких проблем…

– Мне не хочется, – ответил Олег.

– Ну и что? Я скажу твоему отцу, чтобы он заставил тебя это сделать, иначе ты совсем загрустишь, – твердо сказала я. – А может, тебя мучает что-то, чего ты изменить не можешь?

– Чего, например? – испуганно спросил юноша.

– Может, ты чувствуешь себя эдаким гадким утенком? Знаешь, в твоем возрасте такое бывает. Но знай – это не так.

– Что? – не понял меня Олег.

И тут раздался звонок в дверь. Олег медленно встал и, даже не заглянув в «глазок», открыл дверь. На пороге стоял красавец Ян.

Глава 5

– Кажется, вы куда-то собрались? – посмотрев на нас, находящихся в полном обмундировании, спросил Ян.

– Проходите, – Олег отошел от двери, чтобы пропустить всех в коридор.

После Яна вошли сам Соколов и еще один тип, которого я ни разу не видела. Так как все мы были обуты-одеты, то в коридоре столпилось слишком много людей. Я присела и стала расшнуровывать сапожки. Потом скинула пуховик. Олег тоже скинул верхнюю одежду.

После этого к раздеванию приступили наши гости. Минут пять прошло, прежде чем мы все вошли в зал.

– Ну что? Как у вас дела? – немного нарочито приподнято спросил Андрей Павлович, оглядывая нас с Олегом с ног до головы. – Подружились?

Он еще в коридоре странно на нас посматривал. Впрочем, для себя я это объяснила видом Олега – был он какой-то чересчур натянутый и испуганный. Удивительно и то, что стояли мы в обуви. А ведь Соколов предварительно позвонил и сказал, что едет, и даже если мы и собирались куда, то у нас вполне было время, чтобы разуться. Во всяком случае, я бы тоже удивилась на месте Соколова. Поэтому, когда удивился он, мне это не показалось странным.

– Нормально у нас все, – ответила я. – Хотели вот по магазинам пройтись. Кстати, – всплеснула я руками и повернулась к Яну, который встал так, что загородил весь обзор Соколову в нужную сторону. – А ну-ка, подвиньте свою фигуру, вы кое-что прикрываете.

Соколов увидел елку, и взор его смягчился.

– Невероятно! Вы решили поставить настоящую елку… И как я сразу не заметил? – Он стал оглядываться по сторонам. – Как красиво. И гирлянды повесили…

– Эти лампочки, наверное, горят, – вставил большущий Ян.

– Как вы догадались? – делано удивилась я. – Особенно, знаете, если свет потушить, а их вилку в розетку вставить. Такой эффект!

Никто, пожалуй, кроме Олега, не обратил внимания на мою шутку. А Соколов-младший хохотнул тихонько и тоже пришел в себя, пригласил всех пить чай с тортом. Но отец с двумя телохранителями отказались.

– Я ведь только хотел убедиться, что у вас все хорошо, – встал он, застегивая пуговицы пиджака. – И вижу, что не просто хорошо, а даже отлично. Я очень рад. Олег, и тебе веселее? Правда?

– Да. Спасибо, папа.

– А у вас есть какие-нибудь новости для нас? – задала я вопрос Соколову уже в коридоре. – Ситуация пока не разрешилась или дело движется?

– Я вообще не знаю, каким образом можно будет ее разрешить, – вздохнул мой клиент. – Никто уступать не хочет, с места ничего не двигается. Вот Олежку отправлю за границу, а потом будь что будет.

– Ну, не надо так пессимистично, – как можно бодрее сказала я. – Надеюсь, у вас все будет хорошо. Звоните нам, не забывайте.

– Олег, пока, – Соколов сжал плечо сына. – До свидания, Женя.

– Всего доброго.

Первый телохранитель вышел из квартиры, пока Соколов обувался. Видно, к машине пошел. Потом Ян также попрощался, шагнул огромным шагом в коридор, а за ним двинулся и клиент.

Мы еще раз пожелали друг другу удачи, и Олег закрыл дверь.

– На улице уже стемнело, – сказала я.

– Но разве нас это может остановить? – спросил Олег.

– Не может, но должно. Зачем по темноте мотаться? Но раз договорились, то менять планы не будем.

– Правильно.

И мы тут же стали снова обуваться. Машина отца Олега наверняка уже уехала, так что мы могли спокойно идти на улицу. Я понимала, что это просто мальчишество, но поменять ничего уже не могла. Раньше надо было думать. В принципе супермаркет – в трех кварталах от дома. Так что мы быстро обернемся. И Олегу приятно будет, что я свое слово сдержу.

На улице к вечеру стало немного подмораживать. Нетрудно догадаться, что в результате получилось: ноги на асфальте, превратившемся в каток, разъезжались. Приходилось выбирать места, где снега побольше, чтобы ноги проваливались и не уезжали неизвестно куда.

– Ну вот, – буркнул Олег. – Только этого не хватало.

– Дай я тебя под руку возьму, – безапелляционно сказала я и тут же ухватилась за руку юноши, потому что чуть не упала.

– Ага, – хохотнул он. – Хочешь сказать, что если падать, так непременно вместе.

– Все пополам, – я кивнула, крепче хватаясь за его руку.

Мы, периодически вися друг на друге, пустились в путь. И хоть он был недолгим, но все-таки трудноватым.

Почти добрались до магазина, и тут мне показалось, что двое каких-то парней очень нами интересуются, хоть и делают вид, что просто смотрят по сторонам. Но меня-то не проведешь, я всякие там уловки сразу вычислить могу. Так что тут было просто. Особенно если учесть, что парни недалеко от нашего подъезда стояли, когда мы выходили.

Я тогда просто посмотрела, а теперь вот поняла, что за нами тянется «хвост». Олегу пока я не стала ничего говорить. Зачем мальчишку пугать? Но через некоторое время я будто случайно чуть поскользнулась и развернулась так, чтобы проверить, идут ли те парни сзади. Шли. Понятно.

Тут мне в голову стали приходить всякие мысли. Что им нужно? Есть ли у них оружие? Захотят ли они выкрасть Олега или убить? Когда будут действовать – на людях или в темном переулке? Какая у них подготовка? На что они, собственно, способны?

Но пока ответов на мои вопросы не было. Я могла в данной ситуации только сохранять спокойствие и быть готовой дать отпор.

Перед супермаркетом мы с Олегом расцепились. О, какое это счастье чувствовать под ногами твердую почву! Вернее, как хорошо, когда ноги твои могут стоять там, куда ты их поставила, а не уезжают в сторону.

Мы прошли по проходу, приблизились к винному отделу. Преследователей видно не было.

Я подумала, что было бы глупо спрашивать Олега, пил ли он когда-нибудь вино. Все-таки уже не мальчик. Так что я задала свой вопрос по-другому:

– Ты какое вино предпочитаешь?

– Я плохо разбираюсь, – честно, нисколько не смутившись, отвечал он. – Но мне нравится красное. Даже хотя бы потому, что в нем цвет есть.

– Да?

– Белое, оно какое-то бесцветное, не насыщенное и как бы ненастоящее. А красное – как бы цельное, оно само по себе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное