Марина Серова.

Привет с того света

(страница 2 из 10)

скачать книгу бесплатно

– Ценности заверните в старую тряпку и оставьте в кабине телефона-автомата у входа в Главпочтамт. Сделайте вид, что звоните, и «забудьте» сверток. Потом идите по Московской и ждите около входа в шашлычную. Там вам вернут вашего сынульку. А теперь до встречи. Не опаздывайте… В час дня у входа в Главпочтамт. И чтобы без глупостей. Менты вам все равно не помогут.

Далее послышались гудки.

– Что, что теперь делать? – Албена положила трубку и сложила руки так, как будто обращалась к всевышнему. – Костик, давай отдадим твою часть ценностей! Я отдам тебе все, что у меня есть!

– Не гони пургу, – послышался в ответ медвежий бас Константина, – Татьяна Александровна здесь именно для того, чтобы решать проблемы, а не увеличивать их.

– Что, что теперь делать? – верещала Албена.

– У вас есть украшения? – спросила я.

– Только бижутерия… Есть лишь пара золотых колец. Я не ношу драгоценности.

– Сгодится и это, – сказала я. – И еще захватите какую-нибудь шкатулку или коробку.

Через несколько минут Албена принесла коробку. В нее я положила бижутерию таким образом, чтобы самые блестящие камушки оказались наверху.

– У тебя есть еще украшения? – неожиданно перейдя на «ты», спросила я Албену.

Албена стянула с пальца золотое кольцо с рубином и достала из вазочки тонкое обручальное.

– Больше, пожалуй, ничего. Макс не носил ничего такого, а где его обручальное, я не знаю.

– Сгодится и так.

– А зачем вам все это?

– Пытаюсь придать этому барахлу хоть какой-то товарный вид. И давай не будем «выкать». Лучше просто по имени.

– Хорошо, – согласилась Албена.

Глава 2

У входа в здание Главпочтамта толпилось много народа. Из многочисленных ларьков глядели усталые лица продавцов. Доносился запах горячих пирожков, булочек и хот-догов. У самых дверей Главпочтамта, собравшись кучкой, стояли оборванцы в обносках с чужого плеча и шумно переговаривались между собой. Мужчина в черном пальто подозрительно долго рассматривал журналы.

Я стояла неподалеку, держа в руках букет гвоздик, как будто жду только что отошедшего кавалера. Албена подошла чуть позже и, оглядевшись по сторонам, принялась звонить по телефону-автомату. Как и было запланировано по сценарию, она «позабыла» свой сверток в будке. Я почти была уверена, что подозрительный читатель периодической печати подойдет за свертком. Однако он решительно сел в бежевого цвета «Волгу», которая свернула в сторону железнодорожного вокзала.

Я так увлеклась слежкой за этим читателем, что едва не прошляпила момент, когда к будке подошел молодой человек в рыжей куртке-униформе, в которых ходят рабочие и дворники, и, подхватив привычным движением сверток, начал удаляться в сторону остановки троллейбусов. Вид у молодого человека был вполне заурядный. Было такое впечатление, что он производит уборку территории и подбирает что не нужно. Я двинулась за «дворником», но он внезапно вскочил в троллейбус и скрылся за складными дверями.

Как назло, не было никакого транспорта под рукой, лишь неподалеку сидел и скучал толстенький парень в новехонькой «десятке». Я рванулась в сторону толстопуза.

– Подвезите меня.

– Нет, не могу. Можно было бы развлечься, но сейчас свою бабу жду. Так что топай.

Времени на размышления не было, и я, вытащив из кармана пистолет, направила на пузана. Вот такие бывают ситуации, когда своя машина на ремонте.

– А ну, живо трогай!

Парень, лицо которого тут же вытянулось, безоговорочно подчинился.

– Дергай за троллейбусом.

– А мне ничего не будет? – осторожно поинтересовался он.

– Сиди тихо. Пока я не прикажу, рот не открывай.

На следующей остановке возле Дома моды «дворник» не выходил, иначе его можно было бы разглядеть на остановке… Да вот же он! В заднем стекле троллейбуса знакомая униформа с надписью «Гигиена». Проехав почти весь маршрут и миновав Покровский мост, «дворник» вышел на остановке «Малиновка». Оставаясь на солидном расстоянии, мы молча следовали за ним.

Только теперь машина из помощника превращалась в обузу, так как, медленно двигаясь, она могла вызвать подозрения преступника. Когда «гигиенист» свернул в один из частных двориков, закрыв за собой калитку, я приказала своему бесплатному шоферу-заложнику сидеть и ждать меня.

– Сиди тут. И если кому пикнешь, мы тебя, как последнего лоха, замочим и всю твою семью. Мафия бессмертна. Ты понял?

– Понял, понял, – водитель утвердительно закивал головой, как заведенный солдатик.

Открыв калитку, я прошла по небольшому узкому проходу и оказалась в крохотном дворике, где стояла избушка. Вокруг никого не было. Даже собаки, непременного атрибута частных дворов, не было видно. Войдя в дом, я оказалась в темном коридоре, и лишь спустя минуту, когда мои глаза привыкли к темноте, разглядела две двери, одна из которых была заколочена деревоплитой.

Подойдя ко второй, я услыхала голос человека, говорящего по телефону:

– Нет, ничего более-менее ценного. Так, мелочь. Два кольца золотые и побрякушки, которые на рынке два рубля за кило, – донесся до меня обрывок разговора.

Я достала из кармана пальто пистолет и, дождавшись конца разговора, сильным ударом ноги распахнула дверь.

– Всем встать. Лицом к стене – стреляю сразу.

Ошарашенный «гигиенист», а именно он говорил по телефону, поспешил выполнить мое приказание. В углу в ворохе тряпья закопошилась старуха бомжеского вида и закудахтала.

– Заткнись, – приказала я, и она замолчала. – Где мальчик? – я направила дуло пистолета на старуху.

– Там он, за ковром.

Сдернув старый плюшевый, изъеденный молью и засиженный мухами ковер, я вошла в смежную комнату. Если это еще можно назвать комнатой, а не помойкой. На полу был расстелен рваный матрац. На нем-то испуганно жался мальчик лет семи.

И тут, думая, что я потеряла бдительность, на меня сзади напал «гигиенист». Он попытался ухватить меня руками за горло. Однако это было слишком банально с его стороны. Проведя бросок через корпус, я опустила незадачливого агрессора на пол.

Окончательно обездвижив его ударом ноги под дых, я получила возможность, наконец, спокойно оценить обстановку.

Из внутреннего кармана куртки негодяя виднелся кожаный краешек паспорта, раскрыв его, я прочитала:

– «Гусейнов Ариф Гаджи оглы, азербайджанец, выдан отделом внутренних дел Насилиенского района города Баку».

«Интересно…» – подумалось мне. И тут Азербайджан… И имя Ариф… Что-то здесь нечисто.

– Сиди как мышь! – крикнула я бомжихе, которая снова что-то зашевелилась у себя в углу.

– А я че? Я ниче, – откликнулась та.

– Тихо! – злобно посмотрела я на нее.

Лицо мальчика, до сих пор выглядевшее очень испуганным, вдруг переменилось. Он с надеждой посмотрел на меня. Ну что ж, главное, что он жив. Это уже хорошо. С остальным мы разберемся…

Спустя некоторое время, обшарив дом и не найдя ничего интересного для себя, я набрала номер отделения милиции. И еще спустя полчаса уже разговаривала со своим знакомым майором Волковым.

Александр Александрович Волков, или попросту Санечка, как в шутку между собой называют его сотрудницы-коллеги, со смаком допивал чай из стакана в подстаканнике и продолжал наш приятный и деловой вечерний разговор.

– Детали этого дела еще придется выяснить. Похититель на самом деле никакой не Ариф и вообще не азербайджанец и не уроженец Баку. Уверяет, что настоящее имя его Геваркян Альберт Вагашакович и родом из города Севана в Армении. Паспорт купил с рук у какого-то барыги. Ребенка похитил в надежде разбогатеть. Узнал о драгоценностях от того же неизвестного барыги. Барыгу зовут вроде Ваха – чеченец. А как там на самом деле, никому не известно.

– И когда можно будет узнать подробности?

– А зачем тебе подробности, Тань? Свое дело ты выполнила. Мальчика нашли живым и невредимым, чего тебе еще? Бомжиха эта ничего не знает, живет в том домике вроде прислуги или сторожа.

Волков вздохнул.

– Посадили ее еще при Советах, что-то там в бухгалтерии не так сошлось. А потом без прописки никому не нужна, вот и дошла до такой жизни. Выпустили… А остальное следствие покажет.

– Видно, нет на свете самого справедливого государства, – риторически вставила я.

– Кто его знает, видно, нет, – усмехнувшись в ус, пробурчал Волков, прихлебывая чай…

…Сережу отвезла домой я. Албена страшно обрадовалась, увидав снова сына. Это были взрывы радости и безумных эмоций. Я собралась было уходить, но она задержала меня.

– Таня, огромное тебе спасибо за все. Я знаю, никакая оплата не будет стоить того, что ты для меня, для всех нас сделала.

Албена протянула мне коробочку, напоминающую футляр для очков. Я, поблагодарив, раскрыла, и там засверкал холодным блеском бриллиантовый браслет.

– Какая прелесть! – вырвалось у меня.

– Оплата само собой, – поспешила вставить Албена, – Костик рассчитается, а это от меня. Но… – она вдруг помрачнела. – Кое-что произошло в твое отсутствие.

– Что именно?

– Звонил тот самый человек. Он сказал, что убьет тебя. Я… я не хочу, чтобы ты умирала.

– Меня? – удивилась я.

И тут же, словно в ответ, зазвонил телефон. Включив диктофон, я подала знак Албене, чтобы она взяла трубку.

– Сука, – послышалось в трубке, – ты что, за лохов нас держишь, тварь гребаная? Муженек твой уже заплатил свое, теперь ты хочешь вслед за ним. Короче, не будет завтра цацок, я из тебя кишки выпущу.

– При чем тут мой муж?

– Не строй из себя идиотку. Ты же все прекрасно знаешь. И скажи своему детективу, пусть не суется в это дело. Не то всем хана будет, и ей тоже.

В трубке послышались гудки.

Размышляла я недолго. Было ясно, что от греха подальше нужно было решить вопрос с безопасностью Албены.

– Тебе с сыном лучше будет где-нибудь спрятаться на время, – заявила я.

– К Косте?

– Нет. Его адрес преступники, должно быть, знают. Спрячетесь у меня.

* * *

Уже когда Албена переступила порог моей квартиры, я спросила у нее:

– Ты убеждена, что никогда раньше не слышала голос, который угрожал по телефону?

– Я не могла бы с точностью сказать, что голос мне незнаком. Я вроде и слышала где-то подобную манеру говорить. Но голос этот был каким-то другим, и слышала его я при других обстоятельствах. Но это неточно. Кажется, вроде бы где-то слышала.

– Вспомни хорошенько: а может, о существовании драгоценностей еще кто-то знал? Кроме тебя, Кости, Макса, Арифа и «покупателей».

– Вряд ли Макс распространялся на эти темы.

Как я ни пыталась задавать ей наводящие вопросы, наш последующий разговор ничего мне не дал. И я решила еще раз выяснить все обстоятельства смерти Макса.

Связавшись со своим старым знакомым в милиции Борисом Расторгуевым, я узнала, что этим делом в свое время занимался участковый рыбацкого поселка на Волге, некто Миронов. И еще Расторгуев лениво поведал мне о том, что вроде бы существует какой-то свидетель их гибели, который живет в том же самом рыбацком поселке. С ними, то есть с участковым и этим свидетелем, мне и предстояло побеседовать. Я взглянула на часы. Времени было около четырех.

«Может быть, успею», – подумала я и, оставив Албену с сыном, направила свою машину в рыбацкий поселок. Моя «девятка» была взята мною из ремонта и, судя по всему, находилась в прекрасной технической форме.

Участковый Миронов оказался худощавым, высоким, в форме, которая ему очень шла. Лицо его показалось мне знакомым. Он посмотрел на меня своим кристально чистым взглядом работника правоохранительных органов.

– Что вы хотели? – вежливо осведомился он с серьезным выражением на мальчишеском лице.

– Дело в том, что я частный детектив Иванова Татьяна Александровна. Вот моя визитка. К вам, Валерий Анатольевич, меня прислал Борис Расторгуев из областного управления, сказал, что вы поможете. Мне хотелось бы поговорить со свидетелем гибели двух бизнесменов в вашем поселке.

– К сожалению, это невозможно, – участковый как-то неопределенно опустил взгляд на стол. – Дядя Вася, вернее Семенов Василий Петрович, который видел все это происшествие, скоропостижно скончался. Неделю назад похоронили.

Я нахмурилась. Это дело нравилось мне все меньше и меньше.

– Если хотите, можете побеседовать с его вдовой, – Миронов быстро начеркал на клочке бумаги название улицы и номер дома. – Ее зовут Марья Сергеевна.

– Отчего он умер?

– Отчего? – участковый вздохнул. – Покойник любил закладывать. Перепил. В заключении медицинской экспертизы значится как отравление алкоголем.

– Где это произошло?

– На рыбалке. Пошел с мужиками рыбу ловить. Потом куда-то отошел. Надо ему было там с кем-то встретиться, так он товарищам объяснил. Ну, смотрят, час нет, два нет. А потом нашли мертвого на следующий день в лесу. Как он туда попал, ума не приложу.

– А с кем он уходил с рыбалки, не видели?

– Нет… Впрочем, заходил к нему все время какой-то бородатый мужик, явно нерусский. Раньше его никто у нас не видел. А после того случая с бизнесменами часто к Семенову захаживал.

– А тот бородач был на похоронах Василия Петровича?

– Нет, как в воду канул. Я думаю, они поддали на природе… Ну, Василия-то и прихватила хандра, а тот собутыльник небось чего-то испугался и бросил его. Врач потом сказал, если б вовремя откачали, он бы живой остался.

– А что он был за человек?

– Да, в общем-то, мужик как мужик, но жена все время ругалась с ним, что, мол, все пропивает. А тут вдруг сразу у Петровича деньга завелась. Дочери дубленку купил, сыну часы золотые. Каждый день в продмаге копчености стали покупать, вино брал только импортное. С чего вдруг? Даже жена браниться перестала. Я уж, грешным делом, подумал, а не он ли этих бизнесменов-то… порешил… Но улик никаких…

Получив адрес Марьи Сергеевны и поблагодарив словоохотливого участкового, я направилась к вдове потерпевшего.

Подойдя к синей калитке, на которой неровными буквами было написано «Семеновы», дом 4 «А», и, немного подумав, позвонила. У меня было мало уверенности, что вдова покойного с распростертыми объятиями встретит частного детектива. И пока хозяйка открывала, я придумывала, что скажу ей. Вскоре перед моим взором предстала грузная женщина лет шестидесяти, в черном платке и таком же черном платье. Предусмотрительно не снимая цепочки и глядя в раствор двери, женщина спросила:

– Кого вам надо?

– Мне нужна Семенова Марья Сергеевна.

– Ну, это я, – женщина деловито подбоченилась. – Чего надо? Если вы счетчик пришли проверять, то я вам сразу скажу, что никаких штучек мы туда не вставляли, как некоторые из дома напротив.

В голосе ее боролись между собой раздражение и какая-то усталость.

– Да нет, успокойтесь, Марья Сергеевна, я по другому вопросу, – едва успела вставить я.

– По какому по другому? – тут глаза женщины расширились, брови приподнялись, как сказала бы моя знакомая парикмахерша: «зенки аж из орбит повылазили». – Вы уж скажите! Мне сейчас вообще-то не до разговоров. Муж у меня умер, еще сорок дней не справили. – Тут Марья Сергеевна бурно заголосила. – Где ж ты теперь? На кого ты меня бросил, сиротинушку? Только жить стали по-человечески, и умер. Ведь сглазили, точно знаю, сглазили. Ходят тут всякие. Весь поселок знает, что они порчу на людей наводят. Только и знают, как порядочных людей со свету сживать.

Тут я решила перебить ее словесную тираду и вставила:

– Я из страховой компании. Марья Сергеевна Семенова – это, насколько я поняла, вы, – начала входить я в роль страхового агента.

– Да, я, – женщина сразу же перестала голосить и настороженно прищурилась.

– Я представляю компанию «Виват», известную во всем регионе. Ваш муж Семенов Василий Петрович должен был застраховать у нас свою жизнь. Но сделал это лишь наполовину, то есть внес не полную сумму страховки, а лишь половину. И это не вполне выгодно для вас. Но у нас есть исключения из общих правил. Например, при случайной гибели клиента, ввиду трагического происшествия, как с вашим мужем.

– Эх ты, да, сделайте уж исключение, – перешла на деловой тон Марья Сергеевна. – Он страховался у вас? А я даже не знала. Да вы в дом проходите!

Она посторонилась, открыла цепочку и дала мне пройти.

– Полная сумма страховки составляет двести пятьдесят пять тысяч, то есть та сумма, которую вы должны будете получить, – продолжила вещать я, когда мы зашли в дом.

Марья Сергеевна аж застыла на месте.

– Вот счастье-то. Слава тебе, господи! – и, упав на колени перед трюмо, где среди старых бус и пустых флаконов «Красной Москвы» и зарубежных дезодорантов на всякий подобающий случай стояли иконы, принялась бить поклоны.

– Марья Сергеевна, – поднимая с колен хозяйку, сказала я. – Есть одно небольшое условие.

– Какие условия? Все выполню.

– Нам надо в подробностях узнать обо всем, что предшествовало его гибели, то есть примерно с момента, когда погибли те два бизнесмена. Что было потом, с кем дружил и что могло насторожить лично вас. И маленькая просьба: ничего не утаивайте. Сумма большая, поэтому будет работать следственная комиссия, которая до всего докопается. В случае хоть малейшего обмана пеняйте на себя. Деньги тогда вам не вернут.

– А если я всю правду, всю, всю скажу, вы мне денег дадите? – Марья Сергеевна с надеждой посмотрела на меня.

– Тогда все до единой копейки.

– Ну, значит, дело было так, – Марья Сергеевна смахнула тяжелой рукой капли пота на лбу. – Утром Вася ушел на рыбалку. Ну, и вроде, как Васька рассказывал, лодку занесло, и он долго не возвращался. Как раз тогда двух бизнесменов-то и убили. Весь поселок болтал об этом без умолку. А мой Василий ходил, молчал и вроде как чего-то выжидал.

– Чего выжидал?

– Не знаю я. Только потом смотрю – Васька мой с мужиком каким-то нерусским разговаривает, на цыгана похожим. Такой с бородой, седоватый, среднего роста, чуть повыше меня.

– О чем он говорил с вашим мужем?

– Да бог его знает, о чем они могли говорить, только как-то слышала, что о деньгах вроде. Да толком ничего не поняла. Слышно было только бу-бу-бу. Ваську потом спросила, о каких деньгах они там с «цыганом» болтали. А он и говорит: «Не твоего бабьего ума дело. Калым намечается». Я еще подумала – какой такой калым? Ваську моего работать не заставишь. Но потом и впрямь дня через четыре деньги завелись, вещей дорогих накупил мне и детям. Вот и телевизор купил японский. А уж как показывает! Просто чудо. Я уж думала – век счастье будет. Ан нет, сглазили.

Глаза Марии Сергеевны увлажнились, стало ясно, что она вот-вот бросится в очередные слезы по безвременно ушедшему на тот свет мужу.

Я поняла, что пора закругляться. Большего узнать у вдовы вряд ли было можно, а в принципе и так ясно, что после смерти Макса и Арифа каким-то таинственным образом в благосостоянии семьи Семеновых наступили перемены к лучшему. Естественно, оставался открытым вопрос: «почему?» И кто этот бородач нерусской национальности?

Что-то много в деле прорисовывается представителей южных народностей бывшего СССР…

Я поблагодарила хозяйку дома 4 «А» за беседу. Пообещав вскоре зайти, как только выясню номер страхового полиса ее мужа, оставив в недоумении и корыстном ожидании вдову Василия Петровича, я направилась к своей машине.

Сев в нее, я неожиданно подумала, что кресло автомобиля, пожалуй, есть для меня то единственное место, где я могу хоть немного расслабиться и отдохнуть. Стрелка спидометра клонилась к восьмидесяти километрам в час. Струя свежего воздуха привычно охлаждала лицо. Я разрабатывала план дальнейших действий и нащупывала ниточку загадочных событий.

Внезапный рост благосостояния Василия Петровича, пьяницы из Рыбачьего поселка, его таинственные встречи с «цыганом» и такая же внезапная смерть, – все это говорило о том, что события связаны между собой. Но, к сожалению, ничего ни о личности этого самого «цыгана», ни о достоверной картине происшедшего я в поселке не узнала. Приходилось констатировать, что я ни на шаг не продвинулась в расследовании дальше. Ну что ж, и такое бывает.

У меня разболелась голова, и я включила радио.

– В эфире радиостанция «На всех ветрах» или, как остроумно выражаются некоторые личности, «Радиотрах». Ой, извините, мне уже постоянно делают замечания на работе, говорят, что это некрасиво, – последние три слова диджей пропел. – А сейчас у нас новое послание для Татьяны Ивановой от Арифа с того света. Очень остроумно… Ха-ха…

Диджей несколько замялся, а я сразу же насторожилась. Потому что Татьяна Иванова – это некоторым образом я, а имя Ариф со вчерашнего дня для меня однозначно ассоциировалось с приятелем погибшего Макса.

– Итак, для Танечки Ивановой передаем привет Арифа с того света, – повторил диджей. – С наилучшими пожеланиями в нелегком деле отечественного сыска. Итак, Ляпис Трубецкой «Ау, ау, ау. Я тебя все равно найду».

«Это уже что-то новенькое», – тревожно подумалось мне. По всей видимости, у меня уже устанавливаются прочные контакты с потусторонним миром.

Хмуро прослушав песню, я внезапно вспомнила, что с начала дела еще ни разу не прибегала к гадальным костям – как-то все события разворачивались слишком бурно. Приехав домой, я немедленно попыталась исправить эту оплошность.

8+18+27.

«Вам надо вспомнить о словах старого друга».

Интересно, что бы это могло означать. Старый друг если и фигурировал в этом деле, так это только Костян. А что он мне говорил?

Я мысленно прокрутила в голове все наши разговоры от встречи в «Новой волне» до самого последнего времени. Да, он же мельком упоминал о том, что как-то в квартире Макса наткнулся на опий-сырец. И тут же добавил, что знал – Макс наркотиками не баловался. И как я об этом вспомнила, меня осенила одна догадка. Но ее еще надо было проверить.

Притормозив машину у ресторана «Камелот», я вышла позвонить Константину.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное