Марина Серова.

Покой и не снится

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Какой номер? – все так же развязно вела себя я.

Он назвал мне номер и удалился на свое рабочее место в стеклянный закуток.

Я была готова к такому повороту событий. Подошла к телефонному аппарату и сняла трубку. Набрала номер.

– Да! – откликнулись на другом конце провода. По голосу я сразу определила – Шубин.

Сунула в рот жвачку и, чавкая, произнесла:

– Виталий Сергеевич? Это Марина. Я внизу на проходной. Меня не пускают к вам.

– А кто вы? – помолчав, спросил он.

– А вы меня пропустите, и мы обязательно познакомимся. Лады?

Он засмеялся.

– Хорошо. Позовите к телефону охранника.

Я закрыла трубку рукой и крикнула за стеклянную перегородку:

– Слышь, пятнистый! Поди сюда!

Ошарашенный парень приблизился.

– На! – я протянула ему аппарат. – Тебя.

Он взял трубку.

– Да… Да… Конечно, Виталий Сергеевич… Хорошо, я понял… Да…

Поговорив вот так односложно секунд пять, охранник нажал на рычаг и сказал мне:

– Проходите. Шестой этаж. Шестьсот двенадцатая комната.

Я вильнула задом и направилась к лифту. Нужную комнату на шестом этаже отыскала без труда и вошла без стука.

Виталий Сергеевич Шубин сидел в кресле у окна, чуть сбоку от своего рабочего стола, и курил. Одет он был так же, как и несколько часов назад при нашей встрече в клинике. Значит, дома еще не был.

При моем появлении он встал и, затушив окурок в хрустальной пепельнице, широко улыбнулся, демонстрируя ряд ровных белых зубов.

– Стало быть, вы и есть Марина, – скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес он.

– Да, это я, – для убедительности я повернулась вокруг своей оси, давая ему возможность полюбоваться всеми частями моего тела.

– Очень приятно, Мариночка, с вами познакомиться, – Шубин сделал несколько шагов мне навстречу.

– Поверьте, это взаимно, Виталий Сергеевич.

Я извлекла из сумочки пачку сигарет, распечатала ее и, достав одну, закурила.

– Садитесь, – Шубин любезно указала мне рукой на второе кресло, стоявшее по другую сторону стола.

Я не заставила себя ждать. Вальяжно развалилась в нем и закинула одну ногу на другую. При этом моя мини-юбка задралась, обнажая во всей красе литые бедра.

Шубин на секунду залюбовался ими. Затем приблизился и разместился на краешке стола.

– Что привело вас ко мне? – спросил он с интересом.

– Ваша клиника.

– Моя клиника? – переспросил Виталий Сергеевич.

– Я имею в виду «Виту-С», – пояснила я.

– Ах, вот оно что! – улыбнулся он. – В каком же смысле?

– Я была там недавно. Клиника произвела на меня впечатление. Все сделано там на высшем уровне. Одним словом, круто!

Он продолжал улыбаться, внимательно слушая меня.

– Короче, я сейчас без работы. Вы не могли бы мне помочь, Виталий Сергеевич?

– Вы хотите работать в «Вита-С»?

– Да.

– Кем же?

– Да хоть кем. Какая разница.

– А почему именно в «Вита-С»?

– По нескольким причинам, – как можно беспечнее бросила я. – Во-первых, как я вам уже сказала, мне там понравилось.

Во-вторых, живу в двух шагах от клиники, а я терпеть не могу подолгу добираться до работы. В-третьих, я наслышана о вас, Виталий Сергеевич, и мне говорили, что вы редко отказываете девушкам в таких просьбах.

– Вот как? – он вскинул вверх брови.

– Да, – кивнула я, с удовольствием наблюдая, как он пялится на мои ноги. – Разве не так?

– Ну, в общем, так, – не спеша произнес он. – Знаете что, давайте-ка мы встретимся с вами завтра в «Вите-С» и тогда уже сможем вести более предметный разговор.

– Но вы не откажете мне? – беспардонно напирала я.

– Думаю, что нет.

– Классно, – глаза мои натурально заблестели от счастья. – А сколько платить будете?

На этом месте разговора он уже не выдержал и откровенно засмеялся.

– Вам не кажется, Мариночка, что об этом еще рано говорить?

– Да, наверное, вы правы, – вынуждена была признать я. – Тогда расскажите мне хотя, кто в этой клинике работает? Какие люди?

– Зачем вам это? – прищурился Шубин.

– Я слышала, например, что главврач вашей клиники – ужасный зануда. Нет?

– Александр Михайлович? Да нет, что вы. Вас, видимо, ввели в заблуждение. Александр Михайлович – прекрасной души человек и, главное, профессиональный хирург. Других таких поискать надо!

Никаких изменений в его лице, когда он говорил о Решетникове, я не заметила. Ну что ж. Это только начало.

– Ну, не знаю. Главврач частной клиники – это все-таки положение. Он не подсиживает вас?

– А это кто вам сказал? – Виталий Сергеевич занервничал.

– Никто, – невинно улыбнулась я. – Это мое предположение.

Шубин расслабился. Глаза его, секунду назад сделавшиеся вдруг стальными и бесцветными, вновь потеплели. Однако я успела заметить, что мой вопрос задел его за живое.

– Ну что вы, Марина! – Виталий Сергеевич опять был само добродушие и очарование. – Александр Михайлович вовсе не такой человек. Он прекрасно осознает истинное положение вещей. Так что незачем ему идти против меня. Как говорится, себе дороже.

– Конечно, я бы тоже не пошла против такого человека, как вы.

Вот тут-то как раз и наступил кульминационный момент нашей беседы. Подогреваемый лестью и видом моих ног в совокупности с полуоткрытым бюстом, Виталий Сергеевич уже собрался было переместиться со стола на подлокотник кресла, в котором я сидела. Не могу сказать, как бы я остановила его поползновения, если бы меня не спасла чистая случайность – в дверь постучали.

– Да! – грубо рявкнул Шубин, недовольный, что его так некстати потревожили. – Войдите!

Дверь в комнату открылась, и мы имели счастье лицезреть Енота. Заметив, что босс не один, он немного стушевался и по этой причине бестолково затоптался на пороге.

– Чего тебе? – зыркнул на него Шубин.

– Я это, босс… Ну, короче, пацаны звонили. Ждут тебя в ресторане. Ну, это, короче, они…

Шубин вздохнул.

– Да, я понял, Енот. Ступай к машине, я сейчас спущусь.

Енот моментально ретировался, а Виталий Сергеевич снова перевел взгляд на меня.

– Извините, Мариночка, – мягко произнес он. – Бизнес, сами понимаете. А это такая штука, которая не терпит отлагательств.

– Я понимаю, – кивнула я.

– Деловые партнеры заждались, – снова, как бы извиняясь, продолжил он. – Давайте все-таки завтра вечером, часиков в восемь, встретимся в клинике и завершим наш разговор. Договорились?

– Лады! – я встала и поправила юбку.

Взгляд Виталия Сергеевича был полон печали, но мне не жалко было его.

Глава 3

На улицу с Виталием Сергеевичем мы спустились вместе. Лифт стал для него еще одним испытанием. Всю дорогу с шестого до первого этажа господин Шубин мучился выбором между мной и встречей с деловыми партнерами, которых Енот назвал просто «пацаны».

Я же изображала полное безразличие и жевала жвачку.

Охранник в стеклянной будке проводил нас долгим пронизывающим взглядом. О чем он думал в этот момент, мне было неведомо.

Мы вышли из здания. Енот уже подогнал к подъезду белоснежный «Мерседес» и, сидя на водительском месте, нервно барабанил пальцами по баранке.

– Боюсь, подвезти я вас не смогу, Мариночка, – с сожалением в голосе произнес Шубин. – Время, знаете ли, поджимает.

– Ничего страшного, – я махнула рукой. – Люблю прогуляться пешком.

Я была уверена, что дело здесь вовсе не во времени. Либо Виталий Сергеевич опасался, что я напрошусь с ним в ресторан на деловую встречу и увижу, что из себя представляют его «деловые партнеры», либо решил, что тесного общения со мной в салоне «Мерседеса» он уж точно не выдержит.

– Завтра в восемь, – напомнил он еще раз, уже забираясь в салон.

– Конечно, – уверила я его в том, что склерозом пока не страдаю.

После этого он укатил восвояси. С одной стороны, я была тому рада, с другой стороны, не так уж много информации мне удалось вытянуть из Шубина за сегодняшний вечер. Но кое-что все-таки было. Не люблю заниматься анализом, однако некоторые вещи наводили на размышления.

Например, что представляет из себя господин Шубин, мне стало окончательно ясно. Его недвусмысленный намек на то, что Решетников, мол, знает свое место и рыпаться ему не имеет смысла, а также таинственные пацаны, ожидавшие Виталия Сергеевича в ресторане, убивали последние сомнения.

Кстати говоря, я еще не представляла себе, как собираюсь вести двойную игру, охраняя с завтрашнего дня Решетникова и встречаясь вечером с Шубиным совершенно в ином образе. Конечно, проще всего было бы начихать на Шубина и ни на какую встречу не ездить, но интуиция подсказывала мне, что выпускать Виталия Сергеевича из-под надзора опасно. Еще тот субчик.

Предаваясь сим мыслям, я поймала такси и поехала домой. Этот водитель ничем не отличался от предыдущего. Я имею в виду, по манере поведения. Но на этот раз я была в совершенно ином настроении, и потому стоило ему только покоситься на мои ноги, как я совершенно беспардонно рявкнула:

– Ну чего пялишься? Цирк, что ли? Вон, на дорогу смотри, понял?

До моего местожительства добрались быстро. На этот раз молча расплатилась с таксистом, и он унесся со скоростью ветра.

Оказавшись в квартире, я немного приуныла. Без тетушки здесь было ужасно тоскливо и как-то неуютно. И тут я ощутила страшное одиночество. Первым делом прошла на кухню сварить себе кофе. Только вдоволь напившись одного из самых лучших напитков мира, стала разгримировываться. Сняла парик, макияж, накладные ресницы и прочее. Сразу исчезла вульгарность, шальной блеск в глазах сменился уверенностью истинной леди, и, к сожалению, очень некстати вернулись годы. Нет, я не жаловалась на свой возраст и никогда не относилась к тем людям, которые считают, что каждый прожитый год неимоверно их старит. Но с другой стороны, жаль, конечно, что мне не двадцать. Прекрасный возраст. По себе помню.

Я направилась в душ и с удовольствием подставила тело под упругую, теплую струю воды.

Все-таки неспроста я была столь раздражена утром. День выдался отвратительный, полный негативных эмоций. Одно знакомство с Решетниковым чего стоило. Несмотря на то что скорее всего доктору суждено стать моим очередным клиентом, он по-прежнему не вызывал у меня симпатий. Если Шубин решил прикончить его, в этом нет ничего удивительного. Они оба одного поля ягоды. Разница лишь в том, что один летает повыше.

Я вытерлась полотенцем и босиком прошла в свою комнату. Хватит думать о работе, Женька. Пора на боковую. Как говорится в русских народных сказках, утро вечера мудренее.

Однако отключиться от невеселых мыслей не получилось. Сон не принес мне желаемого результата. Всю ночь донимали кошмары. То снилось искаженное страхом и паникой лицо Александра Михайловича. Он цеплялся за меня скрюченными пальцами и умолял спасти от неминуемой гибели, разрывая при этом в клочья мою одежду. То появлялся усмехающийся Шубин и беззастенчиво принимался лапать меня, называя при этом Галочкой. Из его глотки вырывался сатанинский смех, и этот смех был ужаснее всего. А уже под самое утро явился Енот. Этот ничего не говорил, ни о чем не просил, не смеялся. Он просто молча сграбастал меня своими огромными ручищами и начал давить.

Я проснулась. Шесть часов утра. Что ж, как раз вовремя. И Енот не успел ничего со мной сделать. Я поднялась с постели. Поехать в клинику «Вита-С» я решила пораньше. Прежде чем забрать тетю домой, хотелось переговорить с Решетниковым.

Все приготовления, включая завтрак и утренний марафет, заняли у меня часа два, и в начале девятого я уже катила на своем «Фольксвагене» по направлению к шубинской собственности.

На месте Галочки сидела совсем другая девушка. Не такая симпатичная, но, по-моему, куда серьезнее относящаяся к своей работе, да и вообще к медицине в целом.

– Здравствуйте, – вежливо произнесла я. – Скажите, доктор Решетников уже приехал?

– Пока нет, – девушка деловито поправила очки на переносице. – Он приходит на работу в половине десятого.

– Вы не будете возражать, если я подожду его?

– Нет, конечно.

Я опустилась на тот же диванчик, что и вчера, и на сей раз решила посмотреть журналы. Девушка, нисколько не обращая на меня внимания, вновь защелкала клавиатурой компьютера.

Но стоило только мне удобно расположиться и раскрыть первый попавшийся под руку журнал, как входная дверь отворилась и в приемную вошла еще одна девушка. В первый момент мне даже показалось, что она сошла с обложки того самого журнала мод, который я держала в руках. Она была очаровательна.

Длинные прямые волосы обрамляли круглое личико и падали ей на плечи. Чуть вздернутый носик, голубые глаза и тонкие изумительной формы губы. Одета она была в облегающее зеленое платье, подчеркивающее все достоинства фигуры.

Каким-то внутренним чутьем я ощутила, что передо мной и есть Людмила Венская, о которой вчера так хорошо отзывался доктор. И не ошиблась.

– Доброе утро, Людмила Борисовна, – лучезарно улыбнулась очкастая регистраторша, завидев пришедшую.

– Здравствуй, Ира, – небрежно бросила Венская и направилась к лестнице на второй этаж.

Я решила не терять время понапрасну.

– Людмила Борисовна! – окликнула ее.

Венская обернулась.

– Да.

– Здравствуйте. Я племянница Александра Михайловича. Только что приехала. Вот сижу дожидаюсь его, а он, оказывается, все такой же пунктуальный, как и раньше. Можно я с вами поднимусь? Заодно и познакомимся. Дядя Саша много рассказывал о вас.

Во время этой тирады Людмила внимательно изучала меня.

– Ну что ж, пойдемте, – вымолвила наконец.

Надо же. Соизволила.

Я последовала за Венской, и вскоре мы очутились на втором этаже. Пройдя по коридору, Людмила остановилась возле двери с надписью «Главврач», достала из кармана ключ и открыла ее.

– Входите, – любезно пропустила меня вперед.

Ведет себя, как хозяйка. Ну и люди окружают доктора Решетникова. Что Шубин, что вот она. Мрак! Неудивительно, что он такой закомплексованный.

– Садитесь, – Венская указала мне на кресло и добавила: – Александр Михайлович скоро будет.

– Я бы хотела пока поговорить с вами.

– Со мной? – она вскинула брови. – О чем?

– Видите ли, – я приняла совершенно невинный вид. – Меня и маму в последнее время очень беспокоит дядя Саша. Какой-то он стал не такой. Понимаете?

– На эту тему вам лучше поговорить с его женой. – Подобной незамысловатой фразой она, видимо, рассчитывала отделаться от меня. Но госпожа Венская плохо знала Женьку Охотникову.

– А я думаю, что никто не может знать дядю Сашу лучше, чем человек, работающий с ним рука об руку. Согласитесь, со своей женой он видится куда реже, нежели с вами. Да и не тот человек – жена, с которым станешь откровенничать.

– Со мной Александр Михайлович тоже не откровенничает, – продолжала она отпираться.

– И все-таки давайте пообщаемся.

– Но меня ждет работа. – Видимо, это был ее последний аргумент.

– Я не отниму у вас много времени. – Расположить к себе Венскую в первую минуту общения мне не удалось, потому я кардинально изменила тактику разговора с ней.

– Хорошо, – сдалась наконец Людмила. – Только переоденусь.

– Да конечно, конечно, – я улыбнулась.

Бездушная красавица, как успела уже окрестить ее про себя я, скрылась в соседней комнате. Не теряя времени даром, я осмотрелась. Чистота и стерильность. Не знаю, был ли Александр Михайлович страстным поклонником порядка во всем, в том числе и в убранстве своего кабинета, или это целиком Людочкина заслуга. Приглядевшись повнимательнее, я склонилась ко второму варианту, так как помимо чистоты отметила и другую особенность. Кабинет был довольно миленько обставлен. Каждая вещь занимала свое строго определенное место. Мужчины на такое не способны, какими бы педантами они себя ни мнили.

Людмила вернулась минут через пятнадцать. Она была уже в своей привычной униформе, то есть в белом халате и шапочке, но ее это нисколько не портило. Красоту, как говорится, ни-чем не испортишь.

– Я слушаю вас, – она уселась напротив.

– Ну зачем же так официально, – рассмеялась я. – Мы ведь не в прокуратуре. Слушайте, а давайте мы с вами перейдем на «ты»? Меня зовут Женя.

– А меня Люда, – медленно произнесла она.

Я добилась своего. Мне удалось-таки вышибить почву из-под ее ног. Такие резкие повороты общения завели Венскую в тупик.

– Вот и чудесно! – я подмигнула ей. – Ну а теперь давай рассказывай!

– Что? – не поняла она.

– Рассказывай-рассказывай, – я продолжала хитро улыбаться.

– В каком смысле?

– Ну что у тебя было с дядей Сашей?

Это оказалось для нее полным нокаутом.

– С чего ты взяла, что у меня с ним что-то было? – вскинулась она.

Однако по шальной искорке в ее глазах я успела заметить, что попала в самое «яблочко». Теперь можно и блефовать.

– А то ты думаешь, он не рассказывал мне, да?

Крыть ей было нечем.

– Ты замужем? – продолжила меж тем я.

– Нет.

– А что ж тогда происходит? Что дядя Саша такой понурый в последнее время? Будто жизнью недоволен.

И тут ее прорвало.

– Да задавили его уже все.

– Кто все? – тут же ухватилась я.

– Жена, коллеги, Шубин тот же.

– А что Шубин? Ему чего надо?

– Ты с ним знакома? – насторожилась Венская.

– Только со слов дяди Саши, – сразу же открестилась я от Виталия Сергеевича.

– Сволочь он, – многозначительно изрекла Людмила. – Очень порядочная, надо заметить, сволочь.

– Почему? – я продолжала ненавязчиво подбрасывать вопросы.

– Потому что привык чувствовать себя хозяином жизни. А все остальное люди для него – мусор.

– А чем он задавил дядю Сашу?

– Точно не могу сказать, – поникла Венская. – Шубин иногда приезжает сюда. Они о чем-то говорят с Сашей, и я несколько раз замечала, что после этих разговоров Саша становится замкнутым, рассеянным, даже каким-то нервным.

– Вот-вот, нервным, – подхватила я. – Именно это меня и беспокоит. Ты случайно не знаешь, Люда, ему не угрожали в последнее время?

Глаза Венской округлились от удивления.

– Насколько мне известно, нет, – подумав, ответила она.

– А кто из коллег задавил дядю Сашу? – сменила я тему.

– Что? – переспросила она.

– Ты говорила, что коллеги тоже задавили его. А кто именно?

– Да все.

– То есть как все?

– А так. Сашу не любят здесь, – выдала Людмила очередную новость. – Скорее всего завидуют. Он очень опытный хирург. Даже Шубин это осознает, несмотря ни на что. А врачи, как мне кажется, самый завистливый народ, ну вот и старается каждый подложить Саше свинью. Да что за примерами далеко ходить, – встрепенулась Венская. – Не так давно молодой врач поступил к нам на работу. Сопляк еще. Молоко на губах не обсохло, а туда же. Так и норовит Саше палки в колеса вставить.

– Это еще кто такой? – заинтересовалась я.

– Алябьев Антон.

– Молодой, говоришь?

– Точно. Юнец совсем.

– И что же он вытворяет?

К сожалению, мне не удалось ничего узнать о поступках молодого врача Алябьева, потому как в этот момент дверь распахнулась, и в кабинете возник сам Решетников.

Увидев меня, Александр Михайлович очень удивился и уже раскрыл рот, дабы выразить это свое изумление. Нельзя было терять ни секунды. Я моментально вскочила с кресла и с криком: «Дядя Саша!» – бросилась ему на шею.

Решетников оторопел.

– Надеюсь, вы не забыли о нашем уговоре? – шепнула тихо ему на ухо. – Я ваша племянница, – и уже громко добавила, слегка отстраняясь от него: – Не ожидали?

К чести Александра Михайловича надо заметить, что сориентировался он мгновенно.

– Женька! – завопил что есть мочи, и мы вновь нырнули в объятия друг друга. – А что так рано?

Надо же. Ему бы в актеры идти, а не в хирурги.

– Ну знаешь ли, – я обиженно надула губки. – Я, понимаешь, тороплюсь, спешу увидеться с ним, а он говорит: «Что так рано?»

Я даже обернулась к Венской, как бы призывая ее в свидетельницы бестактного поведения своего дяди.

– Прости, – потупился Решетников. – Не то я ляпнул.

– Вот именно, – я улыбнулась, давая понять, что простила его.

– Я, пожалуй, пойду, Александр Михайлович, – подала голос Людмила, вставая.

– Да-да, конечно, – Решетников вновь стал самим собой. – Идите работайте, Людочка.

Венская выплыла из комнаты, подобно царевне-лебеди, и мы остались с Александром Михайловичем наедине.

– Значит, вы уже здесь, – констатировал Решетников, прикрывая дверь за своей медсестрой.

– Совершенно верно. Как вам спалось, Александр Михайлович?

– Плохо, – он плюхнулся в кресло, в котором до этого сидела я.

– Что так?

– Меня мучили кошмары.

– Представьте себе, меня тоже, – призналась я.

– А вас-то почему? – искренне изумился он.

– Вчера я навещала господина Шубина. Инкогнито, разумеется.

– Шубина? – Александр Михайлович весь как бы подобрался. – Зачем?

– Хотелось заранее знать, что он за человек.

– И каково же ваше мнение?

– Признаюсь, он не вызвал моих симпатий.

– Я так и думал. – Решетников достал сигареты и закурил.

Я выдержала паузу минуты в две, наблюдая за тем, как интенсивно он впитывает в себя никотин, и спросила:

– Почему?

Мой вопрос прозвучал очень неожиданно.

– Что почему? – Решетников поднял на меня глаза.

– Почему вы так и думали? – пояснила я.

Он наморщил лоб, пытаясь осмыслить мой вопрос, и, поняв наконец, в чем дело, ответил:

– Как ни странно, этот тип ни у кого не вызывает симпатий.

– Вот как?

– Да. Так вы беретесь меня охранять? – резко сменил он тему.

– Кажется, я еще вчера сказала, что берусь. А отказываться от своих слов не люблю. Но только после того, как отвезу домой тетю.

– Ну разумеется. – Александр Михайлович заметно повеселел. – Хотите забрать ее уже сейчас?

– А можно?

– Конечно. С ней очень скоро все будет в полном порядке. Я сейчас только отдам распоряжение о ее выписке.

Решетников энергично поднялся с кресла, но отдать каких-либо распоряжений не успел.

В ту секунду, как он оторвался от сиденья и встал во весь рост, я заметила, как в одном из окон здания напротив что-то блеснуло. Вариантов могло быть много, но я не собиралась рисковать и обдумывать, какой из них наиболее вероятен. В такие моменты всегда предполагаю самое страшное и ошибаюсь редко. Я рыбкой нырнула к ногам Решетникова и, схватив его за ботинки, резко дернула на себя. Он плюхнулся в кресло, и в тот же миг оконное стекло разлетелось вдребезги. Я снова потянула доктора на себя, и он растянулся на полу рядом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное