Марина Серова.

Оплаченные фантазии

(страница 2 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Оля, извини, – начала Нечаева, – когда я сказала, что Полина тебе обязательно поможет, я имела в виду нечто другое…

– А что еще тут можно иметь в виду? – Несчастная женщина повернулась ко мне и спросила: – Сколько вы хотите за помощь? Много обещать не могу, но буквально на днях один студент заплатит мне за курсовую…

Я – юрист с высшим образованием, и мне только что предложили соучастие в череде тяжких преступлений. Мне стоило обидеться, демонстративно сказать «нет» и уйти с гордо поднятой головой. Но я не сделала этого, понимая, что Владимирцева вовсе не от скуки решилась разливать направо и налево серную кислоту. В моей жизни тоже был период, когда я была одержима жаждой мести. Хотела наказать бывшего прокурора города, по чьей вине погибли мои папа и мама. Только встав на тропу мести, я поняла, что никто не давал мне права лишать другого человека жизни и даже здоровья. Пусть и такого подонка, как Синдяков. Чем я тогда буду лучше его? Я нашла способ наказать убийцу, но при этом он остался жив и теперь до последнего вздоха будет осознавать никчемность своего жалкого существования.

– Оля, давай рассуждать логически, – я заговорила медленно, с расстановкой, чтобы получилось доходчивее. – Пластическая операция не оправдала твоих надежд. Она не только стоила больших денег, но и принесла тебе физические страдания и колоссальный моральный ущерб. Так?

– Так, – подтвердила несчастная. – И виноват в этом прежде всего Жупанов! Он оперировал меня в понедельник, а в выходные дни у него было какое-то семейное торжество. Понимаешь, он держал скальпель с похмелья! Это – преступление! Но все инстанции, в которые я обращалась, не захотели признать этого.

– И что же, мстить теперь всем подряд? Для этого и цистерны серной кислоты не хватит.

– Ну, не всем же мстить одинаково, – возразила Владимирцева.

– Оля, тебе надо абстрагироваться от идеи наказания виновных и сосредоточиться исключительно на себе.

– Сосредоточиться на себе?! – жертва профессионального «искусства» пластического хирурга тронула рукой свое обезображенное лицо. – Такую, какой я стала, я себя ненавижу! Даже в зеркало стараюсь на себя не смотреть. Полина, неужели ты этого не понимаешь?! Нет, пока я не отомщу, не успокоюсь!

Так, все ясно. Эту паранойю следует держать под контролем. Ольга явно зачислила в отряд своих личных врагов чуть ли не половину Горовска. Примется всем им мстить – и быстренько попадет за решетку.

Я посмотрела на Алину. Кажется, она сама не рада, что пообещала Владимирцевой помощь. М-да, тяжелый случай.

– Ольга, ты хочешь, чтобы твое лицо снова стало привлекательным? – спросила я.

– Ну разумеется! Зачем ты об этом спрашиваешь?

– Само собой это не произойдет, – пояснила я. – И твоя месть, с точки зрения ее успешности и результативности, – самое бестолковое занятие, к тому же, м-м… малопочтенное. Выход только один – надо снова делать операцию, возможно, не одну.

– А я не раз читала в журналах, что звезды по нескольку раз перекраивают свое лицо, делая одну операцию за другой, – вставила Алина. – Так что даже у знаменитостей не все сразу получается.

– Но я-то не звезда, у меня таких денег просто нет, – заметила Ольга.

– Пока нет, но допустим, что у тебя появятся средства…

– Откуда?

– Неважно.

Допустим, они будут.

– Ну, тогда я, конечно, сделаю еще одну попытку улучшить лицо.

– Вот! – воскликнула я. – Вот это – единственный для тебя выход. А ты явно не тем занялась. Месть – это тупик.

– Да, да, конечно, мне надо сделать новую операцию, – проговорила Ольга, трогая щеки трясущимися руками. Такая простая мысль ей, кажется, совсем не приходила в голову. – Но только не в той же клинике! Этот Жупанов… Мясник! Да и откуда в нашем глубоко провинциальном Горовске может взяться хороший пластический хирург? Как же я была наивна и слепа! Я только потом из Интернета узнала, что официально в России нет такой специальности – пластическая хирургия.

– Правда? – удивилась я. – Пластические хирурги существуют, операции делают, а дипломированных специалистов, оказывается, нет?

– В том-то все и дело! Хорошо, если кто-то из них за границей прошел обучение и стажировку. Думаю, Жупанов к их числу не относится. Мне сказали по большому секрету, что его специальность – ВПХ.

– Что это? – уточнила Нечаева.

– Военно-полевая хирургия.

– Ну, тогда все понятно! Хирург, он же – вооруженный терапевт. Любую мозоль от портянки он будет лечить кардинально – ампутацией ноги. Причем вместо наркоза даст пациенту выхлестать кружку спирта. А уж если диагноз посложнее, то неудачная операция сойдет за удачное вскрытие, – начала было умничать Алина, но под моим строгим взглядом скоренько заткнулась.

– Думаю, что надо искать лучшего пластического хирурга и самую хорошую клинику.

– Надо, – Ольга согласилась со мной, – но где я возьму такие деньги? Чем лучше хирург, тем дороже он берет за свою работу. Знаете, какие расценки в московских клиниках? Это же огромное состояние! Тогда я получила страховку от несчастного случая и компенсацию ущерба от водителя, мама добавила свои сбережения…

– Деньги должен дать Жупанов, – бескомпромиссно заявила Алина, и в этот раз ее мнение полностью совпадало с моим.

– Точно! Как же я сразу до этого не додумалась? Надо его шантажировать! Подбросить Жупанову письмо, пригрозить: если он не даст крупную сумму, то его супруге понадобится пластическая операция. – Владимирцева была не прочь сию секунду приступить к этому сценарию.

– Ольга, конечно, шантаж – очень действенное средство, но его надо применять крайне осторожно. А то, что ты предлагаешь, очень грубо. А главное – это может иметь для тебя самые неблагоприятные последствия.

– Какие? – непонимающе скривилась несчастная женщина.

– На тебя могут завести уголовное дело. Понимаешь, в твоем случае следует действовать тоньше, изящнее. Не откровенно шантажировать Жупанова, а через посредников склонять его к безвозмездным платежам…

– Как это?

– Ничего конкретного пока сказать не могу. А суть моей идеи в том, чтобы создать такую ситуацию, когда Андрей Александрович сам отдаст деньги, принесет их в клювике… Возможно, понадобится не одна, а несколько ситуаций, пока не накопится нужная сумма. А когда мы соберем урожай с грядок Жупанова, можно будет лишить его лицензии. Раз не умеет оперировать, пусть и не занимается этим! Это, конечно, трудный, но единственно верный путь.

– Ты говоришь разумно, красиво, но на практике этого не осуществить, – Ольга окончательно приуныла. – Алина, Поля, я благодарна вам за сочувствие, но вы – законченные идеалистки. Понимаю, вины в этом вашей нет. Просто у вас в жизни не было серьезных проблем. Все у вас хорошо, во всяком случае, с внешностью…

– Это у нас-то не было проблем? – всплеснула руками Алина. – Да что ты знаешь о нас? Полька вон в четырнадцать лет круглой сиротой осталась!

– Да? – недоверчиво переспросила Оля.

– Да, – подтвердила я, после чего вкратце рассказала Владимирцевой о придуманных методах восстановления справедливости.

Женщина была обескуражена.

– Ну, я не знаю, – сказала она после паузы, – если тебе с моей проблемой удастся справиться, то это будет просто супер. Обобрать Жупанова на солидную сумму, не совершая ничего противозаконного… Мне такое даже в голову не приходило, а это то, что надо! Мне очень повезло, что судьба свела меня с вами, девочки.

– Конечно, и более чем повезло, что твоя задумка с кислотой провалилась, – заметила Нечаева. – Иначе сидела бы ты уже в следственном изоляторе.

* * *

– Полетт, ты так неожиданно исчезла, – сказал дедуля, когда я вернулась. – Куда это ты вдруг сорвалась на ночь глядя?

– Ездила искать себе новые приключения.

– Откровенно… Какие именно?

Я рассказала деду Арише о неудачном покушении на Алину и о том, что моя подруга проявила небывалую снисходительность, не только простив Ольгу, но и решив принять участие в ее судьбе.

– А ты, дорогая, тоже хочешь принять участие в судьбе этой женщины? – уточнил мой прародитель.

– Знаешь, дедуля, вначале Владимирцева не вызвала у меня особой симпатии. Но потом я взглянула на ситуацию глубже. Сколько еще женщин, да и мужчин, могут стать жертвами бездарного пластического хирурга? И ведь с юридической точки зрения к нему не подкопаешься. Договор так мастерски составлен, что исполнитель в любом случае будет прав. А заказчик рискует всем – деньгами, здоровьем, красотой.

– Ну, не знаю, – протянул Ариша. – Медицина – это такая тонкая сфера… Ты хоть знаешь, как к этому делу подступиться?

– Для начала схожу в клинику пластической хирургии – это же совершенно неизвестная сфера деятельности. Посмотрю, что это за «Приват-мед», составлю собственное представление о докторе Жупанове, о других специалистах, а потом уже буду строить конкретный план. К тому же Ольга не отказалась бы от мести, если бы я не предложила ей альтернативу, – сказала я и заметила, что Ариша явно не в восторге от моих намерений. – Дедуля, понимаешь, я просто не могла не взять это под свой контроль.

– Полетт, ты свой выбор однажды уже сделала, – без особого энтузиазма произнес дед. – Отговаривать тебя бессмысленно. Но ты знаешь, как я переживаю за тебя всякий раз, когда ты занимаешься восстановлением справедливости. Спасая других, ты сама ходишь по лезвию бритвы. Что греха таить, риск хоть и благородное дело, но иногда он заводит далеко не в самые благородные места…

– Какие такие места?

– Да хотя бы в каталажку.

– Это не про меня, – я три раза сплюнула через левое плечо. – Ариша, пойми, ну не могу я равнодушно проходить мимо несправедливости! Если закон оказывается бессилен, это не значит, что нет других вариантов. Да, мне порой приходится действовать на грани фола, но я юрист, поэтому имею представление, как самой не угодить за решетку. Это незнание законов не освобождает человека от ответственности, а вот их знание – наоборот, освобождает.

– Полетт, – сказал дедуля, явно намереваясь сделать мне очередное внушение.

– Что, дедуля? – спросила я, нежно глядя ему в глаза, и Аришино сердце окончательно растаяло.

– Ничего. Просто я хотел тебе сказать, что ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, – дед нежно поцеловал меня в щечку. – Спокойной ночи, дорогая.

Глава 2

На следующий день я отправилась в частную клинику «Приват-мед». Она размещалась в историческом центре Горовска, в бывшем здании роддома, где я когда-то появилась на свет. После того, как роддом перевели в новое современное помещение, здесь одновременно стали соседствовать сразу три медучреждения: частная стоматологическая поликлиника, диагностический центр и аптечный супермаркет. А несколько лет тому назад Жупановым удалось каким-то образом выселить эти фирмы, подмяв все здание под себя. Фасад был отремонтирован, на окна первого этажа поставлены чугунные решетки с завитушками.

Я открыла тяжелую дубовую дверь и прошла в просторный холл. Симпатичная девушка в белом халатике, сидевшая за стойкой ресепшена, тактично поинтересовалась у меня, какова цель моего визита.

– Да вот, хочу изменить форму носа. Кажется, это называется ринопластикой, да?

– Да, – подтвердила администраторша, присматриваясь к моему лицу. – Вы пришли по правильному адресу.

– Говорят, ваш Жупанов просто чудеса творит…

– Да, Андрей Александрович – очень хороший хирург. Но сначала вам надо пообщаться с его ассистентом, Старыгиной Валентиной Ивановной. Она вас осмотрит, проконсультирует.

– А нельзя проконсультироваться лично у Жупанова?

– Понимаете, он не ведет предварительный прием пациентов.

– А почему? – не унималась я.

– Он очень занят. Все-таки Андрей Александрович – главврач клиники, к тому же он оперирующий хирург.

– Ладно, запишите меня к Старыгиной, – сдалась я.

Администраторша полистала журнал и сказала:

– Вы можете встретиться с ней через час. К ней только что зашла одна пациентка, на одиннадцать часов назначена другая, а вот в одиннадцать тридцать Валентина Ивановна сможет вас принять. Вы подождете? У вас есть время?

Значит, у них тут конвейер. Всего полчаса достаточно для того, чтобы решить судьбу человека – резать или не резать. Действительно, зачем тянуть? Хирург тоже человек, и ему позарез – каламбур! – нужны деньги. Больше клиентов – выше доход.

– Пожалуй, подожду, – сказала я, даже обрадовавшись тому, что у меня появился целый час для законного пребывания в стенах этой клиники, и это время я смогу употребить по своему усмотрению.

– Замечательно! Гардероб – направо, а кабинет Старыгиной – на втором этаже, в левом крыле.

Девушка ответила на телефонный звонок, а я воспользовалась тем, что она отвернулась от меня, достала мобильник и сфотографировала лицензию, вывешенную в рамке под стеклом для всеобщего обозрения. Затем я направилась в гардероб.

Сначала я посидела напротив кабинета Старыгиной на белом кожаном диванчике и просмотрела рекламные буклеты клиники. Они красноречиво свидетельствовали о том, какие чудеса может творить пластическая хирургия. Но после общения с Владимирцевой доверия именно к этой клинике у меня не было, и в частности – к доктору Жупанову. Насмотревшись фотографий каких-то людей и их отдельных органов до и после операции, я пришла к выводу, что люблю себя такой, какая я есть. Женщина постбальзаковского возраста, вышедшая от Старыгиной, на мой взгляд, тоже не нуждалась в пластике. Она показалась мне очень даже симпатичной. Но, судя по реплике, донесшейся из кабинета, ее будут ждать здесь на следующей неделе. Пациентка, записанная на одиннадцать, чуть припоздала, но при ее тучной фигуре и черепашьей походке это было неудивительно. Наверное, пришла узнать насчет липосакции.

Пока ее консультировали, я решила немного прогуляться по клинике. В правое крыло второго этажа вход посторонним был воспрещен. Об этом гласила табличка на двери. Вероятно, за ней находился операционный блок. Но строгая надпись лишь обострила мое любопытство. За чуть приоткрытой дверью первого кабинета слышались женские голоса. Я остановилась и прислушалась.

– Таня, ну неужели Жупанов-младший тебе совсем не понравился? – спросил распевный женский голос.

– Соня, мамаша хоть и говорила, что он несколько несовременный, но я не думала, что до такой степени. Чистый ботаник! Полчаса мы практически молча шатались по улице, туда-сюда. О чем я ни заговорю, Шурик поддержать беседу не может, беспомощно барахтается в общих фразах. Фильмов он не смотрит, музыку не слушает… Представляешь, он понятия не имеет, что «Жесткий диск» – это последний альбом группы «Презент-коктейль»! Он и о самой группе-то не слышал! Стал мне в ответ об устройстве компьютера рассказывать.

– Там, типа, тоже жесткий диск есть? – хихикнула другая девушка.

– Ага, вот придурок! Подошли мы к моему дому, я пригласила Шурика на чашечку кофе, а он перепугался до смерти. Словно я его изнасиловать собралась.

– Значит, не зашел?

– Зашел, но стеснялся, как пятиклассник. Я кофе с коньяком нам обоим налила, подсела к нему на диванчик, а он от меня отодвигается и спрашивает, скоро ли мои родители придут. Я ему отвечаю – нет, еще не скоро, мы можем делать все, что нам заблагорассудится…

– А он?

– А он залпом выпил горячий кофе, обжегся, но виду не подал. Зато сказал, что ему домой пора. Соня, ты ни за что не догадаешься, какую он отмазку второпях придумал!

– Какую?

– Будто бы он взял в институтской библиотеке на сутки какую-то умную книжку и должен ее до завтрашнего утра прочитать.

– Да, тяжелый случай. Сексопатология! Парню двадцать два года, девушка его в гости пригласила, а он, оказывается, живому общению предпочитает чтение научной литературы, – проговорил нараспев женский голос. – И ты отпустила его?

– Соня, а что я могла? Мне впервые такое бесчувственное бревно попалось. Я ему на прощание руки на плечи положила, прижалась к нему, поцеловать хотела, а он сказал мне «спасибо за кофе» – и ушел. Точнее, убежал. Соня, ну вот скажи мне, что это такое?

– Психическое расстройство в чистом виде. Правильно Раиса Васильевна сказала, что сын у них с Андреем Александровичем – не от мира сего. Ни разу в жизни с девушками не встречался. На уме одна прикладная физика. Институт, аспирантура… Да, Танюша, даже если ты не сумела его растормошить, то и никто не сможет. А Жупанова так на тебя надеялась…

– А я-то как на ее деньги надеялась! Уже мысленно все потратила, но, похоже, не видать мне ее бабок как своих ушей. Такой облом!

– Да погоди ты отчаиваться! Пусть первый блин вышел комом. Так всегда бывает. Вдруг второе свидание пройдет лучше? Слушай, а может, тебе духами с феромонами воспользоваться? – предложила некая Соня. – А знаешь, есть еще одно новшество – трусы с биофотонами…

– Ну, о магии феромонов я слышала, такие духи якобы привлекают лиц противоположного пола. Моя подружка как-то пробовала на своем начальнике. Не помогло. А что это еще за биофотоны? Вдруг они посильнее феромонов?

– Трусы с биофотонами – это результат нанотехнологии. В общем, на нашем рынке появились нанотовары, которые поистине чудеса творят. Вот, например, мужские трусы. Выглядят, как самые обычные, но усиливают половое влечение.

– Это интересно! Никогда об этом не слышала.

– Моя сестра занимается распространением нанотоваров. Позвонить ей?

– Соня, ну как ты себе это представляешь? «Саша, у меня есть для тебя подарок – нанотрусы! Прошу тебя, носи их, не снимая, круглые сутки!»

– Да, это, конечно, глупо. Хотя есть вариант. Можно рассказать об этом новшестве Раисе Васильевне! Она ведь покупает ему одежду, белье, пусть купит и нанотрусы, несколько штук – для смены. Других вариантов просто нет.

– Нет, Соня, все это из области фантастики. Думаю, ничего у меня не получится с Шуриком. Даже время на него больше тратить не хочу. Только вот как объясняться с Раисой Васильевной, не знаю. Не могу же я ей прямо сказать – ваш сын безнадежен… Так дело и до увольнения может дойти, а меня это место устраивает.

– Слушай, может, он мужиками интересуется?

– Вряд ли, хотя в наше время все возможно…

Оказывается, в семье Жупановых не все так гладко. Сын главного врача, двадцати двух лет от роду, не то абсолютно инфантильный тип, не то голубой. Мамаша спохватилась, занялась его половым воспитанием, подкупила подчиненную мужа, чтобы та соблазнила ее великовозрастного мальчика. Раиса Васильевна – женщина, похоже, недалекая. Заботясь о сыне, о репутации мужа не подумала. Лучше бы шлюшку какую-нибудь с улицы наняла, меньше бы пересудов было в конторе. Хотя от этого «контингента» можно и ВИЧ-инфекцию подхватить. А персонал клиники периодически полное медицинское обследование проходит. Во всяком случае, должен проходить.

Ладно. Пришло время познакомиться с другими сотрудниками «Приват-меда»! Я зашла в кабинет Старыгиной. Ассистентка Жупанова была женщиной лет сорока пяти с очень своеобразной внешностью. На мой взгляд, ее нос картошкой требовал немедленной коррекции. А огромная черная родинка над губой – удаления. Но Валентина Ивановна, кажется, не доверяла своим коллегам.

– Так, внимательно слушаю вас, – сказала докторша, присматриваясь ко мне профессиональным взглядом.

– Я хотела бы изменить форму носа.

– Понимаю, – согласно кивнула Старыгина, словно мой нос был на самом деле вопиюще уродливым, хуже, чем у нее самой. – Что еще?

– Все, больше ничего. В принципе, я своей внешностью довольна, но вот нос… он какой-то простой. Даже определения никакого ему дать нельзя. Нос и нос. Хочу, чтобы он был чуть вздернутым. Думаю, это придаст моему лицу… некую харизму.

– Вздернутый, говорите? – Валентина Ивановна посмотрела на мой профиль. – Да, это очень мудрое решение, но несколько незаконченное.

– То есть как это? – я непонимающе уставилась на Старыгину.

– Вздернутый нос сейчас в моде, но к нему нужны пухлые губки.

– Нет, мои губы меня полностью устраивают.

– Девушка, вы меня не поняли. Один вздернутый носик не решит вашей проблемы. Вот, к примеру, вы покупаете прелестную сумочку красного цвета, но она совершенно не подходит к вашему гардеробу. Но стоит повесить на шею соответствующие бусы или надеть на руку браслет в тон, и все – проблема решена!

Прессинг пошел. Если бы я хоть на сотую долю процента реально желала изменить свою внешность, то всерьез задумалась бы над словами Старыгиной.

– Ну, аксессуары – это одно, а черты лица – совершенно другое, – возразила я. – Да и вообще, не могу себе представить, что в мои губы закачают силиконовый гель. Это просто ужасно!

– Милочка моя, синтетические гели для коррекции формы губ – это вчерашний день! – Валентина Ивановна посмотрела на меня как на законченную деревенщину. – Силикон и акрил, чужеродные нашему организму, для этих целей уже лет десять не применяются. Теперь в пластической хирургии – и в нашей клинике в том числе – используется биологический гель на основе гиалуроновой кислоты, которая является компонентом всех тканей нашего организма, а в коже ее особенно много. Впрочем, есть и другой вариант – липофиллинг.

– А это что такое? – настороженно уточнила я.

– Увеличение объема губ при помощи инъекций собственного жира, специально для этого подготовленного.

Я брезгливо поморщилась и сказала:

– Нет, думаю, надо ограничиться только ринопластикой. Я хочу лишь вздернутый носик, а губы пусть остаются прежними.

Валентина Ивановна положила передо мной альбом с фотографиями знаменитостей и сказала:

– Чтобы будущий нос гармонично сочетался с другими чертами вашего лица, мы можем сделать компьютерное моделирование. Но пока посмотрите сюда. Это – общепризнанные красавицы разных эпох. В сущности, ни одну из них нельзя назвать эталоном красоты, но все они являются своеобразными иконами того или иного стиля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное