Марина Серова.

Неслучайный свидетель

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

Вещевой рынок тоже принял Николая неласково. Каждый торгующий думал лишь о собственных доходах, а поскольку народ хронически страдал от параноидальной инфляции, то его платежеспособность была, мягко говоря, никакой. Распродав по дешевке кое-какие детские вещи, дабы вернуть свое с небольшой прибылью, Николай, злой и расстроенный, вернулся домой.

Набирал мощь криминал, основательно подпитанный антиалкогольной кампанией и доходами от рэкета, разборки начали происходить почти на глазах у случайных прохожих. Работать в таких условиях было крайне сложно, тем более в одиночку.

Шли годы.

В системе образования возникли большие проблемы.

Почти за семь лет антинародных экспериментов рождаемость в стране резко упала, и количество учащихся, а соответственно – и классов в школах стало сокращаться. Падала нагрузка, и учителя косо посматривали друг на друга, как конкурент на конкурента, отнимающего заработок у своего коллеги.

Директора, почувствовавшие большую власть при полном государственном безвластии, не слишком-то церемонились со своими подчиненными. При распределении нагрузки на следующий год предметников вызывали в кабинет и предлагали кабальные условия: или бери положенные тебе по закону восемнадцать часов в неделю, или выметайся из школы.

Некоторых учителей такое положение не устраивало, и они на прощание громко хлопали дверью.

Одним из первых ушел из школы Сергей Фадеев.

– Чем будешь заниматься? – спросил его Николай.

– Бизнесом, – уклончиво ответил учитель английского.

И пропал на какое-то время из поля зрения Лосева.

Вскоре и Николая сократили из штата – ему просто предложили покинуть стены школы.

Вот так Лосев превратился в обыкновенного российского безработного, встал на учет на бирже труда, постоянно суетился насчет работы.

Курсы перепрофилирования предлагали столь же малооплачиваемую специальность, а средств на то, чтобы обучиться специальности типа референта, у Лосева не было, к тому же он не владел ни одним языком. В чем я лично уже успела убедиться.

Предлагали работу охранника в частной фирме, но у Николая появился неизвестно доселе откуда взявшийся комплекс, который внушал ему отвращение к подобному роду деятельности. Конечно, этот комплекс жил в нем, не умирая, еще со школьных времен, когда, бывало, местная шпана заводила мальчиков в туалет, выворачивала карманы, отбирая деньги, и била по лицу. С тех пор при виде такой шпаны у входа в школу Николая начинала бить дрожь. Это как неизлечимая болезнь, хотя теперь Лосев мог спокойно и без последствий шугануть хулиганье со школьного порога. Так что работа охранника для Николая была просто психологически несовместима с его внутренним состоянием. Неизвестно почему, пусть с этим разбирается психолог, но его больше бы устроила – смешно сказать – работа шпиона, который подсматривает за людьми в замочную скважину.

Я рассказываю вам, читатель, все это не для того, чтобы занять ваше время, а лишний раз напомнить, как мало мы еще знаем о глубинах человеческой души и ее тайнах.

Как оказалось впоследствии, все эти моменты, связанные с тайниками души Николая, были далеко не случайными в его жизни и сыграли свою роковую роль в деле, обрушившемся на меня, – звенья одной цепи, если можно так выразиться. А короче: куда ни кинь, всюду клин…

Положение спасала зарплата Татьяны, которая изо всех сил цеплялась за работу бухгалтера в одной фирме, которая не слишком шиковала и не могла гарантировать своим работникам хорошего заработка, однако денег этих хватало только на то, чтобы прокормить кое-как семью.

И вот тогда Николаю пришла в голову одна сумасшедшая идея.

Глава 3

– Так куда вас отвезти? – спросила я.

– Домой… – вздохнул мой попутчик.

Я покачала головой.

– Вы уверены?

– А что?

– Спорю на доллар, что сейчас у подъезда вашего дома стоит серая «Ауди», а в ней засели те, кто очень сильно жаждет вашей крови.

Николай помотал головой.

– Они не знают, кто я.

– А если знают?

– Нет, это невозможно.

– Почему?

– Я был очень осторожен.

Да, слишком самоуверен. И наверное, лучше не разубеждать, не то наша беседа превратится в ожесточенный спор. Кстати, говорят, что клиент всегда прав. Или я не права?..

– Хорошо, отвезу вас домой.

Я открыла дверцу автомобиля.

– Куда это вы? – разволновался вдруг Лосев.

– Проверить обстановку. Было бы неразумно выезжать из укрытия на машине, которую сразу можно опознать.

– Думаете, они неподалеку? – встревоженно спросил Николай.

Я пожала плечами.

– Возможно, нет, но проверить надо обязательно.

Клиент схватил меня за рукав.

– Вас узнают!

– Вряд ли, – я подождала, пока он разожмет пальцы. – Они видели машину, но, сомневаюсь, что хорошо запомнили мое лицо.

Николай провел рукой по двухдневной щетине на остром подбородке.

– Ну, если так…

Я посмотрела на его окровавленную руку.

– Что у вас там?

Лосев осторожно приподнял руку: пуля скользнула по костяшке указательного пальца, содрав кожу и оставив белесый след. А может, это выглядывала сама кость, не знаю, во всяком случае, кровотечение прекратилось.

Я достала автомобильную аптечку.

– Сумеете оказать себе медицинскую помощь?

Николай кивнул.

– Попробую…

И приступил к делу.

Я осторожно, не хлопая, прикрыла дверцу автомобиля и направилась к проезжей части, тут же наткнувшись на двух шестиклассников, собравшихся покурить за гаражами.

– А ну, марш отсюда!

Курят все, кто ни попадя. Но мне это совсем не нравится.

Пацаны резво развернулись и улепетнули прочь, подхватив свои рюкзачки.

Во дворе еще стояло несколько мамочек, пришедших в школу за своими малышами, потому что стрелка часов приближалась к тому часу, когда должен был закончиться последний, четвертый, урок. Я остановилась неподалеку и сделала вид, что принадлежу к той же категории ожидающих граждан.

Может быть, когда-нибудь, в будущем, мне тоже придется вот так же стоять на школьном дворе и ждать сына или дочку, когда он или она будут выходить из дверей своей альма-матер. Не вечно же мне заслонять грудью клиентов, которые постоянно влипают в разные неприятности, до которых мне, откровенно говоря, и дела-то нет. В конце концов, скоплю приличный капитал и заведу нормальную семью. Как у всех. Только муж у меня будет не охранник и не военный, и не милиционер, а какой-нибудь… писатель. Я расскажу ему о своих былых похождениях, сидя с вязаньем в руках, а он будет аккуратно переносить на бумагу мои бесценные истории.

Делая вид, что поглощена ожиданием, я незаметно прощупывала взглядом окрестности, пытаясь убедиться, что нас благополучно потеряли из виду и не будут пытаться искать.

Проторчав на школьном дворе минут пять, я решила вернуться к машине. Но какое-то непонятное предчувствие заставило меня замедлить шаг и бросить взгляд через плечо. Я увидела черный джип – «Чероки», который медленно двигался вдоль тротуара, словно «Летучий голландец».

Как мне показалось, он прочесывал местность, пытаясь обозначить наш след. Белой «Нивы» видно не было, но это могло означать лишь то, что она заняла позицию где-то невдалеке.

Я медленно отвернулась, потом не торопясь обошла, как бы гуляя, разговаривающих женщин и встала так, чтобы наблюдать за происходящим.

Окно джипа было открыто, и я увидела круглолицего парня, который внимательно осматривал окрестности, то есть городскую серость.

Вне всякого сомнения, пассажиров джипа заинтересовал тот факт, что мы почти молниеносно и бесследно исчезли из вида. Дальше по улице укромных уголков не было, значит, мы могли затеряться где-то здесь поблизости и нигде более.

Лично я на их месте подумала бы именно так.

Джип медленно проехал мимо, и я вздохнула с тщательно скрываемым облегчением, чтобы никто не догадался, что у меня на душе.

Я хотела вернуться к своей машине, как вдруг снова увидела черный джип. Они дали задний ход и вернулись на то самое место, на котором только что тормозили.

Черт!

Их было четверо. Сквозь тонированные стекла ничего нельзя было рассмотреть, но когда открывались дверки, все стало отлично видно. Один сидел в машине, а трое других медленно направились прямиком к гаражам; видно, догадались, что там можно было найти укромный уголок, чтобы скрыться с глаз людских.

Сейчас они обнаружат мой «Фольксваген», в котором страдал от неизвестности Николай Лосев, и начнут палить из пистолетов.

Надо было что-то немедленно предпринимать.

Но что именно?

Я лихорадочно соображала, в кого бы мне превратиться, и, наконец… выход найден!

– Молодые люди!

Все трое, не успев добраться до гаражей, обернулись на мой возглас.

– Вы это к нам обращаетесь? – спросил круглолицый парень, несколько минут назад еще сидевший рядом с водителем черного джипа.

– Да, к вам. Что, собственно, вы тут делаете?

Тяни время, Женька! Тяни! И одновременно думай, думай, думай!

– Вы кто будете, девушка? – поглядел на меня пристально худощавый мужчина с землистого цвета лицом.

– Я… заместитель директора школы по хозяйственной части. – Врать так понахальней! – Это подведомственная территория, и я хочу знать, кто по ней разгуливает и с какими намерениями.

Трое разглядывали меня, будто не хотели верить в сказанное. И в самом деле – перед ними стояла молодая, надо признаться, довольно привлекательная девушка, в фирменных дорогих джинсах и легком плаще. Такие в завхозы не идут, скорее – в содержанки. При всем своем апломбе завхозы получают немного – кто станет мотать нервы за гроши? Хотя мир уже давно перевернулся вверх тормашками: сегодня ты герой, а завтра – в груди с дырой.

Если хотите знать, то некоторые завхозы считают себя выше и круче, чем директор. Про одну такую особу мне рассказывала как-то тетя Мила, работавшая в одном из домов пионеров и школьников и не пропускавшая ни одного мероприятия, сидя всегда в первых рядах. А потом «вправляла мозги» бедным педагогам, типа «ты плохо провел праздник», «у тебя слишком мудреный сценарий», «а тебе надо приходить на подобные мероприятия в другом костюме, этот староват». Директор молчит, а эта мымра знай пускается во все тяжкие… Так что выдать себя за сплав нахальства и тупости дело немудреное.

– Мы, в общем-то, из милиции, – вдруг заявил высокий мужчина с красными воспаленными глазами, будто занимался сваркой без защитной маски.

Этот прикол нам тоже знаком!

– Будьте добры, покажите удостоверение.

Сейчас они у меня попляшут! Хорошо, что у завхоза нельзя спросить документ, удостоверяющий личность: его просто не существует в природе.

Я была жутко удивлена, когда красноглазый полез во внутренний карман пиджака и достал под стать лицу красные корочки. Блин, кажется, номер не прошел!

– Вот, пожалуйста, – створки раковины-удостоверения раскрылись, и мне были продемонстрированы чернильные внутренности.

– Можно посмотреть поближе?

– Будьте добры.

Я взяла удостоверение из рук красноглазого и принялась рассматривать его. Как говорил Остап Бендер, при современном развитии печатного дела на Западе… Однако удостоверение было подлинным, так мне показалось при беглом ознакомлении с ним. На всякий случай я запомнила имя: Пелешенко Владимир Николаевич.

Пришлось вернуть корочки, скрипя про себя зубами. Надо же, все-таки влипла!

– Можно посмотреть документы у остальных? – Я решила идти ва-банк, сдаваться еше рано.

Все трое переглянулись.

– Да в чем, собственно, дело? – развел руками Пелешенко. – К нам поступила ориентировка на преступника, мы обследуем территорию, на что имеем полное право, особенно после того, как в нескольких городах произошли террористические акты.

Я усмехнулась про себя. Эта ссылка притянута за уши. Скоро начнут пачками издаваться детективы на темы терактов, так наши авторы любят делать моду из людского горя.

– Тем не менее я хотела бы ознакомиться с их документами.

Двое остальных молча стояли и смотрели на меня.

– У нас в данный момент нет удостоверений, – сказал круглолицый, – мы их сдали в отдел кадров для продления сроков действия.

Молодец, нашел, что ответить! А по-моему, документов сотрудников УВД у этих двоих никогда и не было.

– Вы удовлетворены? – спросил Пелешенко.

Что делать дальше – ума не приложу. И вдруг решение пришло.

– Я пойду с вами, – твердо заявила Евгения Охотникова, выступающая в роли завхоза средней школы. – В конце концов, имею полное право.

– Пожалуйста… Это будет даже лучше, чтобы не было лишних разговоров.

Трое решительно повернулись и направились к гаражам. Я засеменила следом.

Коли постараться, то я вырублю всех троих, если произвести неожиданное нападение сзади. Но вот бить мордой об асфальт сотрудника милиции… Это означает накликать на себя крупные неприятности. Хотя некоторых таких сотрудников стоит ударить маковкой об асфальтовое покрытие, и не один раз.

И все-таки я приготовилась к нападению. Если милиционер в сговоре с преступниками, я сумею защитить наши права в суде.

Бандиты зашли за гаражи и, переглянувшись, направились прямиком к моей машине.

Сейчас они увидят Николая и…

Я занесла руку для удара и в последнюю секунду увидела, что в «Фольксвагене» никого нет!

Вот, блин!

Ситуация изменилась, может быть, сейчас пойдет другая игра?

Я словно в воду глядела.

Трое повернулись ко мне, и Пелешенко спросил:

– Вы не знаете, чья это машина?

Я хотела сказать, что не знаю, но почему-то утвердительно кивнула.

– Директор школы позволяет одному из своих друзей оставлять ее здесь.

Круглолицый и парень с землистого цвета лицом шустренько осмотрели автомобиль и долго пожимали плечами. Для меня тоже было загадкой, куда делся Лосев, но в данный момент его исчезновение сыграло нам на руку и, можно сказать, спасло от выстрела в переносицу.

Продажный мент буравил меня взглядом.

– Понятно! – процедил он. – Тогда скажите, кому принадлежат эти гаражи?

– Ясно кому, – по-простому заявила я, – школе, конечно.

– Эта машина давно здесь стоит?

– С самого утра.

– И никуда не выезжала?

Я выпятила нижнюю губу и наклонила голову влево.

– По-моему… никуда.

Пелешенко подошел к моей машине и положил руку на то место, где был радиатор.

– Еще теплый, – произнес он, укоризненно глядя на меня.

Мне ничего не оставалось, как пожать плечами, подняв глаза к небу.

– Ничего не могу сказать, у меня своих дел навалом – целая школа на моей шее. Если хотите, осматривайте территорию дальше, а я пошла.

Однако рано я собралась исчезнуть со сцены, потому что Пелешенко взялся за ручку дверцы и дернул ее.

Дверца открылась.

На моем лице не дрогнула ни одна жилка, хотя мне было неприятно, что какой-то гад лазает по моей машине.

Мент заглянул внутрь, хотя и так было ясно, что в машине никого нет.

– Странно, машина не заперта, сигнализация не работает. Как можно это объяснить?

– Понятия не имею! – произнесла я. – В принципе это не мое дело. У машины есть хозяин, пусть сам думает, запирать ему автомобиль или не запирать.

– Все ясно, – подал голос круглолицый. – Здесь никого нет.

Однако этот паразит Пелешенко никак не желал успокаиваться и обошел вокруг «Фольксвагена». Затем вытащил из кармана записную книжечку и записал номер машины.

Это мне совсем уж не понравилось. Номер все равно что адрес, а своего адреса я бандитам не даю. Тем более что это не совсем мой адрес, там проживает моя добрейшая тетушка Мила, которая в данный момент понятия не имеет о том, где я и что со мной.

– Что здесь происходит?! – внезапно послышался требовательный голос за моей спиной.

Мы все – и бандиты, и телохранители – обернулись словно на крик «Пожар!» и увидели мужчину лет сорока с седыми висками в форме охранника. На его представительской карточке, которую он предъявил, было напечатано:

ОХРАННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «МАРШАЛ»

Надо же, прямо как на Диком американском Западе, где маршалы отвечали за порядок в городках, выросших в живописных местах посреди прерии!

Сейчас ни одна школа не обходится без охраны, и что самое интересное, фирмы эти – все как одна – принадлежат частным лицам. В последнее время, мне кажется, ужас на жителей наших городов нагоняется не без помощи этих самых «Маршалов», «Шерифов», «Викингов», «Сириусов»… И чем больше наши люди будут бояться, тем больше работы будет у подобных охранных фирм. Прости меня, господи, если я не права!

Пелешенко заученным движением полез во внутренний карман пиджака и достал уже знакомое мне удостоверение.

– Мы с вашим завхозом осматриваем территорию.

И ткнул пальцем в меня.

Я поняла, что сейчас разразится большой скандал.

– Завхозом?

Школьный охранник повернулся ко мне.

– Нашим завхозом?

– Да, вашим…

«Маршал» долго ощупывал меня взглядом, словно искал деревню Сосновка на карте Франции и сомневался, в правильном ли направлении водит по ней пальцем.

– Но… это не завхоз!

Трое бандитов уставились на меня.

– А кто же?

– Не знаю, завхозом у нас работает совсем другая женщина. Мы только что с ней разговаривали.

Я решила, что молчать больше нельзя. Даже хорошо, что появился посторонний человек – при нем бандиты не будут палить по мне и моему клиенту.

– Минутку! – Я миролюбиво приподняла руки. – Согласна, что я не работник школы, но эти люди тоже не те, за кого себя выдают.

– Как это понять? – удивился охранник.

– Они преследуют одного человека и даже пытались в него стрелять. Посмотрите на зеркало заднего вида – в нем отверстие от пули.

Я шагнула к машине и указала на след.

– Все правильно! – заявил Пелешенко. – Мы преследуем преступника, к нам поступила ориентировка.

– Странный способ преследовать преступника! – усмехнулась я. – На черном джипе и белой «Ниве», принадлежащих частным лицам. К тому же удостоверение есть только у одного из них – господина Пелешенко, остальные такие же милиционеры, как мы с вами буддийские монахи.

– Так это твоя машина? – угрожающе спросил Пелешенко.

– Да, моя!

– А где же тот парень?

– Понятия не имею и весьма рада этому факту.

– Тогда я задерживаю вас за укрытие преступника.

– А я и не собираюсь задерживаться, считая вас одной бандой.

Школьный охранник вертел головой, ничего не понимая.

– Погодите, я что-то никак не разберу – черные джипы, преступники, буддийские монахи – что, черт возьми, происходит?

– Разбираться будем мы, дорогой товарищ! – ответил продажный мент, и в его руках появился пистолет, который был направлен прямо на меня.

Круглолицый с товарищем по банде последовали его примеру и вытащили свои пушки. За компанию на мушке оказался и охранник из «Маршала».

– Минутку! – воскликнул раздосадованный представитель школьной безопасности. – Не забывайте, что вы – на территории школы, а здесь находиться с оружием запрещается!

Бедный охранник сам был не вооружен и теперь, естественно, горько пожалел об этом. По выправке в мужчине можно было признать бывшего военного, имевшего до ухода на пенсию собственное табельное оружие, которое сейчас пришлось бы ему как нельзя кстати. И он наверняка почувствовал, что здесь дело нечисто и перед ним не сотрудники милиции, а жулики со стволами.

– Отправляйся по своим делам, фраер! – рявкнул на него Пелешенко. – И не вздумай шум поднимать – пуля и для тебя всегда найдется.

Однако охранник не уходил. Он стоял, словно вросший в землю, исподлобья уставившись на черную круглую дырочку, смотрящую ему прямо в глаза. Я подумала, что раз этот человек – бывший военный, его не испугать стволом. К тому же надо выполнять свои обязанности – охранять школу.

– Ну! – прикрикнул Пелешенко.

И в этот момент что-то пронеслось в воздухе; я увидела, как неизвестно откуда появившийся Николай Лосев налетел на круглолицего, тот не удержался, толкнул своего приятеля с лицом цвета картошки, а я, увидев такой поворот событий, молнией подлетела к Пелешенко и сверху ударила его по руке, в которой он держал пистолет.

Но мент оказался тертым калачом: тут же сильно оттер меня локтем и кинулся к упавшему в песок пистолету.

Я не стала ждать, пока он снова будет вооружен, и поддела его носком ботинка, который попал ему как раз в грудную клетку.

Пелешенко рухнул на колени и зашелся в кашле. Я нагнулась, запустила пальцы во внутренний карман его пиджака и выхватила записную книжку – не нужен ему номер моей машины.

Затем подскочила к круглолицему и опустила руки, сложенные в замок, прямо ему на четвертый позвонок. Этот прием срабатывает безукоризненно – противник теряет сознание и падает мордой в пыль.

Третий бандит схватился с охранником, видимо, подумал, что самая большая угроза исходит именно от него, а не от меня.

Может, это и было правильно, потому что, повозившись немного, мужчина с седыми висками повалил его на живот и, упираясь коленом в позвоночник, уже заламывал ему руку. Бандит в бессилии зарычал, обнажив прокуренные зубы.

– Быстрее в машину! – крикнула я Лосеву.

Тот кинулся к «Фольксвагену» и опять запрыгнул на сиденье пассажира.

Я спокойно вставила ключ в замок зажигания и запустила стартер. Если потребуется, я колесами передавлю всех этих гадов!

Охранник продолжал удерживать в позе распятой ящерицы бандита, и в этот момент Пелешенко подхватил упавший в песок ствол и выстрелил в мужчину. Тот схватился рукой за левую ключицу, на форменной одежде тут же стало расплываться красное пятно.

Я подала машину назад, затем бросила ее вправо. Мент едва успел откатиться в сторону, круглолицый, который вскочил на ноги, отлетел прочь в поисках спасения от колес моего автомобиля.

Мы выскочили на школьный двор, стараясь объехать взрослых и детей, стоявших на площадке. Небольшая толпа с визгом разбежалась в разные стороны, в ужасе наблюдая за маневрами «Фольксвагена».

Собственно, никаких маневров не было и в помине. Просто мы собирались исчезнуть как можно скорее, подальше от посторонних глаз.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное