Марина Серова.

Не на ту напали!

(страница 1 из 11)

скачать книгу бесплатно

Глава 1
В Москву, в Москву!

«Солнце исправно печет, ветерок приятно холодит мое чуть тронутое легким загаром тело, а бутылка пива – ладонь. Мерно плещет волна. Мальчик поодаль терпеливо ждет.

Сквозь приятную полудрему доносятся „Времена года“ Вивальди. И даже крики чаек гармонично вплетаются в звуки музыки. Несмотря на свое разнеженное состояние, я чувствую, как взгляды мужчин ласкают мои формы, едва скрытые шелком бикини…»

– Ну и мура!

Никак не могу избавиться от дурацкой привычки читать книги с конца. Взгляды мужчин ее ласкают! И что это еще за бойфренд, который терпеливо ждет, пока взгляды ласкают ее тронутое легким загаром тело?

Вот так всегда – если открыть книгу на последних страницах, сразу ясно, о чем шла речь, так что и читать уже не стоит. Никакого удовольствия. А уж эту, судя по всему, читать точно не следует. Для сохранения собственного душевного равновесия.

Кроме авиаперелетов, я больше всего не люблю желтую прессу (а также желтую литературу, кино и прочие канареечные проявления массовой культуры). Книжка, которую я купила, повинуясь непонятному импульсу, перед самым отходом поезда, явно была из этой серии – дешевый роман про богатую жизнь. От таких книг я прямо-таки заболеваю.

Кто это – я? Действительно, самое время представиться. К вашим услугам – Иванова Татьяна. Мне 27, вес – 52 кг (из-за последнего дела забросила тренировки), пропорции очень близки к заветным 90—60–90.

Скажу без лишней скромности – в дополнение к неплохой внешности я умна, образованна, но не синий чулок. Немного владею восточными единоборствами (карате), немного – самбо, совсем чуть-чуть – системой Кадочникова. Что еще? Стрелять умею, но не люблю. Могу обращаться со спецтехникой (кто знает, тот поймет). Одним словом, классический набор частного детектива.

Да-да, я именно частный детектив, по крайней мере, по лицензии. Но сила моя – не в мышцах (и даже не во внешности). На жизнь я предпочитаю зарабатывать головой. И еще – теми способностями, которые называют экстрасенсорными. На самом деле эти способности намного дальше от мистики, чем это принято считать. Просто существует система, позволяющая с определенной долей вероятности предсказывать будущее. Это и есть мой фирменный метод.

Не спрашивайте, как он работает, – сама не знаю. Но с того момента, как я открыла для себя эту систему, я стала самым высокооплачиваемым детективом в городе. И самым удачливым, добавлю. Ну и еще у меня бывают время от времени прозрения – не прозрения, но что-то вроде того. Хотите верьте, хотите нет, но иногда я ЧУВСТВУЮ.

Способность эта появляется неожиданно, независимо от моего желания, и так же неожиданно пропадает. Несколько раз она спасала мне жизнь, – уловив сильную эмоцию страха или ненависти, я избегала крупных неприятностей. Например, не входила в темный подъезд, где меня поджидал далеко не поклонник.

Когда эта штука действует, я безошибочно определяю, как ко мне относится собеседник.

Не хуже детектора лжи могу узнать, врут мне или говорят правду. Так что если вы кого-то разыскиваете, если у вас что-то пропало, или вы сомневаетесь в деловом партнере – милости прошу. Найти меня несложно – обратитесь к любому из моих прежних клиентов. Обычно так на меня и выходят, так как рекламы я избегаю. Но только не в ближайший месяц. У частных детективов тоже должен быть отпуск, иначе можно сгореть на работе, как и произошло недавно с одним моим знакомым… Впрочем, чужих секретов я не раскрываю.

И хватит о работе. Достаточно того, что свой последний гонорар, опрометчиво взятый мной в рублях, надо срочно спасать. Мало того, что на отпуск я себе выделила только месяц, придется еще и потратить часть этого времени на борьбу с причудами нашей экономики. Дело в том, что некоторые из моих клиентов предпочитают платить наличными (надеюсь, вы не налоговый инспектор?). Я не особенно возражаю. И надо же было такому случиться, что стоило мне поддаться на уговоры и отступить от своего правила – оплаты в долларах, как разразился очередной кризис и поставил под угрозу все мои планы валяться на пляже и ни о чем не думать.

По счастью, вовремя объявилась бывшая однокурсница со своим приглашением погостить у нее. Собственно, особенно близки мы никогда и не были. А на третьем курсе Катька вообще перевелась на экономический, выбрав карьеру банковского работника, и по окончании перебралась в столицу. Доходили слухи, что устроилась в крупный коммерческий банк, купила квартиру, машину, вроде бы даже успела сходить замуж и вернуться обратно.

И вот теперь это неожиданное приглашение, оказавшееся так кстати. На мои осторожные расспросы Катерина ответила, что через нее можно превратить родные «деревянные» в милые сердцу россиянина зеленые банковские билеты казначейства США. По прежнему, не грабительскому, курсу. Не подумайте, что я меркантильная особа, пекущаяся только о своем достатке. Но ничто человеческое мне не чуждо, в том числе и удовольствия, а без пресловутой денежной массы простые радости жизни становятся недоступными. Увы.

Деньги, которые в настоящий момент лежат в желтом кожаном кейсе – подарок клиента, в нем мне гонорар и вручили, в лучших традициях плохого детектива, – для кого-то, конечно, небольшие. Но чтобы получить их, мне пришлось изрядно побегать. Меня пытались утопить, сбить машиной и почти застрелили, так что отдавать свои кровные без боя какой-то там инфляции я не собиралась. Пришлось принять предложение почти забытой подруги. А иначе кто в здравом уме поперся бы от волжских пляжей в пыльную Москву, когда уходят последние дни лета? Вот то-то же!

Полежу, почитаю, а там, глядишь, и приедем. Любовь частного детектива к бульварному чтиву требует некоторого объяснения. Терпеть не могу знакомиться в поездах. Ни к чему не обязывающие разговоры плавно перетекают в очень интимные. Почему-то именно в вагоне поезда человек испытывает необычайное доверие к окружающим. Люди, которые, скорее всего, никогда больше не встретятся, начинают делиться такими подробностями личной жизни, какие никогда не расскажут даже самым близким им людям.

Мне чужих секретов хватает и на работе. Кроме того, случайный попутчик, вывернувшийся перед тобой наизнанку, считает своим долгом залезть и тебе в душу. А с моими внешними данными такая доверительность провоцирует сильный пол на всяческие излишества.

Однажды мне даже пришлось на всю ночь пристегнуть наручниками чересчур настырного мужичка, перед тем исповедовавшегося мне во всех грехах. Товарищ решил, что, открыв мне душу, получил право на мое тело. Наутро очень извинялся. Оказался, кстати, ведущим инженером в каком-то «ящике». С тех пор я и не езжу в СВ – слишком располагающая там обстановка. А частному детективу вовсе не обязательно привлекать к себе внимание, приковывая соседей по купе к унитазу или выбивая им плечевые суставы (было и такое). Незаметность – главное качество частного сыщика.

Потому-то методом проб и ошибок был выбран способ маскировки. Молодая женщина, читающая в купе поезда, какая бы она ни была рассексапильная, вызывает у присутствующих мужиков сложную смесь уважения и легкой брезгливости. «Больно умных» у нас хоть и не любят, но в глубине души побаиваются. Немало моих бывших попутчиков сохранили благодаря такому отношению к читающим дамам свои репрезентативные функции (если вы понимаете, о чем я).

Кроме того, книга помогает убить время в дальней поездке. А поскольку род занятий, с одной стороны, не оставляет мне времени для чтения неспециальной литературы, а с другой – требует частых командировок, я как-то втянулась в чтение беллетристики. Не справочник же по стрелковому оружию читать в поезде?

Впрочем, с попутчиками мне, кажется, повезло. Может быть, и не придется прятаться за глупой книжкой. Так, что мы имеем? Вновь раскрыв возмутившее меня чтиво на первой попавшейся странице, я произвела осторожную рекогносцировку. Две тетки за сорок, судя по разговорам, возвращаются со свадьбы. Не успел поезд тронуться, они уже развернули на столе стандартный набор из вареной курицы, холодной картошки и вареных же, в давленной скорлупе, яиц. Опасности не представляют – впечатлений от пьяного тамады и поведения молодых им хватит до конца поездки. К тому же сходят еще до Москвы.

Едем дальше. Юноша бледный со взором горящим. Этот вошел в купе, когда поезд уже тронулся и набрал приличный ход. В тамбуре, что ли, стоял? По виду – не донжуан. Уже хорошо. Лет под тридцать, одет прилично, как сел, поставив чемоданчик на колени, так и сидит. Кроме «добрый день», ничего до сих пор не сказал. Командированный, скорее всего. А чемоданчик-то у него – близнец моего. Не перепутать бы, мне чужих галстуков не нужно.

Тут мое внимание привлекла какая-то фраза в книге, которую я якобы читала, рассматривая попутчиков.

«…Грея в ладонях фужер с „Реми Мартен“, она пустилась в долгие объяснения…»

Интересное совпадение – у меня с собой как раз есть бутылочка этого чудесного напитка. Тот самый клиент, раскрутивший меня на получение рублевого гонорара, всучил мне ее как «компенсацию за неудобства». В том, что я поддалась на его уговоры (у, жулик!), немалую роль сыграл именно коньяк.

Собственно, страсть к хорошему коньяку и объединила в свое время нас с Катькой. В благодатную студенческую пору, когда юные девицы еще ничего не знают о диетах и режимах, только мы двое предпочитали смакуемый маленькими глотками коньяк да еще – по настроению – темное пиво алкогольным излишествам однокурсниц, мешавших водку с «Амаретто» и прочей сладкой дребеденью. Теперь коньяк ехал к Катерине, призванный компенсировать ее неудобства по спасению моих денег. Впрочем, я, кажется, отвлеклась.

Так-так. Что же это такое? Ага, Марина Серова, «Дело с атташе-кейсом». Очень интересно. А я-то думала, что это про «любовь». Это обложка меня обманула. Покупая на вокзале свой «антипопутчик» (уже объявили посадку), я попросила у продавца что-нибудь про параллельные миры или толкователь Книги Перемен. И-Цзын и возможности других миров – две области, занимавшие меня в последнее время. И только в переходе к моей платформе обнаружила, что продавец ошибся (если он вообще что-то слышал про И-Цзын). На мягкой обложке красовались чьи-то не то ягодицы, не то груди на фоне живописных развалин.

Теперь я разглядела обложку подробнее. На ней также обнаружились в прекрасной цветопередаче: рука со шприцем, пистолет Макарова и отдельно обойма к нему и раскрытый чемодан, полный купюр непонятного достоинства и гражданства – не то фунты стерлингов, не то дойчмарки. Одним словом, полный набор. Особенно меня очаровала запасная обойма к «макарычу». Но над всем этим винегретом возвышались, затмевая его, две безупречной формы округлости, чуть тронутые теплым загаром. Размер примерно шестой, если это все-таки груди. Неудивительно, что все остальное я заметила не сразу.

Ну, детектив – так детектив.

Вообще-то детективы я люблю. Нравится следить, как автор, чаще всего – профан в деле частного сыска, изображает потуги героя-супермена, раскрывающего одно преступление за другим. К сожалению, большинство произведений этого жанра – чистая липа.

Как правило, в таких «дефективах» либо все сразу ясно всем, кроме героя-сыщика, либо ничего не ясно, но под конец появляется «туз из рукава», обстоятельство, с самого начала известное автору (и герою), но не читателю. В результате все встает на свои места, и герой с честью выходит из безвыходного положения.

Такое мухлевание противоречит правилам детектива. По-моему, еще старушка Агата Кристи сформулировала несколько законов, один из которых – «читателю должно быть известно то же, что и сыщику». Только тогда детектив интересно читать, строить свои версии и комбинировать так и сяк факты. Правильная версия оказывается самой неожиданной, но главное, чтобы герой нашел убийцу, располагая теми же данными, что и читатель.

Обычно мне уже к середине книги ясно, кто убийца графа или кто украл алмазные подвески (может быть, в этом виновата привычка заглядывать первым делом на последнюю страницу). Как бы там ни было, хороший детектив приятно читать до конца, он постоянно держит в напряжении. Так и ждешь, что еще выкинет автор, чтобы помешать герою получить заслуженную награду…

От этих глубокомысленных рассуждений меня отвлекло какое-то изменение в окружающей обстановке. Ага, стих хруст за ушами. Тетки закончили трапезу и, не прерывая воспоминаний, полезли на свои верхние полки. А вот насчет юноши я, похоже, ошиблась.

Бросив взгляд в его угол, я поймала направленный на меня взгляд. Вернее, даже не поймала, а наткнулась на него. Нахал просто пялился на меня. Подавив желание поправить прическу, я отправила ему поверх книги свой фирменный взгляд «а ну пшел на место». Делюсь секретом – нужно пристально смотреть прямо между бровей. Обычно этот взгляд никогда меня не подводит – максимум через минуту игры в гляделки визави отводит глаза, или начинает ерзать, или еще хоть как-то проявляет свою нервозность. Этому же – хоть бы хны. Даже не моргнул.

Сделав вид, что мне не хватает света, я чуть сдвинулась к окну. Так, посмотрим. Ага! Как я и думала, дело не в прическе. Молодой человек продолжал смотреть в ту же точку, где за минуту до этого находилась моя голова. На мои маневры он и бровью не повел. Даже обидно.

И все-таки он странный. Я это сразу заметила, только не могла понять, в чем. Взгляд у него какой-то… Оловянный, что ли. Ну да бог с ним. Что там дальше пишет эта Марина Серова?


«…На какую-то долю секунды противник замешкался. Мое время уходило, как вода в песок. Но его замешательство предоставило мне шанс, и я не собиралась его упускать.

Я провела самый блестящий майя-гери в своей жизни. Моя нога описала в воздухе короткую дугу и врезалась бандиту в пах.

Выпучив глаза и зажав свои яйца в кулаке, Кудрявый молча скорчился на полу…»

Ага! Корявая проза жизни! Эта книга уже дважды обманывает мои ожидания. Открыв ее наугад в другом месте, я прочитала следующее:

«Прогремел гром, и порыв ветра сдул с брата Михаила балахон вместе с кожей. Перед нами стоял на коленях живой экспонат из музея биологии. Можно было разглядеть все мышцы и связки, кое-где сквозь сырое мясо проступали белые кости. Бр-р-р!

Потом что-то произошло, и все окружающее куда-то исчезло. Я увидела огромную пещеру, углы которой тонули во мраке.

В центре пещеры горели два светильника необыкновенной красоты. Свет их, игравший всеми цветами радуги, был нестерпимо ярким и в то же время бесконечно прекрасным. Зато на границе освещенного пространства копошились существа настолько отвратительные, что язык не в силах передать.

Почему-то было совершенно ясно, что само существование этих адских тварей угрожало свету. Я вообще-то человек не суеверный, но при виде этого зрелища волосы мои зашевелились. Я обливалась холодным потом…»

Тем временем наши соседки сверху сменили пластинку. Теперь они со знанием дела обсуждали перспективы противостояния Госдумы и правительства в условиях разразившегося финансового кризиса. То и дело мелькавшие слова вроде индексации вкладов, сводного индекса Доу-Джонса (они говорили: «етот, Доуджон-то, – падает…») и прочие мудреные выражения окончательно убедили меня в их принадлежности к классу домохозяек – самой экономически подкованной категории нашего населения. Что творится в стране, что творится…

Все. Спать, спать, спать.

* * *

Спала я как убитая (один мой коллега по нелегкому ремеслу частного детектива называет подобные выражения юмором висельника). Утром я первым делом проверила наличие моего чемоданчика. Порядок. К Москве подъезжаем через час, если верить проводнику. Вот и чудненько.

Занятную книжицу я пока спрятала в тот же чемоданчик, поближе к стремительно худевшим отпускным. Погодите, мои родные, не обесценивайтесь, а то и на такси до Катерины не хватит. Хотя какое такси, она же обещала меня встретить на своем авто. Ну, держись, Катькин банк, – будем тебя кидать на баксы.

Теток уже не было. Странный юноша все так же сидел на своем месте у открытой двери купе. Не ложился он, что ли? Непонятный тип.

И тут этот чудик еще больше меня удивил. Смирно сидевший все время, пока я возилась со своей казной, и воспитанно глазевший в проход, юноша вдруг весь как-то дернулся, подскочил ко мне и лихорадочной скороговоркой выпалил:

– Простите, вы поймете… Мне нужно срочно… Возьмите, пожалста (так и сказал, «пожалста») мой кейс. Вас они не знают. Если я не приду, встретимся у камер хранения. Пожалста! Ладно?

Почти прокричав этот безумный текст прямо мне в лицо, параноик пулей вылетел из купе. «Дипломат» с его галстуками, рубашками и атомной бомбой остался у меня в руках. Как я понимаю, за свой чемоданчик он трясся не меньше моего. И тем не менее оставил его в руках у незнакомого человека. Ну и народ пошел!

Я выглянула в коридор. Порывистый молодой человек исчез в неизвестном направлении. В мою сторону шел только бравый дядька в милицейской форме. Остановившись у соседнего купе, он постучал и прогудел хриплым басом:

– Галина! Поторопись там, подъезжаем.

Дверь открылась, и полногрудая мадам в тренировочном костюме, очевидно сама Галина, прошипела что-то про водку и вагон-ресторан. Я всегда говорила: ячейка общества – могила для женщины.

Попутчик все не шел. Сильно же ему приспичило! А если я окажусь аферисткой?

По правде говоря, спросонок мне даже захотелось ею оказаться. Но трезвая часть рассудка победила проснувшуюся во мне клептоманку. Вряд ли оказавшиеся в одном купе одинаковые «дипломаты» будут иметь еще и одинаковое содержимое. Вероятность этого… Сейчас прикинем… Впрочем, ладно. А чужие носки-рубашки мне не нужны – размер не тот, да и вообще.

«А вдруг все-таки бомба?» – мелькнула у меня шальная мысль. Правда, на террориста парень был похож меньше всего. С другой стороны, мало ли что может оказаться в багаже у безумца…

Все эти события казались такими загадочными, что я для прояснения обстановки решила прибегнуть к своему методу. По-моему, о нем я уже рассказывала. Нет? Ну, это просто.

Как-то на заре своей карьеры я набрела на замечательную книгу. Называется она «Числа и судьбы». Именно из нее я и почерпнула самый любимый свой метод гадания – или предсказания будущего, кому как больше нравится.

Суть метода – вы бросаете три двенадцатисторонние кости, на каждой из сторон которых нанесены числа. На первой – от одного до двенадцати, на второй – от тринадцати до двадцати четырех и на третьей – от двадцати пяти до тридцати шести. Бросая, следует сосредоточиться на вопросе, ответ на который вы хотели бы получить. За каждый сеанс можно задавать не более одного вопроса.

К примеру, вас интересуют ближайшие перспективы вашего бизнеса. Бросаете кости и получаете комбинацию трех чисел. Например: 28+10+20. Теперь находите в книге значение полученной комбинации. Эта комбинация означает следующее: «Бесцеремонное вторжение соперников в Ваши дела и притязания на Вашу собственность». Кто предупрежден, тот вооружен.

Однажды мне пришлось выдержать двухнедельную осаду – конкуренты моих тогдашних клиентов открыли на меня настоящую охоту. Привлекать к себе внимание правоохранительных органов я не могла по условиям контракта. Дело было крайне конфиденциальным. Приходилось тихо сидеть в квартире и ждать дальнейшего развития событий.

В результате:

а) к концу второй недели на моих преследователей вышли (не без моей помощи) представители одной серьезной криминальной структуры, и осада была снята;

б) за время добровольного затворничества я почти позеленела от авитаминоза, питаясь исключительно вареной гречкой;

в) и, наконец, чтобы как-то убить время, я выучила наизусть оба тома толкований «Чисел».

С тех пор я повсюду ношу с собой замшевый мешочек с изготовленными на заказ костями. Как я уже говорила, не было случая, чтобы они меня подвели.

Вот к их-то помощи я и решила прибегнуть. Мысленно сконцентрировавшись на вопросе «Что все это значит?», я потрясла мешочек и вытряхнула кости на стол.

30+16+5.

Не очень-то понятно: «Переживая тяжелые времена, не пренебрегайте добрыми советами, используйте все возможности выбраться из кризиса». Наверное, следовало более конкретно формулировать вопрос.

Что ж, попробуем разобраться. С кризисом все ясно. А с первой частью сложнее. Не считают ли кости добрым советом просьбу подержать чужой чемоданчик? Непонятно только, как это поможет мне выбраться из кризиса… Впрочем, отказываться все равно поздно.

Между тем поезд подходил к Павелецкому вокзалу. Я занялась высматриванием Катьки. Именно тогда у меня первый раз возникло нехорошее предчувствие – на платформе я ее не увидела.

– Хороша же я буду с сумкой на плече и двумя одинаковыми «дипломатами» в руках!

Не успела я додумать эту мысль до конца, как в купе вошел мой странный попутчик, которого я уже успела окрестить параноиком. Пробормотав что-то, что желающие могли принять как за слова благодарности, так и за пожелание доброго утра или выражение соболезнования, безумец схватил один из «дипломатов» и опять исчез. Как я тогда думала, навсегда. Признаться, я испытала большое облегчение – дурацкая идея про бомбу в чемоданчике не давала мне покоя. А глаза у него все-таки оловянные.

Однако где же Катька? Поезд наконец остановился. Подхватив свои вещи, я направилась к выходу, искренне надеясь, что опоздавшая Катерина все же появится у моего вагона. Зря, что ли, я давала ей телеграмму?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное