Марина Серова.

Муж легкого поведения

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Но почему-то тень сомнения, закравшаяся ко мне в душу после разговора с Иреной, не давала мне покоя. Теперь я еще больше стала сомневаться в абсолютной законности бизнеса госпожи Крамер. Что-то не верилось мне, чтобы хозяйка агентства зарабатывала так немного, как пыталась уверить меня Ирена, тем более если заместитель владелицы мог позволить себе приобрести и содержать такой автомобиль.

Остапчук уселся за руль своей роскошной машины и завел двигатель, негромко, но мощно заурчавший при этом. Да-а, под капотом этой красавицы наверняка лошадей раз в несколько больше, чем у моей «ладушки».

Остапчук выехал на дорогу первым, показывая мне, куда ехать. Я следовала за ним на небольшом расстоянии. Недолго поколесив по городу, Виталий Владимирович завернул в один из дворов так называемого «тихого центра». Это было как раз именно такое место, в котором я «пожелала» приобрести квартиру.

Я осмотрелась – дома здесь стояли в основном двух– и трехэтажные. Старые небольшие особнячки, каких в Тарасове еще довольно много. И некоторые из них, в силу того, что когда-то строили на совесть, находились еще в очень приличном состоянии.

«Лексус» Виталия Владимировича остановился возле двухэтажного дома, внешне выглядевшего достаточно пристойно, и Остапчук заглушил двигатель. Я последовала его примеру.

Зам Марии Викентьевны вальяжно вышел из машины, бросив на нее любовный взгляд.

– Вот в этом доме один вариант, – небрежно указал он на строение. – Пойдемте?

– Пойдемте, – кивнула я и тоже не удержалась – с завистью посмотрела на сверкающую иномарку.

Остапчук поймал мой взгляд и проронил:

– Вам нравится?

– Хорошая машина, – стараясь говорить нейтрально, проговорила я.

– Хотите, прокачу? – с улыбкой спросил он.

– Нет, благодарю вас, – покачала я головой.

Остапчук вежливо открыл подъездную дверь и пропустил меня вперед.

– Второй этаж, – сказал он, когда я стала подниматься по ступенькам. – Как и заказывали.

Преодолев подъем, мы оказались на втором этаже. Внутри дом также выглядел весьма чисто и аккуратно. Меня даже удивило такое отличное состояние довольно древнего здания.

– Квартира номер пять, – Остапчук подошел к двери и решительно позвонил.

За дверью стояла мертвая тишина, и я уж было подумала, что Остапчук не слишком правдив. Хозяев, похоже, нет дома. Но Виталий Владимирович, нимало не смутившись, ждал, когда нам откроют.

– Хозяйка немного глуховата, – пояснил он. – Сейчас откроет. Пожилая женщина.

И в самом деле, через некоторое время в квартире раздались шаркающие шаги, и старческий голос громко спросил:

– Кто там?

– Это из агентства! – наклонившись к двери, прокричал Остапчук. – Я был у вас сегодня.

Хозяйка за дверью принялась недовольно ворчать что-то, но замок тем не менее отперла. Приоткрыв дверь, она высунула свою сморщенную физиономию и прищурилась, пытаясь рассмотреть гостей.

Виталий Владимирович приблизил свое лицо к лицу старушки и громко отчетливо произнес:

– Я был у вас сегодня.

Это по поводу квартиры.

Бабуська ничего не ответила, лишь принялась внимательно разглядывать прибывшего. Потом перевела взгляд на меня.

– А это кто? – шамкая, произнесла она.

– А это со мной, – Виталий Владимирович улыбнулся и слегка приобнял меня. Я незамедлительно отстранилась.

– Ну, входите, – хозяйка наконец сочла, что мы не представляем опасности, и распахнула дверь.

На этот раз Виталий Владимирович прошел первым, я следом за ним. Бабка стояла в коридоре и придирчиво осматривала меня. Поздоровавшись, я вошла в прихожую.

Холл сразу же поразил меня своими размерами. В современных домах даже комнаты, пожалуй, поменьше будут. Я прикинула на глаз метраж коридора – метров двадцать квадратных.

– Проходите, – Виталий Владимирович сделал приглашающий жест в сторону комнаты.

Ступив на ее порог, я была потрясена не меньше. Квартира действительно была огромных размеров. Комната представляла собой светлое квадратное помещение, почти не заставленное мебелью. Лишь самое необходимое: старая металлическая кровать, сервант, шифоньер, круглый стол со стульями вокруг него да старенький телевизор на ножках.

– Комната – тридцать два метра, – не без гордости заявил мне Остапчук. – Прихожая – восемнадцать метров, санузел смежный, но тоже большой. Можно будет переделать на раздельный. Кухня – двадцать четыре метра, – принялся перечислять достоинства квартиры Виталий Владимирович. – Правда, балкона нет, – притворно вздохнул он. – Но, сами понимаете, старый жилфонд…

– Ничего-ничего, – произнесла я, осматривая жилище пенсионерки. – А кто здесь прописан?

– Вот, только Евдокия Панкратьевна, – указал на хозяйку, стоявшую в стороне, Остапчук. – Никаких других жильцов нет. Можете мне поверить.

Почему-то я охотно поверила Виталию Владимировичу, что никаких прочих претендентов на эту жилплощадь нет.

Евдокия Панкратьевна стояла в уголке, напрягая слух, чтобы понять, о чем мы ведем речь. Но ей, похоже, это не удалось, потому что она осторожно постучала по руке Виталия Владимировича и спросила:

– Сынок, а что, когда начнете-то?

– Скоро, бабушка, скоро, – отмахнулся от нее Остапчук. – Сейчас вот все посмотрим, а там видно будет.

Потом обратился ко мне:

– Кухню будете смотреть?

– Да, – нерешительно сказала я, обдумывая, к чему бы придраться, чтобы отклонить вариант.

Закончив с осмотром всех «достопримечательностей» квартиры, включая туалет с ванной, кухню и даже кладовку, Виталий Владимирович победоносно посмотрел на меня.

– Ну как? Все ваши пожелания учтены?

– А вы говорили, что есть еще какой-то второй вариант?

– А вас не устраивает этот? – удивленно приподнял брови Виталий Владимирович.

– Прежде чем я дам ответ, я бы хотела посмотреть оба варианта.

– Как скажете, – приложив руки к груди, улыбнулся Остапчук. – Только хочу сразу предупредить, что там нас ожидает встреча с публикой не слишком… как бы это сказать… приветливой.

– Что такое?

– Там семья алкашей живет, – брезгливо поморщился Остапчук. – Так что, может быть, остановимся на этом варианте?

– Нет, – решительно отрезала я. – Я хочу увидеть и другой вариант.

– Ну хорошо, – слегка обидевшись, пожал плечами Остапчук и повернулся к Евдокии Панкратьевне. – Я приеду сегодня вечером! – склонившись прямо к ее уху, прокричал он, и старушка покорно закивала головой.

Глава 3

Я все же настояла на том, чтобы мы поехали смотреть второй вариант. Виталий Владимирович снова пытался отговорить меня, но я была непреклонна, и он в конце концов сдался.

Вариант номер два располагался неподалеку от первого, в том же самом «тихом центре». На пару кварталов подальше. Дом, правда, был не в таком хорошем состоянии, как первый, но зато район отличный.

Трехэтажное старинное строение находилось в глубине дворов, и нам с Остапчуком пришлось петлять на машинах, чтобы подъехать к его входу. Оставив машину, Виталий Владимирович решительно направился к невысокому крылечку с тремя ступеньками. Распахнув едва держащуюся на петлях дверь, Остапчук быстро поднялся по лестнице на третий этаж. Я последовала за ним.

Квартира под номером шесть располагалась прямо напротив лестницы. Дверь была ободранная и трухлявая. Казалось, дунь на нее – и она тут же слетит с петель. На этот раз Виталий Владимирович не стал утруждать себя предупредительным звонком, тем более что такового здесь все равно не наблюдалось, а рывком дернул дверь на себя. В нос мне ударил спертый воздух давно не проветриваемого помещения. К этому «аромату» примешивался еще и запах какой-то кислятины и сивухи…

Войдя внутрь, Остапчук зычно гаркнул:

– Есть кто живой? Эй, хозяева!

Через мгновение до меня донеслась какая-то возня из глубины квартиры, и из ее дальнего угла показалось человекоподобное существо. Я сразу даже не смогла разобрать, мужчина это или женщина, настолько безобразно и отвратительно выглядело существо. Из одежды на нем были какие-то лохмотья, давно потерявшие свой первоначальный вид, а на голове короткая стрижка «ежик». Присмотревшись, я все же пришла к выводу, что навстречу нам вышла, вероятно, сама хозяйка.

– Чего надо? – начала было грубо она, но, увидев Виталия Владимировича, тут же подобрела и даже попыталась улыбнуться. – А-а-а… Это вы… Проходите, проходите…

Остапчук обернулся ко мне и пригласил войти. Я осторожно ступила на ужасающе грязный пол. Казалось, что его не мыли и даже не подметали со времен постройки дома. Полы в квартире были такими загаженными, что я боялась запачкать об них подошвы босоножек.

Хозяйка принялась расшаркиваться с Остапчуком, распихивая и раскидывая по сторонам какой-то хлам, который здесь валялся повсюду. Она бросила на меня мимолетный заискивающий взгляд, от которого мне стало не по себе. Не представляю, как можно работать риелтором, если приходится общаться вот с такими отбросами общества. У меня, конечно, работа тоже связана не со сливками общества, скорее наоборот, но все же… Так неприятно было видеть это опухшее, грязное лицо, которое и лицом-то язык не поворачивался назвать.

– Вот, проходите, смотрите, – продолжала хлопотать хозяйка. – Это комната… Там кухня… Вот даже кладовочка есть. Ее можно и под комнату переделать… Туалет с ванной… – бормотала женщина, суетясь перед нами.

– Вот, пожалуйста, – не обращая на хозяйку внимания, обратился ко мне Виталий Владимирович. – Метраж почти такой же, только квартира в худшем состоянии. Цена соответственно тоже пониже…

Мне совершенно не хотелось осматривать это грязное вонючее жилье, и я, сморщившись, просто обвела взглядом захламленную комнату. В отличие от предыдущей квартиры, не отличавшейся излишеством обстановки, здесь, напротив, все было заставлено и загромождено всем, чем только возможно.

– Я посмотрела, – бросила я Остапчуку, чтобы поскорее уйти из зловонной берлоги.

– Все? А как же туалет? – с издевкой спросил Виталий Владимирович.

От одной только мысли об осмотре санузла меня передернуло от отвращения, и я покачала головой.

– Пойдемте, – я развернулась и вышла в подъезд.

Остапчук задержался на несколько секунд с хозяйкой, сказав что-то ей на прощание, а я, не дожидаясь его, стала спускаться вниз.

Выйдя на улицу, я полной грудью вдохнула знойный, но все же относительно свежий по сравнению с атмосферой в только что оставленной квартире воздух. Вскоре появился и Виталий Владимирович. Остановившись рядом со мной, он закурил.

– Я же вас предупреждал, что во втором варианте не самые лучшие условия. Хотя… – Он убрал в карман дорогую, как я успела заметить, зажигалку и добавил: – Если тут все привести в порядок, то будет очень даже ничего. Остальные соседи – вполне приличные люди, и они просто мечтают избавиться от этой семейки… Так как, Татьяна Александровна? – он выжидающе посмотрел на меня. – Что вы решили?

– Пока ничего, – нагло посмотрев в глаза риелтору, заявила я.

Такой ответ обескуражил Виталия Владимировича.

– Вы хотите посмотреть какие-то другие варианты? – удивленно спросил он. И, не дожидаясь моего ответа, проговорил: – Но для этого понадобится еще время. Если вы немного подождете…

– Нет-нет, достаточно, – остановила я его. – Больше не надо вариантов. Я подумаю. И на днях дам вам ответ.

– Если вы считаете, что любой из этих вариантов по каким-то причинам не подходит вам, то подождите немного, и я найду еще. Вам незачем обращаться в другие агентства. Лучшего, поверьте, вам никто не предложит, – по-своему истолковал мои сомнения Остапчук.

– Давайте я подумаю, – настойчиво повторила я. – А если мне не понравится ни один вариант, я дам вам возможность найти другие. Хорошо?

– Как скажете, как скажете, Татьяна Александровна, – заулыбался Виталий Владимирович. – Ваше слово – закон. Тогда буду с нетерпением ждать вашего звонка.

Я направилась к своей машине, а Виталий Владимирович бросил мне вслед:

– Может быть, поужинаем сегодня вечером? А, Татьяна Александровна?

– Спасибо, я занята, – сердито отозвалась я. Этот прилипчивый тип уже начал мне надоедать, и я с трудом сдерживалась, чтобы открыто не нахамить ему.

Виталий Владимирович выбросил недокуренную сигарету и пошел к своей машине. Уже сидя за рулем, он опустил стекло и крикнул мне:

– Буду ждать вашего звонка! Всего доброго!

– До свидания, – буркнула я и завела двигатель.

«Лексус» взревел мотором и мягко выкатился из двора на улицу. Я не торопилась уезжать. Закурив, я задумалась.

Мне показался очень странным сам Виталий Владимирович и все, что связано с торговлей недвижимостью в «Рубине». Непонятно, откуда у заместителя директора средней фирмы столько денег, когда сама Мария Викентьевна не была особо богатой дамой. Зам ездит на шикарной, безумно дорогой иномарке, пользуется золотой зажигалкой, а у владельца фирмы всего лишь одноэтажная дача на Волге да небольшая скромная квартирка в городе.

«Стоп! Зажигалка!» – спохватилась я. Ведь из квартиры Крамер пропала дорогая золотая зажигалка! А у Остапчука такая же. Уж не та ли самая? Я судорожно принялась искать в сумочке конверт с фотографиями похищенных вещей. Среди прочих снимков там была и фотография зажигалки.

Разыскав ее, я внимательно рассмотрела вещицу. Нет, у Остапчука зажигалка большая и массивная. А у Марии Викентьевны была изящная дамская зажигалка с выгравированной змейкой на одной из сторон.

А что, если Виталий Владимирович все же каким-то образом причастен к убийству Марии Викентьевны? Вдруг все-таки это не убийство с целью ограбления?

Конечно, у меня нет никаких доказательств, что Крамер убили не для того, чтобы ограбить. Но с другой стороны, необходимо было проверить и эту версию. Вот когда она развалится, я буду работать над другой.

А пока у меня есть основания думать, будто зам Марии Викентьевны мог быть заинтересован в ее устранении. У меня в голове уже выстроилась версия того, как Виталий Владимирович задумал избавиться от начальницы.

Если предположить, что слова Ирены, мол, фирма приносила небольшой доход, правда… А почему, собственно, я должна сомневаться в этом? Так вот, если это так, то мне непонятно, на какие средства так шикует Остапчук. Вряд ли у него есть какой-то посторонний бизнес, который приносит хорошую прибыль. Тогда бы он не сидел в замах у Марии Викентьевны. А раз сидел, значит, ему это было выгодно.

Торгуя квартирами, вполне можно заработать и на такую зажигалку, и на машину, как у Виталия Владимировича, в этом я нисколько не сомневалась. Но Ирена утверждала, что ничего криминального в «Рубине» не было. Может быть… Может быть, не было криминала в работе самой Марии Викентьевны, но это еще не говорит о том, что таким же порядочным и кристально честным человеком является и ее заместитель.

А что, неплохая версия: допустим, Остапчук потихоньку от начальницы торговал «криминальными» квартирками, а Крамер в один прекрасный момент узнала об этом. Поделиться Виталий Владимирович не пожелал, а может, и предложил что-то, но Мария Викентьевна сочла взятку унижением и отказалась. И даже, вероятно, пригрозила заму. А тот с испугу и решил избавиться от ставшей теперь помехой женщины. Организовал ее убийство и подстроил все под ограбление… А что? Вполне возможно.

Моя версия показалась мне весьма правдоподобной и не лишенной оснований. Я решила как следует проверить этот вариант, чтобы окончательно выяснить, является ли смерть Марии Викентьевны случайностью, происшедшей во время не слишком удачного ограбления, или же она была заранее спланированной и хорошо продуманной.

* * *

Размышляя таким образом и перебирая в памяти то, что мне известно на данный момент, я пришла к выводу, что две квартиры, показанные мне Виталием Владимировичем, в настоящее время занимают либо старики, либо алкоголики. На первый взгляд ничего особенного в этом не было, но если как следует подумать, то становилось подозрительным, почему их выселяют из хороших квартир.

В нашей криминальной стране практически любой бизнес имеет криминальный налет, если не сказать больше. А тем более торговля недвижимостью. Всем давно известно, что очень часто такие люди, как Евдокия Панкратьевна или те же алкаши, оказываются выброшенными на улицу и превращаются в бомжей, а хозяевами их больших и хороших квартир становятся люди не слишком порядочные, зато богатые.

Оба показанных мне варианта идеально подходили под элементарную кражу квартир у одиноких и беззащитных людей. Боюсь, что господин Остапчук уже не в первый раз занимается подобными темными делишками. Наверняка на его совести не один обманутый и выкинутый на улицу человек. Иначе с каких бы денег он так шиковал – со своим роскошным «Лексусом»?

Я твердо решила проверить хотя бы один из вариантов. Разговаривать с семейкой алкашей, да и просто снова посещать их жилье я сочла занятием бестолковым и, главное, малоприятным, а вот побеседовать с Евдокией Панкратьевной или с ее соседями вполне можно было. Необходимо выяснить, все ли в порядке с продажей ее квартиры. Не собирается ли сексуально озабоченный Виталий Владимирович надуть ее.

Я вставила ключ в замок зажигания и развернула машину. Выехав со двора, направилась обратно к дому пенсионерки. Оставив свою «девятку» у тротуара на улице, я пешком пошла к особняку, где проживала Евдокия Панкратьевна.

Но, поднявшись на второй этаж, я так и не смогла ни достучаться, ни дозвониться до старушки. «Наверное, не слышит», – решила я и уж было собралась спуститься вниз, чтобы посидеть немного в машине и через некоторое время повторить попытку, как вдруг соседняя дверь приоткрылась и из нее выглянула пожилая женщина.

Она подозрительно осмотрела меня и буркнула:

– Так ведь нету же.

– Кого? – не сразу поняла я.

– Евдокии Панкратьевны. Вы ведь к ней?

– Да, – согласилась я. – А где она? Она только что была дома.

– За хлебом ушла, – сообщила соседка. – А потом на почту за пенсией.

– А можно мне с вами поговорить?

Я сделала шаг навстречу женщине, и она машинально открыла дверь пошире, настороженно спросив:

– О чем?

– Скажите, а вы знаете, что Евдокия Панкратьевна продает свою квартиру?

– Продает? – недоуменно вскинула брови вверх женщина. – Ничего не слышала об этом. С чего вы взяли?

– Ну, как… – растерялась я. – Она ведь подала заявку в агентство по недвижимости. Сегодня приходил агент и показывал ее квартиру клиенту, – на всякий случай я умолчала о том, что так называемым клиентом являюсь именно я.

– Да нет, – соседка с улыбкой покачала головой. – Вы что-то путаете.

– Как же так? Разве она не продает квартиру? Ну, может быть, меняет? – спохватилась я.

– Да ничего такого она не собиралась делать, – решительно заявила женщина. – Я бы знала. Евдокия Панкратьевна даже писать-то толком не умеет. Неграмотная она. Она и объявление дать не сможет. Если бы хотела менять или продавать, то попросила бы меня помочь с бумагами. Ведь больше-то ей обратиться не к кому.

– Она одинокая? – Меня насторожило последнее высказывание соседки старушки.

– Одинокая. Мужа еще в войну убили. А сын погиб несколько лет назад. Холостой он был, детей после себя не оставил. Братья-сестры уж тоже все померли. Так что она одна теперь.

– Но может быть, Евдокия Панкратьевна просто ничего вам не говорила про квартиру? – продолжала настаивать я.

– Да нет, – покачала головой женщина и с уверенностью повторила: – Я бы знала. А что такое? Что-то не так с ее квартирой?

– Нет-нет, я просто пытаюсь кое-что выяснить. А вы разве не видели, что к ней в последнее время молодой мужчина приходил? Он и сегодня был.

– Видела. Это высокий такой? На красивой машине?

– Ну да, – кивнула я.

– Так он из Совета ветеранов, – спокойно ответила соседка. – Евдокия-то всю войну санитаркой была. У нее медали и ордена есть, – не без гордости за соседку проговорила женщина.

– Из Совета ветеранов? – переспросила я удивленно.

– Ну а как же. Они там ей ремонт будут делать. Она же заслуженный ветеран и войны, и труда. Вот Совет ветеранов и выделил деньги на ремонт ее квартиры. Она мне сама говорила. А ее на это время переселят в какое-то другое место, – сообщила словоохотливая соседка.

Все понятно. Теперь у меня в голове все окончательно прояснилось. Ушлый риелтор навешал пенсионерке лапши на уши, наобещал с три короба, мол, ей сделают бесплатный ремонт, а сам просто выселит старушку в какую-нибудь трущобу, и попробуй она потом докажи что-нибудь.

– Ясно, – кивнула я. – А когда должны были ремонт начать?

– Да вроде как на днях. Но что-то у них там все никак не получается. Денег, что ли, нет, – покачала головой женщина. – Вот и нам бы тоже какой-никакой косметический ремонт сделать… – вздохнула она. – Да только где ж на такую громадину-то денег набрать?

– Все понятно, – повторила я. – Значит, я просто что-то напутала с продажей квартиры…

– Наверное, – согласилась соседка, сразу же потеряв ко мне всяческий интерес. Она постояла еще немного, потом, видя, что продолжать беседу я не намерена, тихо закрыла дверь.

А я вышла на улицу и села в машину. Закурив, задумалась. Значит, Евдокия Панкратьевна не намеревается продавать свою квартиру, а Остапчук делает вид, будто бы уже все на мази. Не думаю, что во время оформления сделки, если таковая состоялась бы, он решился кинуть меня. Скорее всего, пострадала бы пожилая женщина.

У меня просто не укладывалось в голове, как можно действовать так нагло и уверенно. А вдруг что-то не получится? А если бы сделка сорвалась? Ответ напрашивался сам собой: скорее всего, Виталий Владимирович уже не в первый раз проворачивает подобные махинации, а потому так уверен в том, что все удастся.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное