Марина Серова.

Мышеловка для телохранителя

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Может быть, вы и правы, – согласилась со мной Лариса. – Но ведь преступник уже в тюрьме. Вернее, преступница, – поправилась она.

– Да, верно. И все-таки скажите, Лариса, у Ляпишева были враги?

– О, – она закатила глаза. – Я думаю, целая куча.

– Да что вы? Не может быть!

– Двое из них мне точно известны, – встала Лариса на защиту своих слов.

– Может, поделитесь?

– Поделюсь, – кивнула она. – Взять, к примеру, Джафара. Я имею в виду Ахмеда Джафарова – главаря азербайджанской группировки. Он уже давно не ладил с Анатолием Геннадьевичем. Все пытался навязать ему свою «крышу».

– А Толя что же?

– Всякий раз посылал Джафара куда подальше. Говорил, что у «Вектора» уже есть «крыша» и другой нам не надобно. Джафар угрожал. Я сама слышала. Кричал, мол, война будет, но Анатолий Геннадьевич только смеялся. Не знаю почему, но он никогда не воспринимал Джафарова всерьез. Хотя, как мне лично кажется, напрасно. Азербайджанцы – страшный и суровый народ. А главное, мстительный.

– Это точно, – поддакнула я. – А что же за «крыша» у «Вектора», о которой говорил Ляпишев?

– Я не знаю, – виновато произнесла Лариса.

Такое ощущение, как будто незнание данного аспекта сильно подрывает ее секретарский авторитет.

– А кто второй? – продолжала я ненавязчиво подбрасывать ей вопросы, в то же время не забывая наслаждаться хорошим кофе.

– Второй не совсем враг, – видимо, Лариса была рада, что у нее появилась возможность поболтать на эту тему. – Это президент «Капитал-банка». Полянин Антон Игоревич. Слышали, небось?

Конечно, слышала. «Капитал-банк» во главе с Поляниным имел ничуть не меньшую популярность, чем «Вектор». Тем более однажды мне довелось лично познакомиться с Антоном Игоревичем. Друзьями мы не стали, но знакомство завязалось.

– Откуда? – тем не менее ответила я Ларисе. – Я же не местная.

– Ну, да. О чем это я говорю? – засмеялась она. – Так вот у них уже давно с Анатолием Геннадьевичем была борьба. Конкуренция, сами понимаете. Вклады в равной степени текли и в «Капитал-банк», и к нам, но иногда наши все же превышали их. Тем более, посудите сами, не будь «Вектора», «Капитал-банк» мог принимать денег вдвое больше. У Анатолия Геннадьевича как-то была беседа на эту тему с господином Поляниным. Тот сам пришел к нам и скандалил. Я лично слышала, можете мне поверить. Вышла ссора, и после нее Анатолий Геннадьевич с Антоном Игоревичем так и остались, что называется, на ножах.

Ну, это еще ни о чем не говорило. Лариса по молодости своей и понятия, видимо, не имела, что вражда между двумя крупными компаниями, занимающимися одним и тем же, дело вполне обычное.

– Кто еще?

– Больше я никого не знаю, – Лариса забрала у меня пустую чашку. – Хотите еще кофе?

– Нет, благодарю. Хотя кофе превосходный.

– Спасибо, – расплылась она в улыбке.

– Но ты же говорила, что у Ляпишева была целая куча врагов, – неожиданно я перешла с ней на «ты».

– Я говорила, что так думаю, – поправила она меня.

– Понятно, – кивнула я. – А кто такой Дмитрий Андреевич?

– Это друг покойного директора и его заместитель, – она указала рукой на левую дверь. – Дмитрий Андреевич Кончалович.

Он теперь, наверное, будет здесь главным. Займет правый кабинет. Временно или постоянно, не знаю.

Интересно. Друг и заместитель. Лариса не причислила его к тем, кто мог бы желать смерти Ляпишеву. Понятное дело. По ее мнению, друг не может оказаться врагом. Святая наивность. К сожалению, в жизни чаще всего так и случается.

– А когда похороны Анатолия Геннадьевича? – спросила я, уже поднимаясь. – Завтра?

– Да завтра, в двенадцать. Вы придете?

– Непременно. Жаль, конечно, что не успела застать старого друга в живых. И ведь совсем чуть-чуть опоздала, – я покачала головой.

– Я вам сочувствую, – откликнулась Лариса.

– Спасибо. Ну, тогда до завтра. Всего хорошего.

– До свидания.

Я направилась к двери, но, уже взявшись за ручку, обернулась и спросила:

– Послушай, Лариса, а ты не знаешь, как мне найти Катаева?

– Кого? Катаева? – Она наморщила лоб. – Я такого не знаю. А кто это?

– Тоже старый знакомый. Росли вместе. Он вроде бы должен был поддерживать отношения с Толей.

– Нет, никогда не слышала.

– Жаль. Придется искать самой, – вздохнула я и вышла из приемной.

Разговором со словоохотливой секретаршей Ларисой я осталась довольна. Как-никак, а теперь я имела некоторые зацепки. Версия с азербайджанцами мне нравилась больше всего. В самом деле, народ они горячий, чуть что не так, сразу хватаются за оружие. Могли они угрохать Ляпишева? Запросто. Сомнения вызывало только одно. Так ли умен этот Джафар, что смог спланировать убийство и осуществить его, как по нотам? С другой стороны, с чего я решила, что убийство было запланировано? Вдруг это всего лишь моя разыгравшаяся фантазия? Никто и не думал никого подставлять, а я вляпалась, как распоследняя идиотка.

Нельзя было оставлять без внимания и личность «верного друга» Дмитрия Кончаловича, наверняка питавшего надежды в скором времени занять место директора компании «Вектор». Может, побеседовать с ним прямо сейчас? Нет, не пойдет. К такому разговору надо заранее подготовиться. Тем более я уже определила для себя, что первым обработаю Полянина. Тут мне и попроще будет. Все-таки, худо-бедно, но я его знала.

В причастность Антона Игоревича я не очень-то верила. Конкуренция – повод для убийства серьезный, но, судя по тому, что я знала о Полянине, к нему не совсем применимый. Но начну я именно с него. Отмести его сразу из числа подозреваемых, и всего делов.

Приняв сие решение, я спустилась на первый этаж и, минуя кассы, направилась к выходу.

И вот тут я заметила их. Нет, внешне они ничем не отличались от большинства людей, встречавшихся на улице. Даже наоборот, эти двое чересчур нарочито старались сыграть на своей безликости.

Они сидели в сереньком, видавшем виды, «москвичонке», одеты по-простому. Тот, что за рулем, – в черной футболке, товарищ рядом с ним – в цветастой рубашке с застегнутой под горлом пуговицей. Они курили, о чем-то беседуя между собой. Как я уже сказала, ничего особенного. Но внутренний голос, редко когда подводивший меня, тем более в подобных случаях, шепнул: «Эти ребятки из органов. И „пасут“ они здесь не кого иного, как Женьку Охотникову».

Умен майор, ничего не скажешь. Подумал о том, что я могу сунуться в «Вектор», подсуетился. Но на этот раз я успела его опередить.

Мои подозрения относительно причастности двух парней в «Москвиче» к эмвэдэшным структурам подтвердились буквально через минуту. Тот, что был в цветастой рубашке, поднял к губам рацию и коротко бросил в нее пару слов.

Поймать меня хотите? Не так-то это просто, ребята. Я тоже не вчера родилась.

Бахвальствовать, правда, я могла сколько угодно, но как все же покинуть «Вектор» незамеченной? Никаких подручных средств у меня с собой не было.

Решение пришло моментально.

– Ой! – вскрикнула я и присела на одно колено.

– Что случилось? – тут же подскочил ко мне охранник «Вектора». – Что с вами, девушка? Вам плохо?

– Кажется, подвернула ногу, – заскулила я.

– Врача вызвать? – проявил он участие.

Вот болван! Сразу врача. Тоже мне – мужчина.

– Нет-нет. Не стоит никого беспокоить по таким пустякам. Я справлюсь.

Я сделала вид, что пытаюсь подняться, но тут же, застонав, повисла на руках бестолкового амбала.

– Наверное, сильный вывих, – предположил он. – Давайте, я вам вправлю.

Ну конечно. Это ты умеешь. Костолом.

– Не надо, – отказалась я. – Мне бы только до машины добраться, а там уж…

– А где же ваша машина?

– За углом.

– Давайте, я помогу вам дойти.

– Буду вам очень благодарна, – я улыбнулась, глядя парню прямо в глаза.

Он, обернувшись, крикнул напарнику, находившемуся за перегородкой:

– Эй, Колян! Посмотри-ка тут пока. Я сейчас вернусь.

– Куда ты? – появился на его зов Колян.

Но мой «спаситель» не ответил. Он осторожно взял меня под локоть и направился к двери.

– Ой-ой-ой! – завыла я. – Ступать не могу. Как же быть?

– Не расстраивайтесь, – добродушно проухал он. – Я же с вами.

С этими словами он подхватил меня на руки и, толкнув дверь ногой, шагнул на улицу. Я тут же зарылась лицом в его плечо.

– Направо или налево? – осведомился парень.

– Налево, – ответила я, помня, что «москвичонок» со «шпиками» стоит чуть правее центрального входа в здание.

Он послушно понес меня в указанном направлении. Я молила бога лишь об одном. Чтобы ребятам из «Москвича» не пришло в голову проверить, кого это там тащит охранник трастовой компании. Хотя вряд ли они проявят такую недюжинную бдительность. Обойдется.

Мы свернули за угол, и я сказала:

– Кажется, боль проходит. Попробуйте поставить меня.

Он так и сделал.

– Да, – я потопала для убедительности ногой об асфальт. – Все прошло. Видите, как чудесно. Это ваше присутствие и доброта так благоприятно подействовали.

– Да? – расплылся он в глупой улыбке.

– Конечно. Вы что, не верите?

– Верю.

– Тогда спасибо вам за все и до свидания.

– А где же ваша машина? – завертел он головой по сторонам и с сожалением заметил, что никаких припаркованных транспортных средств не наблюдается.

– Машина? – переспросила я. – В самом деле. Похоже, угнали. Придется опять добираться домой на трамвае.

И я пошла прочь, оставив его стоять на тротуаре, моргая глазами. Парень, верно, решил, что я – чокнутая. Ну и ладно. Мне на это наплевать.

Скрывшись с его глаз за очередным поворотом, я остановилась. Хорошо бы раздобыть где-нибудь машину. На своих двоих много не находишь, а пользоваться все время услугами таксопарка денег не хватит. У меня их в наличии было не так уж много. Домой путь заказан, так что…

В этот момент рядом со мной остановился малиновый «Опель Кадет», и из него резво выскочил небритый мужик, явно не славянской внешности.

– Слюшей, падруга, давай падвэзу, – произнес он.

– Нет, спасибо, любезный. Я как-нибудь сама, – ответила я.

Не хватало мне еще такой компании для полноты ощущений.

– Вай, зачэм так гаваришь? – приблизился он ко мне. – Эта не просьба тэбэ от мэнэ, эта приказ, да?

С этими словами он вынул руку из кармана своих широких штанов и продемонстрировал мне пистолет.

Я вздохнула. Вот оно что. Похоже, азербайджанцы решили встретиться со мной раньше, чем я себе запланировала.

– Приказ, говоришь? – я взглядом смерила расстояние до его пушки и уже слегка оторвала ногу от земли, как за моей спиной послышался еще один гортанный голос:

– Нэ надо шютыть, дэвочка.

Я обернулась. Еще один джигит целился в меня из «ТТ».

– Чего вы хотите, ребята? – оценив ситуацию, я решила сменить тактику. – Вы, наверное, меня не за ту принимаете.

И тут передняя дверка «Опеля» с тонированными стеклами открылась, выпуская наружу очередного «дитя гор».

– В чем там дело? – недовольно бросил он. – Давай ее в машину.

Его произношение было намного чище, чем у двух других собратьев.

– Ну? – меня тут же ткнули стволом под ребра.

Мне ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Глава 3

«Опель» резво рванул с места. За рулем сидел тот самый азербайджанец, с которым я «познакомилась» сначала. Рядом с ним, на пассажирском месте, расположился кавказец, видимо, считавшийся у них за лидера. Несмотря на стойкую жару, он был в твидовом пиджаке, а в его правой руке я заметила коробочку мобильного телефона. Вполне возможно, что это и был сам Ахмед Джафаров, иногда именуемый просто Джафар.

Я находилась на заднем сиденье «Опеля» в обществе обладателя «ТТ», который прочно держал вышеоговоренное оружие возле моего правого бока. Он был наиболее носатым и наиболее чернявым из всей троицы. Таких, как он, наша российская милиция чаще всего и принимает за отъявленных террористов. Скосив глаза, я заметила еще одну деталь. На запястье руки, в которой носатый держал пистолет, было вытатуированно имя «Кариф». Что ж, уже неплохо. Я теперь знала позывные одного из них.

Вступать со мной в переговоры азербайджанцы явно не собирались. Все трое насупленно молчали, а «твидовый» и вовсе стал прихрапывать. Умаялся, бедняга. Сморило его.

Однако погрузиться в объятия Морфея ему не удалось. Из дремоты кавказца выдернула переливчатая трель телефона. Он тут же поднял руку с коробочкой и, нажав одну из кнопок, приложил ее к уху.

– Слушаю. Да, все в порядке. Конечно, Джафар. По-моему, это и есть та самая девчонка, что крутилась возле Толика последние дни. Уверен. А хрен его знает. Все понял. Уже едем.

На этом он закончил переговоры и выключил мобильник.

– Гатовься к сэрьезному разговору, крошка, – бросил он мне через плечо.

– А кто звонил?

Я уже поняла, что «твидовый» – это не Джафар. А вот звонил-то как раз предводитель азербайджанской мафии. Толиком кавказцы, скорее всего, называли Ляпишева.

– Не твое дело, – грубо ответил тот.

Носатый, желая выслужиться, незамедлительно с еще большей силой вдавил мне свой «ТТ» под ребра.

– Нэ вякай, да? – сказал он.

Я благоразумно заткнулась, не желая их лишний раз злить.

«Опель» выскочил за город и понесся по проселочной дороге. Вскоре я поняла, что мы едем к дачам.

Так оно и оказалось. Через некоторое время мы остановились возле двухэтажного строения с участком. Дачка Джафара (а в том, что мы прибыли именно к нему в гости, я не сомневалась) по новым меркам была довольно скромной. Во всяком случае, она мало чем отличалась от большинства других, расположенных в округе. Вот только стояла немного особняком.

– Приехали, – сказал водитель, заглушая мотор.

Но машину мы сразу не покинули. «Твидовый» обернулся назад и сказал что-то Карифу на непонятном мне языке. Тот тоже ему ответил на родном наречии. Единственное, что я поняла из слов Карифа, так это, что «твидового» зовут Рамзес. Это тоже надо взять на заметку. Ибо по тому, как Рамзес разговаривал, да и вообще вел себя, я поняла, что он занимает не последнее место в бригаде Джафара. Наверняка один из тех, кто составляет ближайшее окружение азербайджанского «папы».

Затем Рамзес, даже не взглянув на меня, покинул салон и скрылся за воротами. «Опель» снова заурчал и тронулся с места.

– А мы не пойдем в гости? – спросила я.

Но мой вопрос остался без ответа. Кариф лишь ухмыльнулся, а кавказец, сидевший за рулем, направил «Опель» по дорожке вокруг дачи. Обогнув строение, мы въехали с черного хода и почти сразу юркнули в полумрак гаража.

Кариф открыл дверцу и вышел.

– Вылаз! – громко приказал он мне, все еще держа на прицеле.

Я покорно повиновалась.

Честно говоря, мне уже и самой хотелось познакомиться с Джафаровым. Послушать, что он мне скажет, да и вообще получше узнать, что он за человек и что собой представляет.

Вслед за нами салон покинул и водитель. Он тут же начал приседать и потягиваться, разминая затекшие конечности. Спортсмен, наверное.

Кариф грубо схватил меня за руку и толкнул к стене.

– Сядь там!

У стены я заметила низенькую узкую скамеечку и, не заставив себя упрашивать дважды, опустилась на нее.

Водитель, завершив свои гимнастические упражнения, приблизился к Карифу, и они опять о чем-то заговорили на тарабарском языке, из которого я не могла понять ни слова. А страсть как хотелось узнать, о чем они там совещаются.

Кариф переложил оружие в левую руку, то и дело поглядывая в мою сторону, а правой не спеша извлек из кармана сигареты и закурил. Водитель, отчаянно жестикулируя руками и тем самым что-то доказывая своему подельнику, его примеру не последовал. Ну, точно, спортсмен. Аккуратно следит за своим здоровьем и физическим состоянием.

Как только в ответ заговорил Кариф, я прислушалась к его словам и поняла, что водителя он называет Махмудом. Ну вот, со всеми и познакомилась.

Теперь стоило обдумать, как вести себя при встрече с Джафаровым. Он убил Ляпишева или не он, речь несомненно пойдет об этом инциденте. Вне всяких сомнений. Иначе зачем я могла понадобиться азербайджанцам, если ранее не была с ними знакома вовсе. Тем более в телефонном разговоре Рамзес недвусмысленно произнес: «Да, мол, Джафар, это та самая девчонка». Кстати, говорил Рамзес на русском. Интересно, почему?

Поразмыслив пару секунд, я пришла к выводу, что есть смысл строить перед Джафаровым «крутую деваху». На девяносто девять процентов я была уверена, что главарю азербайджанской группировки известно многое. И про мой арест, и про выдвинутые обвинения, и про сам побег от правоохранительных органов. Может быть, он даже знал и об уликах, которыми располагало следствие. Ладно, прорвемся.

– Эй, ребята, – окликнула я увлекшихся беседой кавказцев. – Неприлично вы себя ведете. Разговариваете, совершенно игнорируя даму.

Азербайджанцы разом замолкли и изумленно уставились на меня. Первым пришел в себя Кариф.

– Чиво? – недовольно буркнул он.

– Не чивокай, Кариф, – развязно ответила я. – Лучше-ка скажи, долго нам еще в этом гараже куковать?

Махмуд насупился, а его дружок приблизился ко мне на расстояние вытянутой руки и бесцеремонно приставил дуло ко лбу.

– Любой лышный слова могет стоыт тэбэ жызнь, малышка, – прогаркал он.

– А какие слова лишние?

Мне жутко хотелось врезать ему ногой по мужскому достоинству и навсегда отбить охоту грубить женщине. Но я сдержалась, прекрасно представляя себе последствия данного поступка. Вряд ли Карифа что-то остановит. Такие, как он, сперва действуют, а затем уже думают. Безусловно, ему влетит по первое число от «начальства», но мне-то уже от этого легче не станет.

Ответить на мой глупый по своей сути вопрос Кариф не успел, так как в этот момент дверь с противоположной стороны гаража отворилась, и в образовавшейся полоске света возник Рамзес. Лица его видно не было, но я опознала старого знакомого по величественной осанке.

Сделав пару шагов вперед, он коротко бросил на русском языке:

– В чем дело?

Кариф не последовал его примеру и ответил на своем родном наречии. Ответил со злостью, грубо. Что-то в мой адрес. Рамзес поморщился и отмахнулся. Как по команде, рука носатого вместе с «ТТ» опустилась вдоль тела. Тем не менее взгляд Карифа остался недовольным.

– Поди сюда, дорогуша, – обратился ко мне Рамзес, сам не соизволив двинуться с места.

Я встала и подошла к нему.

– Слушай меня внимательно, – медленно, с расстановкой начал Рамзес. – Сейчас мы пойдем наверх. Там с тобой желает говорить один важный человек. Очень важный. Так что, будь добра, веди себя прилично. И не вздумай выкинуть какой-нибудь нехороший шутка. Мы будем все время рядом и, если что, убьем сразу. Что-нибудь не понятно?

– Почему же? – как можно невиннее произнесла я. – Напротив, все предельно ясно.

– Вот и хорошо, – Рамзес развернулся и бросил мне уже через плечо: – Пошли.

Я двинулась следом за представительным азербайджанцем. Третьим гараж покинул Кариф. Он неотступно шел за мной, как привязанный, и при любом моем движении, которое могло бы вызвать у него нехорошие подозрения, готов был разрядить в меня всю обойму. Махмуд не пожелал отправиться с нами в гости. Остался наедине со своим «Опелем».

Миновав полутемный коридор, мы очутились в просторной гостиной. По большей части во владениях Джафарова преобладали ярко-красные тона. Это меня слегка удивило. Мягкая мебель обита красным материалом, тяжелые портьеры на окнах красного цвета и даже пушистый ковер на полу и тот отливал красным. Идиотизм. Впрочем, каждый сходит с ума по-своему.

Рядом с дубовой массивной лестницей, ведущей на второй этаж, за низеньким столиком в креслах друг против друга сидели еще двое и самозабвенно резались в нарды. По правую руку от каждого из них стояло по бутылке баварского пива. Ребята отдыхали. На наше появление они никак не отреагировали. Оба в спортивных костюмах и кроссовках. На подлокотнике кресла того, что сидел ближе к лестнице, покоился точно такой же «ТТ», как и у Карифа. У его дружка оружие тоже находилось где-то под рукой, но видно не было. Может, за поясом, а может, еще где.

Мы благополучно миновали нардистов и, ведомые Рамзесом, поднялись по лестнице на второй этаж. Здесь было всего четыре комнаты. У двери одной из них на стуле расположился новый персонаж. На вид он не походил на телохранителя или «быка». Небольшого роста, относительно щупленький, с цепким колючим взглядом. Он был одет в одни лишь широкие штаны. Обнаженный торс сплошь усыпан татуировками. Просто картинная галерея какая-то. Но самое интересное в том, что парень не был азербайджанцем. Светлые волосы, голубые глаза. Он был славянин. Русский.

– Привет, – сразу бросила я ему, как родному.

– Ты останься здесь, – палец светловолосого уперся в грудь Карифа. – А вы пошли за мной.

Вот и все дружелюбие.

Втроем мы зашли в комнату. С первого же взгляда мне стало понятно, что сие помещение является опочивальней великого азербайджанского предводителя. Обстановка, представшая моим глазам, была, что называется, с претензией на роскошь. Огромная двуспальная кровать с пологом, антикварное трюмо в полстены, два кресла, столик на колесиках и блистающий своим изобилием и разнообразием встроенный в стену бар, который в данный момент был распахнут, выставив на всеобщее обозрение свое содержимое. Смущало только одно обстоятельство. В отличие от гостиной на первом этаже здесь царствовал зеленый цвет. Даже в обоях. Странный все-таки тип, этот Джафаров. Я бы не удивилась, узнав, что другие комнаты у него: желтая, синяя, черная и так далее.

Сам «странный тип» находился здесь же. Он сидел в кресле, одним боком развернувшись к двери, другим к зеркалу в трюмо. Взгляд его был устремлен в окно напротив.

Смуглый, с зализанной назад шевелюрой и довольно четкими линиями лица, Ахмед Джафаров даже казался симпатичным. По азербайджанским меркам, разумеется. Из одежды на нем был только домашний шелковый халат. Босые ноги покоились на столике, а сам он, откинувшись на спинку кресла, крутил в руках наполовину наполненный фужер с шипучим напитком.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное