Марина Серова.

Контракт с плейбоем

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Отвернись, не смотри на меня! – попросил он.

– Очень надо. – Я отвернулась и уперлась взглядом в зеркало. Но в нем мой клиент тоже отразился во всей красе.

– Ты можешь отвернуться в другую сторону? – завопил Андрей, прикрываясь полотенцем.

Отвернувшись к стене, я сказала с улыбкой:

– Знаешь, Уваров, таких чудаков, как ты, редко встретишь. Я имею в виду чудаков с большой буквы М.

– Очень смешно, – отозвался Андрей. – Из-за тебя мне придется надеть вчерашнюю одежду.

– Боже, какие мы нежные! – хихикнула я и повернулась: – Ну что, уже все?

– Нет! – завопил Уваров. Оказывается, он старательно намазывался кремом.

– Мне за вредность доплачивать надо, – вздохнула я.

Прекратив натирать себя кремом, Уваров полез в холодильник, достал фрукты, сделал из них в миксере пюре и смешал все с найденным там же кефиром. Намазав себе всю эту смесь на лицо, Андрей обратился ко мне:

– Весь секрет маски в том, чтоб фрукты были холодными, а кефир свежим. Мне этот рецепт, между прочим, рассказала сама Шерон Стоун. Мы встречались с ней на банкете у одного банкира.

Чтоб Уваров отстал, я сделала вид, что удивлена. От Шерон Стоун клиент перешел к более прозаичным вопросам:

– Есть что-нибудь поесть? – поинтересовался он, рассматривая себя в зеркале. – Я не ел с вечера, а вчерашний ужин в ресторане можно считать чисто символическим.

– Рада, что у тебя сохранился аппетит, – улыбнулась я. – В холодильнике есть консервы, галеты, яйца, можешь пожарить себе яичницу.

Мое предложение поразило Уварова до глубины души. Я сделала вид, что не замечаю его реакции. Когда дар речи вернулся к нему снова, Андрей едко заметил:

– Должен напомнить тебе, Евгения, что я творческий человек, принадлежу к элите шоу-бизнеса. Я не кухарка, не жарю себе яичницы и не ем галет. Когда мне хочется есть, я просто иду в хороший ресторан, плачу деньги, и специалисты готовят мне все, что я пожелаю. Я даже чисто физически не могу есть твои галеты, так как мой организм привык к здоровой, экологически чистой пище. Мне надо поддерживать форму, следить за внешностью. Это товар, который я продаю. Если я потеряю свою внешность, то потеряю и работу. А ты запихнула меня в какой-то клоповник и пытаешься накормить всякой гадостью. Посмотри, на кого я стал похож! – Клиент покрутился передо мной и продолжил: – Волосы как пакля. Мне нужна укладка, расслабляющий массаж…

– Эротический или обычный? – ехидно уточнила я, допивая кофе.

– Честно сказать, эротический массаж мне сейчас совсем бы не помешал, – вздохнул Уваров и поднял глаза к потолку. Он не заметил, что я подтруниваю над ним, и на полном серьезе продолжил развивать тему: – Для массажа нужно хорошее масло и благовония.

– Можно помедленнее, я записываю, – хихикнула я.

Уваров взглянул на меня, мгновенно все понял и сделал обиженное лицо.

– Все, – капризно вскричал он, – с меня хватит! Идем в ресторан. Потом в салон красоты, если таковые имеются в этом забытом богом месте.

А ты, – он злобно ткнул пальцем практически мне в нос, – ты будешь меня защищать. Я плачу тебе за это деньги, поэтому ты будешь выполнять свою работу!

– Инструктор как-то говорил нам на занятиях, что если человека решила устранить группа решительно настроенных людей, у которых имеются для реализации планов средства и возможности, то рано или поздно этого человека убьют, – медленно произнесла я. – Тут не помогут никакие меры безопасности и толпы суперпрофессиональных телохранителей.

– Я не понял, ты на что намекаешь? – процедил сквозь зубы Уваров. – Хочешь сказать, что, если я сейчас выйду, ты не сможешь меня защитить?! Да на хрена мне такая телохранительница. Лучше я найду кого-нибудь другого, кто думает иначе. Президентов же охраняют, и ничего, живы.

– А что, президентов мало убивали? – спросила я. – А потом, не надо путать себя с главой государства. Его расходы на охрану компенсируются из бюджета, а это практически неограниченные возможности. Но дело не в этом. Вот ответь, светлая голова, как можно защититься от профессионального снайпера с хорошей винтовкой?

– Это ты у меня спрашиваешь! – вспылил Уваров, готовый уже броситься на меня с кулаками. – Кто из нас телохранитель?

– Я знаю ответ на этот вопрос, – спокойно заметила я. – Но мне просто хочется услышать твои предложения. Вот как ты думаешь? Прояви фантазию.

– Поиздеваться хочешь? – сузил глаза Уваров. – Ладно, я скажу. Между прочим, один мой знакомый имеет родственника, который охраняет нашего президента. Он рассказывал, что у телохранителей ФСО есть такие бронированные чемоданчики, которые разворачиваются и превращаются в щит, которым можно укрыться от любых пуль. Почему у тебя нет такого чемоданчика?

– Потому что пользы от него, как от зонтика во время тайфуна, – весело сказала я. – В городе для снайпера миллион позиций. Предугадать, откуда полетит пуля, невозможно. Единственный вариант – прозрачный бронированный купол, в каком возили папу римского во время его визитов по иностранным государствам. Да и купол не гарантировал полной безопасности. Это только в газетах раздували его возможности, чтоб отпугнуть террористов.

– То есть защититься никак нельзя? – зло поинтересовался Уваров. – Так зачем мне платить тебе? Просто выйду на улицу и буду ждать смерти. Так и дешевле, и ждать долго не надо.

– Ну, это выход лишь для идиотов и самоубийц, – серьезно сказала я. – Единственный способ защититься – это нанести превентивный удар и ликвидировать источник угрозы. Других вариантов нет. Чтоб это сделать, я должна собрать кое-какую информацию, но если ты намерен шляться по городу, мне придется быть рядом, и времени на расследование уже не останется. Возможно, некоторое время мне удастся выводить тебя из-под удара, закрывать от пуль, однако и я не бессмертна и не всемогуща. Конец все равно будет один. И тогда нас обоих убьют.

По глазам Уварова было заметно, что до него доходит смысл сказанного. Раздражение спало. Он перестал на меня наезжать и нормальным голосом сказал:

– Ладно, признаю, что ты права. Но я все равно хочу есть нормальную еду. Мне нужна косметика. – Он с кислым видом огляделся вокруг. – Ладно, убогость этого места как-нибудь несколько часов пережить можно. После обеда у меня самолет.

– Вопрос с едой вполне решаемый, – кивнула я. – Давай перечень блюд, деньги, и я закажу тебе завтрак с доставкой на дом. До аэропорта довезу и, если очень повезет, – посажу в самолет. Но предупреждаю сразу, лучше в аэропорт не соваться.

– Я хочу домой, и я улечу в любом случае, – упрямо заявил Уваров. – Дома и стены помогают. В Москве у меня полно влиятельных знакомых. Ваши местные уголовники не решатся там ко мне сунуться.

– Как знаешь, – пожала я плечами. Желание клиента для меня было законом. Раз не удалось уговорить, пускай летит. Моя работа закончится у трапа самолета.

Уваров расслабленно плюхнулся на кушетку и посмотрел на меня, ожидая, когда я сотворю чудо и на журнальном столике перед ним появятся яства и фрукты, каких свет не видел.

– Пиши, что ты хочешь на завтрак, – приказала я, набирая тетин номер, – желания угадывать я пока еще не научилась.

– Ах, да, – кивнул Уваров, схватил с журнального столика блокнот и карандаш и принялся писать названия блюд.

Я отошла в сторону, чтоб не сбивать Андрея с мысли, и в следующий момент услышала в телефонной трубке настороженный тетин голос:

– Женя, с тобой все в порядке? Ты не ранена?

– Не ранена, в полном порядке. Руки, ноги, голова и туловище – все на месте, – сказала я с теплотой в голосе, – звоню просто так, узнать, как ты.

– Нормально, – опешила тетя. – Женя, странно, раньше, когда ты выполняла работу, звонка от тебя я не могла дождаться. Ты звонила, только если что-нибудь случится или если тебе что-то понадобится.

– Тетя, как ты можешь обо мне так думать. – Я сделала вид, что разочарована. – Просто выдалась свободная минута, и позвонила. Кстати, раз уж ты заговорила о моих нуждах, я тут вспомнила, что мне кое-что требуется, а лучше тебя в таких делах никто не поможет.

– В каких это делах? – насторожилась тетя.

– В поварском искусстве, – ответила я, – ну как, поможешь любимой племяннице, приготовишь обед из блюд по списку, который тебе привезет один человек?

– Конечно, разве у меня есть выбор? – вздохнула тетя Мила.

– Ты просто чудо, – воскликнула я. – Все, целую, жди гостя. Пароль: «Это доставка продуктов из супермаркета». Ответ: «Вы опоздали на час». Это если все нормально, а если вдруг возникнут проблемы, ответишь курьеру: «Я ничего не заказывала. Вы ошиблись квартирой. Попробуйте в тринадцатом доме спросить». Курьер – мальчишка четырнадцати лет, белобрысый, с крупными передними зубами. Ходит все время в рокерской футболке с черепом, в спортивных штанах и черной бейсболке.

– Женя, как мне надоели твои шпионские штучки, – призналась тетя Мила, – а вот без всего этого нельзя?

– Нет, – отрезала я, – если проблемы будут у курьера, то он скажет не «доставка продуктов», а «доставка пиццы». Все – отбой, до связи.

– Я вот тут написал, – Уваров подошел ко мне и протянул исписанный листок из блокнота.

Я пробежала листок глазами.

– Деньги на продукты? – спросила я, закончив читать. – Чем больше, тем качественнее будет выполнен заказ.

Уваров извлек из бумажника кредитную карточку. Я взяла ее, повертела в руках и покачала головой:

– Не пойдет. Нас могут по ней вычислить. Наличные есть?

– Вот дерьмо, – выругался он и снова полез за бумажником. Наличными в отделении для банкнот нашлось три тысячных бумажки. Я молча отобрала у Андрея деньги. – А карточка, – растерянно напомнил мне Уваров.

– Я ее пока возьму, вдруг удастся как-нибудь снять деньги, – ответила я, – у меня есть парочка идей и знакомый хакер. А деньги нам еще понадобятся. Всегда надо иметь под рукой сумму наличными для непредвиденных ситуаций. Например, в аэропорту вдруг придется кого подмазать.

– Ну, в принципе, да, – согласился Уваров. – Из-за этой беготни у меня вообще бабок не осталось, даже на то же такси понадобится или купить что из мелочей в самолете…

Послушав его, я позвонила в детский дом №1, где воспитывался мой курьер – четырнадцатилетний мальчишка по прозвищу Гриня. Парнишка был прирожденным шпионом. Много не болтал, с радостью выполнял все мои поручения и инструкции, а я, со своей стороны, подбрасывала ему денег и помогала, чем могла.

– Алло, мне бы услышать Александра Гринина, это его тетя с Сахалина, – соврала я ответившей работнице детского дома.

Гриня скорее всего имел договор с персоналом, делился с ними заработками, так как его всегда звали к телефону без лишних вопросов.

– Привет, тетя. Я по тебе соскучился, – буркнул в трубку подошедший Гриня. – Как дела?

– Дела идут, – ответила я, – для тебя есть работа…

Я изложила мальчишке, что ему надо будет делать, потом продиктовала список блюд. У тети имелась куча кулинарных книг, поэтому я надеялась, что задание не поставит ее в тупик. Покончив с этим, я посмотрела на Уварова. Тот с кислой миной цедил минералку и смотрел телевизор.

– Теперь пиши список того, что тебе требуется из косметики. Массажа и косметического салона не обещаю.

– Но в аэропорту меня будут караулить папарацци. Как я могу предстать перед ними в таком виде? Это же удар по имиджу! – начал горячо возражать Уваров.

– А мы тебе на голову мешок наденем, и никто ничего не увидит, – пообещала я Андрею. – Мертвым имидж ни к чему.

Уваров сдался, продиктовал все, что ему пришло на ум, потом воскликнул:

– Как хорошо, что скоро я покину это варварское место!

– Мечтать не вредно, – пробормотала я себе под нос и набрала на сотовом номер телефона института, где работала Суркова. Прежде чем соваться туда, можно было попытаться выяснить все по телефону. Это и экономия времени, и светиться не надо. Не исключено, что убийцы уже рыщут там поблизости или уже разговаривали с ее коллегами, скажем, представились сотрудниками милиции, изъяли жесткие диски с ее рабочего компьютера и скрылись. Тогда ехать в институт мне тем более бессмысленно.

В трубке ответил усталый женский голос. Я представилась следователем ФСБ и поинтересовалась у секретаря личностью погибшей Аллы Геннадьевны.

– Вам лучше поговорить с Фомичевой Ольгой Павловной. Она заместитель директора по научной работе и курировала работу «воздушников», – ответила женщина. – Я вас переключу.

Фомичева, выслушав меня, сильно удивилась:

– Странно, чего это вдруг все заинтересовались Аллой. Я так поняла, с ней произошел несчастный случай. Теперь же сначала приезжает милиция и изымает все документы, которыми занималась Суркова, и вот ФСБ интересуется тем же. Алла часом не шпионкой была? Ведь мы работаем со многими закрытыми учреждениями и секретными военными объектами.

– Вижу, от вас ничего не укроешь, – сказала я нарочито серьезно. – Это вопрос национальной безопасности. Я не имею права с вами откровенничать. Ответьте, чем занималась Суркова в последнее время. Советую ничего от меня не скрывать.

– Тем же, чем и всегда, – озадаченно ответила Фомичева. – Мониторинг воздушной среды города, составление экологических паспортов предприятий. Рутина. В старые паспорта просто вносились новые данные, которые привозили с объектов. Потом составление инструкций. В принципе, я не могу понять, какую информацию она могла продавать иностранным резидентам. Неужели их интересует экологическая обстановка в нашей области или инструкции?

– А каким конкретно объектом Алла Суркова занималась в последние дни прямо перед гибелью? – продолжила я. – Мне нужно название.

– Одну минуту. Вы повисите на телефоне? – спросила Фомичева.

– Нет проблем, – бросила я и достала из пачки сигарету.

В трубке слышалась возня, шелест бумаг. Кого-то вызывали по селектору. Не спеша я закурила, затянулась, выпустила кольцо дыма в потолок и подумала, что телефоны подобных организаций, которые занимаются секретными военными объектами, могут прослушиваться спецслужбами. Придется потом менять запасную «симку», с какой я обычно и делала все звонки. В сумке у меня имелся пакет с десятком сим-карт, изъятых у бандитов. Возьму одну из них в качестве запасной. Поскольку визит в институт явно отменялся, я решила после разговора съездить на квартиру Сурковой, хотя там тоже, наверное, уже побывала милиция, но попытаться все-таки стоит.

– Так, вот… алло, вы слушаете? – ожила трубка в моей руке. – Я нашла то, что вам нужно.

– Говорите. – Мои пальцы забегали по клавиатуре компьютера, и на экране развернулся электронный блокнот.

– Алла Геннадьевна начала составлять экологический паспорт для ЗАО «Тарасовские техносистемы» буквально за два дня до смерти. До этого два месяца занималась ФГУ ЦНИИ, Лабораторией войск химзащиты № 44.

– Во время выполнения этой работы у Сурковой возникали какие-либо конфликты с коллегами или руководством объектов? – поинтересовалась я. – Может, она была с чем-то не согласна, хотела что-то изменить?

– Нет, ничего подобного, – возразила Фомичева. – У нас в институте не принято открыто выражать несогласие, конфликтовать. Все придерживаются генеральной линии. Нет, у нее не было никаких проблем, работала как обычно, руководила своим отделом.

– А у нее в отделе что за контингент? – спросила я.

– Контингент у нее нормальный, но в основном все молодые, бывшие студенты, опыта никакого. Алла Геннадьевна всю работу тянула на себе, – со вздохом ответила Фомичева. – Работала на износ.

– А кто сейчас выполняет ее обязанности? – спросила я.

– Мне пришлось взять это на себя, ну я и раскидала часть работы по начальникам других отделов, – ответила женщина, и в ее голосе зазвучало недовольство. – Мне за это не доплачивают, но приходится этим заниматься. Ведь работа должна быть выполнена. Вот сейчас готовлю Вадима из отдела Сурковой – он уже был и. о., и думаю, если с ним поработать, то можно поставить начальником.

– А что он за человек, этот Вадим? – поинтересовалась я, а сама записала в блокноте: «Вадим – подозреваемый, конкурент убитой».

– Обычный парень, – пробормотала Фомичева. – Конечно, у него много амбиций, но это потому, что молодой. А так – старательный, аккуратный, исполнительный.

– А можно мне его координаты, а также фамилию и телефон, если есть, – попросила я. Фомичева мне все продиктовала. Я поблагодарила ее и попрощалась, потом посмотрела на клиента.

– Ну, что там? По глазам вижу, что что-то узнала, – спросил Уваров, нарезая вокруг меня круги.

– Не мельтеши, сядь, – приказала я, достала из холодильника коробку с апельсиновым соком, из шкафчика бокал, налила соку и, сделав несколько глотков, продолжала: – Новости у меня для тебя не слишком приятные. Эта Суркова, которая тебя доставала, работала с документацией секретных военных объектов. Смекаешь, к чему я? Скорее всего на том диске, который ты так неосмотрительно выбросил в мусорный бак, содержалась какая-то страшная военная тайна. Она что-то раскопала и решила придать это огласке. А теперь кто-то из военного ведомства хочет похоронить эту историю вместе со всеми свидетелями.

– Так меня хотят убить спецслужбы? – ужаснулся Уваров. – Но я же ничего не знаю. Им надо все объяснить! Я даже не смотрел, что на диске!

Я взяла его за руку и произнесла с притворной заботой в голосе:

– Спокойно. Тебе нельзя нервничать, это плохо отражается на внешности. Могут появиться морщины.

Уваров сердито вырвал у меня из ладони свою руку, а я уже серьезно сказала:

– Если бы за тобой охотились спецслужбы, то мы бы так спокойно не сидели, не болтали. Нас бы взяли еще ночью, или нет, трудности уже появились бы прямо в ресторане, после убийства и всей той кутерьмы. Здесь другой случай. Суркова затронула интересы какого-то высокопоставленного военачальника, который допустил в своей работе серьезные просчеты. Он не хочет, чтоб о его ошибках узнали, и любой ценой пытается уничтожить доказательства и свидетелей, причем действует не по официальным каналам, поэтому и возможностей у него намного меньше. Именно потому к работе привлекались наемники из уголовной среды.

– Черт побери эту дуру! – раздраженно крикнул Уваров и ударил кулаком по дивану. – Ну почему, почему она ко мне пришла с этим диском! Я веду передачи про секс, про человеческие отношения – это безопасно, никого не затрагивает и не порождает проблем. Меня никто до этого не хотел убить. Я жил спокойно, не лез во всякие журналистские расследования и скандалы. Нет, ей надо было обязательно сунуть мне свой гребаный диск. Не могла найти кого-нибудь другого, кому нравится рисковать жизнью? Мне все это противно, я не хочу ничего расследовать! Я шоумен, звезда, секс-символ…

– Понятно, ты не боец, – прервала я тираду Уварова. – Только теперь уже ничего не поделаешь. Что случилось, то случилось, и надо думать, как решать возникшие проблемы, а не разглагольствовать. Итак, высокопоставленный военный – основная версия. Однако есть и другие подозреваемые. В ее отделе работает один очень честолюбивый парень, Вадим. Может, он решил посредством убийства начальницы заработать повышение?

– Сомневаюсь, эта тетка работала в занюханном провинциальном НИИ. Какие там интриги могут быть? – возразил Уваров.

– Ну, для кого-то и тысяча рублей – приличная сумма, – не согласилась я, – все относительно. Кстати, НИИ не занюханное и не провинциальное. Оно входит в структуру Ростехнадзора, и таких всего несколько на всю страну. Но главное – это всего лишь версия. Нужно собрать факты, переговорить с людьми, окружавшими Суркову. Только потом станет ясно, какая из версий верна. Эх, узнать бы, что на диске! Вдруг там вообще информация, не связанная с ее работой.

Мы оба замолчали, думая каждый о своем. Тишину в комнате нарушало только легкое жужжание электромеханических часов на стене. Внезапно лицо Уварова озарилось так, будто ему пришла в голову замечательная идея. Андрей посмотрел на меня и сообщил с вызовом:

– А я знаю, кто ее приказал убить.

– Сам догадался или кто подсказал? – без энтузиазма поинтересовалась я, наливая себе в стакан еще сока и доставая сигареты.

– Я пришел к этому через цепь простых логических построений. Все элементарно. – Уваров встал и заходил передо мной по комнате, изображая из себя великого сыщика. – Надо было просто сложить два и два. Ответ лежал на поверхности, а ты этого не заметила. Признайся, что не знаешь, кто убийца. – Он навел на меня указательный палец, всем видом призывая покаяться.

– Не знаю, – честно сказала я, – ну-ка, просвети!

– Это та великанша на свалке, – огорошил меня Уваров.

Я едва не выронила стакан с соком.

– Удивлена? – заметил он мое изумление. – Хочешь знать, как я до этого додумался?

– Разумеется, хочу, – кивнула я, поставив стакан на столик, чтобы от его следующих слов не захлебнуться, чего доброго.

– На самом деле все очень просто, – ободрил меня Уваров. – Та баба – директор свалки. Эта, как ее, Суркова – эколог. Доходит?

– Пока нет, но продолжай. – Я еле сдерживала улыбку.

– Ну ладно, смотри, – произнес Уваров, бурно жестикулируя. – На свалку привозят отходы, которые туда привозить нельзя, эта дылда их за бабки разрешает там сваливать, а та из экологии узнала про нарушения, и дылда решила ее убрать. У меня друг как-то писал репортаж про городскую свалку. Так вот у них там очень крутые нравы. Чуть что, по голове, и мусором засыпают. Потом ведь никто и никогда не найдет.

– Хорошая версия, – кивнула я и, чтоб не рассмеяться в лицо Уварову, посмотрела в окно. – А на диске что? – спросила я, пряча улыбку. – Может, база данных городской свалки?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное