Марина Серова.

Кошелек или жизнь?

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Что сама?

– Сама ему первая позвонила, вроде как по делу. А потом пару раз в магазин приходила. Я ведь хитрая – когда я узнала, что он стройматериалами торгует, ремонт затеяла на даче и такую бурную деятельность развила, что Сергей Анатольевич только удивлялся. Несколько раз Саша сам на машине на дачу кое-что завозил – вот так у нас и началось… Пока Саша вдруг не исчез.

– Так что же за бизнес-семинар, на который он отправился? Начнем с этого.

Оказалось, что самого главного Катя не знает. Дело в том, что в этот момент Сергей Анатольевич как раз болел и был все время дома, так что отлучиться практически не было никакой возможности. Во время болезни господин Сысуев становился особенно капризным и даже деспотичным, так что Катя предпочитала его лишний раз не раздражать, другими словами – всегда находиться в пределах видимости. Лишь накануне отъезда Катя поговорила с Кораблевым по телефону, и тот сказал, что отправляется на трехдневный бизнес-семинар и, когда вернется, сразу же даст знать. Еще сказал только, что тема на редкость интересная, при встрече расскажет. И вот…

– Извини за нескромный вопрос: ты уверена, что он действительно не в Тарасове? – спросила я Катю, внимательно выслушав ее рассказ. – А вдруг он просто принял решение освободиться от ваших отношений и захотел сделать это без объяснений? Ведь многие мужики так делают, особенно семейные…

– Я и сама так думала, когда он через три дня не объявился. Подумала – ну и ладно, я тоже гордая. Целую неделю думала, а потом Марина – это наша общая знакомая, она в магазине у него работает и дома тоже бывает, сказала, что Сашка все это время так и не появлялся. И супруга странно себя ведет, как будто что-то знает, загадками говорит какими-то. В общем, я не выдержала. Не могу больше. Я должна узнать, что там случилось. Вы… то есть ты мне поможешь, а? Только, пожалуйста, начни прямо сегодня, не откладывай.

И Катя торопливо достала из кармана деньги, смотря при этом умоляюще: вдруг я откажусь? Что же ей тогда дальше делать наедине с проклятой неизвестностью?

– Хорошо. Начнем прямо сейчас. Мы на время расстанемся – я должна просмотреть свою картотеку и сделать кое-какие дела. Но сегодня же я позвоню, – пообещала я Кате, провожая ее до порога и глядя, как рассеянно, небрежно она одевается, все еще погруженная в свои тревожные мысли.

Когда за Екатериной Сысуевой захлопнулась дверь и я вернулась в комнату, то удивилась произошедшей в ней перемене. В окно светило солнце, в луче которого застыло облачко сигаретного дыма. Даже стулья вокруг стола стояли в решительных позах, полные утренней бодрости. Что это я там думала в постели про плохое настроение? Уж теперь и вспомнить трудно. Думать надо о другом – понять, что же случилось с Александром Кораблевым. Вряд ли что-нибудь трагическое, но ясность в эту историю внести поручено именно мне.

Глава 2
Умнее Фрейды зверя нет

Странные мысли крутились у меня в голове после визита Екатерины Сысуевой.

Вообще-то я не очень люблю вникать в частные дела и отказываюсь следить за женой или мужем, чтобы уличить негодников в измене и привлечь к ответу. Нет уж, такие дела не для меня. По мне, пусть кто хочет, с кем хочет, где хочет и сколько хочет – всякий человек имеет право на счастье или по крайней мере на удовольствие, и нет никакого смысла в это вмешиваться. Один раз я даже в глаза сказала растрепанной дамочке с нервно обкусанными ногтями, которая мечтала с моей помощью уличить неверного: сама виновата, раз мужик на эдакую растрепу глядеть не хочет, лучше пойти домой выспаться, привести в порядок и тело и мысли, а не лезть на амбразуру. До сих пор помню, как она обиделась, – думала, убьет на месте. Но обошлось – нервная мадам побежала в одиночку убивать соперницу. Сейчас получалось, что я должна каким-то образом впутаться в чужую личную жизнь. Несмотря на романтическую убежденность в верности своего любимого, не исключено, что господин Кораблев воспользовался командировкой, чтобы положить предел затянувшимся отношениям «на стороне», и скрывается исключительно от любвеобильной Кати. И я должна за ее же деньги ткнуть женщину носом в горькую правду, раз она так этого хочет.

На всякий случай я позвонила в магазин «Кто в доме хозяин?». Секретарша, предварительно осведомившись, кто спрашивает, по какому поводу и едва не вызнав всю мою биографию, злобным голосом сообщила, что Александр Денисович находится в служебной командировке и когда вернется – неизвестно.

Наверное, самое простое – это попробовать отыскать беглого любовника дома, под надежной защитой супруги. В любом случае из разговора сразу же можно будет выяснить, действительно ли Кораблев уже неделю отсутствует и волнует ли это кого-либо, кроме заскучавшей любовницы. И еще одна мысль пришла в голову, пока я, собираясь на улицу, делала легкий макияж: уж не связано ли как-то исчезновение Кораблева – если оно и впрямь имело место – с влиятельным старцем Сергеем Анатольевичем, который узнал про проделки своей третьей жены и решил уладить дело тихо, на свой лад, просто смахнув с шахматной доски чересчур высунувшуюся фигурку? По своей наивности Катя уверена, что все вокруг слепые, не замечают ее влюбленности, и забывает, что Сергей Анатольевич прожил длинную жизнь и наверняка неплохо разбирается в человеческой психологии. Жизнь ведь склонна учить, учить и еще раз учить – и мстит каждому, кто не прислушивается к ее урокам.

Екатерина сама мне подсказала, что взбалмошная супруга Кораблева, Татьяна, чуть ли не каждый день меняет домработниц – такая у нее мания. Что ж, для первого знакомства подойдет, а там будет видно.

Вполне естественно, что об этой самой супруге речь шла только в негативных тонах – они и не жили вместе, и дура набитая, и истеричка, и т. д. и т. п. В общем, все, что можно сказать в порыве ревности. Такой информации доверять нельзя.

Не прошло и получаса, как я уже стояла перед дверью Кораблевых и наслаждалась птичьей трелью звонка. Такое ощущение, что прямо с порога начнутся райские кущи, никак не меньше. Правда, дверь мне открыл вовсе не святой Петр со связкой ключей, а немолодая, очень коротко подстриженная женщина с худым, нервным лицом – этакая стильная дамочка, одетая в обтягивающие кожаные брючки на широком ремне и короткую курточку со множеством замков – прямо-таки металлист на пенсии.

– Тебе кого? – нелюбезно спросила женщина с порога, мгновенно рассеивая мечты о рае при жизни.

– Вас, наверное. Вы – Татьяна Федоровна Кораблева?

– И что дальше? – нетерпеливо тряхнула головой женщина.

– Мне сказали, что вы ищете домработницу. Хочу предложить свои услуги.

Дамочка бесцеремонно осмотрела меня с ног до головы, как будто выбирала человека не для ведения хозяйства в доме, а для чего-то совсем другого, оценивая филейные части тела. Сожрать она меня, что ли, живьем собирается? За спиной Кораблевой раздавался громкий собачий лай, и сама манера хозяйки вести разговор неуловимо напоминала отрывистое гавканье.

– Кто сказал? – спросила она недобро.

– Наша общая знакомая. Тетя Маша, моя тетя, – сказала я наугад – почти у каждого русского человека отыщется какая-нибудь знакомая тетя Маша или дядя Ваня, стоит только покопаться в кладовочках памяти.

– Какая тетя Маша?

– Ну, подруга тети Оли.

– Какой еще тети Оли? – не унималась недоверчивая «металлистка».

– Она дружит с Мариной, из магазина, – вспомнила я наконец-то нужное имя. Право, я уже начинала выходить из себя от такого допроса. Да мало ли кто сказал? Может, весь город Тарасов знает, что Кораблева всегда ищет домработницу, а предыдущих живьем съедает.

– А, Маринка, ясно, – кивнула Кораблева и сразу потеряла ко мне всякий интерес. – Нет, мне парень нужен. Собачник.

«Вот это новости! Что же тогда зря человека пытать, если он заранее тебе не подходит», – возмутилась я про себя, как будто и правда пришла устраиваться на работу в этот отнюдь не райский дом, сотрясаемый собачьим лаем. Да и хозяйка, судя по всему, – не ангел. Что за дурацкая манера в таком возрасте одеваться, как припанкованная девчонка? Что она там, хвост, что ли, прячет в своих кожаных штанах?

– А зачем вам парень? Первый раз слышу, чтобы в домработницы хотели мужчину, – задала я мадамочке встречный вопрос, тем временем «простреливая» глазами коридор, половину попавшей в обзор комнаты, пытаясь залезть взглядом в приоткрытую дверь на кухню. – Вы не подумайте. Я замужем. Мне ничего такого не нужно…

– В смысле? – удивленно подняла тонкие выщипанные брови хозяйка.

– Ну, может, вы ревнивая чересчур. Из-за мужа не хотите, чтобы в доме девушка была молодая. Могу чем угодно поклясться…

– Да нет же, мне, главное, нужно, чтобы с собакой кто-нибудь каждый день гулял, я с ней сама плохо справляюсь, – оборвала меня Кораблева. – Она, пока мужа нет, совсем сдурела, последний раз даже укусила одного…

– Прохожего?

– Того, кто ее, дуру, прогулять хотел, Максика. Он теперь наотрез отказался. Хочу нанять такого человека, чтобы умел обращаться с собаками, а то соседи орут, а мне сейчас некогда. Маринка сказала, что парня какого-то из собачьего клуба знает.

– Так меня прислали! – соврала я не моргнув. – Мальчишки на соревнования уехали, сказали, чтобы я пока…

– А чего ж ты сразу не сказала? А то – домработница. Пошли, ее как раз на улицу вывести надо. Меня она почему-то даже к себе не подпускает, с тех пор как я ее за Макса наказала.

Неведомая псина за дверью буквально разрывалась от лая. Может, она вообще бешеная? Судя по глотке, явно не болонка, тяпнет так, что половину руки откусит. Да если даже просто вцепится – придется тебе, Таня, сорок уколов от бешенства делать. Но самое главное, что с собаками обращаться я совершенно не умею, потому что никогда у меня собаки не было. Вот рыбки в детстве – были, также хомячки в коробке, кошка была – Таська рыжая – вот и вся в общих чертах «жизнь животных». А с собаками, особенно породистыми, нужно уметь обращаться, команды всякие знать, понимать хотя бы, что им нужно. Нет, зря я такой эксперимент цирковой затеяла, ведь и так понятно, что хозяина в этом доме действительно давненько нет, можно двигаться на поиски дальше. Но Кораблева уже открыла дверь в комнату, из которой выскочила оскаленная черная овчарка, в два прыжка бросилась на меня, так что я даже ничего понять толком не успела. Зато за меня сработала та самая скрытая реакция, о которой знает любой каратист, а особенно обладатель черного пояса. Одним движением я схватила овчарку, образно выражаясь, за химок и прижала ее мордой к полу, чтобы прикрыть оскаленную пасть. Псина заскулила, задергалась в моих руках, но я не стала ослаблять хватку, боясь, что она сразу вывернется и уж тогда точно вцепится зубами. Что с ней делать дальше – я определенно не знала и просто начала свободной рукой гладить между ушами.

– Фу! Лежать! – приказала я овчарке, вспомнив вдруг одно слово из лексикона собаководов, это самое заветное «фу». Его всегда говорит в лифте мой сосед по площадке дядя Митя, чей пудель неизменно выказывает летом повышенную активность при виде моих голых ног и норовит залезть под короткую юбку.

Поняв, что силой ей все равно не выбраться, овчарка прижалась к полу и жалобно заскулила.

– Вот это да! – восхищенно сказала Кораблева. – Меня она прямо с ног валит. Видите, вся в броне хожу, – показала она на свой защитный костюм.

– Ясно. Что, и давно нет хозяина? – задала я вопрос профессиональным тоном знатока собачьей психологии.

– Неделю где-то.

– Уехал в отпуск?

– В командировку.

– У них это бывает, стресс, – сказала я, гладя собаку по пушистой шее и чувствуя, что она все больше успокаивается у меня под рукой. – Когда вернется?

– Скоро, – ответила Кораблева и снова посмотрела на меня с подозрением. – Погоди, ты что-то меня совсем запутала. Сказала, что от Маринки… а теперь из клуба…

– Странная вы женщина, – решила я перейти в нападение. – Как будто, если я в клубе, мне работать не нужно. Я как раз работу ищу любую, хоть домработницей, хоть кем. А с собаками это ведь для души, денег не платят. Кстати, а сколько вы будете мне платить и что делать надо?

– Погулять три раза. Накормить. Чтобы не выла тут. Я дома сейчас не всегда живу, сын у матери, у нее на животных аллергия страшная. Не подыхать же тут нашей Фрейде?

– Не поняла, как собачку-то зовут?

– Фрейда. Кораблев в честь мудреца какого-то своего назвал, да мой муженек и сам с большими странностями. Я, когда такая же, как ты была, слушала его чушь, открыв варежку. А теперь осточертело. Но это хорошо, что ты по рекомендации Маринки, а то незнакомому человеку как-то не очень ключи отдавать приятно. Хотя твои паспортные данные я все же спишу.

Пришлось предъявить женщине с прокурорскими способностями свой паспорт, откуда она аккуратно списала серию, номер, мою фамилию – Татьяна Иванова, даже подписи под двумя фотографиями зачем-то сличила. А ведь про плату за услуги так ничего и не сказала – сделала вид, что не расслышала. Ну да ладно, не нужны мне ее деньги, лучше не буду этот вопрос заострять – видно и так, что скупердяйка.

– Фрейда хорошая собачка, добрая, – почесала я за ухом разнежившуюся собаку. – А говорите, что кусается.

– Да нет, меня-то она не трогала особо, а вот когда Макс подошел, она его аж за руку цапнула, пришлось запереть…

– Максим – это кто? Ваш муж, что ли? – прикинулась я вовсе уж бестолковой дурочкой.

– Да нет же, муж в отъезде, а Макс совсем другой человек, что тут непонятного, – разнервничалась снова Татьяна Федоровна, но сразу взяла себя в руки: – Ладно, Таня, ты иди погуляй с Фрейдой, а то она сейчас прямо на пороге наделает – я сейчас на дачу спешу очень, у меня встреча назначена.

Фрейда посмотрела на меня умными карими глазами, пока я неловко застегивала ей на шее ошейник, приспосабливала намордник. Ничего особенного – если когда-нибудь с брючным ремнем дело имела, то справиться можно, не слишком-то и трудно.

Мы с Фрейдой вышли во двор, и она сама потянула меня на любимый пустырь возле дома, где принялась деловито обнюхивать и метить чуть ли не каждый засохший кустик, радостно вентилируя в воздухе пушистым хвостом. С первой минуты я убедилась, что Фрейда была не таким уж злобным созданием, как представляла собаку хозяйка. Но Татьяну Федоровну я бы сама покусала, доведись жить с этой тетей в одном доме. И как, интересно, Кораблев с ней уживался? Не иначе как философские наклонности и умение отрешаться от действительности выручали. Может, в молодости супруга не была все-таки такой стервозной? На вид ей сейчас примерно лет сорок пять, переживает кризис среднего возраста. Ах да – чуть не забыла самую главную информацию от Катюши: у ее любимого Кораблева с женой совместный бизнес, она с молодости была в торговой сфере и постепенно привлекла мужа. Вместе занимаются торговлей стройматериалами, ремонтом квартир и еще чем придется, а теперь вот до магазина своего доросли. В такой ситуации быстро с совместной жизнью не развяжешься, какая бы ни была любовь – земная или неземная. Это-то как раз понятно, неясно другое: почему Татьяну Федоровну не волнует исчезновение супруга? Выходит, она что-то знает, раз не бьет тревогу, не обращается в милицию. Но почему сама тогда заметно нервничает, или она всегда такая? По крайней мере, странное производит впечатление.

– Ну, Фрейда, может быть, ты знаешь, где твой хозяин? Какие твои мысли на сей счет? – присела я на корточки перед овчаркой, гладя ее блестящую на солнце спину и разглядывая очаровательные собачьи родинки на смышленой морде. Такое ощущение, что Фрейда поняла мой вопрос и грустно в ответ заскулила.

– Говори давай. Что, не умеешь? – продолжала я допрашивать овчарку, за неимением другого подходящего объекта. Честно говоря, я уже жалела, что все мои годы были бессобачными – вон как мы легко нашли друг с другом общий язык.

Зато бабка, которая прошла мимо нас с большим алюминиевым бидоном, говорить умела, и даже слишком, потому что тут же остановилась, тыча пальцем в Фрейду:

– Убила бы! И хозяев тоже. Целыми днями собака заливается, а им хоть бы хны. У, изверги! – погрозила старуха крючковатым пальцем.

– Да что вы, бабушка, я, наоборот, пришла с ней погулять, чтобы не лаяла, пока хозяин вернется…

– Во-во… А эта-то крыса, как ни погляжу, так и курит на балконе пачка за пачкой, так и курит. Как не помрет от дыма? С собакой не занимается – с одними кобелями только.

– С какими кобелями?

– С такими! С мужиками! А потом сидит на балконе, плачет, мне от себя хорошо видно…

– Да бросьте вы, с чего бы ей плакать? У нее все есть…

– Это точно, вся в шубах и кожах ходит, а по-соседски хлебушка ни за что не даст. Нету – говорит, и все тут. Я хотела у нее до пенсии хоть двадцатку занять, так не дала! Зина-инвалидка – дала, а эта не дала, чтоб совсем провалилась, – проворчала старуха и побрела дальше своей дорогой.

Татьяна Федоровна недовольно ждала нас в дверях, запустила Фрейду в коридор, вручила мне ключ.

– Чего так долго? Что там можно делать-то полчаса? Вечером гулять все равно будет нужно. Учти, если из дома что-нибудь пропадет – из-под земли тебя достану, ясно? Со мной не шути. Там в холодильнике кость, дашь, пусть грызет вечером. Потом разберемся, – давала мне ценные указания и попутно стращала Татьяна Федоровна, когда мы спускались по лестнице. Слышно было, как Фрейда заскулила нам вслед.

– Ясно… – пробормотала я, изо всех сил сдерживая свою ярость.

Вот ведь как удачно вроде бы удалось проникнуть в дом Кораблевых, даже законный ключ в кармане есть. Но какой ценой! Сколько нервных клеток пришлось потратить на супругу запропавшего Кораблева, который и впрямь куда-то делся, взял вдруг и исчез с горизонта. Но если в обычных семьях в таких случаях сразу объявляется всероссийский розыск, появляются стенды с фотографиями «Милиция просит помочь», то здесь какая-то странность происходит. Я нарочно перед выходом из дома позвонила своему неизменному милицейскому другу Володе, чтобы уточнить, не было ли обращений о пропаже этого человека, и он подтвердил, что ничего такого не было слышно, никаких заявлений не поступало. Значит, она хорошо знает, где муж. И все, кому нужно, – тоже знают. Мне заплатили щедрый гонорар, чтобы я тоже узнала.

Свернув за угол дома, я зашла в мини-маркет, глядя сквозь стеклянную дверь, как решительно вырулила со двора на своей красной «Ауди» Татьяна Федоровна, «металлистка». В том смысле – что, похоже, готова погибнуть за металл, за монеты. Про деньги за услуги ведь так ничего и не сказала, собаку какими-то костями обглоданными кормит. Взгляд мой упал на большую пачку корма «Педигри», который настоятельно рекомендуют собаководы для своих питомцев. Понятно, что я ничего в собачьем корме не понимаю, но в таких случаях лучше всего ориентироваться по цене, выбрать самый дорогой и качественный. С увесистой пачкой собачьих сухарей я вернулась в квартиру Кораблевых, где на пороге меня радостно встретила Фрейда. А уж когда я накормила ее в полном соответствии с телевизионной рекламой, то Фрейда и вовсе пришла в хорошее настроение, хрустела с благодарностью. Я же могла спокойно осмотреть квартиру Кораблевых, имея в случае чего полное алиби – хотела собаку покормить как следует. От вас, жмотов, разве дождешься?

Обыкновенная на вид квартира, хорошо отремонтированная. Везде импортная плитка, подвесные потолки, сияющие голубые раковины – чувствуется, что обитатели знают толк в самых современных стройматериалах. Вроде бы все в ней есть, за исключением обыкновенного уюта – никаких фотографий на стенах, картинки ширпотребные, нечем глаз порадовать. Лишь погрызенный собачьими зубами мячик на блестящем паркете напоминает, что в квартире живут живые существа, не роботы. Зато в маленькой комнатке, по всей видимости самого Кораблева – книги, книги и снова книги, как в букинистическом магазине. «Научись быть счастливым», – достала я одну наугад и невольно улыбнулась. На месте Кораблева, чтобы стать счастливым, я бы просто-напросто давно выгнала с глаз долой жену – и сразу бы заметно полегчало.

Фрейда вместе со мной делала обход трех комнат, с любопытством следя за всеми действиями, а когда я подошла к книжному шкафу и приоткрыла стеклянную дверцу, недовольно залаяла. Все ясно – охраняет хозяйское добро, книги, которые привыкла видеть в руках Кораблева. Зато в спальной комнате покопаться в дамских журналах разрешила, спокойно отнеслась к разбору видеокассет на полке. Здесь же нашелся альбом с несколькими фотографиями, и, судя по тому, что на каждой из них попадался лысоватый хмурый дядька, было похоже, что это и есть Кораблев.

Честно признаюсь, я даже разочарованно вздохнула. На той фотографии, которую дала мне трепещущая Катя, Кораблев был раза в два моложе и привлекательнее – студенческий снимок ей, что ли, подарил? А так посмотришь – особенно когда он рядом с женой своей насупленный сидит, два сапога – пара.

Хотя внешность, конечно, вещь обманчивая. Я и не заметила, что в спальне на низком столике возле кровати стоял телефон, и потому невольно отшатнулась, чуть не сбив Фрейду, когда тот громко затрезвонил.

– Алло? Алло? Кто это? – послышался в трубке взволнованный мужской голос. – Саша, ты, что ли? Ну, наконец-то… Ты чего молчишь?

– Это не Саша.

– А кто? – разочарованно отозвался голос. – Татьяна?

– Да, – сказала я честно. – Конечно, Татьяна.

– Татьяна, ты чего в прятки со мной играешь, где скрываешься? Не пойму, куда Сашка делся? Ты хоть что-то знаешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное