Марина Серова.

Клеймо роскоши

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Прохаживаясь по мастерской, я как бы невзначай оказалась у мешков, стоявших в ряд за шлифовальным станком у стены. Быстро наклонилась, открыла один незавязанный:

– Викентий Иванович, а здесь что?

В мешке лежало нечто похожее на зеленоватый щебень, местами с вкраплениями целых зеленых кристаллов. Ювелир проворно подскочил ко мне и закрыл мешок:

– Это ничего. Дорожку собираюсь делать, привезли щебенку, и я приказал отнести ее сюда, пока мастер не придет, чтоб глаза не мозолила.

– Щебенка-то с Урала, небось с железнодорожной насыпи из-под Асбеста, – ухмыльнулась я, не в силах сдерживаться.

– Тьфу ты! – с разочарованием бросил ювелир. – Я что-то забыл, что вы в камнях не хуже моего разбираетесь. Вообще-то это не ваше дело.

– Я просто интересуюсь, – пожала я плечами, – так что, во всех этих мешках «зелень»?

– Не во всех, – осторожно ответил ювелир, – вы должны молчать об этом. Я не мошенник. Я спасаю камни от всяких недоумков. Вам, Евгения, невдомек, сколько великолепных камней могли погибнуть в руках дилетантов, ведь очень многое зависит от правильной подготовки к огранке и самой огранки. Здесь нужен тонкий математический расчет, талант и многое другое. Очень непросто выявить красоту в куске щебня... – Он запнулся, а затем махнул рукой: – Ладно, пойдемте отсюда. У меня есть что-то более интересное для вас.

– Люблю сюрпризы, аж сил нету, – сказала я без энтузиазма.

Через галерею мы прошли в место, являющееся еще одной большой гордостью Павлова. Оказалось, что прямо к дому пристроен настоящий зоопарк с террариумом. В центре зверинца находился бассейн со средних размеров акулой. Рядом другой бассейн с тремя крокодилами внушительных размеров, которые мирно грелись под лампами на подвесном островке. Стоило это целое состояние.

– У меня тут что-то вроде Диснейленда, – хихикнул ювелир, постукивая по прозрачной стенке бассейна, за которой в синей, подсвеченной снизу лампами воде кружилась акула.

– Да, можно билеты продавать, и народ повалит, – согласилась я, косясь на пару пантер, с рычанием метавшихся в просторной клетке следующего зала. В другой клетке сидела мрачная горилла и сосредоточенно ковырялась в носу. Напротив две клетки – одна с волками, а вторая с гиеной. В дальних клетках сидели бурый медведь и лев.

– Тесновато тут, – пожаловался Павлов со вздохом, – животным нельзя так близко находиться друг от друга. Думаю на следующий год расшириться.

В этот момент в зал две женщины вкатили тележку, заваленную мясом. Павлов предложил мне на выбор покормить медведя или льва, но я вежливо отказалась. В террариуме, находившемся под зверинцем в полуподвальном помещении, он показал мне, как лихо управляется со змеями. Зацепил крючком двухметровую гремучую змею, выволок из аквариума, затем, бросив на специальный стол, зафиксировал и измерил, похваляясь, что его питомцы растут как на дрожжах. После вернул змею на свое место, продолжив повествование:

– Здесь у меня собраны самые опасные экземпляры: черная мамба, королевская кобра, габонская гадюка, краснобрюхий черный аспид, морская змея, гюрза, эфа и сетчатый питон – самый крупный экземпляр в мире – пятнадцать с половиной метров! Я, конечно, последнее не афиширую, так как животное редкое.

Красная книга, охрана природы и подобное дерьмо. Ну, вы меня понимаете.

– А не боитесь, что они как-нибудь выползут и покусают вас? – спросила я, разглядывая наиболее эффектного обитателя террариума – питона, занимавшего огромный аквариум почти целиком.

– Опасность минимальна, – убежденно ответил Павлов. – Надежные запоры, электромагнитные замки, сигнализация с системой видеонаблюдения, вольеры и аквариумы, выполненные по европейским стандартам. За животными приглядывают специалисты, нанятые мной в настоящем зоопарке, кроме того, всех зверюшек хорошо кормят строго по времени. Даже если они сбегут – сытыми они не представляют опасности. Рептилии – так те и вовсе сонные, когда еду переваривают. Для них здесь почти рай. Температура, влажность, освещение поддерживаются автоматически. Система вентиляции также автоматическая. Кормежка от пуза. Если же произойдет невероятное и кто-нибудь пострадает от ядовитого укуса, то у меня прямо здесь имеется аптечка с набором необходимых препаратов и сывороток. А теперь пойдемте пауков смотреть.

– Так у вас еще пауки есть?! – делано восхитилась я.

В отдельном уголке подвала в небольших аквариумах сидели разного размера пауки. Большую часть из них я знала и в очередной раз подивилась пристрастиям хозяина к самым смертоносным тварям. Был здесь и каракурт, и черная вдова, укус которых вызывал смерть в страшных мучениях через два часа, менее опасные тарантул, формиктопус и его родственник птицеед, способный закрыть своим телом обеденную тарелку.

Ювелир воздел руки и торжественно произнес:

– Видите, сколько вокруг смертельно опасных существ, и все они в моей власти. Я все держу под контролем.

Видно, на моем лице что-то промелькнуло, потому что Павлов с обидой проворчал:

– Думаете – я треплюсь? А вот посмотрите. – Открыв аквариум с каракуртом, он аккуратно поддел его голой рукой и позволил побегать по ладони. – Это власть. Он как бы чувствует во мне какую-то внутреннюю силу. Его уникальный яд разлагает биологическую ткань, заражая кровь. Но, видите, он не использует свое естественное оружие. Видно, у меня есть какие-то экстрасенсорные способности.

– Да что вы говорите? – Сыграв крайнюю степень удивления, я ловко перехватила паука, и теперь он уже перебегал по моим пальцам. – Смотрите, чудо! Я тоже имею силу! – Сам трюк не доставлял мне приятных ощущений. Всяких пауков и гадов я не любила еще с операции в джунглях Амазонки, однако отрадно было видеть, как вытягивается лицо обескураженного ювелира. Он-то надеялся меня поразить. Не учел одного: что я тоже знаю этот трюк дервишей. Все волшебство заключалось в особенности поведения каракурта. Если его не прижать, то он никогда не ужалит.

– Посадите его в аквариум, – недовольно проворчал ювелир, открывая окошечко на стеклянной крышке.

Я сбросила паука в его стеклянный дом и машинально вытерла руку об одежду, передернувшись от отвращения. Перед моим мысленным взором стояли болота амазонской сельвы. Мы тогда неделю брели по ним, вдыхая влажные испарения и отбиваясь от кишащей вокруг живности, пока не вышли к заданной точке. Через каждые пять минут какая-нибудь козявка норовила внедриться под кожу, отложить яйца либо залезть в одно из биологических отверстий на теле. Словом, настоящий ад.

– Сейчас покажу комнату, где вы будете жить, – пообещал ювелир, поднимаясь по винтовой лестнице обратно в дом.

Я медленно шла сзади, продумывая свои дальнейшие ходы. Клиент запретил мне разрабатывать его жену, но версия была самая стоящая. Раз другие смотрятся бледно, то следует начать с этой, несмотря на запрет. Ему не обязательно же знать обо всех моих действиях. Потом только спасибо скажет.

Прошествовав по просторному главному коридору первого этажа, мы свернули в боковой, где располагалось пять дверей. Павлов подошел к одной из них, достал из кармана связку ключей. Открыв, пропустил меня и следом зашел сам.

– Как вам, Евгения Максимовна?

– Сойдет, – равнодушно вздохнула я, оценивая изящный интерьер. Ювелир знал толк в красивых вещах и дизайне. Об этом говорила обстановка во всем доме. Даже предложенная мне комната для гостей выглядела как королевские апартаменты эпохи Людовика XIV. Гобелены, шелк, красное дерево, а сверху гигантская люстра из тысячи ограненных кристаллов горного хрусталя, отражавших под разными углами дневной свет.

– Здесь ванная комната, здесь туалет, спальня, – пояснял мне Павлов, открывая одну за другой двери гостиной. – Там кухня со столовой и баром, на случай если вам самой вдруг что-то захочется приготовить и поесть в уединении. Напитки из бара советую не употреблять, так как мой рабочий день не нормирован и ваша трезвая голова мне может понадобиться в любое время.

– Данное предупреждение считаю излишним, – мягко заметила я и пояснила: – Я совсем не пью, только по служебной необходимости.

– Извините, если как-то обидел, – осклабился ювелир. – Просто остальные мои работники не так безупречны. – Используя пульт, он показал мне сокрытые в нишах стен кинотеатр, стереосистему и мощный, навороченный компьютер со всевозможными вспомогательными устройствами. – Если эта комната не удовлетворяет вашим потребностям, есть еще четыре гостевых.

– Нет, все нормально, – я плюхнулась на диван и стала рассматривать пульт дистанционного управления, который передал мне ювелир.

– В доме есть солярий, тренажерный зал, на крыше крытый бассейн, к зданию охраны примыкает тир, – Павлов проворно вскарабкался на стул перед компьютером, включил машину и развернул на экране план усадьбы, – вот, если что, можете посмотреть планировки. На них все указано – где и что находится.

Его подход к делу начинал мне нравиться. Условия труда практически идеальные. Я, оставив упражнения с пультом, села рядом с ним, посмотрела, как он перелистывает этажи, и на подвале попросила задержаться. Отобрала у клиента мышку, включила все слои архитектурного плана, а затем, указывая на зону за мастерской, спросила:

– А там что, какая-то секретная комната? Почему ничего не показано?

– Там ничего нет, – процедил сквозь зубы Павлов, расстроенный моей любознательностью.

– Нет так нет. – Я повернулась к нему и спокойно пояснила: – Для успеха в моей работе важно доверительное отношение клиента. Если между нами не будет доверия, то вас, скорее всего, убьют. Поймите, я охраняла достаточно много влиятельных людей, и информация, которую они мне предоставляли, осталась в секрете. Я гарантирую полную конфиденциальность. – Уже с улыбкой я добавила: – Ну, не головы же ваших прошлых жен там хранятся, нанизанные на шесты, как у Синей Бороды.

Клиент хмуро молчал, и мне пришло в голову, что предположение может оказаться недалеко от истины. Похоже, зря я затеяла этот разговор. Сама бы все выяснила потом. И плевать на видеокамеры с сигнализацией. Отключить их – дело пяти минут.

– Хорошо, вижу, от вас все равно ничего не скроешь, а секретность будет только мешать делу, – сдался Павлов. – В помещениях за мастерской – лаборатория, где я экспериментирую с камнями.

– Ясно, кипятите бериллы в конопляном масле с муравьями, чтоб они были похожи на настоящие изумруды, – усмехнулась я, – так сказать, «подкрашиваете камень на лоха».

– Не так мелко, – обиделся Павлов. Его кустистые черные брови сердито сдвинулись на переносице, а голос звонко зазвучал под сводами гостиной: – Я занимаюсь серьезными исследованиями по повышению качества камней. Ширпотреб, выставленный на витринах моего магазина, предназначен для обычных людей, у которых деньги из задницы не сыплются. И не я всю эту фигню произвел. Товар покупается оптом в разных фирмах. Это для тех, кто на три тысячи рублей хочет непременно купить бриллиант или рубин. Мое производство выпускает действительно хорошие вещи. Что подешевле – из цветников. Элитный товар в основном ориентирован на конкретного покупателя. Отдельные заказы выполняю я сам.

Я молчала и усиленно кивала головой, соглашаясь, а Павлов все больше расходился:

– А знаете ли вы, что окраска большинства бразильских аквамаринов исправлена путем нагревания, но доказать это невозможно? Многие сапфиры, появившиеся после 1975 года, первоначально представляли собой непрозрачные серые каменюки. При нагревании в тиглях в них перестраивались молекулярные структуры включений и возникала привлекательная синяя окраска, а сами кристаллы становились прозрачными. Кто как, а я не считаю подобное мошенничеством. Здесь всего-навсего умелыми руками выявляется красота камня.

Он поразглагольствовал еще минут пятнадцать, потом успокоился и произнес:

– Раз вы столько уже знаете, расскажу вам еще одно, что, возможно, окажется полезным для расследования. Не так давно я арендовал некоторое оборудование на фирме «Союз-2000».

– Это где хозяева братья Тахмазовы? – уточнила я.

– Да, были. Сейчас они в тюрьме, – с удивлением ответил Павлов. – А вы что, их знали?

– Они надоедали одному моему клиенту, вот и пришлось их отправить отдохнуть на нары, – призналась я.

– О-о-о! – вырвалось у ювелира. – Вижу, вы недаром свой хлеб едите. Ладно, к чему я это рассказываю. В общем, арендовал я у них пару индукционных печей, плазменную горелку и так, по мелочам. Оборудование предназначалось для изготовления искусственных камней. Тогда я исследовал это направление и весьма преуспел. Мой метод синтеза «плавлением в пламени» позволял получить практически безупречные рубины, изумруды, сапфиры. Я хорошо платил за аренду этим мудакам, но им захотелось больше. Стали лезть в мой бизнес, привели клиентов, которые были готовы покупать рубины чуть ли не самосвалами. Ну, я их послал подальше, а мои парни объяснили Тахмазовым, что они не правы. Этим же ублюдкам было плевать, что я стремился к совершенству. Массовое производство – это потеря качества.

– То есть они решили вам отомстить? – кивнула я и достала из портсигара сигарету.

– При мне не курить, – строго одернул меня Павлов. Я убрала портсигар, а он продолжил: – Сомневаюсь, что они могли отважиться на такое, и тем не менее стоит проверить засранцев. Уж больно они отмороженные. В данный момент предприятием управляет их племянник Тимур, так тот вообще больной на всю голову. Мне доложили, что сейчас «Союз-2000» активно закупает глинозем и реактивы, необходимые для производства камней. Думаю, они продолжают мое дело и что-то там лепят, как могут. У них, естественно, не получается, и они злятся, что я лишил их золотой жилы. Что, сможете их проверить?

– Да нет проблем, – ответила я уверенно.

Зазвонил сотовый ювелира, свисавший с цепочки на запястье. Он взглянул, кто звонит, и, хмыкнув, ответил:

– Да, Рустам. Что, выяснили? – По мере того как Павлов слушал собеседника, его лицо мрачнело. В конце он зло бросил: – Да, умеешь ты порадовать! Когда в следующий раз станешь звонить – выясни что-нибудь дельное. Все.

– Проблемы? – осведомилась я.

– Рустам звонил, – нехотя ответил ювелир, в задумчивости почесывая бороду. – Эти, что преследовали джип, их кто-то навел, но кто именно, они не смогли выяснить. В лицо наводчика знал только главарь, а он весьма некстати умер в больнице от сердечного приступа.

– И с чего это вдруг у него приступ случился? Поди не старый еще был, – с сарказмом спросила я.

– Темная история, – пробормотал Павлов и вздохнул. – Эти, кто сидел в серебристом внедорожнике, пострадали, когда их сшиб наш джип из прикрытия. Их отвезли в больницу, и там главарь вдруг отбросил коньки. Рустам как раз вел с ним беседу. Сказал, что просто начал разговаривать, а тот раз – и задергался. Ухлин тоже присутствовал при допросе. До пыток у них не дошло. Тем более рядом дежурила милиция.

– На случайность не похоже, – заметила я. – Викентий Иванович, предлагаю вернуться к случаю с собакой. Вы отдавали ее кровь на исследование куда-нибудь?

– Естественно, – ответил Павлов, интонацией показав, что мой вопрос неуместно глуп, – у меня есть определенные связи в медицинских кругах. Кровь проверили самым тщательным образом. Ничего. Мне сказали: «Вам повезло. Ваш пес абсолютно здоров». Значит, препарат был из разряда не оставляющих следов, как вы правильно заметили. Потом я приказал труп бедного Дика сжечь на костре. Пес отбыл на небеса со всеми почестями. Он же не виноват, что какие-то уроды его использовали для убийства. Мне мастифы всегда нравились – мощные такие, высокие. А теперь я, признаться, стал их побаиваться. Раньше заходил смело в вольер, кормил с рук. Сейчас обхожу стороной и прошу охрану выпускать их, только когда мы с женой ложимся спать. Всякое может ведь случиться.

– Да, вы правы, – согласилась я. – Ваш зверинец мне тоже вселяет в душу некоторые опасения. Если убийца вхож в дом, то он запросто может выпустить, скажем, льва. Организует сбой в системе видеонаблюдения...

– Мне что, всех животных перестрелять или как? – враждебно спросил ювелир.

– Можно переехать куда-нибудь, – предложила я, – на время, пока я не поймаю преступника.

– Я не собираюсь бежать из собственного дома, – прищурив глаза, произнес Павлов. – Ваша работа охранять – вот и охраняйте.

Промолчав на это, я спросила деловым тоном:

– Викентий Иванович, а кто у вас занимается охранной системой, компьютерами? Вы заключили договор с какой-то фирмой?

– Нет, у меня есть системный администратор, который всем этим и занимается, – ответил Павлов.

Я сказала, что это отлично, и попросила познакомить нас как можно быстрее. Павлов слез со стула, вывел меня через дом на улицу. Там мы прошлись немного до длинного одноэтажного строения из красного кирпича, где размещалась служба охраны. За стальной дверью располагалась пультовая. Там у двух больших экранов, разделенных на прямоугольные сегменты, сидели двое молодых плечистых охранников. Я вежливо ответила на их приветствие, скользнув взглядом по аппаратуре, висевшей на стене. Затем мы прошли в соседнюю комнату и поздоровались с системным администратором Олегом Потехиным. Он производил впечатление мрачного человека. Сразу стал что-то бубнить глухим, как из бочки, голосом о каких-то проблемах со спутником и Интернетом, вороша рукой черные волосы.

– Олег, не гундось, – велел ему Павлов. – Вот ответь этой девушке, как в нашу систему пролезли. Почему отключилось видеонаблюдение?

– Потому и отключилось, что пролезли всякие сволочи, – пробухтел системный администратор, искоса разглядывая меня своими темно-карими глазами.

– Поподробнее нельзя? – нетерпеливо рявкнул ювелир.

– Вы, Олег, не пытались выяснить, откуда шла атака? – вклинилась я.

– Если вам это что-то говорит, то некий хакер через систему прокси-серверов взломал нашу систему доступа и отключил двенадцать из тридцати двух камер на одном из видеосерверов, – с апломбом произнес Олег. – Я пытался его выследить, но след оборвался где-то в Канаде.

– Хм. Неплохо, – хмыкнула я, – давай-ка посмотрим журнал событий.

Администратор вопросительно посмотрел на Павлова. Ювелир, перехватив его взгляд, прикрикнул:

– Давай показывай, чего глазами хлопаешь! Евгении Максимовне надо помогать во всем, что она ни попросит. Понял?

– Понял, – проворчал администратор. Я расположилась за его столом, больше напоминавшим склад макулатуры и почивших радиодеталей, сдвинула в сторону кипу глянцевых прайсов по оборудованию, нечаянно задела бумаги, лежавшие на полке рядом со столом. Часть из них свалилась на пол. Я кинулась поднимать то, что уронила, и замерла от увиденного. Среди бумаг на полу валялся толстенный порножурнал для геев – «Могучие мужчины». На обложке в недвусмысленных позах двое полуголых, накачанных громил в кожаных прикидах садистов.

– Ого! – присвистнул Павлов, заглядывая сбоку.

– Это не мое. Мне подкинули! – завопил Олег. С диким выражением лица он схватил журнал и спрятал его за спину. – Это охранники издеваются надо мной.

Мы с Павловым постарались сделать вид, будто ничего и не произошло. Правда, выдержке ювелира было далеко до моей. Поглядывая на Олега, он нет-нет да и начинал подхихикивать, брал себя в руки, но все опять повторялось снова и снова. Администратор каждый раз порывался оправдываться, и это все очень мешало работе.

По журналу событий я выяснила точное время, когда отключались камеры в день нападения на Павлова. Затем мы посмотрели записи со всех видеокамер за этот промежуток времени. На записи не выявилось ничего интересного. Как вырвалась из вольера собака, тоже осталось загадкой. Весь сектор у вольера не работал. Остальные отключенные камеры располагались у подъезда, рядом с въездными воротами, у помещений охраны и внутри их, три камеры в доме. Большинство камер понятно зачем отключались, но почему преступник отключил камеры в помещении охраны? Он что, не хотел показывать, чем занимались в это время охранники, или преступник был сам из числа охранников? Переключая каналы, я осмысливала полученную информацию. Судя по записям, и Ухлин, и Рамазанов в этот момент находились в усадьбе. Короче, подозреваемых – море. Администратор также казался довольно подозрительным типом. Отстранившись от клавиатуры компьютера, я встала и объявила:

– Все, я закончила.

– Что вы намерены делать? – поинтересовался Павлов, когда мы вышли на улицу.

– Пока не знаю, надо собраться с мыслями, – уклонилась я от прямого ответа. – Сейчас, наверное, съезжу за кое-какими вещами. Завтра, скорее всего, навещу «Союз-2000».

– Если вам нужны деньги на накладные расходы, оборудование, то вы не стесняйтесь, – ювелир выудил из кармана бумажник, достал из него пластиковую карточку и протянул мне. – Код – тридцать четыре сорок шесть, на счету сто тысяч. Если понадобится еще...

– То сразу обращаться к вам, – закончила я за него фразу. Выдернув из пальцев владельца карточку, добавила: – Не волнуйтесь, я не из стеснительных.

На глазах у Павлова вставила в ухо наушник и покрутила настройки коммуникатора, который носила с собой во внутреннем кармане жакета. Оставленный под столом администратора передатчик исправно работал. Олег как раз разговаривал по телефону с Рамазановым. Жаловался на меня, что лазила по системе. С удовольствием я прослушала то, как администратор назвал меня профессионалкой. Сказал, что я слишком хорошо разбираюсь в системе, чтоб быть рядовым пользователем.

– Вы музыку, что ли, слушаете? – с удивлением спросил Павлов, глядя на меня.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное