Марина Серова.

Казино ты мое, казино

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Не будем спешить, Владимир. Давайте-ка еще поговорим…

– О чем говорить?! – Попов взорвался.

Голос в конце фразы перешел на визг. Он сжал кулаки, сдержался и повторил:

– О чем говорить? Вы хотите задать какие-то вопросы?

– Конечно!

– Ну, так спрашивайте.

– Где вы взяли деньги и кто знал о них?

– Деньги мне дал один человек. Очень большой. С его стороны был помощник, с моей – тоже. Деньги я привез сюда в «дипломате». «Дипломат» положил в сейф. Ключи от сейфа у меня и у бухгалтера.

– Не поняла, у вас что, металлический ящик? Или сейф с кодом?

Попов поморщился:

– Ну, не совсем ящик. Нормальный сейф с хорошим замком.

– Ясно. Кто у вас бухгалтер?

– Сестра жены. Обычная баба, дружим семьями, то есть сейчас семьями. Она только года три назад замуж вышла. Мужик – обычный работяга. Я даже и думать не хочу в этом направлении. К тому же она и не знала, сколько там денег.

– Кто у вас начальник секьюрити?

– Ермаков Алексей Петрович, бывший спортсмен-вольник. Мы знакомы уже лет пятнадцать. Я никогда не сомневался в нем, по большому счету. К тому же у него небольшая доля в нашем другом деле. Аптека «Гиппократ». Слышали?

– Кажется. А вы считаете, что наличие общего дела гарантирует преданность?

– Так что же, теперь всех подозревать?

– Ну вот мы и добрались до заветного: кого подозреваете?

– Не знаю. Сколько думаю – не знаю.

– Конкуренты?

Попов помолчал, потом медленно и осторожно начал говорить:

– В городе всего два казино. Ходят разговоры, что будут строить еще парочку, но пока дел нет. Двоим на таком большом рынке не очень тесно.

– Все-таки расскажите о втором.

– «Грейтхолл» образовалось на год позже нашего. С самого начала они взяли неверное направление. Мы сразу стали ориентироваться на солидность, а они больше на молодежь. Дискотеки какие-то, ансамбли… В последнее время пытаются перестроиться, но дело идет с трудом. Хозяином был Андрей Гудков. Он погиб в прошлом году. Сейчас рулит его вдова Нина. Мы были знакомы. С Андреем – по делам, а с Ниной мы росли в одном дворе. Потом учились вместе. Вряд ли Нина захочет организовать что-то против меня. Мы всегда ладили.

– Ладили вы всегда, но женились на другой?

– Что? А какое это имеет… А, вот вы о чем. Да нет, бросьте. Сколько лет прошло. И вообще, это она раньше замуж вышла. Так вы беретесь за дело?

Я проиграла пальцами на столе несколько тактов из Рондо-каприччиозо Сен-Санса.

– Да, я возьмусь, но чуда от меня не ждите. Задача очень сложная и наверняка опасная. Две тысячи долларов аванса, а потом я представлю счет.

– Хорошо. Что еще?

– Мне нужно иметь возможность свободно здесь ходить и задавать вопросы. Поэтому лучше бы меня кем-то у вас оформить…

– Нет проблем. Еще?

– Я так понимаю, что ваш начальник службы безопасности в курсе событий?

– Да. Он, скоро его жена будет знать, бухгалтер, потом – муж бухгалтера, и все – круги пойдут.

Вот почему мне очень срочно нужно найти эти деньги.

– Первые или вторые?

– Первые я уже упустил, а вернуть вторые просто необходимо.

Основная часть разговора на этом, в общем, и закончилась. Мы сходили осмотреть место происшествия. Меня познакомили с главным по безопасности в этой фирме. Представили персоналу как менеджера по мониторингу маркетинга. Потом я беседовала и с боссом охраны, и с бухгалтером, и снова с Поповым, короче говоря, в этот день наговорено было много. Об Игорьке я просто забыла. Вернулась домой в седьмом часу, приняла душ, заварила кофе, упала на диван и начала медитировать.

Итак, что мы имеем?

Помещение бухгалтерши – комната три на четыре метра. Шкаф-гардероб, три стола, два компьютера, шкаф для бумаг. Сейф. Страшилище в полтора метра высотой, непонятно даже, как его вносили. Наверное, через крышу спускали, разобрав полдома. Запирается одним ключом, сложным и красивым, но по сути – ерунда. Стены, крашенные в голубой цвет, на потолке – та же впечатляющая лепнина с огромным плафоном, в нем – люстра гигантских размеров. Потолок высокий, поэтому люстра опасной не кажется. На единственном окне закреплена решетка ручной ковки, дверь – металлическая.

В комнате работают три женщины. Ольга – главный бухгалтер, сорока пяти лет, Елена – бухгалтер-кассир, но при этом еще и сестра жены Попова, тридцати пяти лет, и еще одна – Ирина, двадцати семи лет. Она тоже называется бухгалтером, но такое впечатление, что ее взяли, чтобы двум первым скучно не было.

Когда мы вошли к ним с директором, Елена, бледная и заплаканная, пила чай, Ирина примеряла новую кофточку, а Ольга советовала ей обязательно ее купить. Неплохая кофточка, Ирина действительно смотрелась в ней очень миленько. Сама высокая, полуказашка, крашенная в светлорусую, стрижка каре. Но зубы плохие, а она внимания на это не обращает и любит улыбаться.

Ни одна из этих женщин не вызвала никакого интереса. Но подозрения с них пока не снимаются.

Следов взлома – нет.

Ермаков Алексей Петрович – высокий, плотный мужчина. Сорокалетний, очевидно, но очень хорошо выглядит. Рассказал, что после выигрыша с помощью электронного трюка он вместо двоих охранников на ночь оставлял троих. Но дежурят они у входа, отделены от бухгалтерии залом и коридором. По ночам по помещениям не ходят, все двери закрываются на ключ, вход в зал опечатывается. Вот эту печать они и охраняют. То, что охранник отдыхающей смены Сергей Байбаков погиб минувшим вечером, Ермаков уже знал. Он даже признался, что связывает эту смерть с установкой фототранзистора на тормоз рулетки. Когда я задала ему этот вопрос, он тут же с этим согласился.

Сергей, по его словам, – нормальный парень, мало пьющий и курящий, общительный и веселый. Специалистов по игорной электронике Сергей не выслеживал, он был в зале в это время. Ермаков кинул на это двух других ребят.

По их словам, счастливая парочка от казино уехала на такси; в «Астории» они были записаны как Егоров Константин и Суетова Светлана. Переночевали в «Астории», оставив «дипломат» в камере хранения, там же, при гостинице, в караульном помещении. Утром ребята Ермакова проводили их до вокзала и видели, что те сели в седьмой вагон. Билеты в кассе не брали, значит, они были куплены заранее.

Помещение казино находится на первом этаже самого большого в городе дома из тех, что еще сталинской постройки. Исходя из всех этих данных, я наметила себе план на завтра и первым пунктом с содроганием душевным поставила встречу девятого поезда из Москвы.

Но, будучи ангажированной, я уже не имела возможности выбирать. Нужно проснуться в семь утра, значит – нужно.

Глава 3

Как другие, не знаю, но если меня будить раньше, чем мне этого хочется, – уничтожу! Что я и сделала сегодня утром. Пожалела потом, а сначала полегчало немного. Хороший ты был, будильник, но голосистый чересчур.

Черт бы побрал мою обязательность, исполнительность, верность слову, чувство долга… Я перечисляла все свои великолепные качества до тех пор, пока не доволочилась до ванной. Открыла холодную воду, тяжело вздохнула и направила ее себе на спину. Почему на спину? А вы попробуйте!

Чайник вскипел, кофе заварен, а я роюсь в поисках второй босоножки, гадкой такой, темно-зеленой. Если бы не нашла ее внизу в шкафу, рядом со старой курткой, то пришлось бы отодвигать холодильник. Помнится, за ним валялось что-то похожее. Но нашла, значит, холодильник оставим в покое до следующего раза.

Откушав утренний кофий, сделала над собою легкое усилие – ведь деваться уже некуда – и стала отглаживать самое свое ненавистное платье, белое в черный горошек, рукав – фонарик, длина – чуть ниже колен. Плюнуть хочется.

Косметики – никакой, только дезика чуть-чуть. Прическа – гладкая. Посмотрелась в зеркало – м-да!

Вышла из подъезда и, пряча глаза, прошмыгнула на стоянку. Моя машина была настолько потрясена внешним видом собственной хозяйки, что и кривляться не стала. Завелась сразу и поехала, не отвлекаясь на всякие там свечи, помпы и прочие мелочи, всего и не упомнишь.

До вокзала мы добрались без происшествий. Остановилась в стороне, посидела, решаясь на подвиг. Ну не хочется выходить! Покурила и вышла.

Пальцами на меня, конечно, не показывали, на вокзале всякое можно увидеть, но куда девать руки, я долго не могла понять.

Я прошла к железнодорожным путям, не к общему выходу, а левее, где стояла «девятка», наш фирменный поезд, полчаса назад вернувшийся из Москвы. До седьмого вагона пришлось еще почапать по щебеночке, отправление поезда только завтра, а сейчас персонал собирает старое бельишко, подметает полы и готовится отдыхать, кто как умеет, конечно.

Дошла до вагона. Ближайшая же дверь открыта – повезло Тане слегка. Нижняя ступенька – ну, чуть не на уровне груди. Подтянулась на руках, схватившись за поручни, ловко получилось, даже самой понравилось, заскочила легко.

Все двери открыты, прошла через тамбур. Услышала голоса из первого купе:

– Была девчонка как девчонка, но вот на днях сидим, обедаем, вдруг молча встает, оставляет тарелку и уходит. Я думаю, ее сглазили.

– А что? Таких случаев – сколько хочешь.

Я заглянула внутрь.

Две проводницы: крупная, похожая на казашку, лет сорока, пересчитывала простыни, вторая, ее ровесница, обесцвеченная блондинка, что-то писала, сидя за столиком.

– Здравствуйте. – Скромной Золушкой я появилась в дверях купе.

– Чем торгуете? Икрой? – сразу же отреагировала блондинка.

– Ой, я не торгую. – Если бы была у меня коса, затеребила бы сейчас кончик пальцами.

– А что вам? Вы к кому-то пришли? – Казашка разогнулась и шагнула ко мне, внимательно глядя мне в глаза.

– Ой, женщины, у меня к вам просьба, – жалобным речитативом начала я свой спич. – Мне знакомые сказали, что мой кобель вроде в вашем вагоне поехал позавчера в Москву со своей… Двое детей у нас, а он все гуляет, никак не успокоится…

Обе проводницы чуть ладошки под щеки не подставили: приготовились слушать про горькую бабью долю.

Я, убыстряя немного темп, продолжала:

– Я вот и думаю, порчу она на него напустила, не иначе. Ну, как подменили мужика…

Через полчаса я ушла из этого вагона, вооруженная записанными адресами моих новых подруг, двумя адресами очень сильных старух-знахарок, одним рецептом заварного печенья и очень подробным описанием нужной мне парочки. Значит, так.

Он – симпатичный парень, коротко остриженный, темноволосый, высокий, в сером костюме. Она – чуть ниже его, но высокая для женщины, смуглая шатенка, со стрижкой каре, короткое белое платье на бретельках, над левой лопаткой татуировка – три змеи. Колец на руках нет. Удачливая парочка села в четвертое купе, билеты были до Москвы.

Вели себя тихо, если выходили курить в тамбур, то вместе. А на станции Радищево – ближайший районный центр – вышли вдвоем на перрон, подошли к серой иномарке, поздоровались с шофером, огромным детиной с цепью на шее и коротким ежиком волос на голове, сели в эту машину и уехали.

Блондинка, по имени Алевтина, кажется, блеснула сообразительностью и веско добавила, что, по ее мнению, в Москву они ехать и не собирались, потому что всего багажа у них был один «дипломат».

Возвращаясь к машине мимо ряда коммерческих киосков, я заметила в одном сигареты «Пьер Карден» и купила пачку. Ведь это единственные приятные сигареты с ментолом.

Сразу же закурила и поехала домой.

«Двух бульдогов» у подъезда не было, и поэтому я прошла в него без напряжения.

Едва войдя в квартиру, стянула свое жанровое платье и уже совсем было хотела его зашвырнуть куда подальше, но подумала и сделала-таки над собою усилие – свернула и положила в шкаф. Такие классические вещи долго из репертуара не выходят.

Раздался звонок телефона.

– Да!

– Татьяна? Это Попов. Я звонил вам уже два раза… Вы куда запропастились?

– Я потянула за ниточку насчет ваших удачливых игроков, Владимир, и кое-что у меня уже есть.

– Вы считаете, что ими нужно заниматься в первую очередь? Ведь разговор у нас был совсем о другом, я точно помню… – Попов завелся, и голос его звучал все громче.

– Владимир… – начала я.

– Что?! – почти рявкнул он.

– Через полчаса я приеду в казино, и мы поговорим.

– Хорошо, буду на месте, – буркнул Попов и бросил трубку.

Через полчаса я не подъехала, накраситься и собраться за такой срок невозможно. Попов оказался нервным клиентом, и на его недовольство я решила реагировать не слишком быстро.

Когда я вошла в его кабинет, он разговаривал по сотовому телефону. Увидев меня, он проговорил в трубку:

– Вот она появилась, я перезвоню тебе сразу после разговора. Лады? Ну, все.

Аккуратно заправив телефон в чехол, он жестким тоном спросил:

– Так чем вы занимались сегодня? Я ждал вас с утра, думал, мы обсудим план действий…

Я прошла и села на диван.

– Владимир! Вам известно об убийстве охранника вашего казино?

– Мне-то известно… А вот вы откуда это знаете?

Я не стала темнить и рассказала, как было:

– Позавчера, примерно через час после убийства, его бросили с моста на Новой дороге, и он упал прямо перед моей машиной. Причины убийства могут быть, конечно, самые разные, но нельзя исключать и интересующую нас тему. Теперь по поводу удачливых игроков… Скажите мне: если бы они не огребли эти двести с лишним тысяч баксов, вы бы не привезли новую партию денег?

– Нет, конечно.

– Вот я и подумала, что слишком хорошо получается: выигрыш заставил вас действовать, в результате чего вы потеряли еще пятьсот тысяч. Так не связано ли это каким-то общим планом? Вы были уверены, что они уехали в Москву, то есть это были заезжие гастролеры; мне удалось узнать, что они только инсценировали отъезд, высадившись в Радищеве. Эти люди где-то рядом. Если я найду их, они, может быть, выведут меня и на тех, кто навестил вас на следующий день. А теперь я хотела бы осмотреть еще раз место происшествия. Может, и здесь что-то появится.

Попов нервно почесал себе затылок:

– Да, интересные вещи говорите. Может, вы и правы. Сейчас я позову Ермакова.

Он набрал пару цифр на телефоне:

– Ермакова найдите мне.

– Владимир, в вашей бухгалтерии обед когда?

Посмотрев на настенные часы, он ответил:

– Может, уже и ушли, а что, есть хотите?

– Нет, хочу походить по этой комнате без свидетелей.

– Идемте.

Попов быстро вышел в коридор, я за ним. Навстречу нам попался Ермаков – лицо беспокойное, в руках – лист бумаги с несколькими строчками, написанными рукой.

– Вов! Мне сейчас звонили из РОВДа.

– Я в курсе… Иванову представишь персоналу, кто не знает. Подожди меня.

– Хорошо.

Попов подошел к двери бухгалтерии и отворил ее. Там была только Ирина, писала что-то, сидя за столом.

– Ирина! Почему не обедаешь?

– Я жду, Владимир Иванович, девочки придут, и я пойду. – Ирина покраснела и смешалась.

«А мы влюблены в директора!»—подумала я и тут же представила, как мы смотримся рядом с ним, – неплохо.

– Иди, Ирина! А мы здесь с Татьяной пообщаемся.

Когда она вышла, Владимир обратился ко мне:

– Смотрите, ищите. Хотя что тут искать?! Следов-то нет! – После чего развернулся и вышел.

Я осталась одна и стала очень внимательно осматривать стены, полы, потолок. Вчера для этого не было достаточно времени, да и при дневном освещении все видится немного по-другому.

В третий раз я обходила вокруг всей комнаты, когда за дверью послышались голоса. Вошли труженицы бухучета.

– Привет, Татьяна! – первой зашла Ольга, как и положено главбуху. – Здесь не положено вообще-то никому находиться, если бухгалтеров нет.

– Ей Владимир Иванович разрешил, – встряла вошедшая последней Ирина и улыбнулась мне во весь рот. Лучше бы она этого не делала.

– Извините, Ольга, я хотела только спросить – приказ о моем зачислении уже готов?

Ольга сначала села за свой стол, затем переложила на нем какие-то бумажки и только после этого ответила:

– Дел сейчас очень много, может быть, завтра, к вечеру. А как, кстати, будет называться ваша должность?

Я и забыла о такой мелочи, но напрягла извилины и бодро ответила:

– Менеджер по мониторингу маркетинга.

После минутного замешательства Ольга сумела только сказать:

– А… – и уткнулась в свой компьютер.

Ирина оказалась более непосредственной:

– И с чего начнете, Татьяна?

– Я думаю, с анкетирования персонала.

Елена, бухгалтер-кассир, молчала во время всего разговора, и было видно, что она полностью поглощена своими мыслями. Ну, еще бы.

Я вернулась в кабинет Попова.

Владимир с Ермаковым, оба с угрюмыми лицами, что-то тихо обсуждали, сидя напротив друг друга за одним из столов.

– У вас какие-то вопросы, Татьяна? – Владимир поднял на меня хмурый взгляд.

– Да, хотелось бы у Алексея Петровича кое-что спросить…

Ермаков молча посмотрел на меня и поерзал в кресле.

– Алексей Петрович, у вас есть данные о жильцах, которые живут над, под и вокруг этого заведения? Я имею в виду тех, чьи стены, полы и потолки примыкают к нашим?

Ермаков начал говорить тихим голосом, медленно и осторожно:

– Под нами – обыкновенный подвал с коммуникациями: трубы там разные, кабели. Вход в подвал с торца здания. Ключи у меня и у начальника ЖЭУ. Мы с ребятами вчера обошли весь подвал – ничего особенного. Хотите посмотреть?

– Обязательно, но позже.

– Вокруг нас соседей нет, все стены – внешние, капитальные. Мы периодически обходим вокруг дома. Над нами живут люди, конечно. В первый же год, когда мы здесь обосновались, мы проверили всех. В основном это пенсионеры, не одинокие – у всех дети, внуки. В одной квартире проживает мать-одиночка с двумя детьми, но она челночит, с детьми остается ее тетка.

– Спасибо. Ну, не буду вам мешать.

Я вышла и подумала – где же покурить?

В ближайший час точно не удастся, я ведь уже знала, чем займусь.

Одна дверь, выходящая в коридор, в другом конце от директорского кабинета, у самого выхода в зал была приоткрыта.

Мне сразу же стало любопытно – там я еще не была. Подойдя, я заглянула вовнутрь. Явно это комната отдыха работников казино: диваны по периметру, в углу телевизор и компьютер. Рядом с диванами несколько высоких напольных пепельниц. В комнате сидели две девушки в форме крупье, курили и беседовали.

Все это меня устраивало. Я вошла, поздоровалась и присела чуть-чуть в стороне.

По телевизору шла передача «Мир женщины». Поразительно! Ведущая – тетенька в годах, с волосами кошмарного сиреневого цвета – стала объяснять мне, как нужно делать макияж! По тому, что она рассказывала, я сразу поняла, что она перепутала программу и забралась сюда из «Мира дошкольниц».

– Извините, вы у нас работаете? – обратилась ко мне одна из девушек – среднего роста, с короткой стрижкой и коротким носиком, – вся она была какая-то короткая.

– Да, – улыбнулась я, – меня зовут Татьяна.

– Катя, а это Света.

Света молча кивнула и продолжала курить, сосредоточенно о чем-то думая.

– А вы будете работать крупье? – Катя не унималась. «Любит поговорить девочка, так не нужно ее осаживать», – подумала я.

– Нет, я скорее психолог-практик, должность моя называется заумно, но по работе я должна стремиться к улучшению климата в коллективе.

– А я вчера читала тест в каком-то журнале: беспокоит ли вас ваш стул, играли ли вы в куклы… Вы этим будете заниматься, да?

– Ну, не совсем. – Мы обе рассмеялись. – Я буду, например, спрашивать, почему у нас Света такая грустная… – закинула я удочку.

Света посмотрела на меня, помолчала и нехотя выдавила:

– Не выспалась.

Черта с два – не выспалась она! Видно, что у нее какая-то проблема, но на сегодня мне хватит и Кати.

– Не обращайте внимания. У нее характер такой.

Дисплей компьютера, стоящий рядом с телевизором, сменил картинку.

– Ну вот, – сказала Катя, – мне уже идти, через двадцать минут сменюсь.

Она вышла. Мы со Светой помолчали еще минуту, я затушила сигарету в пепельнице и тоже пошла. Света оставалась молчать в одиночестве. Если у меня будет время, я все равно раскручу ее на разговор, устрою себе такой десерт.

Я вышла на улицу, купила в киоске «Роспечати» толстую общую тетрадь в той еще коричневой дерматиновой обложке. Тетрадь была некрасива, но замечательно казенна. Что и требовалось. После чего пошла по квартирам второго этажа дома, где размещалось казино. Мне нужно было посмотреть на жильцов и, может быть, что-то выловить в этом стоге сена.

С нашими людьми нужно обращаться только значительно-официально, иначе и толку не будет. Я давно уже отработала методику: звонок в дверь, выглядывает недоуменное лицо, я, прижав тетрадь к стене, не смотря по сторонам, чуть не зевая, очень скучно говорю, что я из Энергосети, проверяю показания счетчика, фамилия ваша… Попутно вопросы о подозрительных звуках в стенах. Здание ведь старое, продолжает оседать, ну и прочая лабуда. В третьей по счету квартире мне не повезло – нарвалась на седого и пятнистого дедулю, архитектора на пенсии. После второй же моей фразы он вцепился в меня, как бульдог в прохожего, и каркающе разразился лекцией о грунтах, фундаментах, водах и о промерзании. Еле оторвалась, явно показав себя очень занятой дурочкой. А в следующем подъезде возникло осложнение: в одной квартире – сорок шестой – никто не открывал. Выглянувшая соседка объяснила, что хозяин – тоже пенсионер, с самого начала весны живет на даче, а квартиру сдает жильцу. Добрая соседка готова была сообщить много чего еще, но, узнав, что дача соседа Василия Степановича в Клещевке на третьей линии, я тут же ушла.

Выйдя из подъезда, я дрожащими руками достала сигарету и еще раз прокрутила осенившую меня мысль: квартира этого дяди Васи как раз над бухгалтерией казино. Черт его знает, как залезли в тот слоновый сейф, но я должна заглянуть в эту квартиру. Отработаю версию с соседями и примусь за персонал. Когда нет следов преступления, нужно искать тех, кому эти следы легче всего замести.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное