Марина Серова.

Каменное сердце

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Да, ужасно… – согласилась я.

– А что, это он убил Женю? – робко спросила Юлия.

– Пока нет официальной версии. Но в любом случае, если даже это сделал Бакаев, то не своими руками. Он нанял кого-то. У него есть алиби на время убийства.

– Да, он мог… – со вздохом проговорила девушка.

– Скажите, а были у Жени враги? Может, у него с кем-то не ладились отношения в последнее время?

– Да нет, что вы! – удивилась Юля. – Женя был такой добрый, такой дружелюбный. Говорю же: у него никогда ни с кем не было никаких конфликтов, не считая Бакаева. Но и с этим ведь не по его вине все произошло. Хотя… – Юля задумалась. – Вы знаете, они как-то поругались с Сашей Кудряшовым. Ну, с тем, что вас привел. Это уже давно было, с год назад, наверное… Да, как раз ровно год тому назад. А так, в общем-то, никаких конфликтов у него не было.

– Скажите, а что произошло между ними?

– Да там такая история получилась… Некрасивая, – Юля опустила глаза.

– Расскажите, это может пригодиться.

– Да я не знаю. Может, Саша будет против.

– Расскажите, это может быть важно, – настаивала я, и девушка кивнула соглашаясь.

– Тогда мы еще работали в салоне «Солнечный берег», теперь такого не существует. И Саша, и Женя были в доле. Ну, то есть был хозяин салона, а Саша с Женей имели как бы часть в деле, понимаете? А потом у них случилась какая-то разборка с их «крышей», с деньгами что-то было связано, я не знаю подробностей. Кто-то кому-то чего-то недодал, какие-то деньги, проценты или что-то еще. Ну и вот, виноватого искали-искали, но так и не нашли. Тогда эти бандиты решили прикрыть салон. И тогда Женя счел, что нашел выход из положения. Он каким-то образом свалил всю вину на Сашу. Бандиты тогда сильно избили Сашу, издевались над ним, он даже в больнице лежал. Ну а потом, когда все утряслось и Саша вышел из больницы, они сильно повздорили с Женей. Ругались на работе, я слышала, как они кричали. Саша тогда был просто не в себе, Женя все извинялся перед ним, успокаивал, говорил, мол, все же обошлось. Но Саша так разозлился на него, что едва драться не полез.

– Он угрожал ему?

– Как? – испуганно спросила Юля.

– Ну как-нибудь. Может, кричал, что убьет его или еще что-нибудь в этом роде.

– Ну, как вам сказать… Знаете, когда люди в таком состоянии, они способны наговорить столько разных вещей, пообещав сделать такое, чего никогда в жизни не сделали бы. Может, и Саша что-то такое говорил, я не помню…

– Все понятно. Спасибо, Юля. Больше вопросов у меня к вам пока нет. Если вы мне понадобитесь, я смогу найти вас здесь?

– Да, конечно, я работаю каждый день, кроме воскресенья.

Я распрощалась с Юлей и снова отправилась к Саше. Значит, он не все мне рассказал про ту ссору с Приходько. Однако круто они разобрались тогда. И вполне, возможно, Саша затаил зло на Женю и только теперь все же отомстил. И опасаясь, что старая история всплывет, заранее готовит себе алиби. Дескать, беспокоюсь за друга, даже нанял частного детектива, чтобы отыскать убийцу.

А что, если он сам и грохнул Приходько? Возможно, возможно, ответила я сама себе.

Кудряшов уже закончил заниматься импозантной дамой и теперь сидел на диване, закинув ногу на ногу, и листал очередной журнал. Увидев меня, он отложил его в сторону и спросил:

– Ну как побеседовали?

– Нормально. Узнала много интересного. И о вас, Саша, между прочим, тоже.

– А что обо мне? – испуганно спросил Кудряшов.

– Кое-что из того, что вы от меня скрыли.

– Не понимаю, – захлопал глазами, словно кукла, Саша.

– Вы ведь поругались с Приходько некоторое время назад.

– Ну и что? – обиженно дернул плечами Кудряшов. – Я вам рассказывал об этом.

– А о том, что вы устроили Приходько скандал прямо на работе, после того как вышли из больницы, вы умолчали. Почему? Ведь есть свидетели, которые могут подтвердить, что вы кричали, ругались, грозились убить Евгению.

– Это Юлька вам наболтала? – поджав губы, тихо произнес Саша. – Трепло! – он обиженно отвернулся.

– Не наболтала, а предоставила оперативную информацию, – поправила я Сашу. – Так что вы, Саша, из моего клиента сами очень просто можете превратиться в главного подозреваемого. Может, вы специально хотели отвести от се – бя подозрение, пытались направить меня по ложному следу, обвинив Бакаева?

– Да нет же, нет! – закричал Кудряшов, и я увидела, как на его глазах блеснули капельки слез.

Ну, вот, только истерик нам тут не хватало, с тоской подумала я. Теперь придется ему сопли утирать.

Саша достал платок, отвернулся в сторону и принялся с шумом сморкаться. А потом, судорожно глотая воздух и перебивая сам себя, торопливо заговорил.

– Как же вы, Таня, не поймете… Женя ведь умер! – он снова почему-то заговорил о Приходько в мужском роде. – Я ведь ему все простил. Вы подозреваете меня? Но я не убивал его. Я не имею к этому абсолютно никакого отношения. И я понятия не имею, кому понадобилось убивать Женю. Нет, это Бакаев. Больше некому. Но не я! Не я! Слышите?! – Саша так орал, что в комнату заглянули две испуганные девушки.

– Все в порядке, оставьте нас! – крикнула я, повернувшись к двери.

– Да-да, все нормально, – прохлюпал Саша, снова оглушительно сморкаясь в розовый в цветочках платок.

Девушки вышли.

– Как мне доказать, что это не я сделал, – Саша посмотрел на меня заплаканными глазами, и только сейчас я заметила, что глаза у него были накрашены. Тушь грязными дорожками струилась по гладко выбритым щекам. Саша платком пытался собрать ее с лица, но только еще больше размазывал, отчего стал похож на клоуна. – Я ведь нанял вас, чтобы вы нашли убийцу. Разве это не является доказательством того, что я не убивал Женю? – сорвавшимся голосом прокричал он.

– Нет, – спокойно возразила я. – В моей практике сколько угодно случаев, когда убийца, совершив преступление, сам же нанимал меня, чтобы я расследовала его. И, знаете, я все равно докапывалась до сути, хотя преступник думал, что классно все замаскировал и что я ни за что не догадаюсь. Но, к сожалению или к счастью, все тайное рано или поздно становится явным, – я протянула Саше свой платок, потому что его розовый платочек стал совершенно ни на что не похожим. Он промок и пропитался тушью и прочей косметикой. – До свидания.

Саша, взяв из моих рук платок, растерянно посмотрел на меня и захлопал длинными ресницами.

* * *

Выйдя из салона, я решила отправиться поближе к Бакаеву, ведь в его барсетке я оставила «жучок» и теперь надо было послушать, как он там поживает. Я развернула машину и поехала к загородному дому бандюгана Коляна.

Когда я подъехала и настроила аппаратуру, оказалось, что мне повезло и Бакаев пока находится дома. В наушниках я услышала приглушенные звуки музыки. Похоже, Николая Васильевича не так уж огорчил мой визит, раз он веселится. Я прибавила громкость, хотя «жучок» у меня достаточно современный и улавливает малейшие колебания воздуха, и прислушалась.

Ничего, кроме музыки, слышно не было. Потом раздались шаркающие шаги, и я услышала звук льющейся воды. Потом музыку не стало слышно, Бакаев либо выключил ее, либо убавил громкость. Я прислушалась. Бандюган Колян собрался кому-то звонить – совсем громко раздался писк нажимаемых клавиш сотового телефона. Вслед за этим зазвучал голос:

– Але, здорово, это я, – проговорил Бакаев. – Ну, как там дела? – Он послушал отчет невидимого абонента о состоянии дел, потом сказал: – А я уже договорился. Что? Ну, не знаю, сколько… Тысяч тридцать, сорок, наверное. Или побольше… Нет, не пойдет…

Я ничего не понимала в этой абракадабре и решила, что этот разговор не относится к делу. То есть – к моему делу. Похоже, Бакаев просто сделал какой-то деловой звонок. Я сняла наушники. Что мне теперь, целый день слушать его переговоры с корешами? Посидев немного, я снова надела наушники. Телефонный разговор закончился, снова зазвучала музыка. Колян был, похоже, в таком хорошем расположении духа, что даже что-то подвывал тихонько. Слуха у Бакаева не было и в помине, и он голосил что-то не чтобы рядом с нотами, но даже и не вокруг. Я улыбнулась и сняла наушники. Слушать его телефонные базары, а тем более завывания на произвольные темы у меня не было никакого желания. Подожду немного. Может, он поедет куда.

Я решила переставить машину таким образом, чтобы мне был хорошо виден выезд из ворот дома Бакаева. Я не знала, какая у него машина, поэтому нужно было быть настороже, чтобы не пропустить Коляна, когда он соберется прокатиться по Тарасову.

Прождав часа три или даже больше, я ничего не выиграла. Колян, похоже, никуда не собирался сегодня, ему и дома было хорошо. За то время, пока я ждала, он сделал еще пару звонков приблизительно того же содержания, что и первый, и на этом все закончилось. Колян слушал музыку, периодически подпевая особенно понравившейся мелодии.

Я посидела еще немного для очистки совести, потом убрала подслушивающую аппаратуру, завела двигатель и поехала восвояси. Когда я проезжала по узкой, еще не заасфальтированной дорожке, ведущей к главному шоссе, мне навстречу попалась машина – новенькая сверкающая десятка цвета «розовый беж», за рулем которой сидела молодая девица наглого вида. Сразу стало понятно, что на дорожке нам не разъехаться. Девица принялась нагло сигналить, требуя, чтобы я пропустила ее. Я показала ей, что не смогу сдать назад, так как сразу сзади меня был поворот, но девица продолжала упрямо жать на клаксон.

Тогда я нажала на педаль газа и плавно тронулась навстречу ее новехонькой «десятке», давая этой глупой корове понять, что не намерена уступать ей дорогу, а собираюсь протаранить ее тачку, если она не уберет ее по доброй воле. Девица вытаращила глаза, видя, как я медленно, но верно двигаюсь ей навстречу. Наконец, она сообразила, что я сейчас сомну передок ее машины и принялась лихорадочно отъезжать назад. Сдав достаточно для того, чтобы мы могли нормально разъехаться, девица с пренебрежительным видом уставилась на мою поношенную и видавшую виды «девятку», а когда я проезжала мимо, презрительно хмыкнула. Вот ведь глупая курица!

Выехав на шоссе, я прибавила скорость и помчалась по почти пустой трассе в Тарасов.

* * *

Приехав домой, я позвонила Гарику Папазяну, чтобы узнать, нет ли каких новостей по делу об убийстве Приходько. Гарик был на месте и обрадовался моему звонку:

– А-а, Танечка, здравствуй, дорогая. Как дела?

– Дела, как сажа бела, – весело ответила я и спросила напрямик: – Гарик, не знаешь, нет ли чего нового по моему делу?

– Так ты за этим мне звонишь? – разочарованно проговорил Папазян. – А я-то, старый дурак, обрадовался, что наконец-то у тебя появилось время и желание пообедать в обществе твоего старого верного друга…

– Гарик, как-нибудь в следующий раз обязательно пообедаем, а пока… Ты же знаешь, когда у меня есть работа, я отдаюсь ей целиком. Ну так что там по делу, есть новости?

– Нет, – вздохнул Гарик. – Ничего. А у тебя?

– Гарик, я не выдаю профессиональных секретов, – лукаво ответила я.

– Ну, конечно, как тебе что-нибудь нужно, то Папазян выдает профессиональные секреты, а ты ничего никогда не говоришь. Вот так всегда… Эх, Танька, пользуешься ты своей красотой и тем, что я от тебя без ума, – уныло проговорил Гарик.

– Не кисни, Гарик, – попыталась я его успокоить. – Когда-нибудь я тебе все расскажу. Или сам прочтешь в моих мемуарах.

– Ты все обещаешь, обещаешь… Давай тогда договоримся: как только ты закончишь это дело, то поужинаешь со мной и все расскажешь.

– По рукам. Ты знаешь – я слово держу, – засмеялась я в ответ. – Гарик, еще одна просьба. Ты, пожалуйста, держи меня в курсе, если вдруг станет известно что-то по этому делу, ладно?

– Хорошо, дорогая, хорошо. Папазян все сделает ради тебя.

– Спасибо, Гарик, я этого не забуду.

Мы попрощались, и я положила трубку.

Похоже, что прокуратура плюнула на это дело и объявила его очередным «глухарем». А что, «глухарем» больше, «глухарем» меньше, какая разница… Вот так и работают наши правоохранительные органы. Ну, что ж, может, это и к лучшему. Тогда для нас, частных детективов, работы больше будет, и на свой кусочек хлебушка с маслицем ты, Танюша, всегда заработаешь.

* * *

Вечером, когда я сидела дома, мне в голову вдруг пришла мысль снова поехать к дому Бакаева и еще немного послушать его разговоры. Сама не знаю, почему, но я каким-то шестым чувством осознала, что должна сейчас поехать туда. Меня словно влекла неведомая сила.

Я не стала долго испытывать терпение своей интуиции, села в машину и поехала по направлению к дому Николая Бакаева. Когда я подъехала к его коттеджу, уже начало темнеть, но мне это было только на руку.

Я настроила аппаратуру, попутно обдумывая, как потом забрать «жучок». Разбрасываться дорогостоящей техникой не в моих правилах. Надев наушники, я сразу же отчетливо услышала самого хозяина. Бакаев, похоже, разговаривал с кем-то по телефону.

– …Лучше сегодня, – настойчиво говорил он. Неужто договаривается с кем-то по телефону о встрече, обрадовалась я. Потом, помолчав и послушав, что говорит ему абонент, бандюган Колян сказал: – Нет, нет, мне нужно сегодня… Да какой, поздно?! – возмутился он. – Так, короче, буду ждать тебя на выезде из Тарасова в сторону Желтогорска. На пятом километре… Договорились? – Абонент что-то сказал, видимо, согласился, потому что Бакаев больше не настаивал, а проговорил спокойно: – Ну вот и лады. Значит… сейчас… полдевятого. Давай в девять… Все, пока, – я услышала, как Бакаев положил трубку.

«Куда-то собрался», – подумала я. Интересно, куда. Встреча скорее всего не деловая, иначе зачем ему было бы назначать свидание так поздно да еще на выезде из Тарасова. Все равно, я последую за ним и посмотрю, с кем это встречается Бакаев в столь поздний час.

Я достала из бардачка фотоаппарат – хорошую цифровую камеру, которую купила недавно в Москве специально для работы. Проверила, есть ли в нем пленка, батарейка. Все было в порядке, теперь осталось только ждать, когда Бакаев поедет на «стрелку».

Ждать пришлось недолго. Буквально через пять минут он выехал из своего дома на темно-синем джипе «Хендэ». Я неспешно поехала следом, стараясь оставаться незамеченной. Джип ехал довольно быстро, и мне было трудно катить следом, да еще так, чтобы Бакаев меня не засек. Машин на дороге было не так уж много, поэтому я периодически вынуждена была на свой страх и риск обгонять джип, а иногда останавливаться, чтобы не быть замеченной.

Наконец, мы достигли выезда из Тарасова, о котором говорил Бакаев. Я отстала немного, чтобы мое преследование не бросалось в глаза. Бакаев чувствовал себя вполне уверенно, а это говорило о том, что меня он не заметил. Значит, слежу я на уровне, с чувством самоудовлетворения подумала я. Еще бы, годы тренировки сказываются!

В конце концов мы добрались и до пятого километра, гле была назначена встреча. Бакаев притормозил у столба, а я была вынуждена проехать чуть дальше. Остановившись в двадцати метрах от его джипа, я быстро достала наушники и принялась готовить аппаратуру и фотокамеру. Самым ужасным могло быть то, что Колян оставил дома барсетку, тогда все мои приготовления стали бы напрасными. Но нет, удача не покинула меня, барсетка была при объекте моей слежки. Я услышала в наушниках сначала треск, а потом тихую музыку. Бакаев снова напевал что-то. Я прибавила громкость и принялась ждать того, кого дожидался и мой «объект».

Время у нас в запасе еще было, мы приехали немного раньше. А интересно, подумала я, разговаривать с телефонным абонентом Бакаев будет в машине или же выйдет на улицу? Если они выйдут на воздух или, скажем, Бакаев пересядет к подъехавшему, будет не здорово. Ведь не потащит же Колян с собой барсетку. Тогда я буду вынуждена по-пластунски пробираться через заросли кустарника, чтобы подслушать хотя бы часть их разговора. Мне не раз приходилось действовать и таким образом, и меня не пугала такая перспектива, но была маленькая загвоздка – сегодня я одета не самым лучшим для подобных передвижений образом: на мне были короткая юбка и кремовый джемпер. Я с тоской подумала о том, во что превратится мой новенький джемперок после того, как я полазаю по кустам. Но тут как раз я услышала неподалеку шум подъезжающего автомобиля и, выглянув из машины, увидела, как к месту встречи несется темная «шестерка», в которой никого нет, кроме водителя. Это наверняка тот, с кем Бакаев разговаривал по телефону.

Я не ошиблась, «шестерка» затормозила в нескольких метрах от бакаевской машины, и из нее вышел приземистый мужичок. Бакаев из машины не вышел, а прибывший торопливым шагом направился к джипу. Я надела наушники и принялась вслушиваться, на всякий случай положив рядом с собой фотоаппарат.

Хлопнула дверца, и я услышала, как закряхтел, усаживаясь в бакаевскую машину, приехавший.

– Ну? – вопросительно проговорил незнакомец.

– Короче, там по тому делу, надо это… – несуразно принялся объяснять Бакаев. – Менты что-то зашевелились… – я прижала наушники к самым ушам, жадно ловя каждое слово. Эх, жалко магнитофона нет, записать бы разговор сейчас!

– Что случилось? – Голос незнакомца звучал глухо и отрывисто.

– Да черт его знает! – с досадой проговорил Бакаев. – Может, ничего и не накопают, только что-то они там шебуршатся.

«Шебуршатся…» – с обидой подумала я, потому что речь явно шла обо мне. Я и не шебуршилась вовсе, это ты там шебуршишься, а я работаю. Между тем Бакаев продолжал:

– Ты бы пока того… поутих на время. Может, лучше вообще из Тарасова свалить…

– Свалить… – наглым тоном заявил мужик. – У меня тут дела, между прочим. Думаешь, ты у меня один клиент? Я сейчас никак не могу сваливать.

– А что же делать? – испуганно произнес Бакаев.

– Да ниче не делать! – спокойно проговорил собеседник. – Жить, как жил, дальше. И все…

– А менты?

– А что менты? Что они там зашевелились?

– Да черт его знает?! Сомневаются почему-то, начали под меня копать…

– И чего накопали?

– Да пока ничего. У меня все в порядке с этим делом.

– Ну а чего ты тогда засуетился? – спокойно спросил незнакомец. – Живи, как жил, говорю, на меня они по-любому не выйдут.

– А если раскопают? – снова испуганно спросил Бакаев. – Ты бы все-таки свалил хотя бы на недельку, а? Я заплачу.

– Да при чем тут бабки? Бабки у меня есть. Просто, говорю же, дела у меня тут, еще пара клиентов.

– А отказать им нельзя? – робко спросил Бакаев.

– Ты че, в натуре? – изумленно спросил собеседник. – Ты за кого меня принимаешь? А если бы я тебе отказал, представь? И что тогда? Нет, так дела не делаются. А насчет ментов… Ведь кроме как через тебя, они на меня не выйдут. Ты ведь будешь молчать? – вопрос был задан с угрозой.

– Да я-то понятно, могила! – заверил собеседника Бакаев. – Но, мало ли…

– А что мало ли? – начал злиться мужик. – Или ты уже накапал чего на меня?

– Да ты че! Да за кого меня принимаешь? Я же тогда и сам присяду. Или ты думаешь, мне туда охота?

– Ну, ладно, – смягчился незнакомец, – тогда по рукам. Ты молчишь, и менты меня не найдут. Только смотри… – в голосе снова зазвучала угроза. – Если менты начнут вдруг копать под меня, я сразу пойму, кто меня сдал.

– Да ты че, Витек! – заволновался Колян. – Я же сказал: молчать буду.

– Хорошо. А насчет ментов не беспокойся, скорее всего все это так, для видимости. Начальство какое-нибудь с проверкой приперлось, вот они и решили подсуетиться. Не боись, ничего страшного. Кто там будет на ментов давить, чтобы они искали? Некому, – констатировал невидимый мне Витек.

– Ну, ладно, тогда все, – уже более спокойно произнес Бакаев.

– Бывай, – в наушниках все смолкло, и я, выглянув из машины, увидела, как Витек направился к своей «шестерке». Эх, как же его сфотографировать? Может, так рискнуть? Я вытащила фотокамеру и направила ее на удаляющуюся фигуру Витька. Щелкнула затвором – есть! Должно хоть как-то получиться. К тому же Витек обернулся в тот момент, когда я его снимала. Как по заказу.

Витек и Колян разъехались в разные стороны, а я тоже, не мешкая, отправилась домой. Первым делом завтра нужно будет проявить пленку и посмотреть, что это за таинственный Витек, который говорит о каких-то странных вещах…

Глава 4

Я проснулась с мыслью о том, что хочу есть. Встав, я вспомнила, что вчера практически ничего не ела. Открыла холодильник и обнаружила, что внутри почти пусто. Ну как я живу, с тоской подумала я. Некому за мной поухаживать, покушать мне, сиротке, приготовить. Домработницу, что ли, завести… Но при мысли о том, что все мои вещи будут лежать там, где они не должны лежать, я тут же отогнала от себя подобные мечты и принялась выгребать из холодильника все, что в нем было.

Соорудив нехитрый завтрак из того, что осталось из моих съестных припасов, я перекусила и принялась за приготовление кофе. Для меня колдовать над моим любимым напитком – особый ритуал. Я люблю кофе и знаю в нем толк, поэтому никогда не варю его на скорую руку, а только тогда, когда у меня для этого достаточно времени. Приготовив кофе, я отправилась на балкон, захватив заодно и пачку сигарет.

Устроившись поудобнее на балконе, я принялась размышлять. О чем вчера говорил Бакаев с таинственным Витьком? О каком-то деле явно криминального характера. Иначе при чем тут менты? Ментами, надо думать, Колян обозвал меня, ведь только я начала суетиться по его делу. А кем может быть Витек? Судя по повадкам и по разговору, он сидел. И, возможно, не раз. Стопроцентный рецидивист. Может, он и есть киллер, которого нанял Бакаев, чтобы избавиться от неугодной экс-любовницы, которая не пожелала убираться из города и тем самым могла навлечь на авторитетного Коляна позор?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное