Марина Серова.

Женщина-ловушка

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

– Я убежден, что моего сына убили из-за денег, – твердо заявил Василий Сергеевич. – И это может быть кто угодно! В наше время никому уже верить нельзя. К сожалению, это не те восьмидесятые, когда в Афганистане мы готовы были рисковать жизнью, выручая товарищей из беды. Сейчас другие времена, теперь каждый сам за себя. Люди опасаются собственной тени, а ради денег готовы на все!

– Вы правы. Я вот подумала, что в любом бизнесе существует конкуренция, не связано ли убийство вашего сына с этой проблемой? Возможно, Алик перешел дорогу кому-то из руководителей другой рекламной компании, кому-то помешал. Ведь что-то же подтолкнуло недоброжелателей пойти на такой отчаянный шаг? Вероятно, кто-то из конкурентов решил вломиться на его территорию и заставить хозяина «Зебры» играть по чужим правилам. Попытки не увенчались успехом, и тогда…

– Не думаю, – покачал головой Василий Сергеевич. – При моем руководстве рекламный бизнес «Зебры» был неуязвим. Мы всегда стояли на шаг впереди других, всегда работали лучше, клиенты к нам выстраивались в очередь. Алешка играл не по правилам – это так! Но все его идеи и проекты в конечном результате вызывали восторг у клиентов, продажи росли. Он был гением – дизайнером, продавцом и экономистом в одном лице. Он – да, но не Алик! Младший сын не особенно разбирался в рекламном бизнесе, к моим советам никогда не прислушивался. За месяц управления компанией он упустил несколько очень выгодных заказов, просрочил договора. Другие рекламные компании перестали воспринимать «Зебру» как потенциального противника и конкурента. Зачем прилагать усилия, тем более идти на криминал? Стоит ли бомбить судно, которое сдается без боя, само по себе погружаясь на дно? Нет, Татьяна Александровна, конкуренция тут ни при чем.

– Я поняла вас, Василий Сергеевич. Скажите, сейчас рекламная компания функционирует?

– Все пущено на самотек. Но сотрудники «Зебры» выходят на работу. Вот Мария поправится, приобщу ее к делу.

– Так что требуется от меня? Давайте определим конкретную задачу.

– Найдите того, кто убил моего сына. Я хочу посмотреть в глаза этому подлецу.


«Уму непостижимо! Кто-то убил его сына, а он всего лишь хочет заглянуть убийце в глаза! Может, бывший спецназовец Василий Сергеевич – киборг? Что, если вместо глаз у него лазерное микроустройство, поражающее цель в считаные доли секунды?» – подумала я и тут же устыдилась собственных мыслей.

Чтобы мой новый работодатель случайно не заметил ехидной ухмылки у меня на губах, я осторожно прикрыла лицо рукой и потерла кончиками пальцев виски.

Это движение не ускользнуло от внимания Василия Сергеевича.

– Не сомневайтесь, Татьяна Александровна, – поспешно произнес мой собеседник, по-своему оценив этот жест. – Вся ваша работа будет хорошо оплачена. Вот здесь деньги, – Василий Сергеевич вручил мне до неприличия щедрый аванс. – А это мои телефоны – домашний номер и мобильные. Звоните в любое время дня и ночи. Здесь же адреса компании «Зебра» и квартир обоих сыновей, думаю, они вам могут пригодиться.

Мне ничего не оставалось, как забрать деньги и, обнадежив Василия Сергеевича в успешном исходе нашего предприятия, покинуть машину заказчика.

Прокопьев тут же уехал, а я поудобнее устроилась в своей «девятке», включила обогрев и принялась обдумывать, как мне кратчайшим путем достичь желаемого результата.

Глава 2

Размышляла я недолго и уже через несколько минут знала, как поступлю.

В «Зебре» наверняка все следы давно затоптаны, а расспросить сотрудников я успею и чуть позже. Поэтому первым делом я решила потолковать с новой наследницей рекламной компании Марией. Что бы там ни говорил Василий Сергеевич, я все же чую нутром, что каким-то образом эти две смерти связаны и следы преступлений следует искать здесь.

Прочитав оставленный Прокопьевым адрес, я порулила на улицу Советскую. Здесь, в новом кирпичном доме с полукруглыми балконами и резной надстройкой в виде кремля на крыше, жила молодая вдова Мария Прокопьева.


Нужная квартира оказалась на третьем этаже за бронированной железной дверью.

Я нажала на звонок, сверху тотчас раздалось тихое пощелкивание. Задрав голову, я увидела под потолком миниатюрную камеру. Да уж, квартира охраняется по всем требованиям безопасности, а с машиной случилась незадача – воздушной подушки не было и в помине, тормоза оказались в неисправном состоянии. Неувязочка получается!

Дверь долго не открывали, и я уже решила, что хозяйки нет дома, как вдруг из динамика послышался приятный мелодичный голосок:

– Вам кого?

– Я по поручению Василия Сергеевича Прокопьева.

– Подождите секундочку, – попросил тот же голос.

Потянулись минуты, наконец дверь открылась, и я вошла в просторный холл с застланными паркетом полами.

Вдова выглядела безупречно. Мария оказалась юной златокудрой красавицей с супермодной прической «эффект мокрых волос», со стройными ножками и красивым бюстом. Все в ее теле было гармонично – от огромных голубых глаз до кончиков длинных ухоженных ногтей. Единственное, что портило картину – чудовищных размеров гипс, скрывающий одну из ее очаровательных ножек, и костыль, на который опиралась хозяйка.

– Проходите, – довольно любезно предложила красавица, показывая рукой куда-то внутрь квартиры.

Ноги утопали в мягком светло-бежевом шерстяном ковре, пока мы шли по длинному коридору огромной квартиры.

Мария привела меня на кухню. Да, все-таки как ни крути, а культуре нам, россиянам, надо еще долго учиться. Похоже, неистребимая привычка вершить дела и готовить в одном месте глубоко засела в сознании наших женщин!

– Так, значит, вы от Василия Сергеевича? – спросила Мария, как только мы опустились на стулья.

– Да. Дело в том, что ваш свекор намерен привлечь вас к руководству рекламной компанией «Зебра» сразу после вашего окончательного выздоровления, – начала я серьезным деловым тоном.

Мария опешила. И даже колечки ее золотистых волос, которые постоянно покачивались, казалось, тоже опешили и замерли в неподвижном ожидании.

– Меня? Руководить компанией? – искренне удивилась Мария. – Но я совершенно ничего не понимаю в этом бизнесе.

– Ничего, научитесь. Главное – иметь желание и терпение.

– Так вы от нотариуса? – поинтересовалась девушка.

– Нет, я работаю на Василия Сергеевича, мы сотрудничаем.

– А… – протянула Мария. – Вы знаете, извините, забыла спросить ваше имя…

– Татьяна Александровна, можно просто Таня.

– Все это так неожиданно, Татьяна, – продолжила свою мысль вдова. – Ведь Василий Сергеевич почти совсем меня не знает. Если честно, я собиралась уехать из Тарасова к себе на родину. Мне так тяжело оставаться здесь, где все напоминает об Алексее.

– Вашему свекру тоже нелегко. Он потерял обоих сыновей, и теперь, кроме вас, Маша, у него детей не осталось. Василий Сергеевич любит вас и считает своей дочерью.

Мария посмотрела на меня большими голубыми глазами несчастной сиротки:

– Спасибо. Я его так понимаю, во время аварии я сама потеряла ребенка. Потом долго жалела, что осталась жива.

– Не говорите глупостей, у вас все еще впереди.

– Мы собирались отдохнуть неделю на Канарских островах, – шмыгая носом, продолжила Маша. – Я не хотела ехать! Словно чувствовала, что случится беда! Но Алексей радовался, как ребенок, а мне очень не хотелось его огорчать. Муж был для меня кумиром, божеством, на которого я молилась. Я так его любила! Почему все хорошее так быстро кончается?

Мария не сдержалась – на глаза навернулись слезы, нос моментально покраснел, а по щекам пошли багровые пятна.

Мне же почему-то ужасно захотелось курить. Однако пепельницы рядом я не обнаружила, а закурить в кухне не осмелилась, спросив разрешения у хозяйки выйти на балкон, я затянулась долгожданной сигаретой и принялась изучать достопримечательности местного двора. Дворик оказался чистым и уютным, даже детская площадка обустроена. Однако и здесь местное хулиганье успело оставить свои следы. «…АША КОЗЕЛ!» – жирными белыми буквами высвечивалось на трансформаторной подстанции. Кто именно был козлом, из-за моей «девятки» рассмотреть не удалось, но парень…аша, похоже, оказался не из робкого десятка, так как внизу приписал: «ЗА КОЗЛА ОТВЕТИШЬ!»

Когда я возвратилась на кухню, хозяйка была в полном порядке и, придерживая под мышкой деревянный костыль, наливала в чайник холодную воду.

– Скажите, Маша, а за последнее время в компании «Зебра» не происходило ничего подозрительного или необычного?

Девушка как-то странно на меня посмотрела, после чего ответила:

– Татьяна Александровна, я ведь не сотрудница фирмы, во всяком случае, пока. Я в «Зебре» была один-единственный раз перед свадьбой, когда Алексей попросил меня подвезти забытый им дома договор. Уже месяц прошел, как мужа нет в живых. Откуда же мне знать, что творится в компании?

– Но вы могли общаться с Аликом Васильевичем. Может быть, он делился с вами секретами или проблемами?

– Может быть, и могли бы общаться, но не сложилось. После смерти мужа Алик ни разу не появлялся в этой квартире, а я, как вы, надеюсь, заметили, особо не ходок.

Какое-то время я еще пыталась вытянуть сведения из молодой вдовы, но то ли она действительно ничего не знала, то ли так мастерски умела скрывать информацию, прикрываясь вежливой, наивно-печальной улыбкой. Через пятнадцать минут я поняла, что ничегошеньки больше не узнаю, поблагодарила хозяйку за предложенный зеленый чай и принялась откланиваться. Мария проводила меня до двери и буквально на пороге сказала:

– Кстати, вы ведь сейчас встретитесь с Василием Сергеевичем?

Я кивнула.

– Наверное, не очень хорошо так говорить о человеке, которого толком не знаешь, но… – Мария скромно опустила глаза. – В рекламной компании работает одна молодая женщина, которая могла… которая мне кажется не слишком надежным сотрудником. Я ведь правильно вас поняла, Татьяна, что Василия Сергеевича интересует именно это?

Я удивленно уставилась на Марию.

«А она не такая наивная, как показалась мне с первой минуты, и совсем неглупа. Девчонка довольно быстро меня раскусила!»

– Свекор никогда не спрашивал меня о том, что я думаю по этому поводу. Мы не обсуждали с ним причины гибели Алика. Но уж раз теперь зашел разговор на эту тему, то, по всей видимости, я обязана поделиться с вами своими подозрениями. Женщину зовут Ирина Букина. Я познакомилась с ней на нашей свадьбе. Ирина явилась на торжество вместе с Аликом и считала себя его невестой. Но, насколько мне известно, Алик Васильевич жениться на Букиной не собирался. Напротив, не знал, как отделаться от назойливой партнерши. И вот тогда-то Букина и сказала, что без нее Алик никогда больших денег не получит, а будет всю жизнь клянчить их у отца. Не знаю, что Букина имела в виду, произнося данную фразу, – то ли что она считала себя классным специалистом, то ли что вместе с Аликом они затевали какую-то аферу, но после ее слов Алик притих и все оставшееся время не отпускал от себя. Я поинтересовалась у Алексея, что за особа эта Букина, а муж похвалил ее как профессионала в финансовых вопросах. Вот, собственно, и все.

Мария улыбнулась своей печальной улыбкой и закрыла за мной дверь. Вновь послышалось легкое стрекотание видеокамеры. Вдова явно следила за «сотрудником свекра».


Спустившись вниз, я чуть не проскочила мимо своей «девятки», напрочь забыв, что приехала на машине. Мысли были заняты поглотившим меня расследованием, и, если честно, в голове был полный сумбур. Эх, сейчас бы горячего кофе, а то куда ни приди, предлагают этот новомодный напиток под дурацким названием «зеленый чай». Ну ладно бы летом для утоления жажды, так нет – суют под нос отвратительную жижу круглый год! Впрочем, сейчас не до чая с кофе. Пора было поторопиться, так как я решила сегодня же заскочить в «Зебру», а сотрудники рекламного агентства вряд ли засидятся допоздна без соответствующего распоряжения начальства, которого в данный момент и не существует.

Я выехала по раскисшему снегу на проезжую часть и понеслась в направлении «Зебры».

Итак, Мария… Экзотический цветок в парниковом саду. Ничего не знает, бизнесом мужа не интересовалась, с братом Алексея не общалась, зато во время собственной свадьбы не упустила ни одной мелочи, даже заострила внимание на словах малознакомой Букиной. К тому же именно ей после смерти мужа достается огромная квартира в престижном районе Тарасова, и именно она оказывается полноправной и единственной наследницей рекламной компании после убийства Прокопьева-младшего. Мотив понятен. С другой стороны, Мария – тоже жертва, чуть не лишившаяся жизни в автокатастрофе. Женщина собиралась стать матерью, что подтверждает ее благородные намерения создать полноценную семью. А загипсованная нога исключает возможность ее личного участия в убийстве Алика Васильевича – девушка с трудом передвигается на костылях. Конечно, Мария могла нанять убийцу и действовать через подставное лицо. Однако следственные органы установили, что Алик скончался от удара тяжелой керамической вазы по голове. Удар был нанесен сзади, в область затылка. А это говорит о том, что, скорее всего, преступник пришел в кабинет без оружия, – возможно, даже был хорошо знаком Прокопьеву, так как ничего не подозревающий молодой человек повернулся к убийце спиной. В общем, не стоит зацикливаться на несчастной вдове, которая, возможно, ни в чем не виновата. Убийцей мог быть кто угодно – сотрудник офиса, знакомый Алика и даже кто-то со стороны. И пропавшие деньги тому подтверждение.

Глава 3

К «Зебре» я подъехала, когда было уже совсем темно. Здание встретило меня темными окнами, и лишь где-то в глубине помещения горел свет. Дверь оказалась запертой. Я надавила на маленькую кнопочку звонка под вывеской с режимом работы компании.

– Закрыто, приходите завтра, – тут же послышалось из-за двери.

– Откройте, это детектив. Мне необходимо осмотреть кабинет погибшего Алика Васильевича Прокопьева. Дело не терпит отлагательств, – произнесла я требовательным тоном. – Долго я вас не задержу.

Послышался недовольный вздох, но дверь все же открылась, и миловидная девушка, отступив в сторону, впустила меня внутрь.

– Иванова Татьяна Александровна, – представилась я и показала лицензию частного детектива.

– Вика Малышева, секретарь-референт, – вяло промямлила девушка, затем хмуро покосилась на нужную дверь, добавила: – Кабинет там, только он, кажется, заперт, а ключей у меня нет.

– Ничего. Это не проблема. Но вам, Виктория, придется пройти со мной.

К неописуемому изумлению сотрудницы, я достала из сумки отмычку и, с легкостью повернув замок, проскользнула в апартаменты бывшего начальника рекламной компании. Вика с открытым ртом осталась стоять за порогом.


Пошарив рукой по стене, я нащупала выключатель и зажгла свет.

В кабинете царили чистота и порядок.

– Везет, как утопленнику! – вздохнула я.

Как и предполагалось, все следы были наглым образом уничтожены.

На письменном столе аккуратной стопочкой лежали какие-то незаполненные бланки, в серебристой подставке стояли остро отточенные карандаши и гелиевые ручки, тут же красовался роскошный компьютер с огромным монитором.

Несмотря на яркое освещение, комната казалась мрачной. Я чувствовала себя неуютно среди этих чужих вещей. В довершение ко всему неприятное чувство вызывало огромное окно без жалюзи и занавесок и темное небо за ним.

Кроме письменного стола и дорогостоящего кожаного кресла, в кабинете уместился массивный диван, тоже кожаный и, по-видимому, очень мягкий. Слева от двери стоял аккуратный книжный шкаф с соответствующей рекламному бизнесу литературой. Верхняя полка шкафа оказалась пустой, и по всем правилам сюда напрашивалась какая-нибудь декоративная ваза или крупных размеров статуэтка.

Сейф оказался заперт. Его по-прежнему прикрывала картина с пейзажем зимнего леса.

Начнем со стола.

Усевшись в крутящееся кожаное кресло, я принялась выдвигать ящики и выгружать на стол их содержимое. Справочники, проспекты, журналы, мужской одеколон, упаковка бумаги для принтера, смятый носовой платок, пара дисков в прозрачных футлярах без названий, и больше ничего.

Ладно, идем дальше.

Я включила компьютер. Он загудел, и вскоре загорелся голубой экран монитора с ярлычками на рабочем столе.

Мне – профану в компьютерных делах, сильно повезло. Никакого пароля Алик Васильевич не заводил, а значит, и компьютерной информации ни от кого не скрывал. Щелкая мышкой, я принялась лазить по папкам и тайникам. Их было достаточно много, и вряд ли бы я справилась за один раз со всей хранящейся информацией, если бы не одно обстоятельство. Шикарная машина использовалась только в качестве партнера по играм – в памяти компьютера хранились десятки вариантов различных карточных игр. Прокопьев резался посредством Интернета в покер и преферанс, развлекался всяческими стратегическими игрушками.

Ни единой зацепочки, ни малейшего намека на что-нибудь подозрительное, да, честно говоря, и на профессиональную деятельность тоже! Просмотр дисков, найденных в ящике стола, ничем интересным и полезным меня не порадовал – обыкновенный рекламный материал по комплектации спальных гарнитуров. К тому же высветилась дата трехмесячной давности.

И на что ты надеялась, Иванова, на какую-нибудь случайность, на везение? Размечталась! Как бы не так!

В кабинете оказалось довольно прохладно, хуже того, по ногам дуло, словно я находилась у врат преисподней. «Пора заканчивать это бестолковое занятие. В конце концов, я же не мазохистка!»

Я выключила компьютер и с чувством легкого раздражения поднялась с кресла. Но вдруг заметила между столом и стеной полоску белой бумаги.

Стоп! Вот оно! Потянув тихонько за уголок, я выудила из щели фотографию. Качество снимка оказалось неважное – то ли фотограф был пьян, то ли руки у него росли не из того места. Словом, у меня создалось впечатление, что во время фотографирования объектив был накрыт марлей.

Сердце мое застучало так громко, что его, наверное, можно было слышать в приемной. Я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, сосчитала до десяти и успокоилась.

Я поднесла снимок поближе к глазам и наконец-то поняла, что на нем изображено. Во дворе многоэтажного дома, в этом нет сомнения, стояла какая-то машина непонятной модели, скорее всего иномарка. Рядом с автомобилем, практически спиной к фотографу, сидел на корточках мужчина в зимней куртке допотопных времен и вязаной шапочке. Голова у мужика оказалась опущена и наполовину скрывалась за воротником, так что рассмотреть было можно лишь скулы и часть носа.

«Есть и получше!» – прочла я на обратной стороне снимка. Предложение было написано печатными буквами, которые слегка расплылись – обычно такое бывает, когда на бумагу попадает вода.

Теперь самым важным на свете вопросом для меня был только один – кто изображен на фотографии? Вполне возможно, что этот снимок и мужчина на нем имеют отношение к убийству.


– Вика, ты еще здесь? – позвала я девушку, почему-то не пожелавшую войти в кабинет.

– Где же мне еще быть? – слабым голосом отозвалась секретарша.

– Подойди, пожалуйста, сюда.

– Не могу, я боюсь!

– Кого, меня? – недоуменно переспросила я.

– Нет, духа!

– Какого еще духа, Вика?

– Ну… духа Алика Васильевича. Я сама слышала, как он по кабинету летал, дверцами хлопал, – растерянно промямлила девушка.

Я выглянула в приемную, где, трясясь от страха, чуть живая стояла Вика.

– С чего ты это взяла? Ты же современная образованная девушка, неужели ты веришь в глупые предрассудки?

– Предрассудки? Да вы сами взгляните туда! – указывая в сторону книжного шкафа, пролепетала девушка.

Шкаф стоял на том же месте, и ничего подозрительного с ним не происходило.

– Внизу, в самом углу… – упиралась Виктория, – …лужа крови. Раньше ее там не было. А за ножкой шкафа лежит палец Алика Васильевича!

– Что?

Пришлось нагнуться и заглянуть под шкаф. В вязкой красной жиже валялась сигарета. Стерильных перчаток у меня с собой не оказалось, зато в сумочке отыскался пинцет для бровей. Выдернув из стопки со стола первый попавшийся лист бумаги, я аккуратно подцепила пинцетом сигарету и уложила ее на лист.

«Бабах!» – послышалось у меня за спиной.

Я обернулась. Бедная секретарша грохнулась в обморок.

«Какие мы нежные! Отключиться – дело не хитрое! Только как теперь тебя, дорогая Викуля, привести в чувство?»

Набрав в рот воды из графина, я с чувством попрыскала ею на лицо впечатлительной девчонки. Викины ресницы затрепетали, дыхание пришло в норму.

– Пациент скорее жив, чем мертв, – прокомментировала я.

– Кто, Алик Васильевич? – ожила вдруг Вика.

– Ты!

Вика боязливо скосила глаза в сторону шкафа.

– Да успокойся ты, нет там никакого пальца. Под шкафом валялась обыкновенная сигарета.

– А кровь?

– Крови тоже нет, как, впрочем, и духа. Форточка оказалась не запертой, вот по кабинету и гулял сквозняк. Ветром сдуло открытый пузырек с гуашью, которая растеклась по полу.


Позвав несколько минут назад Вику Малышеву в кабинет бывшего шефа, я собиралась показать ей фотографию, но передумала – мало ли что ей привидится с перепуга! Поэтому я засунула снимок в сумку, бросила туда же упакованную в бумагу сигарету и предложила подвести измученную девчонку до дома.

«Побеседую с ней по дороге, – решила я, – может, эта глазастая фантазерка еще чего-нибудь приметила?»


Секретарша Виктория Малышева жила в совершенно непотребном месте – Нефтянкине. Когда-то, до перестройки, в далекие советские времена, там находился временный поселок для рабочих нефтеперерабатывающего завода. Люди жили в вагончиках без воды и прочих удобств, месили ногами черную маслянистую землю, пропитанную мазутом, дышали ядовитыми парами и трудились на голом энтузиазме. Шли годы. Семимильными шагами Тарасов разрастался в длину и ширину, и рабочий поселок со временем превратился в заводской район, застроенный однотипными панельными пятиэтажками. Теперь шеренги грязно-серых домов, между которыми изредка попадались школы, детские сады и довольно часто магазины, стали называться Нефтянкино. Пейзаж остался тем же: заводская труба, выкидывающая в небо черные облака горящего пламени, и мазутный асфальт под ногами. Но тарасовцы – народ терпеливый, довольствуются тем, что есть, к тому же квартиры в этом районе относительно недорогие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное