Марина Серова.

Искры из глаз

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

Мелконян Сергей Саркисович, тысяча девятьсот семьдесят седьмого года рождения. Восточная внешность с некоторыми инородными деталями, доставшимися в наследство от какого-то родителя славянской национальности. В техпаспорте его машины значился домашний адрес, который я запомнила. Зачем, сама не знаю. Просто интуиция подсказала: запомни, пригодится. Может быть, и вправду пригодится. Посмотрим потом.

Гуркин Андрей Степанович, тысяча девятьсот восемьдесят третьего года рождения. Парень с челкой и курносым носом. Оказывается, он студент индустриально-педагогического колледжа, факультета физического воспитания.

Шубин Владимир Сергеевич, тысяча девятьсот семьдесят пятого года рождения, сотрудник УВД. Низенький, с прической под расческу.

И два частных охранника: Еськов Павел Иванович и Козлов Георгий Андреевич. Первый – пухленький, с розовыми щечками. Второй – длинный и худой. Нос как у Фрунзика Мкртчяна.

Я тут же запомнила все имена и фамилии. Мало ли, вдруг тоже пригодятся.

– Они не пытались отмазаться? – спросила я.

– Этого не было.

– Ладно. Давайте лист бумаги и продиктуйте, что конкретно писать.

Передо мной положили чистый лист бумаги и образец.

– Пожалуйста.

В этот момент приоткрылась дверь и показалась чья-то рыжая голова.

– Петров, зайди к начальнику.

Следователь открыл ящик стола, сложил туда все удостоверения и закрыл ящик на ключ.

– Подождете немного?

– Да, у меня есть чем заняться.

Петров вышел из кабинета, а я начала писать заявление по образцу.

Следователь отсутствовал пять минут, я уже успела написать половину. Он вошел в кабинет мрачный, как бездомный пес.

– Написали заявление?

– Почти.

– Можете порвать его.

– Почему? – Я удивилась, но неискренне.

– Всех придется отпустить. Они сделали звонок какому-то большому человеку, и тот связался с нашим начальством. Результат – никого не задерживать.

Я аккуратно разорвала лист пополам. Затем еще пополам. И еще раз.

* * *

После визита в милицию, закончившегося, на мой взгляд, полным провалом, я поехала на Артиллерийскую, сто сорок, оставив «Фольксваген» далеко за пределами территории, на которой велись боевые действия, приняв при этом все меры против угона моего транспортного средства. А потом немного подумала и решила, что будет еще лучше не рисковать, а отправить автомобиль на платную стоянку неподалеку. Что я и сделала. Но не забыла прихватить с собой сумку с ключами, средствами защиты от тараканов и с кое-какими инструментами.

Поднимаясь на шестой этаж, я прикидывала план дальнейших действий и раздумывала. Почему же все-таки Михаил Кузнецов не предупредил жену о том, что за ним числится такой крупный долг? Может быть, не предчувствовал подобного исхода и не догадывался, что удар придется именно по супруге? А теперь получилось так, что хуже не бывает.

Я достала ключ и открыла дверь квартиры номер пятьдесят шесть.

Теперь на некоторое время я буду здесь полновластной хозяйкой, а вверенная мне территория будет находиться под защитой. Насколько эта защита будет надежной, подскажет время.

Я прошла в жилую комнату и… увидела сидящего на диванчике седовласого человека лет шестидесяти. Точь-в-точь подходящего под описание Галиной человека, потребовавшего от нее вернуть десять тысяч долларов.

Он был не один. От стены отклеились две тени и заблокировали собой дверь в залу. Еще одна фигура продефилировала из кухни.

– Ну, здравствуй… – голос был усталым и хрипловатым.

– Здравствуйте… – кивнула я.

– Садись рядышком, побеседуем.

Я оглянулась. На лицах мужчин, маячивших позади, было написано безразличие к происходившему, но чувствовалось, что все они готовы к самым решительным действиям. И могли начать их без чьей-либо подсказки со стороны.

Ладно, посмотрим, что будет дальше.

Я уселась на стул и принялась рассматривать дедушку. А он в свою очередь буравил меня колючими карими глазами. Скоро дырку протрет. Галина сказала, что глаза у него неопределенного цвета. Это, наверное, ей показалось потому, что они встретились на улице. Солнечные блики, плохое настроение. Короче, месяц август.

– Хм… – Я поперхнулась и полезла за носовым платком. Мужчины у дверей дернулись, но быстренько взяли себя в руки, увидев, что в моих руках оказалась всего лишь обыкновенная белая тряпица.

– Ты кто будешь? – спросил старик.

– Женя, – пожимая плечами, ответила я.

– Какая такая Женя?

– Просто Женя, – снова пожала плечами я. – Разве этого недостаточно?

Старик молчал и вскрывал меня взглядом, как консервным ножом.

– Босс, – послышался скрипучий голос позади меня. – Девушка не понимает, что происходит. Может быть, объяснить ей? Нежно и ласково?

Я обернулась. Неприятные обертоны принадлежали человеку с треугольным шрамом на лице. Тот довольно неласково смотрел на меня, будто я только что обыграла его в карты на пару тысяч баксов.

Мой оппонент покачал головой.

– Не торопись, Алеша. – Теперь я знала, как зовут одного из них. – Тебе все хочется руками махать, а ведь так с народом сейчас нельзя. У него, у народа, много прав. Так много, что нам с тобой и не снилось. Народу нужно объяснить толково и ненавязчиво, что, кроме прав, есть еще и обязанности, которые во что бы то ни стало надо выполнять.

– Вот я и объясню.

– Погоди минутку, успеешь.

– Я понял… – произнес Алеша.

Старик обратился ко мне:

– Конечно, дочка, мне достаточно твоего имени. Только я спрашивал не о том. Я хочу знать, кем ты приходишься Галине.

– Родственницей…

– Это мы понимаем, – кивнул седовласый гость. – Чужой человек в квартиру к одинокой женщине не придет, имея ключи на руках. Это будет или родственник, или близкий друг, или поверенный в делах. Ты, Женя, значит, принадлежишь к первой категории? Или это не так?

Врать – так до конца.

– Абсолютная правда, – не краснея, произнесла я. – Мы двоюродные сестры. Кузины, так сказать…

Старик хмыкнул.

– Кузины, значит… Что ж, нетрудно проверить. А как поступим, если ты врешь? Если информация неверна и ты просто вешаешь нам лапшу на уши?

– А в чем проблемы-то? – серьезно произнесла я. – Вам какая разница – родственница я или подруга?

– Разница есть. Галина должна нам деньги. Даже не нам, а мне лично. Десять тысяч долларов. Если ты родственница, значит, будешь вместе с ней крутиться на дыбе.

– Насколько я знаю, деньги вам должен был Михаил, покойный муж Галины, – спокойно и без суеты сказала я.

– Верно. Только ты очень правильно заметила, Женя, – покойный он. Ушел в другой мир и мои деньги с собой захватил. А зачем они ему в чистилище? Что он там будет с моими долларами делать? Фирму откроет по продаже белых тапочек?

Мне было очень неприятно, что старикан так кощунствует, но поделать ничего не могла. Пока что мы присутствуем на его шоу. Входной билет мне ничего не стоил, а вот насчет, так сказать, выходного…

– Вы правы, – процедила я. – Фирму на небесах открыть нельзя. Даже при наличии десяти тысяч долларов.

– Кстати, – зловеще раздвинул уголки рта старик. – Про тебя мы тоже наслышаны. Большие убытки несем от общения с тобой.

– Это вы о чем говорите? – усмехнулась я.

– Два испорченных колеса по пятьсот рублей каждое. Разбиты две машины. Проблемы с милицией. Так что с тебя мы тоже взыщем по первое число.

– Не понимаю, о чем вы говорите. – Я покачала головой. – Бред какой-то. Чем я могла испортить какие-то колеса?

Седовласый повернул лицо к Алеше.

– Покажи.

Тот приблизился к старику и положил ему на ладонь один из моих «ежиков».

– Что это? – фыркнула я. – Препарат от запоров?

– Это такие маленькие штучки, на которые наехал автомобиль «Рено», в котором были мои люди. «Рено» стоял позади твоей машины.

– В гробу я видела твоих людей, – нагнулась я к старику. – Пусть покажут мне видеозапись того, как я сыпала на дорогу эти штуки.

– Хитра, – улыбнулся седовласый. – Думаешь, не поймаем тебя? А две разбитые машины?

– Покажите протокол, составленный сотрудниками ГИБДД. Если таковой есть, я готова выплатить нужную сумму через суд.

– У нас есть шесть человек, которые видели этот инцидент своими глазами.

– Где они? – Я поворочала головой. – Пусть скажут мне это в лицо. Да, сегодня я пыталась выехать на проезжую часть, но какие-то козлы поставили свои тачки так, что это невозможно было сделать. Сами виноваты, не надо быть такими наглыми. К тому же никто не предъявил мне никаких претензий там, на месте. А после драки кулаками не машут.

– Вот заливает! – хмыкнул парень, стоявший справа сзади. Я посмотрела на него – он был хронически небрит. – Прямо адвокат! Как по написанному шпарит.

– А что касается милиции, – продолжила я, – то каких-то уличных хулиганов при мне сегодня действительно забрали в ментовку. Если это ваши люди, то я разочарована. С такими дебилами я бы на месте уважающего себя пожилого человека не стала иметь дело. У них было какое-то задание?

Старик молчал. Пытался прожечь меня насквозь злым взглядом.

– Хм, – только и выдавил он из себя. Интонации были не очень дружелюбными.

– Короче, не справились они, – сказала я. – Неправильно повели себя. Кто же прилюдно пытается задержать двух девушек? Да еще среди бела дня в людном месте. Идиотизм.

Седовласый босс взял себя в руки. Его взгляд стал более нейтральным.

– Ладно! – Он махнул рукой. – Действительно, во многом ребята виноваты сами. Их подвела самонадеянность. Однако вернемся к главной теме нашего разговора. О деньгах.

– Дело в том, – произнесла я, – что у Галины этих денег нет…

– Неужели? – заулыбался старик. – Это все слова, которые ничего не стоят. А вот деньги имеют цену, это я тебе по секрету скажу.

– Про цену денег я все знаю. Только поделать тут ничего не могу.

– Делать будем мы – вытрясем Галину из шкуры, а потом засунем ее туда опять. Будет больно, не спорю. Только она сама виновата – надо было лучше за своим мужем следить, чем он дышит и чем живет.

Признаться, у меня было такое подозрение, что клиентка может что-то недоговаривать, но презумпция невиновности давила на меня, как пресс на емкость с виноградом.

– Я вам советую отстать от Галины. По-хорошему…

Старик заулыбался.

– Надо же… Это почему?

– Потому что она не должна отвечать за своего мужа. Тем более покойного.

Дед покачал головой:

– Я бы простил ей долг в десять тысяч рублей, памятуя, сколько Галине пришлось вынести в связи со смертью Михаила. Но десять тысяч долларов мне и самому пригодятся.

– Зачем же вы давали такую большую сумму Михаилу? – поинтересовалась я.

– Просил человек для своих нужд. Вернее, для нужд фирмы.

– Может быть, вам лучше будет с фирмой разобраться? Может быть, деньги все еще там?

– С фирмой пусть разбирается Галина. Вернее, уже поздно разбираться, крайний срок был сегодня. Кстати, как Галя себя чувствует? Уже воскресла? Оклемалась?

Я кивнула:

– Почти… Слава богу, пуля не задела жизненно важных органов.

– Неужели? – усмехнулся старик. – Значит, говоришь, не задела жизненно важных органов. А может быть, пуля вообще ничего не задела? Мне почему-то кажется, у Галочки на теле не было ни единой царапины. Или я ошибаюсь?

– Вся квартира была в крови, – заметил человек со шрамом.

– Вы тоже хороши, – повернулся к нему седовласый. – Не можете отличить фальшивку от настоящего. Так легко купились… Как дети! Еще один такой прокол, и я вас выгоню из конторы к чертовой матери.

– Минуточку, босс! – повысил голос отмеченный шрамом Алеша. – Моя задача в чем заключалась? Присматривать за стажерами, давать им полную свободу для деятельности. Я мастер, они практиканты. Вот пусть и практикуются. Вы же сами придумали эту педпрактику!

– Согласен, – кивнул старик. – Ты, Алеша, как старший товарищ, должен был направить молодых на путь истинный.

– Я это и делал. Не давал совершить глупости.

– Мы просто услышали ментовскую сирену! – пожал плечами парень с голубыми глазами. – Интересное дело: в квартире лежит труп, а мы рядом стоим… Что ж было делать?

– Ничего бы с вами не случилось, – заметил старик. – Девка жива и здорова, так что нечего было бегать по этажам.

– Да, но в тот момент об этом никто не знал!

– Я понимаю, вас обхитрили, а девчонка благополучно смылась.

Я слушала весь бандитский разговор с ухмылкой. Сильно мы с Галиной задели эту честную компанию. Допустим, что «шестерки» тупоголовые, но старика на мякине явно не проведешь. С этим жуком, как я поняла, шутки плохи. Он сразу почуял неладное и раскрыл нашу попытку обвести парнишек вокруг пальца. Хитер, гад!

– Ничего, – кивнул головой Алеша, – сейчас эта штучка нам расскажет все, что знает. Никуда не денется.

– Погоди, успеем. Однако со «Скорой помощью» интересно получилось. Значит, жива Галочка, хотя лучше бы ей быть покойницей.

– Это почему? – спросила я.

– Сроки не соблюдены, она на обман пошла, а за это четвертуют, не меньше. Кстати, куда ты Галину определила? В какую-нибудь другую больницу поместила или еще в какое интересное место?

Я улыбнулась:

– Тут уж, как говорится, моя коммерческая тайна. Зачем же я буду вам ее открывать?

Сказав так, я почувствовала, что запахло жареным. Сначала послышалось легкое шипение, затем потянуло канцерогеном. Немного, самую малость. Но это был знак свыше: мол, держи ушки на макушке, сейчас начнется комедия под названием «Много шума из ничего».

– Значит, не хочешь об этом говорить? – зловеще проговорил седовласый. Его губы улыбались, но в глазах читалась ненависть.

– Пока не хочу.

– Что значит – пока? – удивился старик.

– В течение ближайших тридцати минут, – ответила я. – Или пятнадцати. Все зависит от того, сколько времени мне понадобится на знакомство с информацией.

– И что же ты хочешь узнать?

– Очень немного. Только самую суть – чуть подробнее об этих злополучных деньгах. Может быть, долга и не существует на самом деле и вы наезжаете зря. Тогда пойдет другой разговор. Придется обратиться за помощью, с просьбой защитить невинную девушку, к конторе, которая состоит в конкуренции с вами.

– Вот теперь я понял твои загадки. Надо было сразу с этого начинать. Отвечаю. Что касается конкурирующей конторы, то с любой из них мы можем договориться и разрулить вопрос в нашу пользу. Что касается долга, то он действительно существует, и следует его признать, как тебе ни печально осознавать сей факт. Михаил занял их у меня, но не отдал. Вот и все, что тебе нужно знать о деньгах.

– Не все… – проговорила я. – Говорят, у вас расписочка имеется…

– Имеется. Показать?

– Отчего же не показать? Мне очень любопытно взглянуть.

– Только мне кажется, что прав на этот счет ты не имеешь никаких, – заявил старик.

Пора раскрывать карты. Сначала я, потом, надеюсь, они.

– Имею. Меня зовут Евгения Охотникова, и я работаю частным телохранителем. Галина Кузнецова – моя клиентка и находится под моей защитой. Я должна знать обо всем, что касается ее.

В квартире воцарилась тишина.

– Охотникова? – переспросил седовласый. – Мы слышали про тебя. Слухи о твоих подвигах донеслись и до нас, грешных. Работаешь и на наших, и на ваших?

– Как повезет, – ответила я. – Защита нужна всем. Почему я должна отказывать страждущим?

Снова подал голос Алеша:

– Босс, разрешите, мы ей покажем кое-что другое? У ребят ногти чешутся. Уж больно смело она разговаривает. По-другому, что ли, не умеет?

– Подожди… – произнес старик. – Еще успеешь выместить на ней свою злость, времени будет предостаточно. Девушка толково говорит, она хочет знать все о своих проблемах. Тогда и помирать будет легче, правильно?

Он лукаво посмотрел на меня. Интересно, многих он отправил на тот свет или только цену себе набивает? Надо бы навести о нем справки. Без этого как-то неловко начинать полномасштабные военные действия на чужой территории.

– Вполне согласна с вами. – Я была сама Ее Величество Вежливость в первом поколении. – Огласите весь список претензий, и мы посмотрим, как возместить моральный ущерб.

Старик покачал головой:

– Главное – материальный. Про моральный поговорим потом. Я не так богат, чтобы разбрасываться деньгами направо и налево.

– Давайте ближе к телу, – улыбаясь, проговорила я. – Факты всегда лучше слов, что ни говорите.

Седовласый полез во внутренний карман пиджака, долго копался в его недрах и наконец протянул мне белый, уже немного затрепанный лист бумаги, сложенный вчетверо.

– Не вздумай порвать его. Иначе мои ребята порвут тебя. Мне нужны мои деньги, а не твой труп.

– Мне он тем более не нужен, – скривила губы я. – Играть, так по-честному.

Я развернула лист.

Это была расписка в получении десяти тысяч долларов, оформленная нотариально, и сообщала она о том, что некий Олег Петрович Панин одолжил Михаилу Александровичу Кузнецову сумму в десять тысяч долларов сроком на три месяца под два процента в месяц.

– Прочла?

– Да. – Я вернула документ его владельцу.

– Что ты теперь скажешь? – спросил старик.

– Десять тысяч да еще процентов шестьсот долларов, – заметила я.

– Совершенно верно. Только проценты Михаил мне честно выплатил – по двести в месяц, а вот основной долг не вернул.

– А для чего он брал деньги?

– Наверное, для того же, для чего и все, – для нужд своего бизнеса.

Я хотела спросить, что это был за бизнес, но вовремя прикусила язык, потому что бандиты могли заподозрить, что я мало знаю о делах семьи Кузнецовых. Что же это за телохранитель такой, который не владеет главным оружием – информацией?

– Когда Михаил собирался отдавать деньги? – спросила я.

– Четвертого августа. Прошло уже две недели, а денег я не вижу.

– А при чем здесь Галя? – спросила я. – У нее-то этих денег нет.

– Меня это мало волнует, – пожал плечами Олег Петрович. – Кто наследует Михаилу? Его жена. Вот пусть она и рассчитывается. Ждать я больше не могу. Она может, в конце концов, продать квартиру, поискать деньги в другом месте… Меня интересует одно – чтобы мне вернули долг. Кстати, мы и сами можем продать квартиру. Тогда надо, чтобы Галина оформила жилплощадь на меня.

– А куда же ей потом деваться?

– Это уж не мои проблемы. Пусть едет жить к родителям, переезжает в другой город. Я сделал людям добро, дал взаймы денег, что мало кто делает в последнее время. Чего ради я должен терять такую сумму? Поступим таким образом – через полчаса Галя должна быть здесь, и пусть она сегодня же решает все финансовые вопросы.

– Это невозможно, – произнесла я.

– Почему?

– Потому что невозможно, и все. И вообще, мне давно пора было указать вам на дверь, но я почему-то этого не делаю, все пытаюсь уговорить вас. Последний раз прошу дать Гале еще неделю. Возможно, деньги найдутся, ведь не могли же они исчезнуть без следа. Ей легче расплатиться с вами, чем оставаться без квартиры и прощаться с жизнью. Где-то они ведь лежат, эти деньги, если Михаил собирался расплатиться точно в срок. Значит, зависли где-то, и нам придется покопаться в завалах.

– Нет! – покачал головой Олег Петрович, холодно глядя на меня.

– Почему – нет?

– Потому что это невозможно. Невозможно, и все.

Я усмехнулась.

– Зачем же повторять за мной мои слова? Своих нет, что ли?

– Разговор закончен. Алеша, ты что-то хотел сказать девушке?

Треугольный шрам оказался прямо у моего лица. Пахнуло тухлым мясом.

– Слышь, ты, сучка! Тебе ясно сказали: девка должна быть здесь. Пусть кладет деньги на стол, и точка. Хватит базаров.

Рука потянулась к моему горлу. Ладно, начнем разговаривать.

Я перехватила его правую кисть с короткими жесткими волосками, вывернула бандиту руку и швырнула его на стену.

До стены Алеша не долетел, зато журнальный столик разлетелся на части. Крышка под тяжестью его тела рухнула вниз, а ножки расползлись в разные стороны.

Поверженный бандит вскочил на ноги, но я нанесла ему удар ногой в подбородок.

На этот раз столик был разбит на мелкие составные части и ремонту больше не подлежал.

Двое других парней бросились ко мне на подмогу Алеше, но я разбросала их в разные стороны, наподдав небритому как следует ботинком по копчику.

– Браво! – Олег Петрович демонстративно захлопал в ладоши. – Моя команда не выдержала натиска и подняла белый флаг.

– Вон отсюда! – Я указала пальцем на дверь. – Только из уважения к вашему возрасту я оставлю вас в покое. Но чтобы запаха вашей вонючей компании не было в этом районе.

Бандиты собирались броситься на меня одновременно и таким образом попытаться взять реванш, но в моих руках появилась граната «Ф-1».

Парней это отрезвило. Моя граната всегда так действует – на врагов отрезвляюще, а на меня – вдохновляюще. Я спокойно разогнула усики.

– Ты что – рехнулась?

– Совсем нет. Несколько секунд, и проблема с десятью тысячами долларов будет решена. Ни кредиторов, ни должников.

– Неужели сама себя взорвешь? – невозмутимо спросил Панин.

– Я не в первый раз в такой ситуации, уже привыкла. Когда-нибудь настанет момент, когда граната взорвется у меня под ногами. Я уже смирилась с этой мыслью.

– Она сможет… Я таких знаю, – сказал старик, поднимаясь с дивана. – Не торопитесь, ребятки… Значит, наше время еще не пришло. Помните, что говорится в известной поговорке? Хорошо смеется тот, кто… ну и так далее. Девочке хочется войны, и она ее получит. Правда, первая атака захлебнулась, и войскам придется отойти. Но шутки закончились, пора переходить к делу. Пока, Женечка… Скоро ты пожалеешь о том, что связалась с Паниным. Лучше без промедления составляй завещание и заказывай ритуальные принадлежности.

– Вон! – Я повысила голос, подняв руку с гранатой выше, будто уже решилась на то, чтобы бросить ее в толпу неприятеля.

Олег Петрович неторопливо направился к выходу, сделав знак своим «шестеркам». Те поплелись следом, бросая на меня злые взгляды.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное