Марина Серова.

Искры из глаз

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

Галя пожала плечами:

– Я в дела мужа особо не лезла. Даже то, что он говорил, не всегда внимательно слушала. Кажется, незадолго до Мишиной смерти кто-то предложил ему по низким ценам крупную партию товара. Можно было сделать неплохой оборот, получить процентов сто прибыли или около того…

– Ага, – кивнула я, – хватило бы вернуть долг да еще с прибылью остаться. Эта афера оправдала себя?

– Не знаю… Закончилось все совсем не так, как мы ожидали… Миша умер…

Мы некоторое время посидели молча, затем я спросила:

– Тебя пасут действительно круглосуточно?

– Они и сейчас стоят во дворе. Из окна очень хорошо видно.

Я подошла к окну. Красная «девятка». Я видела ее, когда проходила по двору к подъезду.

– Одна и та же машина дежурит?

– Они меняются. Когда заканчивается время, приезжают парни на мотоциклах. Стоят, болтают. Но недолго, потом снова приезжает машина.

– В автомобиле удобнее, – сказала я, – сидишь и не напрягаешься. Короче, живой они тебя из дома не выпустят?

– Наверное.

– Значит, пусть выпустят тебя отсюда «мертвой», – задумчиво проговорила я.

– Это как? – встревожилась Галя.

– Дело вот в чем… Я, конечно, могла бы пойти сейчас к машине твоих оппонентов и попытаться размазать их по капоту, но это неинтересно. Во-первых, сама не хочу вляпаться в историю под названием «хулиганство». Уголовный кодекс нужно уважать. Во-вторых, я хочу проверить, с какой организацией мы имеем дело. Нужно выяснить, что за человек стоит за попыткой «нагреть» тебя, каковы его возможности, интеллектуальные и физические. А также попутно узнать, что за люди работают на него: бывалые или новички, боятся они вида крови или могут пить ее стаканами. Есть смысл поставить небольшой спектакль, который даст нам возможность овладеть некоторой информацией. Мы инсценируем твою смерть. Посмотрим, что они будут делать, увидев «труп». Затем приедет «Скорая помощь», хотя она трупы и не возит, но… В общем, ты спокойно выберешься из квартиры. А я хочу посмотреть, что будет дальше. Если будет на что смотреть.

Моя клиентка задумалась.

– Вы думаете, это сработает?

– Почему бы и нет?

Я задумалась над способом инсценировки. Через минуту предложила Галине:

– Может быть, тебя подвесить за ремешки в дверном проеме?

– И что это будет?

– Самоубийство через повешенье. Ты никогда не видела такое наяву?

– Не видела. – Глаза Гали превратились в две летающие тарелки.

– В кино это по-другому смотрится, там просто картинка. А в жизни неприятное зрелище… Висит неподвижное тело, желтое лицо, черная струйка крови… Жуть…

– Н-нет, я так не хочу. Вдруг они захотят проверить, что произошло на самом деле.

– Ладно, номер с повешеньем отпадает. Лучше ты застрелишься. Дадим тебе пистолет в руки…

– Где мы его возьмем? – перебила меня девушка.

– Это уже моя забота. А чтобы бандиты возле твоего «мертвого» тела не задержались, нужно будет включить звук милицейской сирены.

Тогда они быстренько смоются из квартиры.

– Как же это сделать?

– У меня есть один знакомый программист – Игорь Каменский, мы с ним пол-России проехали на моем «Фольксвагене». Наследство он получил за границей, но все равно любит «мышкой» побаловаться. Он в два счета организует нам запись, найдет нужный диск и перепишет на магнитофон. Плюс к тому наденем на тебя бронежилет – в нем даже не заметно будет твое дыхание. На крайний случай у тебя в руках будет ствол. Если вдруг бандюги захотят рассмотреть тебя в микроскоп, то поворачивайся и стреляй в стену. Только не по людям, учти! Сыграть сможешь?

– До замужества я работала в театре.

– Тогда проблем не будет! Слушай, у меня уже была одна клиентка актриса, Тимирбулатова. Фамилия – нарочно не придумаешь, откуда только такие берутся… Вы случайно незнакомы?

– Случайно знакомы. Это она дала мне ваш телефон.

– Надо же, – подивилась я. – Мир тесен. Значит, ты актриса. А почему бывшая? Кстати, мне уже много раз приходилось иметь дело с творческими людьми.

– Вышла замуж и бросила театр. Миша настаивал, чтобы я по вечерам была дома. Я жалею только творческую часть своего «я», а материальную… Читала как-то в одной книге про театр, купающийся в роскоши…

– И что?

– Вранье. От начала до конца. Просто автор хотел рассказать о своей мечте и такое наплел, что стыдно за него. Театры живут бедно, перекраивают старые платья, чтобы сделать новые, распиливают старые фанерные щиты, чтобы изготовить новые декорации…

Я внимательно посмотрела в лицо Гале Кузнецовой. Передо мной был человек, который нуждался в помощи, и я не могла отказать. Хорошо, что она могла подыграть мне в случае чего. Да и держится она вроде довольно спокойно, рассудительно. Это ее всхлипывания в телефонную трубку заранее настроили меня на ироничный лад, потому что не люблю нытиков. Хотя ведь прекрасно знаю: стоит человеку начать с кем-то делиться обидами и горестями, как его «расслабляет».

– Ну, так что? Каково твое решение?

Галя энергично кивнула.

– Этот спектакль нужно поставить. А предыдущий – списать…

– Не поняла…

– Покончить с беспределом, раз и навсегда. Я не должна отвечать за поступки, совершенные моим покойным мужем, как бы ни любила его. Отдать квартиру за непонятно какой долг? Тех денег я в глаза не видела и не могла ими воспользоваться. Бред…

– Может быть, есть смысл обратиться в милицию?

Галя покачала головой:

– Даже мысли такой не возникало. При встрече с кредитором я поняла, что он далеко не мелкая рыбешка в деловом мире. С ним власти будут обращаться ласково и нежно, не то что со мной… Меня перемелют, как муку. Тут нужна сила, чтобы противостоять их силе. Так что, вы мне поможете?

– Не возражаю, – кивнула я. – Надеюсь, мое общество будет для тебя приятным.

– Я не сомневаюсь. Тимирбулатова поручилась мне за вас. Подробно обо всем рассказала.

– Когда же она успела?

– Для этого много времени не нужно.

– Просто интересно. Вы близко знакомы?

– Не очень.

Как все-таки тесен мир! Я об этом не раз уже говорила. И еще не раз скажу.

– Значит, так, – подвела первые итоги я. – Как говорится, спектакль должен продолжаться, только на этот раз режиссером буду я. Меня можно считать приступившей к своим обязанностям?

– Можно.

Глава 2

Итак, наступил день, на который была назначена операция по заметанию следов при помощи актерского мастерства и пистолета.

Согласно моим инструкциям Галина должна была дождаться, когда бандиты уйдут из ее квартиры, и позвонить мне на сотовый телефон. Я дежурила в машине неподалеку от дома. Дождавшись звонка, когда стало понятно, что первая часть плана сработала, я запустила двигатель и въехала во двор дома сто сорок по улице Артиллерийской.

Свой «Фольксваген» я припарковала впереди темно-вишневого «Рено». Это тоже входило в мой план. Я даже сдала немного назад, чтобы между машинами расстояние было не больше метра.

Не знаю, да и не желаю знать, о чем в этот момент подумали те, кто сидел в иномарке. Стекла в ней были тонированы, и я не могла видеть выражения лиц сидевших в машине бандюков. Я выскочила наружу, заперла дверцу и поспешила к подъезду дома, даже не обернувшись. Тем, кто следил за Галиной, не нужно видеть мое лицо. Пока, но скоро я сама покажу его. Так сказать, на добровольных началах.

Теперь надо было войти в квартиру Гали и вызвать «Скорую помощь», чтобы все было достоверно. Допустим, что мадам Кузнецова осталась жива. Не попала в нужный орган, который отвечал за жизнедеятельность организма, и не убила себя. Пускать вторую пулю в себя у нее уже не было никаких сил, потому что все они ушли на то, чтобы нажать на спусковой крючок в первый раз. Все, товарищи, «не могу больше», рука не поднимается. Даже в предсмертной записке нужно писать правду.

Сначала Галя предложила мне не уходить из ее квартиры, мол, подежурь в другой комнате на всякий случай. Но, подумав как следует, я решила этого не делать: вдруг бандитам придет в голову проверить, что творится в квартире. Если честно, мы и так сильно рисковали с магнитофоном, который могли обнаружить. Чтобы сократить элемент риска, мы с Игорем Каменским сделали запись в конце кассеты. Когда пленка подходила к концу, магнитофон выключался автоматически, и поди докажи, что он только что работал. Оставалось только вынуть вилку из розетки согласно инструкции по пользованию электроприборами.

Был и другой элемент риска: если мы с Галей выйдем вместе из дома и сядем в мою машину, то бандиты окажутся тут как тут и нам придется отбиваться от них. Вернее, отбиваться придется мне, потому что актрисы этому делу не обучены. К тому же нет гарантии, что кто-нибудь из крутых ребят не возьмет и не пальнет в мою клиентку из пистолета. Мол, на тебе, получай, обманщица проклятая. Лучше, если Галя поедет на машине «Скорой помощи». Это хоть немного, но отвлечет внимание бандитов, а я тем временем попробую принять меры к тому, чтобы задержать их на месте. Сделаю, скажем, так, что их машина не сможет двинуться с места. Причем я должна проделать фокус как можно незаметнее.

В общем, я пошла.

* * *

Парням, сидевшим в «Рено», терпения было не занимать. С ними не пошли бы в сравнение даже индейцы апачи, окружившие отряд белых переселенцев, медленно умирающих под жестоким солнцем прерий. Не знаю, каково на цвет солнце в американской Юте, но, наверное, не белое, как в Туркестане режиссера Мотыля. Правда, в отличие от краснокожих воинов нашим тарасовским парням было чем заняться – сигаретный дым выползал через полуоткрытые окна и поднимался кверху, исчезая в ветвях красной рябины, выросшей на газоне с правой стороны. Тихонько звучало «Русское радио», музыка прерывалась приколами Николая Фоменко, которые иногда вызывали сдержанный смех сидевших в машине.

Дежурившие у дома переговаривались, обсуждая некоторые моменты общих дел, но атмосфера в машине все равно была жутко тягостной.

– Чего мы ждем, непонятно? – проговорил наконец голубоглазый, высказав единую для всех мысль.

– Сказано тебе – сидеть и не рыпаться, а внимательно следить за обстановкой. Босс приказал – значит, так надо, – ответил ему товарищ с небритым подбородком. – Тебе платят бабки за то, чтобы ты лишнего не болтал, а беспрекословно выполнял приказы вышестоящего начальства. Фраер хренов.

Мужчина со шрамом-треугольником на лице ничего не сказал, он молча слушал выплескивающуюся из динамиков мелодию в исполнении Найка Борзова. Ту самую, про лошадку. Наверное, в этот момент она была созвучна его настроению, когда хотелось взять и бросить все к чертовой матери. Свалить груз с плеч, так сказать.

Через двадцать минут после того, как обзор был загорожен мощным торсом моего «Фольксвагена», во двор дома въехала белая «Газель» с красными крестами на корпусе и остановилась посреди двора. Из машины пока никто не выходил, словно водитель никак не мог сообразить, по тому ли адресу он попал, и соответственно колебался.

– Смотри-ка, «Скорая помощь» приехала! – ткнул пальцем в лобовое стекло голубоглазый. – Проклятый «Фольксваген», за ним не видно ничего. Козел какой-то поставил его здесь, загораживает весь обзор.

– Это была баба. Не заметил, что ли? – усмехнулся второй. – У них, у баб, привычка такая дурная – сделать так, чтобы всем было плохо.

– Какая еще баба?

– Та, что приехала на «Фольксвагене».

– Кто она такая?

– Понятия не имею, придурок ты непутевый.

Голубоглазый и бровью не повел, услышав оскорбление. Видимо, у друзей был принят такой вид общения, и произнесенные слова звучали как ласковая музыка.

Водитель «Газели» выпрыгнул наконец из машины и направился к «Рено».

– Чего это он? К нам, что ли, идет? – заволновался голубоглазый. – Что ему надо?

– Сейчас узнаем… – спокойно ответил старший из всех. – Слушай, стажер, у тебя что – слабые нервы? Видишь, человеку надо спросить о чем-то. Опусти стекло пониже. Практиканты хреновы.

Мужчина в футболке с надписью «AQUA» подошел к машине с сидящими в ней бандитами и спросил через опущенное стекло:

– Ребята, вы не знаете, в каком подъезде находится квартира пятьдесят шесть? Не хотелось бы плутать по всему дому…

Голубоглазый поднял было руку, чтобы чисто по-русски ткнуть в подъезд пальцем, но мужчина с треугольным шрамом резко толкнул его костлявым кулаком в спину.

– Мы не знаем, – произнес он, и молодые люди тут же, словно по команде, отрицательно замотали головами.

– Нет-нет! Не знаем!

– Спасибо…

Водитель ушел.

– Придурки! – зашипел мужчина со шрамом на спутников. – Захотели выдать нас? Слишком было бы подозрительно, если бы мы ответили. Откуда такая осведомленность, спрашивается?..

– Да ладно тебе! – примиряюще произнес небритый. – И, кстати, я здесь ни при чем.

– Ну, извини.

– В следующий раз не извиню. И потом, мы совершенно случайно можем знать, где находится эта квартира. Могли бы, между прочим, спросить, что случилось в этой квартире – умер кто или при смерти лежит. А теперь мы не знаем, что конкретно произошло.

– Да ладно! – махнул рукой голубоглазый. – Мы-то знаем, что произошло на самом деле…

– Знать-то знаем, только непонятно, почему «Скорая помощь» приехала… – задумчиво произнес cтарший на заднем сиденье.

– Чего ж непонятного, когда в квартире труп.

– Когда в квартире труп, – заговорил мужчина с треугольным шрамом, – приезжает милиция. Тело будет лежать до тех пор, пока не закончится осмотр. За трупами «Скорая помощь» не приезжает…

– Может, она осталась жива?

– Это было бы интересно… Никогда не слышал, чтобы человек прострелил себе грудь так, что кровь протекла до первого этажа, и при этом остался жив. От одной потери крови можно концы отдать.

Из «Газели» вышли двое мужчин в белых халатах, один из которых держал в руке массивный чемоданчик, направились к подъезду номер два и скрылись в его недрах.

– Надо же, пошли сразу в нужный подъезд! – проговорил голубоглазый. – А водитель спрашивал, где квартира. Прикидывался, что ли? Может, по нахалке сходить посмотреть, что там происходит? Прикинуться любопытным соседом…

Он потянулся было к ручке двери, но мужчина со шрамом ухватил его за плечо.

– Сиди здесь, нечего светиться. Ты понял? Мозгов, что ли, не хватает! Как вас только взяли в дело?

– У меня первый разряд по боксу.

– Лучше бы у тебя был первый разряд по шахматам. Вот когда нужно будет боксировать, тогда мы тебя удерживать не будем.

– А при чем здесь шахматы?

– Они мозги развивают.

Воцарилось молчание.

– Блин! – вдруг выругался любитель растительности на лице.

– Чего ты?!

– Мы же были в квартире!

– Ну и что?

– Нас могли видеть!

– Кто? Рядом же никого не было!

– Откуда ты знаешь? Вдруг кто-нибудь усомнится, что это самоубийство? Скажут – убили девку, инсценировали суицид. Кто был рядом? Мы…

– Успокойся, никто тебя не видел, – сказал «треугольный шрам». – Мы зашли и вышли, у нас даже времени не было на то, чтобы замочить ее.

– А вдруг нас могли видеть из соседней квартиры? В «глазок»… – не унимался небритый.

– Да успокойся ты! Все нормально!

– Блин… – видимо, так парень дал оценку происходящему.

– А ты как хотел? – повысил вдруг голос человек со шрамом. – Хорошие бабки получать за не хрен делать? Рисковать приходится, однозначно. Или ты не догадывался об этом?

Минут через двадцать из подъезда вышел один из прибывших медработников. Вместе с водителем они вытащили из машины носилки и скрылись в подъезде.

– Сейчас вынесут ее… – воскликнул небритый.

– Слушай, замолчи! – зарычал голубоглазый.

– Что-то здесь не так… – произнес мужчина, сидевший на заднем сиденье.

– О чем ты говоришь?

– Где милиция? Менты должны приехать или не должны? Если в доме труп, первым делом здесь должны оказаться мусора.

– Чего ты пристал со своими ментами?

– Да пошли вы! Сосунки зеленые, жизни не знаете! Если я говорю, значит, так оно и есть. И нечего брать мои слова под сомнение.

Все трое опять замолчали.

Прошло еще десять минут. Из подъезда показались люди в белых халатах. Один из них вместе с водителем нес носилки.

– Смотрите! Вперед ногами несут! – вытянул вперед руку парень с небритым подбородком.

– Какими ногами? Никаких ног не видно! – заволновался голубоглазый. – Ее просто закрыли простыней.

– Вот именно! Лица только покойникам закрывают. Теперь не разберешь, где перед, а где зад. Где у нее ноги, а где голова…

– Вы замолчите или нет? – чуть ли не в полный голос закричал человек со шрамом. – Значит, она живая, поэтому милиция и не приехала! Нет трупа – нет преступления. Интересно только, кто вызвал «Скорую»?

– Мы не вызывали, это точно! – хохотнул голубоглазый.

– Тихо! Давайте посмотрим, что будет дальше.

– Может быть, не будем смотреть, а выйдем и возьмем ее тепленькой? – предложил голубоглазый.

– Наследить хочешь? – прошипел мужчина со шрамом. – Сейчас из всех окон наблюдают за «Скорой помощью». Сколько свидетелей тебе нужно? Сто? Двести? Черт бы вас побрал, свалились на мою голову! Скажу шефу, чтобы гнал вас к чертовой матери.

– Ничего сказать, что ли, нельзя? – обиженным тоном произнес голубоглазый.

– Нельзя! Сиди и смотри. Как только «Скорая» тронется, поедем следом. Вот тогда будем действовать по обстановке…

* * *

Если честно, никто Галине лицо простыней не закрывал. Мне сначала хотелось предложить врачам это сделать, но потом я подумала, что меня примут за сумасшедшую извращенку. Только представьте себе – сумасшедшая, да еще извращенка! Так что не было смысла воплощать в жизнь эту идею.

Когда я приехала на улицу Артиллерийскую и вошла в квартиру Галины, то первым делом отобрала у нее пистолет:

– Это тебе не игрушка.

Девушка сама с удовольствием отдала мне оружие, будто весь день только и мечтала о том, чтобы избавиться от него.

– Ох, как же мне все это время было не по себе! – сообщила она. – Только я подумала, что, не дай бог, придется стрелять, как холодный пот выступал на лбу.

– Мы же договорились, стрелять будешь только в крайнем случае. И только в потолок. А теперь ложись в постель и превращайся в больную язвой желудка. У тебя обострение, хотя сейчас явно не сезон.

– Почему не сезон?

– Потому что август месяц на дворе! У нормальных язвенников обострения случаются в марте и в октябре. Иногда чуть раньше. Скажешь, что перепила шампанского на дне рождения у подруги детства.

Естественно, Галина не могла сыграть бездыханный труп, который будут осматривать врачи. Изображать молодой здоровой женщине, что у нее вдруг случился сердечный приступ или появилось что-то вроде сердечной недостаточности, тоже было бы глупо. Приборы сразу покажут, что никаких изменений в организме нет. Так что я решила остановиться на язве желудка: жуткие боли под солнечным сплетением, все огнем горит, на ноги встать невозможно.

– Смотри не забудь, где у тебя болит!

– Покажите еще раз…

– Он будет последним, потому что ты меня уже достаешь! Лучше нарисуй на животе крестик шариковой ручкой, для верности. А еще лучше собери необходимые вещи. Смена белья и свитер тебе пригодятся. Вдруг похолодает, пока ты будешь прятаться у меня.

Моя новая клиентка быстренько подсуетилась. Саквояж с вещами мы поставили у входа в квартиру.

Затем я вызвала «Скорую». Пока бригада ехала, Галина репетировала. Изобразить надо было всего-навсего человека, у которого нет ни кровинки на лице и подкашиваются ноги. Да еще пульс должен едва прощупываться. Мне кажется, что именно так чувствует себя человек, когда его желудок разрывается от боли.

Зелень в лице и общую слабость актриса могла представить без проблем, а вот с пульсом было сложнее. Поэтому, когда приехали специалисты, я все время подавала знаки, мол, лежи и чувствуй, будто умираешь.

– Жуткие боли, – жаловалась Галя. – Не могу встать с постели. Как только пробую подняться – тут же падаю.

Врач, мужчина среднего возраста, с обширной плешью и тонкими усиками, долго ощупывал плоский живот пациентки.

– Здесь болит?

Галина бросала на меня вопросительные взгляды, а я энергично кивала головой.

– Везде болит… Ой! Ай!

– Надо ей пройти обследование, – предложила я. – Человеческий организм – сложная штука. Не поймешь, с какого конца заходить. Сегодня ты здоров и весел, а завтра еле ходишь. Женщина недавно потеряла мужа, у нее и на этой почве могут быть проблемы.

Врачи согласились, недовольно покачивая головами.

Ох, быстрее бы сработал мой план – увезти Галину из квартиры. Тогда здесь останусь я и буду решать все ее проблемы. Когда клиентки не будет рядом, мои руки будут развязаны и махать ими будет гораздо проще. Пусть сначала Галю увезут в больницу, а потом я найду способ переправить ее к себе. То есть в общество тети Милы. Они найдут общий язык. Конечно, можно было просто выйти из квартиры, сесть в «Фольксваген» и уехать прочь, но тогда злоумышленники поймут, что их обманули, и рассвирепеют.

А за нами продолжали наблюдать. Посмотрев в окно, я убедилась в том, что сладко-вишневый «Рено» никак не трогался с места, а, наоборот, торчал на месте, то есть позади моей машины. Его пассажиры не торопились уезжать со двора. Короче, пасли нас. Если мы с Галиной вдвоем просто покажемся во дворе, то они выскочат из машины и устроят форменный мордобой, на который надо будет отвечать. А на карету «Скорой помощи» они нападать не посмеют. Конечно, с прибытием «Скорой помощи» в труп уже никто не верил, а мне этого и не нужно было. Главным для меня сейчас было выиграть хотя бы немного времени, что позволило бы выработать стратегию борьбы с нехорошими людьми.

Кстати, раз уж зашел такой разговор, то теперь, для того чтобы увезти мертвеца с места его кончины, существует муниципальная служба трупоперевозок. Раньше приезжал лейтенантик с грузовой автомашиной и после осмотра предлагал родственникам усопшего перетащить тело в кузов и сопроводить его до городского морга. Так оно было когда-то, а теперь все по-другому. Как говорится, цивилизация коснулась и таких отдаленных уголков российской глубинки, как наш Тарасов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное