Марина Серова.

Фиктивный бойфренд

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

– Одна уезжаешь на отдых?

– Тебе-то что?

– Понятно, значит, одна, – Максим понимающе кивнул. – Может, все-таки передумаешь и возьмешь меня с собой? Не пожалеешь. – Он облокотился на стол, желая быть ближе ко мне, и таинственно улыбнулся. – Я обеспечу тебе отличный отдых.

– Что ты говоришь? – сказала я с сарказмом и тоже облокотилась на стол. Наши взгляды встретились, Макс смотрел на меня с вожделением, я на него с ухмылкой.

Я почувствовала, как прохладная влажная ладонь Максима коснулась моей руки.

– Так что скажешь, поедем вместе? – продолжал настаивать он.

– Слушай, все время забываю, ты в каком классе учишься? – Я отдернула руку и облокотилась на спинку стула. – В пятом или в шестом?

– Это не имеет значения, – ответил Максим. Он все еще был на волне романтизма и говорил медленно, с придыханием.

– А ты сам в школу ходишь или бабушка тебя провожает?

– Женя, я не мальчик. – Макс немного напрягся, его голос уже не звучал так мягко и протяжно. – Я уже мужчина.

– Ого, – вскинула я брови. – А бабушка знает об этом?

Он нахмурился, его губы шевелились, подбирая нужные слова, чтобы достойно, по-мужски ответить мне на оскорбительные подколки. Но маленький мужчина Максим еще не научился общаться со взрослыми женщинами, поиск достойного ответа слишком затянулся. Я, все то время, пока Макс морщил лоб, размышляя над ответом, смотрела на него с легкой ухмылкой и один раз даже игриво подмигнула, чем совсем вывела парня из себя. Он обиделся и встал из-за стола.

– Дура ты, Женя! – Достойный комментарий от тринадцатилетнего мальчишки. Ничего другого я и не ожидала.

Он ушел в комнату, я осталась на кухне и дождалась тетю Милу, которой понадобилось минут десять на то, чтобы выразить Полине Антоновне признательность за шикарный гостинец.

– А Максимка где? – Счастливая тетушка вошла на кухню и опасливо огляделась по сторонам.

– Пошел отдохнуть с дороги.

– Да, правильно, правильно, пусть отдыхает.

Через минуту в коридоре хлопнула дверь, перед нами вырос угрюмый Максим, в руках он сжимал полиэтиленовый пакет.

– Я пойду прогуляюсь.

– Ты бы поспал лучше, – отреагировала на услышанное тетя Мила.

– Не спится.

Он ушел, а тетя укоризненно посмотрела на меня и спросила:

– Вы поссорились, что ли? Почему он такой сердитый?

– У нас нет причин ссориться, тетушка, – оправдывалась я. – Он просто очень устал с дороги.

Прогулка Максима сильно затянулась. Я не стала дожидаться его, чтобы сказать скромное «пока, еще увидимся», взяла заранее собранные для поездки в «Орленок» вещи, поцеловала тетушку и пообещала, что буду наведываться в гости каждые два-три дня.

– Может, все-таки дождешься Максима, неудобно как-то, не попрощавшись даже.

– Он может до вечера пропадать во дворе.

Я не собиралась терять время в бесконечном ожидании.


Мой отдых начался в ту самую минуту, когда я оказалась за рулем своего «Фольксвагена» и помчалась навстречу праздному безделью.

Позади меня, на заднем сиденье, лежала спортивная сумка с вещами, из колонок доносилась энергичная, зажигательная музычка в стиле энерджи. За окном нещадно палило июльское солнце, я включила кондиционер на полную мощность, приятный прохладный ветерок обдувал лицо и руки. Раскачиваясь в такт очередной мелодии, я лихо перестраивалась из ряда в ряд, пытаясь вырваться из тесного потока собирающихся городских пробок. Наконец-то Тарасов остался позади. Миновав пост ГИБДД, я вырвалась на свободу, на широкую, в пять полос трассу, где машин было совсем мало и я могла полихачить в свое удовольствие, разгоняясь до ста восьмидесяти километров. Красочный пригородный ландшафт мелькал за окном: поле, лес, маленькая деревушка, снова поле, опять лес. Машина шла легко, иногда мне казалось, что колеса отрываются от асфальта, еще чуть-чуть – и я взлечу. И тут странный толчок. Я не сразу поняла, что случилось, меня как будто качнуло в сторону.

«Заднее колесо оторвалось», – мелькнула в голове странная мысль. Но я немедленно отказалась от нее, потому что машина по-прежнему шла ровно, все четыре колеса были на месте. Я стала сбрасывать скорость. Еще один толчок, следом за ним другой. Я сбросила скорость до ста километров, выключила радио и прислушалась. Ничего подозрительного, но я решила не искушать судьбу и проверить, что может так странно шуметь в моей абсолютно исправной (если верить автомеханику Саньке) машине. Впереди уже показался указатель на «Орленок» с пометкой «15 км». Я остановилась на обочине, как раз под указателем. Вышла из машины и первым делом проверила колеса, постучала по ним ногой, убедилась, что они в порядке, не спущены, не проколоты. Затем открыла багажник и немедленно отпрыгнула в сторону, уловив подозрительное движение. Под клетчатым пледом, который я вожу в багажнике постоянно и использую в хозяйственных целях, кто-то неумело скрывался. Тут мой взгляд упал в угол багажника, там виднелся край испачканной мужской кроссовки. Благодаря моей чрезмерно эмоциональной тетушке эту кроссовку я очень внимательно рассмотрела в аэропорту, определяя, какого она размера. И принадлежала она, конечно, Максимке.

– Выходи, Макс! – сказала я властно.

Бурусов, пытавшийся путешествовать в моей машине зайцем, откинул плед и с удивлением посмотрел на меня.

– Как ты догадалась, что это я?

– Вылезай из багажника. – Я проигнорировала его вопрос, схватила за руку и потянула на себя. Максим, активно работая руками и ногами, попытался разогнуться, но его конечности, которые продолжительное время были сложены, как перочинный ножик, затекли и плохо двигались.

– Кажется, я застрял, – оправдывал Макс свои неудачные попытки выбраться на волю.

Через минуту я все-таки выволокла непутевого пассажира из багажника машины. Макс отряхнулся, размялся и с игривой ухмылкой на лице сделал мне выговор:

– Ты зачем так носишься на машине? Меня болтало, как карандаш в стакане, чуть не укачало. Неужели нельзя помедленнее ехать?

– Ты что-то сказал? – нахмурилась я.

– Да нет, ничего. – Максим отступил в сторону и живо поинтересовался: – Ну что, мы еще не приехали?

– Ты едешь обратно в Тарасов, – категорично заявила я, захлопывая багажник. – Вот тебе деньги. – Я сунула в руку парня несколько сторублевых купюр. – Поймай себе машину и возвращайся к тете Миле. Она уже волнуется, наверное.

Я села на водительское место и уже хотела захлопнуть дверцу, когда Максим остановил меня:

– Ты что, с ума сошла? Мне же тринадцать лет, кто меня повезет и куда?

Да, этот момент я действительно не учла, нечасто мне приходится работать с детьми.

– Тебе придется самой отвозить меня в город, – Макс подливал масло в огонь, – а возвращаться так не хочется, правда? До реки уже рукой подать, – он огляделся, но, не увидев поблизости никакого водоема, добавил: – Наверное.

Возвращаться обратно в город действительно не хотелось, и я сдалась.

– Ладно, садись в машину. – Макс немедленно занял место на заднем сиденье. – Завтра отвезу тебя в город. Понял?

– Согласен, – кивнул он, и мы продолжили путь.

Оставшиеся пятнадцать километров до «Орленка» я преодолела за десять минут. Макс развалился в удобном кресле и мечтательно закатил глаза:

– Сейчас накупаюсь, наплаваюсь.

– Как ты попал в багажник? – прервала я его оптимистические мечтания.

– А я знаю, где ты держишь запасные ключи от машины.

– Ты рылся в моей комнате? – возмутилась я.

– Ну почему сразу рылся, я просто открыл секретер и нашел их на прежнем месте.

– Дай сюда, – я протянула руку, и Максим передал мне дубликат ключей от «Фольксвагена». – Заруби себе на носу раз и навсегда: мои вещи неприкосновенны. Еще раз возьмешь что-нибудь или войдешь в мою комнату без спросу – голову откручу.

– Пардон, пардон, – Макс поднял руки. – Впредь я буду учтив с вами, мадам, а в ответ надеюсь на вашу снисходительность и понимание.

Мы подъехали к «Орленку». Элитный клубный отель встретил нас высоким забором из красного кирпича. Над металлическими воротами с вензелями и плетеными бабочками висели две огромные камеры наблюдения. Чем ближе я подъезжала к воротам, тем активнее вращались камеры, кто-то невидимый внимательно изучал мою машину через объективы. Я притормозила перед воротами, и к нам немедленно вышел охранник – молодой парень в широких красных шортах и белой футболке. На груди у него красовался бейджик, где аккуратными буквами было выведено: «Служба охраны». Парень подошел ко мне и вежливо поинтересовался:

– Вы к нам отдыхать?

– Да, – ответила я коротко и продемонстрировала путевку.

– Добро пожаловать, – улыбнулся охранник и дал отмашку кому-то из своих коллег.

Металлические ворота стали медленно открываться, пропуская нас на территорию отеля.

– Приятного отдыха, – пожелал охранник.

Я проехала вперед метров двести и очутилась на просторной автостоянке. Еще один сотрудник службы охраны, в таких же красных шортах и белой футболке, встретил меня у въезда на стоянку и любезно указал свободное место, куда я могла припарковать машину. Оставив «Фольксваген» среди двух десятков дорогих машин, я взяла с заднего сиденья свою сумку.

– И мой пакетик захвати, пожалуйста, – сказал Макс как ни в чем не бывало. – Я его в багажнике оставил.

– Какой еще пакетик? – Я вспомнила, что, покидая квартиру тети Милы, Макс сжимал в руках тощий пакет. – Что там?

– Как что? Вещи мои, плавки, футболки, носки. Ты же не думала, что я налегке сюда поеду?

– Я вообще не думала, что ты поедешь сюда, – ответила я зло и достала из багажника пакет Макса.

Мы вдвоем направились к зданию администрации.

– Ни фига себе ты отдыхаешь! – не сумел сдержать эмоций Максим. – Это просто дворец какой-то, – он огляделся по сторонам и присвистнул.

В моем понимании дворец выглядит иначе, с колоннами, куполами и большими, чуть ли не под три метра воротами. Поэтому назвать это место дворцом можно было с большой натяжкой. Отель «Орленок» больше походил на огромные, блестящие глаза стрекозы. Современное здание, представлявшее собой две огромные полусферы, казалось, состояло только из окон. Даже небольшие балкончики в каждом номере были выложены матовым стеклом, отчего они терялись на фоне окон и оставались почти незаметными. Широкая асфальтированная дорожка, ведущая к главному зданию, утопала в зелени. Лужайка вдоль дорожки пестрила разнообразием цветов, тут экзотические растения невероятных оттенков соседствовали с любимыми мною розами, а опрятный садовник в длинном фартуке любовно подстригал кустарник, придавая ему форму шара.

Максим шел позади меня и рассматривал все эти красоты с открытым ртом. Его короткие комментарии вроде «супер», «прикол» или «класс» уже порядком надоели мне, и я строго сказала:

– Веди себя прилично, мы не на базаре.

– Понял, – легко согласился он.

Яркие лучи полуденного солнца отражались в многочисленных окнах «Орленка», мы подошли к центральному входу. Невесть откуда появился человек в уже привычных моему глазу красных шортах и открыл дверь.

– Добро пожаловать, – радостно приветствовал он нас на пороге «Орленка».

В ответ я сдержанно кивнула и вошла в здание.

Внутреннее убранство отеля больше походило на дворец. Тут было прохладно. В самом центре просторного холла располагался небольшой фонтанчик в виде девушки с кувшином. Приятное журчание воды и пение птиц ласкали ухо, настраивая на романтический лад. На широких мягких диванах сидели немногочисленные отдыхающие. Возле каждого дивана стоял маленький столик, а на столике обязательно стояла пепельница и пузатая вазочка с живыми цветами.

Из моих рук кто-то аккуратно взял сумку с вещами. Я взглянула на наглеца, посмевшего отнять у меня мою ношу, и вновь наткнулась на красные шорты. Сервис отеля был безупречен, за меня были готовы выполнить любую, даже самую легкую работу: дверь открывают, сумки носят. Кто бы еще поднес меня к стойке администрации, уж больно быстро на меня лень напала, захотелось упасть на мягкий диван, закурить и сидеть так, без движения, наслаждаясь пением птиц. Атмосфера отеля располагала к лени.

– Женя, милая, ну наконец-то! – Мужской голос вырвал меня из состояния нирваны.

Я обернулась и увидела радостную физиономию старого знакомого, Станислава Гоцульского.

Он шел мне навстречу с лучезарной улыбкой на лице, широко раскинув руки. Я с удивлением смотрела на Стаса, наши отношения нельзя было назвать дружескими. Да, мы давно знакомы, но Гоцульский не из тех моих знакомых, кого хочется поздравлять с Новым годом или приглашать на день рождения. Мы просто знакомые, и не более того, поэтому его нескрываемая радость от встречи была мне непонятна и подозрительна. Увидев мою растерянность, Максим решил проявить инициативу и вышел на первый план, отгораживая меня от чужого дядьки.

– Что вам надо? – спросил он по-деловому, но Станислав легко отодвинул подростка в сторону.

– Уйди, пацан. – Стас подошел ко мне и обнял.

– Что за вольности, Гоцульский? – Я попыталась выбраться из его крепких объятий, но он так сильно сдавил мои руки, что для того, чтобы освободиться, мне необходимо было применить силу.

– Женя, умоляю тебя, сделай вид, что ты моя девушка, – шепнул он мне на ухо.

– Это еще зачем?

– Умоляю, Женя. Мне нужна твоя помощь. Мне кажется, меня хотят убить.

Гоцульский был парнем мнительным, он часто упрекал меня в том, что я невнимательно отношусь к приметам: не останавливаюсь, когда черная кошка дорогу перебегает, не шарахаюсь в сторону, если мне навстречу идет человек с пустым ведром, и номер тринадцать, знаменитая чертова дюжина, меня не пугает. Стас же, напротив, всегда с особым вниманием следил за происходящим вокруг него и каждую свою неудачу в бизнесе или в личной жизни оправдывал, ссылаясь на некую ошибку, которую он недавно совершил, не прислушавшись к внутреннему голосу или не сверившись с гороскопом. Такая слепая вера в приметы никак не сочеталась с внешностью Станислава, он больше походил на бесстрашного героя из любовного романа. Высокий, статный парень, всегда в хорошей спортивной форме, подтянутый и стройный. Характерные кубики на животе красноречиво доказывали, что Стас следит за собой и регулярно посещает спортклуб. Его темные как смоль волосы всегда были аккуратно зачесаны назад, карие глаза в обрамлении густых длинных ресниц придавали взгляду некоторую суровость, но стоило Станиславу улыбнуться, и его лицо, как по волшебству, становилось добродушным и довольным. Ну прям мартовский кот! Ямочка на подбородке придавала мужественности и, как говорил сам Гоцульский, сексуальности. Ведь такая ямочка – хорошая примета, она о многом говорит, и в первую очередь о крепком мужском здоровье. Глядя на Стаса, трудно было поверить, что этот привлекательный мужчина верит в приметы и в то, что сны с четверга на пятницу обязательно сбываются. Я всегда с иронией относилась к страхам Станислава, собственно, как и все наши общие знакомые. Частенько мы подкалывали Гоцульского, но он никогда не обижался, напротив, разделял нашу радость, но от соблюдения мер предосторожности, четко отслеживая приметы вокруг себя, по-прежнему не отказывался.

Встретив Гоцульского и услышав его мольбы о помощи, я в первую очередь задумалась: какая такая примета может говорить о том, что человека хотят убить? В моей памяти не нашлось ни одной такой. Наверное, нераспространенная какая-то примета, о которой знают немногие, только самые увлеченные, такие, как Станислав.

– Стас, это ты сейчас прикалываешься надо мной? – на всякий случай уточнила я.

– Какие там шутки, я в реальной опасности, – он по-прежнему говорил шепотом.

– Почему ты решил, что тебя хотят убить?

– Не могу сейчас рассказать, за мной следят, – таинственно ответил Станислав и наконец-то выпустил меня из своих крепких объятий. – Женя, я уж думал, ты опять в командировку улетела, – снова начал басить Гоцульский, чтобы все окружающие могли слышать его пламенную, полную радости речь. – Ты почему трубку не брала, я тебе второй день дозвониться не могу?

Я смотрела на Гоцульского с некоторым удивлением. Все происходящее больше походило на розыгрыш, складывалось такое впечатление, что где-то за спиной Станислава скрытая камера. Но Стас так старательно заслонял меня от кого-то, кто находился у него за спиной, что я начала сомневаться. Он был явно чем-то напуган и активно тряс меня, призывая включиться в игру. Поразмыслив немного, я решила-таки подыграть старому знакомому, хотя бы на первых порах, пока мне не станет ясно, что тут вообще происходит.

– У меня телефон украли, ты что, не знал? – сказала я так же громко.

– Да ты что! Кошмар. А я названиваю тебе, названиваю. Ты что, не могла сама позвонить?

– Я звонила, ты был недоступен.

– А, так ты, наверное, звонила, когда я в сауне был?

Просто выдержка из разговора двух представителей секс-меньшинств. Но что делать, надо продолжать, раз уж включилась в игру.

– Да я так закрутилась, все из рук валится, вот еще брат приехал. – Я кивнула в сторону Максима, который все это время стоял рядом со мной и молча наблюдал за странной встречей двух старых знакомых. – Это Максимка. Помнишь его? – спросила я у Стаса.

– Конечно, помню, – обрадовался Гоцульский и полез обниматься к мальчишке. – Привет, дружище, хорошо, что приехал.

– А мне чего делать? – Макс повернулся ко мне и заговорил очень тихо. – Под брата твоего косить?

– Да, да, – я кивнула. – Это Стас, типа, мой парень.

– Понял. Привет, Стас. – Макс протянул моему «парню» пятерню и громко добавил: – Слушай, Стас, а есть здесь квас? – Эта типа шутка больше всего повеселила Максима, и он пару раз хихикнул. Но, не встретив у нас понимания, тихо добавил: – Могла бы и подыграть мне, хоть немного посмеяться.

– День добрый! – К нашей громкоголосой компании присоединились двое. – Стас, может, познакомишь с девушкой?

– Ах да, – засуетился Гоцульский. – Вот, ребята, знакомьтесь. Это моя Женя.

– Очень приятно. – Я кивнула.

– А это мои друзья – Виктор.

Один из мужчин протянул мне руку. Я немного помедлила, как будто растерялась, а потом решила ответить на рукопожатие, но вместо этого получила джентльменское прижатие губ нового знакомого к запястью моей правой руки.

– Ой, что вы! – я засмущалась (как будто).

– А это – Антон.

Второй мужчина решил обойтись без поцелуев, он ограничился радушной улыбкой и легким кивком.

Я быстро оглядела новых знакомых. Обычные парни, обоим лет по тридцать, может, чуть больше. Одеты хорошо, со вкусом, не вычурно, но в то же время видно, что оба заботятся о своем гардеробе, что попало на себя не натягивают, даже на отдыхе. Виктор, высокий и подтянутый брюнет, в светлых брюках и бежевой в коричневую полосочку рубашке. Белый цвет одежды выгодно оттенял золотистый морской загар. Лицо широкое, открытое, подбородок немного заострен, губы тонкие. Глаза карие, с грустинкой. Но зато улыбка обворожительная и открытая. Антон же был просто красавец. Нос прямой, глаза серые, аккуратная бородка и усы подчеркивали чувственные губы. Он был пониже своего товарища. Волосы, светлые, с залысинами на висках, были жестоко приглажены обилием геля. Антон, как и его товарищ, выглядел безупречно: спортивная фигура, накачанные руки, такой же золотистый загар и светлая одежда. В общем, внешне вполне нормальные парни, с умными лицами. Никаких бандитских замашек и ненужной бравады.

– Стасик, ты почему скрывал от нас свою подругу? – Виктор оказался парнем словоохотливым и сразу затеял разговор.

– Ну почему скрывал, просто не было возможности вас с ней познакомить.

– Не говори ерунды, возможности есть всегда. Ты намеренно прятал от нас такую красавицу. Женечка, – Виктор обратился ко мне, – ваш Стас негодяй. Он скрывал от нас свою возлюбленную полгода, хотя всегда намекал, что в его жизни есть потрясающая, обворожительная и горячо любимая женщина.

– Правда он так говорил? – Я разыграла смущение и удивление одновременно.

– Сущая правда! Вон, Антон не даст соврать. – Антон с умным видом закивал. – И вы знаете, я только что убедился, что слова Станислава были абсолютной правдой.

– Правильно делал, что скрывал, – вмешался в разговор Антон. – Таких женщин надо прятать от друзей. Особенно когда друзья бабники вроде тебя. – Виктор был удостоен легкого дружеского подзатыльника.

– Это я-то бабник? Кто бы говорил! – Антону тоже немного досталось.

– Мальчики, я рада, что мы все наконец-то познакомились. Но если вы не возражаете, мне хотелось бы зарегистрироваться в номере и переодеться. Потом мы продолжим наше знакомство в более приятной дружеской обстановке. – Я кокетливо улыбнулась, а мужчины в один голос поддержали мою идею:

– Конечно, конечно.

В сопровождении трех мужчин и одного тринадцатилетнего подростка я подошла к стойке регистрации. Мы все мило переглядывались и одаривали друг друга улыбками, пока рыжеволосая девушка, на бейджике которой было написано «Анжела», проверяла мою путевку и стучала по клавишам, забивая какую-то информацию в компьютер. Первым неловкую ситуацию нарушил Максим:

– Мы что, так и будем тут толпиться? Может, пойдем пивка попьем?

– Макс, – одернула я его.

– А че такого?

– Ребенок прав, – немедленно отреагировал Виктор. – Давайте все вместе пойдем в бар и там будем ждать нашу очаровательную Евгению.

– Я не ребенок, – с некоторым опозданием возмутился Максим.

– Не важно, – отмахнулся Виктор, – ну что, Стас, пошли?

Гоцульский с мольбой в глазах посмотрел на меня, я поняла, что он не хочет уходить, и тормознула активиста Виктора:

– Может, вы оставите мне Станислава? Мы давно не виделись…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное