Марина Серова.

Долгое путешествие

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Вот черт! Что им здесь надо?

– Кто они? – спросил Володя.

– Гориллы. Или гоблины. Как тебе больше понравится.

– Кто-кто?

– Это еще ласково. Вполне возможно, что они профессиональные убийцы.

– Убийцы?! И на свободе?

– Как видишь...

– Что им здесь надо?

– То же, что и нам с тобой. Ищут Настю...

– Настю? Но зачем?

– Хотела бы я знать. Тише, давай посмотрим, что они собираются делать.

Мы притаились и наблюдали за происходящим.

Серж что-то спросил у ди-джея. Тот указал куда-то рукой. Гориллы скрылись из виду.

– Куда они пошли? – прошептал Володя.

Я догадывалась, куда.

И действительно, через некоторое время они появились в поле нашего зрения. За ними плелся Алекс.

Завязался деловой разговор, о сути которого можно было только догадываться. Алекс усердно мотал головой, стучал кулаком в грудь, указывал пальцем в сторону бара и что-то горячо доказывал.

– Обо мне рассказывает, гад... – прошептала я.

– Что? – переспросил Володя.

– Я с ним недавно разговаривала. Перед тем, как мы с тобой познакомились.

– Да, я помню.

– Он рассказывает им, что видел меня здесь, что я спрашивала о Насте. Теперь они будут искать меня.

– Но зачем?

– Потому что это гориллы... У них приказ.

В это время Андрюша-Алеша похлопал Алекса по плечу. Бандит сказал ему что-то такое, от чего у Алекса отвисла нижняя челюсть и появилась бледность в лице. Это было заметно даже при мигающем свете красно-зеленых ламп.

Затем оба потрошителя направились к бару и стали пытать ни в чем не повинную белую кепку. Мы поспешно спрятались за колонну, потому что бармен стал крутить головой и вполне мог бы заметить нас.

– Надо выбираться отсюда... – это было мое предложение.

– Согласен, – прозвучало в ответ.

Музыка гремела. На этот раз старался Скэтмен Джон. Он заикался очень добросовестно. С таким бы усердием доблестная милиция ловила бы разных негодяев и не позволяла им гоняться за честными гражданами по дискотекам.

Мы смешались с толпой танцующих, которым было не до нас.

– К выходу? – кивнула я.

– Угу.

– Стоп! – я дернула Володю за рукав. – Не только мы хотим выйти.

Я увидела, как Серж старательно обходит дергающуюся толпу. Я поняла маневр. Сейчас он перекроет выход, а его приятель станет обшаривать танцевальный зал.

– Володя, – произнесла я, – нам надо разделиться. Они тебя не знают, и это хорошо. Не дай Бог они заподозрят, что в этом деле участвует еще один человек.

– А как же ты?

– Попробую выйти отсюда целой и невредимой.

– Как мне найти тебя?

– Что?!

Музыка заглушала слова.

– Как мне найти тебя?!

– Вот мой телефон!

Я протянула Володе карточку и оттолкнула его от себя, потому что Серж уже пробирался сквозь толпу в опасной близости от нас.

– Все... Исчезай...

– Увидимся!

Дай Бог.

Я попятилась назад.

Встречаться с такими, как Андрюша-Алеша, лицом к лицу было просто опасно.

Я столкнулась с кем-то из танцующих. Раздались негодующие возгласы. Я стала извиняться.

Развернувшись, я начала прокладывать себе дорогу сквозь толпу. Это было не так-то просто. Девки так энергично размахивали руками, что мне удалось заполучить пару случайных оплеух.

Я лихорадочно соображала, как мне выбраться из этой ловушки.

Я снова подскочила к бару.

– Где тут запасной выход?! – крикнула оторопевшему бармену.

У стойки стояли четверо молодцов. Они потягивали пиво, а мой возглас заставил их обернуться.

– Где выход?! – снова крикнула я.

Белая кепочка качнулась в сторону.

– Он открыт?!

Бармен мотнул головой, что должно было означать: нет.

– А ключ у кого?!

Он пожал плечами.

Я обернулась.

Так и есть. Андрюша-Алеша заметил меня и направился в мою сторону. Я застыла на месте, не зная, что предпринять. Вполне возможно, что у него есть пистолет и он захочет им воспользоваться.

Я прижалась спиной к стойке. Бандит не торопясь шел прямо ко мне. Он старался привлекать как можно меньше внимания.

Я пятилась назад, пока не ощутила, что добралась до края стойки. Взглянув на бармена, я поняла, что тот тоже ни жив ни мертв от страха. Он уже догадывался, чем заканчиваются подобные разборки.

Андрюша-Алеша улыбнулся и многозначительно поднял брови, что должно было означать: «Все, приехали».

И тут я решилась.

Я вскочила на стойку бара и побежала по ней, сталкивая на пол полупустые бутылки, швыряя туда же остатки бутербродов и бумажные салфетки. Я даже умудрилась ударить кого-то носком ботинка по руке.

Я спрыгнула на пол, едва избежав объятий бандита, который, естественно, кинулся за мной и чуть было не схватил меня за одежду. Его пальцы скользнули по моей спине.

Бросив свой пост у входной двери, ко мне спешил Серж. Его губы шевелились, видимо артикулируя грязные ругательства.

Пути к отступлению были отрезаны. Позади сопел Андрюша-Алеша, а наперерез мчался его напарник по грязным делам.

Мне оставалось одно – искать защиты у ди-джея.

Пульт ведущего дискотеки располагался на возвышении, что-то вроде подиума, имеющего довольно ограниченное пространство. Нагромождение аппаратуры должно было свидетельствовать о необычайной крутизне вышеозначенного специалиста.

Когда ди-джей увидел, что я огромными прыжками мчусь прямо на него, он начал что-то орать и размахивать руками, в одной из которых держал лазерный диск, выбранный для очередного включения. Музыка заглушала его слова, а в свете вспыхивающих стробоскопов, бегающих огней и мигающих ламп его жесты казались мистическими знаками выходцев с того света.

Я чудом умудрилась увернуться от Сержа, который летел на меня, как разогнавшийся на ровном перегоне локомотив. Он оказался довольно проворным, этот гоблин, несмотря на коренастую фигуру и короткие ноги.

Серж налетел на звуковую колонку, которая опрокинулась и свалилась с подиума, а я влетела в объятия ди-джея. Он растерял свои компакт-диски и с руганью бросился подбирать их с пола.

Пока Серж барахтался возле упавшей колонки, Андрюша-Алеша подскочил ко мне и вцепился в мою руку.

– Больно же, гад! – вскричала я и ударила его ногой чуть пониже колена.

Бандит выпустил меня скорее от неожиданности, чем от боли. Таким людям не бывает больно.

Я снова рванулась с места, оттолкнув ди– джея и удачно проскочив мимо Сержа, который вместо моей талии ухватился за металлическую стойку, поддерживающую рампы, стробоскопы и прочую мигающую чепуху.

К несчастью, металлическое сооружение оказалось не очень прочным, стойка качнулась и вышла из пазов.

Все, что на ней держалось, тут же стало оседать вниз. Посыпались искры от замыкания оголившихся проводов.

Толпа замерла в восхищении. Такой иллюминации завсегдатаи дискотеки еще не видели. Затем раздались дикие вопли восторга.

Я вспомнила, что где-то здесь внизу есть туалеты, окна которых могли выходить на улицу. Когда-то я посещала этот кинотеатр и надеялась, что кое-что в нем сохранилось в прежнем виде.

Позади меня дежурные пытались утихомирить разбушевавшихся горилл. Кто-то кинулся вызывать милицию. А я завернула направо и увидела двери туалетов, одна из которых была полуоткрыта. Это была комната для девушек. Я заскочила туда.

Внутри полуподвального помещения толпились девицы с сигаретами, дыма в туалете было более чем достаточно.

Я кинулась вперед, расталкивая оказавшихся на моем пути. Послышались недовольные, даже вызывающие возгласы. Я не обращала на них внимания.

Окошко, находившееся как раз на уровне земли, было закрашено белой краской. Мне же в этот момент было все равно. Если разбить стекло и попытаться выбраться наружу, можно надеяться на отсрочку приговора.

Мои преследователи почему-то еще не появились. Быть может, они стеснялись врываться в дамский туалет, в чем я лично сомневаюсь. А возможно, они на какое-то время потеряли мой след. Это было бы мне на руку.

Я подскочила к окну и проверила, насколько крепко сидит стекло в раме. Выдавливать его не было смысла. Надо разбивать.

Я огляделась в поисках предмета, которым можно было бы приложить по окошку. Увы, ничего подходящего я не обнаружила. Толпящиеся курильщицы мешали обзору. Они смотрели на меня, недоумевая по поводу моих непонятных действий. А некоторые даже начали довольно громко пересмеиваться.

Мне было не до них.

И тут я увидела небольшой мусорный бачок, скромно притулившийся у стены. Он явно был никому не нужен, потому что все бросали свои окурки, перепачканные губной помадой, куда угодно, только не туда, куда следовало.

Я бросилась к бачку, заглянула внутрь и увидела грязный старомодный совок, которым пользуются уборщицы, когда убирают за посетителями дискотеки все, что они оставили на память о себе.

Я схватила совок и снова подскочила к окну. Девицы молча следили за моими действиями. Ну и пусть смотрят. Интересно, что бы они предприняли в моей почти безвыходной ситуации.

Я размахнулась и ударила по стеклу. Осколки посыпались на пол, оглашая все вокруг приглушенным звоном.

Я обернулась. Девки смотрели на меня, забыв о своих сигаретах. Горилл пока не было. Я размахнулась снова и выбила второе стекло. Затем быстро вычистила стеклянные зубья, торчавшие из нижней рамы, бросила совок на пол и, ухватившись за край, полезла в окошко, закинув за спину свою сумочку и стараясь не обронить ее.

Именно в этот момент дверь дамской комнаты распахнулась и внутрь залетели два уже знакомых нам гангстера, которые заметили лишь мои ноги, исчезающие в окошке.

Девицы завизжали и стали орать на Сержа и его дружка, которые были настолько ослеплены злобой, что, не обратив ни малейшего внимания на страдания девиц, бросились прямо за мной и попытались уцепиться за мой каблук.

Уж не знаю, чья рука сумела дотянуться до него, только я умудрилась стряхнуть ее и оказалась на свободе.

Вокруг уже собиралась небольшая толпа, привлеченная необычным шумом. Я не стала обращать на нее внимания. Прибавив шагу, я постаралась за несколько мгновений оказаться как можно дальше от этого места.

Глава 4

Алла сидела напротив меня за кухонным столом и внимательно слушала мой рассказ.

Она почти успокоилась после неприятного происшествия, которое организовали ей наши общие знакомые. Синяк на лице стал чуть поменьше, а правая рука потихоньку обретала прежнюю форму.

– Мама Насти сказала мне, что вы не так давно уезжали на целую неделю. Мне надо знать об этом.

– Зачем?

– Быть может, случайно я услышу какой-нибудь намек на то, где именно искать Настю.

– Мы ездили в Москву на концерт Майкла Джексона.

– Серьезно?

Я была просто удивлена.

– Как вы организовали эту поездку?

– Герман организовывал.

– Тот самый добрый дяденька?

– Да, Герман Петрович.

– Я хотела бы знать его адрес.

Алла испуганно замигала глазами.

– Это исключено! Прошу тебя, забудь об этом!

– Алла, послушай. Его гориллы идут прямиком по моему следу, как будто живут со мной на одной лестничной площадке, избивают тебя, укладывают в больницу отца Насти. Неизвестно, что они еще натворили. Наверняка ваш Герман Петрович в курсе всех событий. Разве я не права?

На глазах у Аллы навернулись слезы.

– Это вполне возможно.

– Надо ему показать, кто есть кто. Пусть не думает, что он всесильный.

Алла с уважением посмотрела на меня.

– Ох, и смелая ты, Татьяна. Я тебе завидую.

Лично я ничего такого о себе не думала. Просто говорила это для того, чтобы успокоить Аллу.

Я рассказала о вчерашнем происшествии в дискотеке. Алла слушала, широко раскрыв глаза.

– Самые настоящие бандиты! – заявила она. – Не пойму только, что они хотят от тебя.

– Информацию. Им нужна Настя.

Алла молчала.

– Расскажи лучше про Майкла Джексона.

Впервые за время нашего разговора девушка улыбнулась.

– Это было замечательно. Словами такое не опишешь.

– Не надо описывать, я видела его фотографии. Расскажи, как вы попали на концерт.

– Все очень просто. Билеты для Германа купили прямо в Москве. Номера в гостинице забронировали. Билеты на поезд заказали.

– Почему поезд, а не самолет?

– Я не знаю. Может быть, он боится летать на самолетах. Да и я предпочитаю не рисковать. Поездом ехать одно удовольствие. Вечером сел, а утром ты уже в Москве.

– Почему вы ничего не сказали родителям?

– Боялись, что не отпустят. Сейчас Москва уже не та, что раньше. Самые кровавые убийства и грабежи происходят именно в Москве.

– В нашем городе тоже случаются убийства и грабежи. Дело совсем не в том, что Москва – столица.

– Мы подумали, что родителям эта идея не понравится. Уехать за тысячу километров с посторонним мужчиной, еще в столицу, да еще на рок-концерт, где могут затоптать в толпе...

– Чем Настя занималась во время поездки?

– Мы были вместе. Походили по Москве, накупили всякой всячины в московских магазинах.

– Платил Герман Петрович?

– Да, Герман. Мы на свою стипендию, которую даже не выдают вовремя, ничего не смогли бы приобрести.

– Купили что-нибудь дорогое?

– Мы не злоупотребляли. Потом пришлось бы оправдываться перед родителями, откуда деньги...

– Каковы ваши впечатления о концерте?

– Концерт был замечательный. Настя потом какого-то американца прикадрила, из обслуги...

– Как понять прикадрила?

– Ничего особенного. Они просто что-то обсуждали, разговаривали.

– О чем?

– Не знаю, я не интересовалась.

Я задумалась. Быть может, это та самая ниточка, которую я искала?

– Подожди одну минуту...

Я достала свои карты. Алла с удивлением глядела на мои манипуляции. Я разложила комбинацию прямо на кухонном столе.

– Что ты делаешь? – спросила Алла.

– Это мой метод расследования, – пояснила я, – таким образом я проверяю свои догадки и пытаюсь найти ниточку.

– Как это происходит? – любопытство в глазах Аллы так и искрилось.

– Сейчас расскажу. Это колода из тридцати шести карт. Здесь отсутствуют шестерки, потому что их место заняли двойки. В том способе, который я сейчас буду использовать, значение имеют только масти. Карта может быть любая – туз, король, десятка и так далее.

– Как называется этот способ?

– Способ называется «квадрат из тридцати шести ячеек». Когда-то жила на свете одна женщина, ее звали Ленорман. Говорят, что именно она придумала эту систему.

Главное место в этой системе занимают интересы субъекта и его проблемы типа: исполнение желаний, благополучие, планы, начинания и многое другое. Тридцать шесть ячеек – тридцать шесть интересов и проблем. Их можно толковать по-разному, в зависимости от масти. Разная масть – разное толкование.

Я разложила карты в шесть рядов по шесть карт.

– У каждой ячейки есть свой номер, нумерация ведется по горизонтали. Первая ячейка – ближний интерес, вторая – исполнение желаний, третья – признание. И так далее – по номерам.

– Это сложно запомнить? – спросила Алла.

– Когда только начинаешь заниматься гаданием, сложности есть. Под рукой должна быть специальная таблица, потом все запоминается само собой. Начинаем толковать?

Алла кивнула, а я принялась за работу.

– Начнем с первой ячейки. В ней описывается мой ближний интерес. Ты его прекрасно знаешь. Я хочу найти Настю с помощью ниточки, которую ты мне дала. Она может быть истинной, но может быть и ложной. Сейчас мы это выясним. В первой ячейке мы видим десятку бубен. Эта карта говорит нам о том, что на моем пути появятся препятствия. Это связано с моей профессиональной деятельностью. Можно сказать, я на верном пути. Во второй ячейке мы видим короля треф. Это означает, что все препятствия будут преодолены с помощью дружеских связей. Это уже хорошо.

Я познакомила Аллу с толкованием остальных мастей. Для меня это было уже не важно. Тоненькая ниточка находилась в моих руках. Правда, нити обладают одним свойством – они иногда рвутся.

– Карты могут сказать, кто преступник?

– Это должен сделать сам детектив. Карты только ведут тебя в нужном направлении. Остальное нужно домыслить самому. Когда-то были специальные способы гадания и предсказаний, чтобы определить, кто именно совершил то или иное преступление.

– Расскажи подробнее, – загорелась Алла.

– Был такой способ обнаружения преступника, как аксиномантия. От слова «акс» – топор. Лезвие топора нагревали и ставили на острие. На обух клали кусочек мрамора и поворачивали топор вокруг оси. Если мрамор падал в чью-то сторону, тот человек был преступником. Можно было подвесить топор за рукоятку и заставить его вращаться. В таком случае на преступника указывало лезвие. Был еще один способ: топор неглубоко вонзали в полено и плясали до тех пор, пока он не упадет и топорище не укажет на преступника.

– Интересно! – восхищалась Алла.

– Были и другие способы. Например, подозреваемый должен был съесть кусочек ячменного хлеба, который выпекался по особой технологии. Если человек будет кашлять или давиться, значит, он виновен. Словом, способов получать ответы на вопросы немало. Я, кроме карт, использую нумерологию, гадание с помощью кубиков с нанесенными на их грани цифрами. То есть стараюсь менять свои методы. Лучше всего, конечно, когда я спрашиваю у людей, а они мне отвечают.

– А если тебе скажут неправду?

– Я проверю это с помощью гадания. Если бы ты сказала мне, о чем беседовали Настя и тот американец, то я смогла бы выяснить еще что-нибудь. К сожалению, пока что мы ничего не узнаем.

– Почему?

– Где сейчас искать этого американца? В Штатах? Или на гастролях по Южной Африке?

– Что же нам делать?

– Давай подумаем. Настя и обслуживающий персонал ансамбля короля поп-музыки. Что их связывает между собой?

Мы молчали.

– Может быть, Настя хотела на работу устроиться?

– Куда?

– В ансамбль к Майклу Джексону.

Я пристально посмотрела на Аллу.

– Кем? Разносчицей гамбургеров?

– Не знаю. Во всяком случае, певицей бы ее не взяли.

– Yes, you are right.

– Что-что?

– Правда твоя – вот что. Все-таки у нас в основном молодежь довольно глупа.

– Это почему? – удивилась Алла.

– Возьми английский язык в школе. Кому он там нужен? Никому. Все дрожат над математикой, русским, тащатся от физкультуры, особенно если там играют в мячик, и плевать хотели на иностранный язык. А потом, когда получена специальность и назревают предложения, в которых английский играет главную роль, мы начинаем кусать локти, что его не учили.

Алла задумалась.

– Наверное, ты права. Как раз сейчас без иностранного трудно.

– Это сейчас. Кстати, как там у Насти с английским?

Алла пожала плечами.

– Вроде неплохо.

– Поясни.

– Во всяком случае, у нас в группе она была не из худших.

– Была? Ты ее вроде как хоронишь?

– Нет, что ты, просто с языка сорвалось.

– Значит, поговорить с простым американским парнем она могла бы?

Алла поджала губы.

– Может, и могла.

– Как она его поймала? Там же охрана...

– Он ходил по сцене, проверял что-то.

– И ты могла бы подхватить там кого-нибудь.

– Скажешь тоже, – рассмеялась Алла. – Нужны мне эти американцы.

– Отчего же, у них зарплата повыше, чем у нас. Ладно, не буду. Все-таки, как ты думаешь, чего Настя хотела от него?

– Не буду врать, не знаю. Мало ли о чем можно поговорить.

– Не скажи. Словарный запас нам просто не позволит объять необъятное. А может...

Что именно «может», я не успела сказать, потому что за входной дверью послышался странный звук.

– Что это? – спросила я.

Алла встревоженно посмотрела на меня.

– Не знаю.

Впечатление было такое, будто кто-то пытался открыть дверной замок.

– Может быть, это твои родители?

– Нет, – Алла покачала головой. – Они позвонили бы или открыли сразу.

– Дверь заперта только на замок?

– На два. Да еще цепочка.

Я осторожно встала со стула и сделала несколько неслышных шагов в сторону двери.

Дверная цепочка была довольно короткая. Просунув в дверную щель руку, снять ее было невозможно.

Я вернулась на место, но садиться не стала.

– Как ты думаешь, кто это?

Алла была бледна, как сама смерть.

– Они...

– Серж и..?

Алла кивнула.

Я подошла к окну и посмотрела вниз. Автомобиля, на котором разъезжали бандюги, не было видно.

– Как бы узнать поточнее?.. – задумчиво произнесла я.

Алла схватила меня за рукав.

– Не подходи к двери, – горячо зашептала она, вращая глазами, полными ужаса.

– Не буду, – успокоила я ее. – Встречаться с ними мне совсем не хочется.

– Я их просто ненавижу! – дрожала Алла.

– Одевайся, – сказала я.

– ?

– Одевайся, будем выбираться отсюда.

– Но как?

– Кто живет под вами?

– Под нами? Лешка Сапунов.

– Он сейчас дома?

– Не знаю...

– А кто-нибудь? Родители его?

– Я не знаю...

– Хорошо, одевайся быстрее.

Один замок уже был открыт. Негодяи не особенно торопились. Они знали, что их действия приводят в ужас бедную Аллу, и знали, что успех обеспечен. Я не видела никакого смысла в их действиях. Алла ничего не знает и не сможет сообщить им ничего нового. А может быть... они пришли за мной?

Алла уже надела джинсы и торопливо завязывала шнурки на кроссовках.

– Готова? – спросила я.

– Готова, – сказала Алла, выпрямившись. – Что будем делать?

– Пошли на балкон.

Второй замок уже издал звук поражения.

Мы вышли на балкон и поглядели вниз.

– Третий этаж всего-навсего... – произнесла я.

– Мы что, прыгать будем? – ужаснулась Алла.

– Я еще не сошла с ума, – произнесла я. – Под вами живет Лешка Сапунов. Вот к нему-то мы и полезем.

– Но это же страшно! – Алла вцепилась в меня обеими руками.

– А с бандюгами встречаться не страшно?

– Лезем, – только и сказала Алла.

Мы торопливо кинулись в ванную комнату и вытащили оттуда длинный кусок парашютного стропа, который мама Аллы использовала для сушки белья.

– Дядя привез когда-то, – пояснила Алла.

– Отлично, – сказала я. – В сто раз лучше бельевой веревки.

Я обмотала стропом перила и связала вместе оба конца. После этого сбросила веревку вниз. Она повисла, касаясь прутьев балкона этажом ниже.

– Я буду первой, – сказала я.

Я перелезла на наружную часть балкона, встала ногами на краешек бетонной плиты, ухватилась за веревку руками и поползла вниз.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное