Марина Серова.

Девушка с береттой

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Кто это был? И может, все-таки вы сообщите о пункте назначения? Я чувствую себя немного неуютно. И я не статист с квадратной челюстью, чтобы меня можно было поставить куда вам захочется. Тем более что это идет вам же во вред. Извольте рассказать мне все, иначе я снимаю с себя все полномочия!

Это подействовало.

– Помните нашу вчерашнюю встречу в гостинице? – вздохнув, начал Баранов. – Так вот, я там оказался не случайно. Мы с Николаем Ивановичем Пестовым – он владеет «ТЭПО» и другими крупными заводами города – договаривались о встрече на даче у нашего общего знакомого. Все сколько-нибудь значимые персоны Тарасова, в том числе и ваш покорный слуга, – при этих словах он театрально поправил галстук, – решили увидеться и снять наконец накопившийся груз проблем и противоречий.

– Обычная сходка, – вставила я свое слово.

– Нет, не думайте, что там будет весь городской криминалитет. Деловые, солидные люди, полностью посвятившие себя бизнесу. Цивилизованные отношения постепенно охватывают все общество в целом, – возразил Сергей, а потом добавил: – Будет и парочка авторитетов, но это так, для общего порядка, для согласования действий, чтобы не затронуть ничьих интересов.

Затем Сергей сказал, что Пестов со своими людьми скоро догонит нас, и, позвонив Османову, приказал встречать гостей.

Дорога вновь пошла вверх под углом, и, когда мы перевалили через очередную возвышенность, я заметила, как позади к нам приближаются, поочередно перемахнув холм, три автомашины. Догнав, две ушли вперед, одна осталась прикрывать нас с тыла. Выстроившись в линию, кортеж устремился вперед. Потрясающее зрелище, скажу я вам.

За четверть часа добрались до места. За железными воротами, открывшимися дистанционно, после того как камеры слежения опознали нас, возвышался трехэтажный дом: загородная вилла. Почти все участники симпозиума воротил честного и не очень бизнеса были давно уже здесь. Ждали только нас. Опоздания могли и не простить, жестоко оскорбившись.

Возле особняка сгрудились парни с бритыми головами и пуленепробиваемыми мозгами. Наша шестерка оказалась в явном меньшинстве. Припарковавшись, мы направились к парадному входу. Николай Иванович, низенький человечек лет около шестидесяти, с глубокой залысиной и маленькими усиками, поздоровался с Сергеем. Навстречу поспешил начальник службы безопасности хозяина дома. Белая накрахмаленная сорочка и строгие черные брюки – предметы туалета истинного денди – никак не сочетались с его небритой физиономией беспробудного пьяницы. Он стоял, упершись руками в бока, развязно жевал жвачку, отчего скулы его ходили ходуном. На кожаных лямках, называемых у охраны лифчиком, висела кобура. Восьмизарядный «магнум» поблескивал матово-черной рукояткой. Серьезное оружие.

– Вы можете взять по одному человеку. Остальные остаются на улице, – не церемонясь, объявил он. – Оружие придется оставить при входе.

Очутившись внутри, мы вслед за провожатым стали подниматься по широкой лестнице с резными перилами.

– В наше время молодые люди были скромнее, – качая головой, пожаловался Пестов.

– По договоренности они должны обеспечить безопасность переговоров.

Вот он и нервничает, – успокоил его Сергей.

Зал для приемов был полон. За длинным столом красного дерева, занимавшим середину комнаты, на мягких стульях сидели трое. Двое с одной стороны, один напротив них, в гордом одиночестве. В стороне у окна стоял еще один человек. Когда мы вошли, он радостно распростер руки и направился к Баранову и Пестову. Это был хозяин, Станислав Миронов, по кличке Мирон.

– Господа, пятнадцать минут третьего. Мы совсем заждались.

– Мы тоже рады видеть тебя, Стас, – сказал Николай Иванович, – задержались в пути. Ох, уж эти дороги. Человек предполагает, а бог располагает.

– Ничего, пятнадцать минут – не время, пять баксов – не деньги, – несколько натянуто рассмеявшись, успокоил Миронов.

Поприветствовав друг друга, уселись за стол. Как все официально! Консилиум докторов, собравшихся спасти пациента, но пациент неизлечимо, смертельно болен. Миронов во главе стола, полный, но узкоплечий человек, внешностью ничем не отличающийся от других, таких же, как он, толстяков и чревоугодников. Только тяжелые надбровные дуги, надвигавшиеся на глаза, придавали взгляду еще большую суровость. Его пронзительность не смягчалась, даже когда Мирон улыбался. Вокруг стола на почтительном расстоянии, за спинами своих боссов, расположились телохранители. Я в том числе. Никто не обратил на меня особенного внимания. Я ожидала, как обычно, удивленных взглядов, пошлых и язвительных замечаний. Этого не было. Но если б и было, я бы стерпела. Это работа – и больше ничего.

– Господа, рад видеть вас в добром здравии. Многие не с нами, они отсутствуют по уважительной причине. Их просто нет в живых. Это настораживает. Пора разобраться, что же происходит, – объяснил один из присутствующих, Владимир Баринов по кличке Жила. Он был очень длинный, худой, с непропорционально большой головой. Жила контролировал Заводской район города Тарасова. Одним словом, вор в законе. Человек в принципе неприкасаемый. Так же, как и Мирон, под чьим ведением находился Ленинский район.

Двое остальных – Белов Александр Егорович, бывший партиец, высокопоставленный чиновник одного из многочисленных министерств (обширные связи как в криминальной среде, так и в Министерстве внутренних дел), и Карцев Борис Абрамович, связанный с деревообрабатывающей промышленностью и строительными фирмами. Мог добиться крупного правительственного заказа. Кроме того – отмывание денег через подставные компании. Самым младшим из них по возрасту, но только не по положению, был Баранов.

– Установившиеся мир и порядок, – продолжал Жила, – с таким трудом достигнутые в нашем шатком, нестабильном обществе, кому-то очень не по душе. Кто-то жаждет войны…

Следующие три с половиной часа прошли в такого же духа высказываниях. Все говорили много, на повышенных тонах, но без явных оскорблений. Сыпались взаимные упреки и обвинения. Меньше всех в разговор вмешивался Миронов, только пристально наблюдал за всем происходящим и вставлял свои короткие, но веские замечания. Что-то подсказывало мне – никакой войны, никакого передела сфер влияния нет. В лицах этих тузов, несмотря на всю значимость, с которой они себя преподносили, угадывался страх, животный ужас пешки перед неизвестностью. Люди все же банальны до предела.

– Сергей, я слышал, у тебя свои связи в органах. Какой-то маленький татарин в чине капитана, – вдруг обратился к Баранову Карцев. – Может быть, тебе что-нибудь стало известно? А ты не хочешь поделиться этим с нами? – Он демонстративно обвел рукой всех присутствующих.

– Поражен и завидую вашей осведомленности, Борис Абрамович. Если я что-то узнаю, вам об этом первому сообщу, – несколько резко ответил Сергей.

– Ты здесь только потому, что Николай Иванович настоял, понял? – вспылил Карцев.

– Но отвечаю за себя я сам, – парировал Баранов.

Борис Абрамович поднялся из-за стола, взбешенный такой дерзостью.

– Да я тебе, если захочу, в миг голову откушу, сопляк!

– Борис, не надо переходить на личности, – вмешался Миронов. – Кстати, об «откушу», о хлебе насущном. Все мы немного утомлены продолжительной беседой и наверняка проголодались. Я предлагаю подкрепиться.

– Каким блюдом на этот раз ты удивишь нас, Стас? – заинтересованно потирая руки, спросил Николай Иванович.

– Это сюрприз. Вы же знаете, кулинария – мое хобби. Я бы даже сказал, призвание. Но судьба распорядилась по-иному, к сожалению, – ответил Стас.

Поднявшись, он направился к выходу.

– Извините, я удалюсь на некоторое время. Люблю, знаете ли, сам контролировать процесс приготовления.

Все встали из-за стола переговоров и устроились кому где удобно. Кто на широком диване, кто погрузился в мягкие кресла. Недавно чуть не перегрызшие друг другу глотки Карцев и Баранов теперь мирно беседовали между собой. Они обсуждали, какой изумительной была фаршированная рыба в прошлый раз и какое вино лучше подходит к тому или иному блюду. Вскоре к обсуждению присоединились остальные.

Примерно через десять минут в коридоре послышался шум. Распахнулась дверь, все повскакивали со своих мест, я вышла вперед, загораживая собой Баранова. В зал вбежал тот тип в белой рубашке. В руке он держал поднос, накрытый мельхиоровым колпаком. С лицом, искаженным приступом ярости, поставил его на стол и сдернул крышку. Сначала всем показалось, что это розыгрыш, но, когда ошеломленным гостям стала ясна жуткая картина, улыбки с их лиц стерлись в мгновение ока. На подносе лежала голова Миронова, застывшие глаза его уставились на нас.

– Чьих это рук дело? – бесился охранник. – Никто отсюда не выйдет, пока не выясним. Еще троих замочили там, на кухне.

– Ты хочешь начать бойню? – подойдя к нему, спокойно спросил Баринов по кличке Жила.

Одной этой фразы хватило, чтобы тот остыл. Мы немедленно поспешили прочь.

Через несколько минут уже мчались по шоссе, и, чтобы немного успокоиться, Сергей попросил поставить кассету Феди Меркулова. Для тех, кто не в курсе, – так в шутку он называл Фредди Меркьюри. Ему нравилась музыка «Qween». Баранов молчал, только глаза его бессмысленно бегали из стороны в сторону. Бог знает, о чем он думал в этот момент.

Когда мы были уже на мосту, красный «Фольксваген», обогнав нас, поравнялся с головной машиной с левой стороны. Тонированные стекла опустились, стирая отражения беспощадно палящего солнца. Поняв, что что-то не так, я резко взяла вправо. Идя на обгон, как бы загораживаясь от непрошеного попутчика «Ниссаном», прибавила скорость, уходя в отрыв. В открытые окна показались дула пистолетов-пулеметов, напоминавших немецкий «скорпион». Хотя и были некоторые сомнения в определении марки, что-то очень знакомое слышалось в характерных звуках издаваемых очередей. Я поняла это потом. Позади нас бронебойный дождь осыпал автомобиль с охраной. Фонтаны огненных искр, треск рассыпающегося стекла, гул пальбы не заглушали рев моторов. Затем «Ниссан» резко занесло вправо. Несколько раз развернувшись вокруг своей оси, машина как бы споткнулась, завалилась на бок, потом на крышу, продолжая с диким скрежетом двигаться по инерции. Но люди в красном «Фольксвагене» уже не обращали на «Ниссан» никакого внимания. Последовав за нами, они приближались с огромной скоростью. Вот когда неуязвимость этой колымаги может оказаться помехой, роковой для наших жизней! Я могла бы оторваться чуть раньше от преследователей, теперь же придется действовать по обстоятельствам.

– Быстро лечь на пол! – приказала я Сергею.

Но он не послушался. Перегнувшись через переднее сиденье, Сергей достал из бардачка пятнадцатизарядную «беретту».

В зеркало заднего вида я наблюдала, как высунувшись по пояс из окон «Фольксвагена», люди в черных масках полосуют нашу крепость на колесах из автоматов.

– Открывай окно, – крикнул Баранов. И это было легко. Стекла опускались автоматически, нажатием одной кнопки на передней панели управления со стороны водителя.

Но мне в этот миг показалось, что фамилия ему очень подходит.

– Нет, – был мой ответ.

Он открыл было рот, чтобы сморозить очередную глупость. Неожиданно удары в заднюю дверь заставили его отпрянуть в сторону. Но пуленепробиваемое стекло выдержало смертоносный натиск. Убийцы неслись теперь с нами вровень.

Резко повернув руль влево, я врезалась им в бок. Стрелок с моей стороны едва успел спрятаться внутрь. Продолжая обмениваться ударами, мы только и успевали уворачиваться от летящих навстречу машин. Стрелки часов доходили до семи пополудни, поэтому дачников, возвращающихся домой, было достаточно. Я старалась выпихнуть бандитов на встречную полосу. Легкий «Фольксваген» явно проигрывал в этом соревновании.

Сцепившись в схватке, никто не хотел уступать. Впереди, с бешеным воем клаксона, навис огромный грузовик. Пришлось разъехаться в стороны. Он пролетел посередине. За эти доли секунды я все продумала и решила действовать. Снова резко рванула руль влево. Не выдержав сильного толчка, преследователи вылетели, пробив ограждение, на обочину. Совершая немыслимые кульбиты и перевороты, автомобиль загорелся. Взрыв разметал вокруг языки пламени.

В приступе бешенства Сергей сорвал трубку телефона. Стал судорожно бить по кнопкам, буквально впечатывая их в корпус. Скулы его сводила дрожь, зубы со скрипом сдирали эмаль.

– Эти суки мне за все ответят, – кричал он, извергая проклятия в адрес невидимого оппонента. – Хотят развязать войну? Я им устрою «ледовое побоище».

Постоянно сбиваясь и попутно чертыхаясь, никак не мог набрать правильно нужный номер.

– Сергей, я думаю, тебе стоит успокоиться. Необдуманные действия могут привести к непредсказуемым последствиям, – решила я остановить его.

– С каких это пор мы перешли на «ты»? – язвительно спросил Баранов.

– С тех пор, как ты доверил мне свою жизнь, – ответила я. – Не знаем, кто эти люди, не можем предъявить никаких доказательств. Кроме того, ты видел, какой переполох поднялся на даче? Они сами все в трансе. Голова хозяина на ужин никому не пришлась по вкусу. Цинично, конечно, черный юмор, но так оно и есть.

Переведя дыхание и немного остыв, Сергей несколько по-иному стал оценивать ситуацию, смог более хладнокровно взглянуть на вещи, которые заставили его выйти из себя и так вспылить.

– Да, конечно же, ты права, Женя. Извини за недостойное поведение…

Глава 3

Уже стемнело, когда мы подъехали к моему дому. Это временное пристанище я предпочла всем другим. По крайней мере, на короткий срок. Выйдя, Сергей осмотрел изъеденный пулями кузов машины.

– Не везет мне на «Мерседесы». А такая была конфетка, – с горечью заметил он.

После того, как на него совершили покушение, Сергей ни словом не обмолвился о тех четверых, кого мы потеряли. Тем более что одним из них был Османов, его лучший друг. Я не понимала, почему он заменил его мною и так откровенничал с человеком, которого узнал только вчера, а Османа отстранил от себя?

Мобильный телефон мы захватили с собой. Тети Милы дома не было: наверное, пьет чай и болтает с соседкой по лестничной площадке. Занавесив окна, я включила освещение.

– Неудобно как-то. Мне бы не хотелось стеснять тебя, – извиняясь сказал Баранов.

– Никаких стеснений. Мне ведь положено днем и ночью следить за твоей безопасностью. А раз так, устраивайся поудобнее и чувствуй себя как дома.

Я достала полотенце и дала ему свой банный халат.

– Ничего, – улыбнулся он и отправился в ванную.

Я пошла на кухню приготовить ужин и по-спартански перекусить самой. Минут через пятнадцать, приняв душ, Баранов вышел и удалился в мою комнату. Легкий ужин, как мне представлялось, был готов, но я бы не сказала, что получился он очень уж легким. Яичница с салом, нарезанная колбаса на тарелке, сдобный хлеб, на столе – банка вишневого варенья, только что открытая.

Я направилась в комнату позвать Сергея, а заодно и посмотреть, что он там делает. Сергей с интересом рассматривал неплохую коллекцию видеокассет – маленькую мою гордость. Он стоял спиной ко мне. Подкравшись незаметно для него, я спросила:

– Нашел что-нибудь стоящее?

Он повернул голову.

– Я не люблю кино, честно признаюсь. Жизнь бывает намного интереснее, правда, и опаснее. Книги – вот моя слабость.

– В зале есть прекрасная библиотека. Там не только детективы, которые обожает тетя Мила, – предупредила я.

За столом мы молчали. Я изредка позволяла себе взглянуть на него. Выпив крепкого кофе, он отодвинул чашку.

– Еще налить? – спросила я.

– Нет, спасибо.

Облокотившись на стол и опустив голову, после непродолжительного молчания он произнес:

– Вот и Османа со мной нет.

– Вы давно друг друга знали?

– Еще при старом режиме познакомились. По тем временам дела не очень чистые. Покупка, продажа, обмен. Валютные махинации, одним словом. Он мне почему-то доверял, я – ему. Но сколько веревочке ни виться, рано или поздно загребут. Взяли его с большим количеством наличности. Меня за собой не потянул. Почки себе в колонии застудил. Когда вышел, я уже ждал его, с благодарностью принял. Мне повезло, и я решил поделиться с ним. Сделал шефом своей немногочисленной службы безопасности. Как разбогател – и говорить не стану…

Наверно, с час сидели мы на кухне и разговаривали. Вернее, он говорил, а я слушала с большим интересом. Но, к сожалению, рассмотрев все версии, мы так и не смогли с достаточной точностью сказать, кому было выгодно начать охоту за ним.

Когда вернулись в комнату, то почувствовали, что нас обоих неотвратимо тянет друг к другу. Может, всему причиной совместно перенесенный стресс, а может, что-то большее, я не могу сказать с уверенностью. Иногда мне казалось, что за это короткое время я узнала о нем все, а иногда – будто вижу в первый раз.

Одета я была для удобства передвижения в брючный серый костюм и светлую блузку. Сергей дрожащими руками помогал мне освободиться от надоевшей дневной одежды. Пистолет я положила на стол, поближе к себе на всякий случай. Упали на кровать. Целовался он со знанием дела, но я тоже не уступала ему. Так продолжалось долго, и мы уже готовы были перейти к более активным действиям, но вдруг мое чуткое ухо уловило, как открывается входная дверь. Черт, что ж так не вовремя-то! Вскочив, я схватила со стола ствол.

– Женечка, ты дома? – услышала голос тети Милы.

– Да, это я. Но не одна.

– С молодым человеком? – спросила она. Изредка меня мучили сомнения: кто же из нас двоих служил в разведке? – Я вам помешала, сейчас пойду прогуляюсь.

– Даже не думай, я тебя никуда не отпущу на ночь глядя, – ответила я извиняющейся тете Миле.

Застегивая на ходу блузку, вышла в коридор. И буквально за руку оттащила тетю Милу от двери. Потом представила ей Сергея Баранова. Сказала, что работаю сейчас на него.

Быстро познакомившись, они весь вечер болтали обо всем подряд. Сергей мог найти общий язык с кем угодно. Тетя Мила ведь отлично разбиралась не только в детективной литературе. Ей также были хорошо знакомы труды Ницше, Шопенгауэра и многих других выдающихся мыслителей.

Они так бы и провели всю ночь вместе, попивая кофе и совсем позабыв про меня. Но помешал телефонный звонок, адресованный Сергею. Взяв трубку сотового, извинившись, он вышел в коридор. Затем подозвал меня и сообщил, что звонил его хороший знакомый, который помог бы нам в расследовании дела. На завтра он назначил Сергею встречу в три часа дня в закусочной одного супермаркета. Специально прислушиваясь, я несколько раз отметила, как Сергей называл звонившего капитаном.


Кафе располагалось на первом этаже большого торгового павильона. Стайка потенциальных покупателей и просто зевак в этот воскресный, немного прохладный день – погода преподносила сюрпризы с завидным постоянством – сновали из зала в зал, поднимались и спускались на эскалаторах. Место было выбрано крайне неудачно. Убийцы могли, слившись с массой людей, подкрасться незамеченными. Но встречу назначала не я и даже не Баранов. Его друг из правоохранительных органов сам выбрал место и время. Придется полностью рассчитывать только на себя.

В три часа мы были в кафе. У широких окон, прикрытых полностью опущенными жалюзи от вездесущих лучей солнца, стояли пластиковые столики и стулья, за которыми сидели, быстро перекусывая булочками с сосисками и запивая их кока-колой, счастливые покупатели. Другие неторопливо пили пиво или ели мороженое. Капитан, как назвал его Сергей, общаясь по телефону, уже находился там. За столиком больше никого не было. Перед капитаном лежала папка, наверное, какие-нибудь важные документы, которые он хотел показать лично моему подопечному. Встретиться со мной он наотрез отказался, поэтому пришлось ехать вдвоем.

На лице этого человека средних лет, ничем не выделяющегося и неприметного среди других, прочно прописалась хроническая усталость, вечная бессонница. Трехдневная щетина лишь дополняла картину. Когда мы подошли, человек даже привстал, приветствуя Баранова.

– Здорово, Эльдар, разреши тебе представить – Евгения Охотникова. Мой самый доверенный человек, высококвалифицированный специалист, – представил он меня, своего телохранителя. – А это Эльдар Бочанов, капитан нашей доблестной милиции, – закончил Сергей официальную часть.

– Давай без фамилий и без званий, – предупредил тот, исподлобья глянув на меня и поздоровавшись кивком головы.

Имя татарское, наверняка это и есть тот, о ком говорил Баранов на даче. Все схвачено, за все заплачено.

Я села спиной к закрытым окнам, чтобы держать в поле зрения весь зал. По правую руку, поудобнее, откинувшись на спинку стула, уселся Сергей, по левую, соответственно, мент.

– Ну, как продвигается дело? – раздраженно спросил Сергей. – За что только я вам всем плачу?

– Ты мне не платишь. Твои деньги мне не нужны, – с презрением процедил Бочанов.

– Вот как заговорил, – прорычал Баранов, все больше заводясь.

С минуту они с ненавистью смотрели друг на друга.

– Троих, тех, что нашли на месте покушения, – заговорил Эльдар, прерывая злобное молчание, – опознать невозможно. Тела сильно обгорели. Вернее, то, что от них осталось. Баба твоя постаралась, – шепнул ему почти на ухо.

Я сосредоточенно наблюдала за происходящим вокруг нас, но не могла пропустить этой фразы.

– Можете не шептаться. Я все прекрасно слышу. Вопрос стоял однозначно – либо они, либо мы. Может, вы еще что-нибудь обнаружили?

– Автоматы новой модели, по своему внешнему виду близкие к немецкому «скорпиону», – некоторое время помолчав и перелистав страницы дела, ответил Бочанов. – На запястье у одного браслет был в виде четок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное