Марина Серова.

Деньги исчезают в полночь

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

Когда я так бесцеремонно вторглась на его территорию, дядька разговаривал по телефону. Может быть, поэтому он не бурно отреагировал на мое неожиданное появление, а только вопросительно на меня уставился, предварительно пробормотав в трубку что-то вроде: «Я перезвоню тебе».

Решив действовать нагло и дальше, я уселась в кресло. На лице Сандалова отразилась работа мысли. Кажется, он решал, как все-таки следует реагировать на мое хамство, параллельно пытаясь сделать умное и строгое лицо, что выходило у него совсем скверно.

«Что ж, – подумала я, – пора брать быка за рога». Кстати, Сандалов в роли быка меня вполне устраивал.

– Я – Татьяна Иванова, частный детектив. Расследую дело о покушении на вашу жизнь.

На то, чтобы дядька «въехал», ушло примерно пятнадцать минут. Сначала он никак не мог сообразить смысл понятия «частный детектив», потом и вовсе перепутал меня со стажером из милиции. И только когда я напомнила ему про Шерлока Холмса, он вдруг обрадовался открывшейся истине. В своем далеком детстве господин Сандалов, похоже, успел прочитать какие-то произведения сэра Артура Конан Дойла. И вот наконец наступил долгожданный момент, когда моя личность была установлена, и мы смогли приступить к делу.

По поводу самого покушения, как я и предполагала, Сандалов не сказал ничего нового. Выяснилось, что в тот вечер в ресторане гуляла теплая компания из шести человек. Судя по всему, это скорее был деловой ужин, но «новые русские», похоже, не видели ничего необычного в том, что он впоследствии превратился в масштабную пьянку. Причем Сандалов в серьезном деле пития отличился особенно.

Кроме самого именинника, в ресторане в тот вечер находились три его партнера по бизнесу, с которыми он днем заключил очень выгодную сделку, перебив пальму первенства у другого мужика. Кстати, он – фамилия его Тищенко – тоже находился в ресторане в тот вечер. Мне это показалось удивительным, и я спросила Сандалова, почему Тищенко вместо того, чтобы пойти домой и тихо переживать потерю, отправился на торжество.

Ответ я получила весьма своеобразный. Сандалов пояснил, что Тищенко не обиделся. Я в этом месте рассказа мысленно похихикала. А поскольку с теми тремя мужиками он был связан еще какими-то делами, то они его пригласили «культурно посидеть».

В компании присутствовал также заместитель Сандалова, некий Михаил Павлович Ришин. Из охранников были Виталий, Игорь и еще один парень по имени Михаил. Причем Игорь в тот вечер дежурить не должен был. Он подошел в самый разгар праздника якобы для того, чтобы составить ребятам компанию.

Вот что мне с трудом удалось вытянуть из Сандалова. Но самое интересное произошло потом.

– Ты знаешь, – доверительно сказал он мне, очевидно, установив со мной внутренний контакт и потому перейдя на «ты», – я не особо верю, что это Виталий хотел меня «пришить». Однако ведь кто-то в меня пальнул тогда. Неспокойно мне... Живет, понимаешь, где-то гнида, которая меня убрать хочет. Может, и Витальку она подкупила.

В общем, – тон его стал решительным, а сам он сделался похожим на расхорохорившегося хомячка, – я хочу, чтобы ты расследовала дело и с моей стороны. Если найдешь того, кто меня «замочить» желает, заплачу хорошо. Я уж совсем покой потерял, гнида-то эта по-любому на свободе ходит.

Так у меня появился еще один клиент, согласный на мои обычные расценки. Однако я не спешила покидать кабинет Сандалова, поскольку еще не все вопросы были исчерпаны.

Прежде всего я строго-настрого наказала ему никому не говорить, кто я на самом деле и для чего нужна. Всем интересующимся следовало сообщать, будто я – богатая дура, получившая наследство от скончавшегося древнего мужа и решившая открыть свой бизнес. Что же касается Сандалова, то его я якобы пытаюсь заиметь в союзники.

Когда все подробности были оговорены, я поднялась.

– А сейчас вы выйдете со мной в предбанник, поддерживая за локоток, и скажете своему охраннику Игорю, чтобы он отвез меня, куда я скажу. О'кей?

Он согласно кивнул. Далее мы с ним совершили нехитрые театральные действия, причем как актер Сандалов показал себя с лучшей стороны. Он ласково глядел мне в глаза, я же при этом стояла с идиотски счастливым видом, как рыбак, поймавший двадцатикилограммовую рыбину. В общем, все прошло отлично, и уже через несколько минут я сидела в машине Сандалова, а за рулем пристроился нужный мне человек – Игорь.

* * *

У меня были особые виды на Игоря. Во всей пока неясной истории он представлялся мне самым слабым звеном, ухватившись за которое можно будет быстрее приблизиться к разгадке. Думаю, на это намекали и мои магические друзья, когда я еще раз, перед тем как ехать в офис Сандалова, бросила «кости».

11+21+25 – «Каждый человек неповторим в своем обаянии».

Еще тогда возникшая интересная идея укрепилась в моем сознании после разговора с Виктором Георгиевичем. Характеризуя Игоря, тот особо подчеркивал неравнодушие парня к красивым женщинам. Причем у него это якобы не пошлое обожание, основанное на банальном физиологическом влечении, а нечто иное, более благородное и возвышенное. В общем, заочный психологический портрет Игоря представлял его похожим на средневекового рыцаря, которому было не суть важно, станет ли он любовником своей дамы сердца или же придется обожать ее на расстоянии.

Когда, покинув офис, мы с Игорем направили свои стопы к машине, я стала незаметно наблюдать за ним, отмечая малейшие детали. Судя по всему, Сандалов оказался прав относительно характеристики Игоря. Имидж благородного рыцаря объекту моих наблюдений подходил как нельзя кстати. Его галантность, порой граничащая с некоторой вычурностью, отнюдь не казалась показной, и даже я, отвергающая романтику в принципе, нашла его весьма обаятельным.

Итак, в общем и целом Игорь мне понравился. Что ж, если мальчику так хочется поиграть в рыцаря, я не против побыть в роли его дамы сердца. А заодно и разобраться в порученном мне деле.

Определившись с целью, которая заключалась в завоевании максимального расположения Игоря к моей персоне, я решила, образно говоря, перейти с ним на «ты». Иными словами, мне предстояло установить тот дружеский контакт, который является первым и обязательным шагом к сближению.

Надо сказать, я немало преуспела в своем стремлении, а заодно получила множество удовольствий. Когда Игорь спросил, куда меня отвезти, я с романтической грустью в глазах попросила составить мне компанию в прогулке по городу. Парень просиял и, очевидно, начисто забыл, что находится при исполнении служебных обязанностей. Из последнего обстоятельства можно было сделать вывод, что Сандалов не слишком строго относится к своим подчиненным.

Последующие часы Игорь катал меня по городу, причем надо отдать ему должное, места он выбирал самые лучшие. Пару раз мы останавливались, чтобы зайти в дорогие кафе, в каждом из которых Игорь демонстрировал аттракцион неслыханной щедрости. Он легко расставался с таким количеством денег, которое, по моим представлениям, составляло половину месячной зарплаты среднестатистического охранника.

Мои подозрения в том, что он «нечист», таким образом, получали крепкую основу. Конечно, у меня по-прежнему не было реальных доказательств. Может, деньги, которые Игорь тратил, скоплены им в результате долговременной экономии на завтраках и обедах, я не спорю. Но, честно говоря, верилось в это с трудом.

Как бы там ни было, но расстались мы с ним добрыми друзьями. Настойчивое предложение моего кавалера подвезти до самого дома я не менее настойчиво отклонила, поэтому сцена прощания проходила в мало оживленном переулке, неподалеку от моего места жительства. Мы договорились встретиться через два дня, когда у Игоря намечался выходной.

Несколько раз я с исключительной заботой в голосе выражала опасение, что у моего новоявленного рыцаря возникнут проблемы на работе из-за сегодняшнего отсутствия на ней. Надо будет позвонить Сандалову и попросить его устроить Игорю красочный разгон по этому поводу. Мне вовсе не нужно, чтобы он начал халтурить на работе из-за меня. Наоборот, в мои планы входило, чтобы он занимался тем же, чем и обычно, а я имела возможность наблюдать за этим.

В общем, в конце дня я удовлетворенно констатировала, что первый план операции по внедрению на вражескую территорию проведен успешно. Но, разумеется, я не рассматривала Игоря как конечный объект своих исканий. Скорее всего он являет собой что-то вроде связного, мне же необходимо вычислить идейного вдохновителя, ту самую «гниду», как называл своего недоброжелателя господин Сандалов.

Решив, что пора узнать мнение магических «костей» о моих нынешних действиях, я вынула из сумки заветный мешок. И уже через минуту получила моральный щелчок по носу. Комбинация была такой:

12+20+25 – «Ваша предприимчивость больше проявляется в вашем воображении, чем в реальных делах».

Оскорбление! Нет, скорее весьма утонченный бросок камня в мой огород. Это я, которая провела целый день в работе, не совершила реальных дел? А чем же я тогда занималась, позвольте спросить?

В общем, сперва я не на шутку обиделась. Однако потом, поразмыслив немного, пришла к выводу – зерно истины в выпавшем мне толковании, безусловно, есть. Целый день я потратила на охмурение Игоря и, конечно, преуспела в этом, но ведь то же самое можно было сделать за гораздо меньшее время. Пришлось честно себе признаться, что сегодняшнее времяпрепровождение было мне самой приятно. Похоже, душой я все-таки находилась сегодня на вожделенном отдыхе.

Однако расслабляться недопустимо, и, немного поругав себя за лень, я решила всерьез браться за работу. На часах было десять вечера, но меня это вполне устраивало. Ночная жизнь прогрессивной части города только начиналась, а в моих ближайших планах числилось посещение ресторана «Астория», где, собственно, и произошло покушение на Сандалова. Собственно говоря, я не знала, что именно должно открыться мне в данном заведении, так как любые следы преступления, если таковые были, наверняка уже давно стерлись или уничтожены. Однако игнорировать место, где состоялось главное действо спектакля, было нельзя.

Выпив чашку великолепного черного кофе и проглотив бутерброд, я вновь направилась к своей «девятке». На лавочках у подъезда происходил своеобразный «пересменок»: бабушки-сплетницы, вволю наговорившись, наконец засобирались домой, а на освобожденные места устремлялась неунывающая молодежь. Стоял сентябрь, и погода продолжала радовать народ теплыми ласковыми деньками.

Ресторан «Астория» находился в центральной части города и считался злачным местом. Когда-то, в незапамятные времена, здесь собиралась местная элита, а сейчас, словно в насмешку над тем временем, «Астория» стала любимицей братков. Репутация ресторана быстро впитала в себя эпохальные изменения, благодаря чему порядочные люди теперь обходили его стороной. Несколько раз здесь происходили весьма громкие инциденты, в рамки которых мое нынешнее дело весьма органично вписывалось. Размышляя об издержках своей профессии, которая вынуждала меня посещать такие неблагородные места, я припарковала машину во дворе, с обратной стороны от главного входа в ресторан, и решительно направилась внутрь.

Войдя в зал, я огляделась. С виду здесь было очень даже неплохо. Презентабельность интерьера, по-видимому, осталась еще с прежних времен. Публика же была, мягко говоря, впечатляющей. Окинув взглядом посетителей, я почему-то вспомнила анекдотических персонажей из телепередачи «Городок». Братки в ней изображались именно такими, какими сейчас я имела честь их лицезреть.

К сожалению, я слишком поздно поняла, что выбрала не слишком удачный день для посещения «Астории». Была пятница, и уставшие от трудовых забот и утомительных разборок братки отчаянно отрывались. Я ни в коем случае не собиралась им мешать. Единственное, чего мне хотелось, так это того, чтобы ребята не вписывали меня в свои грандиозные планы на вечер. А также на ночь. Но, к сожалению, моим робким надеждам не суждено было осуществиться.

Как только я вошла, заинтересованные взгляды посетителей обратились в мою сторону. В том не было ничего удивительного: в подобных местах появление одинокой женщины воспринимается как приглашение. Но мне вовсе не хотелось портить ребятам праздник и устраивать разборки. А потому, быстро сориентировавшись в обстановке, я прошмыгнула на задний план, по направлению к двери с табличкой «Посторонним вход воспрещен».

Пройдя по длинному темноватому коридору, я оказалась на кухне. Здесь стояла невыносимая жара от многочисленных котлов, сковородок и кастрюль. Что же касается живых существ, то из них в помещении находились только повар и две молоденькие официантки. Маловато, однако, персонала для столь масштабного заведения.

Повар – мужчина лет сорока пяти, оторвавшись на миг от котла, в котором он что-то энергично мешал, глянул на меня и спросил:

– Чего тебе?

– Вы не скажете, кто здесь работал в понедельник восьмого? – максимально любезно спросила я. Но на мастера кулинарного дела моя любезность не произвела никакого впечатления.

– Не скажу! Ходят тут всякие... Если тебе на заднее место приключения нужны, то пришла ты по адресу. А если у тебя обыкновенная нехватка мозгов, то слушай меня: катись отсюда подобру-поздорову!

Определенно, мне понравился этот дядька. Как раз такой обстоятельный кадр и способен рассказать что-нибудь важное о событиях интересующего меня вечера.

– Можно с вами поговорить? – стараясь принять максимально умоляющий вид, спросила я. – Ну пожалуйста!

– Ты журналистка, что ли? – скептически спросил дядька. – За сенсацией, поди, гоняешься? Так здесь ты ее ни фига не добудешь.

– Не журналистка я, а частный детектив. К тому же взрослая и разумная женщина. Так что лучше не гоните меня, тем более что у вас это все равно скверно получается. Уделите мне несколько минут, и потом – торжественно обещаю! – я по-тихому смоюсь.

– Ишь какая... – несколько иным тоном пропел повар. – Ну и чего тебе надо?

Девушки-официантки в этому времени уже потеряли ко мне интерес и, подхватив подносы, отправились обслуживать братву. Честно говоря, я не завидовала этим девчонкам.

– Ну?

Дядька повернулся ко мне с вопросом, когда загадочное варево в котле было готово и снято с огня. Сейчас он напоминал мне рекламного повара Вовочку, обожающего майонез «Кальве» и настойчиво предлагающего его попробовать. Вот только мрачноватый взгляд портил все дело. По мне, так лучше бы дядька улыбался так же лучезарно, как Вовочка, отведавший майонеза.

– Вы были здесь восьмого сентября? – начала я с места в карьер.

– Ну, допустим...

– Здесь произошло покушение на одного человека.

– Ну да. Тут часто что-нибудь подобное происходит. Поэтому я тебе и советовал катиться.

– Благодарю за заботу, но, к сожалению, не могу сейчас это сделать. Хотя вы можете существенно ускорить процесс моего «откатывания». Не видели ли вы в тот вечер чего-нибудь интересного, что могло бы помочь расследованию?

Похоже, дядька наконец стал понимать, что так просто ему от меня не отделаться. Он ненадолго задумался, а потом начал рассказывать:

– Я сам целый вечер на кухне проторчал и вышел только, когда весь переполох начался. А сын мой – он здесь официантом работает – тут вместе с охранниками «новых русских» выпивал. В общем, дело как было. Он с одним из них знаком давно, с Андрюхой. Ну, значит, встретились тут случайно, Андрей его с товарищами по работе познакомил. Тут мой и говорит: «А давайте, ребята, выпьем?» Те сначала-то не хотели, мол, на работе мы. Но потом, когда шефы их напились уже знатно, ребята подумали, что им всем в зале торчать необязательно. И вроде как дежурство установили: двое охранников плюс мой Толька здесь на кухне выпивают, а один в зале видимость присутствия создает.

– А потом?

– А потом так было. Парнишка, которого потом менты сцапали, не пил вообще. Он в тот день за водилу был, бандюг должен был по домам развозить. Так вот, значит, бухают ребятки, а я по малой нужде отлучился. Когда уходил, на кухне оставался тот парнишка, которого сцапали, и еще один парень, которого, кажется, Игорем зовут. Андрюха в зале был, а Толька мой заказ относил. Ну, и меня не было минут пятнадцать – я там бармена в коридоре встретил, разговорились мы. Когда вернулся, на кухне уже были Андрюха и Игорь, третий пошел Мишке на смену. А через несколько минут мы выстрел услышали. Ребята сразу побежали на звук, и в коридоре наткнулись на пацана того с пистолетом в руках. А рядом – туалет. Дверь открытая, и оттуда один мужик кричит: «Он в меня стрелял!»

– Подождите-ка, – прервала я его рассказ, – вы говорите, что Виталий, ну тот, которого с пистолетом увидели, вместе с другими не выпивал?

– Нет. Он за рулем был, говорю ж тебе.

Интересное получалось кино.

– Но ведь когда Виталия обнаружили с пистолетом в руках, он был пьяный вдребезги. Он даже не мог сказать, что случилось.

– Не знаю... Скажу только одно: при мне он не пил. Может, когда я вышел?

За пятнадцать минут человек не может напиться в стельку, даже если выпьет бутылку водки залпом. Или может?

– А ваш сын не присутствовал в тот момент, когда вы вышли?

– Нет. Он как вышел перед моим уходом, так и не возвращался до самого переполоха.

– А вы случайно не заметили, сколько спиртного было до вашего ухода на столе и сколько осталось после?

– Когда я уходил, бутылка полная стояла, слегка начатая. А когда вернулся, там половина была.

Так. Получается, Виталий мог выпить максимум стакан водки. Если учесть, что рядом с ним находился Игорь, то это количество скорее всего предназначалось для двоих. С половины стакана, даже выпитого на голодный желудок, здоровый мужик не окосеет до потери сознания. Если только ему не подсыпали в водку что-нибудь усиливающее эффект.

Однако пора заканчивать испытывать гостеприимство повара. Он и так рассказал все, что мог.

Погруженная в размышления, я медленно шагала по длинному коридору. У меня были новые сведения, но как ими распорядиться, я не имела понятия. Стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания, я вступила на опасную территорию ресторанного зала и устремилась к выходу. Краем глаза заметила, как двое молодых людей типично гоблинского вида оторвали от стульев свои задницы и, очевидно, решили сопровождать меня. Мне это не понравилось, и я ускорила шаг.

Выскочив на улицу, я молниеносно шмыгнула в арку, чтобы как можно быстрее оказаться во дворе, где оставила машину. Увы, моим планам не суждено было сбыться. Два придурка в точности повторили траекторию моего маршрута и настигли меня в темном безлюдном дворе.

– Вот она! Я же тебе говорил, что догоним! – поделился своей радостью один из гоблинов, очевидно, самый оптимистичный. Потом он подло улыбнулся и гостеприимно раскинул руки: – Радость моя! Не составишь компанию двум бравым молодцам?

Черт! Горилла преградил мне дорогу к машине, а другое животное стояло чуть поодаль и радостно потирало руки, или что там у него было вместо них. Честно говоря, я не хотела драки. Я хотела только одного: поскорее попасть домой. Но, похоже, малой кровью обойтись не удастся, поскольку гориллы были настроены весьма решительно.

– Вован, да че ты с ней разговариваешь, хватай да тащи в машину. Поехали к ребятам, а то они уже заждались.

После этих слов горилла номер один попытался ко мне приблизиться, совершив роковую ошибку. Когда он оказался так близко от меня, что я даже почувствовала его тяжелое дыхание, я сделала одну очень нехитрую, но эффективную вещь. Ударила его в солнечное сплетение аккурат в тот момент, когда гоблин набрал в легкие воздуха, очевидно, готовясь сказать мне что-нибудь ободряющее.

Глядя на мужика, согнувшегося у моих ног в три погибели, я ощутила прилив бодрости и энергии. Что ни говорите, а быть слабой женщиной все-таки чертовски приятно!

Потом я глянула на второго гоблина и расхохоталась. Растерянность, отразившаяся на его физиономии, была столь уморительна, что доставила мне новую порцию удовольствия. Очевидно, в затуманенном алкоголем сознании парнишки никак не помещалась мысль, как худенькая девушка смогла отправить здоровенного Вована в аут. Наверное, поэтому он даже не попытался помешать мне покинуть поле боя. Уже сев в машину, я в последний раз глянула на живописную сцену, достойную быть написанной каким-нибудь современным художником. Парень, которого звали Вованом, продолжал сидеть на корточках, прислонившись к стене, и тихо поскуливал, а другой так и не поменял положения, в котором застыл. Он смотрел широко раскрытыми глазами на Вована и почесывал затылок.

Я завела машину и не торопясь поехала домой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное