Марина Серова.

Деньги исчезают в полночь

(страница 1 из 17)

скачать книгу бесплатно

Глава 1

В тот день мысль о том, что лучше бы я сегодня не просыпалась, не раз приходила мне в голову.

Все началось с раннего утра. Вообще-то просыпаться в седьмом часу мне абсолютно несвойственно. И уж тем более на отдыхе. Вчера я с честью завершила очередное дело, получила щедрый гонорар от своего довольного клиента, поэтому с чистой совестью могла себе позволить отдохнуть. Но куда там...

Виновником весьма неприятного пробуждения оказался сосед, врубивший радио на всю громкость ни свет ни заря. Сначала мне пришлось сквозь сон прослушать наш доблестный гимн, резанувший слух и напомнивший о былых временах. Затем я старательно пыталась уснуть под размеренно звучащий голос диктора, просвещавшего население на предмет последних новостей. И наконец, поняв, что уснуть повторно не получится, проклиная в душе соседа, а в его лице весь белый свет, я мужественно поднялась с постели навстречу новому дню. Честно сказать, такое его начало ничего хорошего не обещало.

Разумеется, существовали и другие объективные причины моего пессимистического настроя. Более весомые, чем радиопроиски соседа. Дело в том, что вчера я вместе со своим другом Сашкой отмечала достойное завершение нелегкого расследования, и, очевидно, доза выпитого при этом превысила даже мои нехилые способности. Ночью я сквозь сон задавала себе резонный вопрос, словно в старом анекдоте: «Кстати, а где Сашка?» Правда, исчерпывающего ответа на него найти мне так и не удалось.

Вот почему мое утреннее пробуждение, добавленное к предыдущим событиям, было столь пессимистично мною воспринято. Плюс к тому я вспомнила, что именно «пропихнул» мне вчера Сашка, когда мы еще пребывали в более или менее трезвом состоянии. Он сказал, что мной интересовалась какая-то дамочка, производящая впечатление очень важной синьоры. Вроде бы она собирала обо мне сведения. Сашке, который являлся представителем второй древнейшей профессии, то бишь был журналистом и имел знакомства с доброй половиной города Тарасова, можно было верить безоговорочно.

Факт, что неизвестная тетя мною интересовалась, не содержал в себе ничего криминального, но он явно свидетельствовал об очередном клиенте, который, судя по всему, у меня в скором времени появится. Если учесть, что с предыдущим я распрощалась только вчера, легко понять мои чувства. Оставалось только надеяться, что я успею отбыть на курорт прежде, чем на пороге моего жилища появится заинтересованная во мне особа.

Но, видно, моя удача отправилась на отдых раньше меня и в отличие от меня никому не позволяла его нарушать. Потому что в тот самый момент, когда я прошествовала на кухню сварить себе чудодейственный живительный напиток под названием кофе, раздался звонок. Взглянув на настенные часы, я внутренне зарычала. Без двадцати семь. Никто из знакомых, по крайней мере из тех, кого я была бы более или менее рада видеть, не мог пожаловать в такое время, поскольку моя нелюбовь к раннему утру общеизвестна.

Если только не случилось чудо, возвращающее мне потерянного вчера Сашку...

Увы, моей робкой надежде не суждено было исполниться. Посмотрев в «глазок», я увидела незнакомую женщину. На мгновение промелькнула шальная мысль: а не сделать ли вид, что меня нет дома? Но потом я поняла бесполезность этой затеи: мадам пришла неспроста, значит, и заставить ее уйти будет не так-то легко.

Еще раз тяжело вздохнув, я отворила дверь. Передо мной предстала женщина, которой я поначалу дала лет тридцать пять. Приглядевшись более внимательно, я изменила свое мнение: непрошеной гостье при ближайшем рассмотрении оказалось никак не меньше сорока пяти. Это была довольно высокая женщина среднего телосложения, одетая в шикарный брючный костюм. Короткие темные волосы уложены в стильную прическу. Но все это я отметила уже потом, а поначалу не увидела ничего, кроме ее потрясающих ярко-голубых глаз, смотревших на меня спокойно и немного снисходительно.

Довольно долгое время мы молча стояли друг перед другом. Не знаю почему, но на меня вдруг накатил какой-то непонятный ступор. Эта женщина явно обладала особым магнетизмом, силу которого я и испытывала сейчас на себе.

Наконец даме, по-видимому, надоело играть в молчанку. Мне, честно говоря, тоже.

– Вы – Татьяна Иванова, я правильно понимаю?

– Да, абсолютно. Проходите, – коротко ответила я.

Распахнув дверь пошире, я впустила посетительницу в дом. При этом чисто по-женски отметила, как легко и грациозно она двигалась. Можно было подумать, что это является результатом долгих тренировок в модных спортзалах, однако дама совершенно не производила впечатления праздно живущей особы.

Она прошла в гостиную, уселась в кресло и закурила. Тот магнетизм, который я отметила сразу, как только увидела ее, проявлялся буквально во всем: в движениях, пронизанных уверенностью и даже величием, в манере держаться, в отсутствии напряжения. Кажется, моя гостья привыкла повелевать.

– Ну, – сказала я, усилием воли сбросив с себя некоторое оцепенение, в котором оказалась благодаря энергетике сидевшей напротив женщины, – я так понимаю, самое время перейти к делу.

Слегка кивнув, она начала свой рассказ.

– Я живу в другом городе. Здесь, в Тарасове, у меня учится сын. Правда, учиться он никогда особенно не любил, и выбор вуза был определен им только из соображений престижа. Также в этом, безусловно, присутствовала немалая доля романтики. В общем, Виталий три года назад сказал мне, что хочет поступать в местное училище МВД. И поступил. Но уже на первом курсе у него начались серьезные проблемы. Я успешно их решила, как и все последующие, приезжая сюда на каждую сессию. Этим летом я не смогла вырваться и приехать, отчего и произошла история, из-за которой возникла необходимость встретиться с вами.

Она вытянула новую сигарету из пачки и картинно затянулась. Сейчас посетительница здорово напоминала мне актрису кино, изображающую мафиозную особу и стремящуюся поразить зрителей качеством своего исполнения роли.

– Одним словом, Виталий был отчислен за неуспеваемость. Мне он ничего не сообщил, а вместо этого пошел в разгул. Пьянки, гулянки – все по полной программе. На одном таком «мероприятии» он познакомился с парнем по имени Игорь, который работал охранником у некоего владельца торговой фирмы Виктора Георгиевича Сандалова. Игорь предложил Виталию работать с ним в паре, тоже охранником. Условия были очень выгодными, и мой сын согласился.

Женщина немного помолчала, а затем продолжила:

– Впоследствии на Сандалова было совершено покушение. Кто-то пытался застрелить его в ресторане, когда отмечался его день рождения. Гуляли масштабно. Я подробностей не знаю, но Виталий говорил, будто Сандалов изрядно надрался и еле до туалета добрел. Там в него и стреляли. Из охранников в ресторане, кроме Виталия, были еще двое, в том числе и Игорь. Они кинулись на выстрел и в туалете увидели трясущегося Сандалова, а в коридоре – Виталия, сжимающего в руках пистолет. Причем трудно было определить, кто из них двоих пьянее – Виталий или Сандалов, потому что оба ничего вразумительного сказать не могли, даже на ногах стояли с трудом.

– Сандалов был ранен?

– Да в том-то и дело, что нет. Стрелявший промахнулся, пуля пролетела в нескольких сантиметрах от него и застряла в обивке стены. Разумеется, менты сразу взяли Виталия, сказав, что в его состоянии неудивительно было промахнуться. В общем, для доблестных сотрудников правоохранительных органов все сложилось как нельзя лучше: есть попытка преступления, есть преступник...

Удивительно, но даже сейчас моя собеседница не была похожа на убитую горем мать. Похоже, звание «железной леди» ей можно было присвоить вполне справедливо. Я невольно почувствовала восхищение.

– В общем, Виталий сейчас находится в СИЗО, и я безуспешно пытаюсь его оттуда вытащить. Довольно много времени потратила на то, чтобы найти хорошего частного детектива. Наконец мне рекомендовали вас как именно такого.

– Вы хотите нанять меня для расследования этого дела? Но вы же сами сказали...

– Я хочу, – раздельно и четко проговорила дама, – чтобы вы доказали, что мой сын невиновен. Что его подставили.

– А если на самом деле это не так? – спросила я и тут же пожалела о произнесенных словах.

Она уставилась на меня своими потрясающе красивыми, мгновенно ставшими ледяными глазами. Я как будто сама заледенела под ее тяжелым взглядом. Черт, я так редко чувствую себя скованной, а сегодня это произошло уже несколько раз!

Между тем заданный мною вопрос только на первый взгляд был бессмысленным. Конечно, для матери Виталий был невиновен в любом случае, даже если он в действительности участвовал в преступлении. Однако мне совершенно необходимо было выяснить, с какой именно целью она желает меня нанять: потому что свято верит в невиновность Виталия или же по обратной причине. Этот момент был чрезвычайно важен, поскольку от него зависел ход моих будущих действий.

Взгляд женщины лучше всяких слов свидетельствовал о том, что она свято верит в невиновность сына. Судя по всему, она была на сто процентов уверена в его непричастности к преступлению, поэтому-то и предпринимала сейчас недюжинные усилия для его спасения.

– В общем, я хочу, чтобы вы поработали максимально хорошо. За ценой не постою, уж будьте уверены. Я заплачу столько, сколько вы скажете. И даже сверх этого. Но вы должны доказать невиновность моего сына.

Она достала из сумки визитку и протянула ее мне. На ламинированном кусочке картона значилось: «Ирина Алексеевна Лепина, генеральный директор фирмы „Бест“.

– Каков род деятельности вашей организации? – спросила я.

– Продажа автомобилей.

Коротко и ясно. Что ж, моя догадка насчет ее весомости в обществе оказалась верной. Продажа автомобилей – занятие нехилое.

– Ирина Алексеевна, если уж вы хотите нанять меня для расследования этого дела, то мне необходимо выяснить у вас некоторые вопросы. Прежде всего меня интересует личность Сандалова.

– Тут я вряд ли смогу вам помочь, я с ним незнакома. Знаю только, что фирма, в которой работал Виталий, довольно крупная в вашем городе, а Сандалов ее непосредственный владелец. Называется она «Арарат».

– На чем специализируется?

– На продажах. Причем всего подряд. В общем, обычная фирма, каких сейчас сотни. Правда, говорят, у Сандалова дела шли хорошо. Но сама я не знаю, так это или нет.

– А Виталий сколько там проработал?

– Что-то около двух месяцев. Насколько я знаю, его взяли без испытательного срока, поскольку Игорь за него поручился перед начальством.

– Они что, были знакомы с ним раньше?

– Нет, познакомились после того, как Виталия отчислили.

– А когда это произошло?

– Около трех месяцев назад. Сейчас скажу точнее... Наверное, в конце июня. Он сессию совершенно не сдал, да и еще какое-то нарушение устава с его стороны было. Это я уже потом узнала.

– Выходит, его отчислили, а примерно через три недели он уже работал у Сандалова?

– Получается так.

Я мысленно усмехнулась. Интересная вырисовывается картина... Парень, который знает другого меньше месяца, ручается за него перед начальством. Ничего себе кино!

– А этот Игорь, что он из себя представляет?

– Понятия не имею. Но кажется, он – бабник.

– Хм... ясно.

– В плане информации я мало что могу вам дать. Мне вас рекомендовали как первоклассного детектива, поэтому смею надеяться, вы разберетесь, что к чему.

«Разберусь, уж не сомневайтесь», – подумала я, а вслух сказала:

– Будем стараться. Что ж, когда мне понадобится что-то узнать у вас, я позвоню. Вы тоже держите меня в курсе насчет Виталия. Обязательно сообщите, если сумеете добиться, чтобы его выпустили под залог.

– Хорошо. У меня к вам еще один вопрос. Вернее, просьба. Я прошу вас никому не говорить о том, кто вас нанял.

– То есть?

– То есть вообще не произносить моего имени. И уж тем более не связывать его с расследованием. У меня некоторое время назад были дела в этом городе, так что есть люди, которые меня здесь знают. В общем, если информация о Виталии дойдет до моих конкурентов, то они попытаются обратить ее против меня. Официально же я сейчас якобы нахожусь в отпуске, – усмехнувшись, закончила моя новая клиентка.

– Хорошо, я вас понимаю. Только бы я и так никому не называла вашего имени. Это не в моих правилах.

Глава 2

Проводив Лепину, я задумалась. Дело грозило обернуться немалыми трудностями по двум причинам. Если Виталий действительно виновен, то скорее всего он являлся исполнителем чужой воли, поскольку его личного интереса в убийстве Сандалова я представить не могла. Хотя, возможно, только пока.

Но если Виталий невиновен, то его, безусловно, подставили, как и предполагает его мамаша. И чтобы доказать это, мне придется выяснить, кто именно хотел убить Сандалова, а сделать это наверняка будет не так-то просто.

В общем, как ни крути, но Виталий во всей этой истории, очевидно, является лицом второстепенным. Мне же предстоит размотать клубок страстей и выйти на того, кто являлся организатором преступления.

Пока же самое время кидануть «косточки». Они представляют собой двенадцатигранники, на каждой грани которых имеется цифра. Таким образом, при броске возникает комбинация чисел, и каждая из них имеет свое значение. Этим гаданием я пользуюсь на протяжении всей сыскной деятельности, и мои магические помощники еще никогда не обманывали.

«Кости» покатились по гладкой поверхности полированного стола и выдали следующую комбинацию:

25+7+17 – «Ваши действия должны определяться вашими идеями».

Великолепно! Можно считать это разрешением на то, чтобы взяться за дело. Правда, некоторая неясность еще осталась.

Попробуем еще раз.

28+7+19 – «Примите жизнь такой, какая она есть, и извлекайте уроки».

Вот и пойми, что сие означает.

Что ж, к абстрактности толкований мне не привыкать. Собственно говоря, прямого ответа от «косточек» я и не ждала. Как это ни печально, но придется на неопределенное время отложить мечты об отпуске и начать охоту за информацией. Как известно, волка ноги кормят. В отношении меня эта поговорка всегда имеет особую актуальность.

В самый разгар размышлений раздался телефонный звонок.

– Алло, я вас слушаю! – подняв трубку, пропела я.

– Танька, здорово, – прозвучал хрипловатый голос, в котором я не без труда узнала своего неожиданно исчезнувшего друга.

– Сашка! – радостно завопила я. – А я уж и не чаяла! Куда ты вчера провалился?

– Ну ты, мать, даешь! Я ж тебе такси вызвал, а сам пешком домой поперся. Прогуляться, блин, захотелось. Ну, конечно, без приключений не обошлось. Представляешь, к бывшей жене в третьем часу ночи на рогах завалился! Так она... Ну, в общем, ладно, подробности при встрече. Ты что сегодня делать собираешься?

– Саш, – начала я, проигнорировав его вопрос, явно сулящий последующее предложение. – Я тебя спросить хотела...

– Валяй, – милостиво согласился Сашка. – Ты же знаешь: для тебя – все, что угодно...

– Ладно, ладно, – оборвала я его профессиональное красноречие. – Ты мне вот что скажи: известна ли тебе личность некоего Сандалова Виктора Георгиевича?

– Георгиевича, говоришь? Сандалов, Сандалов... А это не тот, который «Араратом» владеет?

– Он самый. Знаешь его?

– Ну, водку вместе, конечно, не пили. Но ты помнишь, была у нас в городе история несколько месяцев назад – домик тогда в центре рухнул?

Историю я очень хорошо помнила. О ней поначалу много говорили и писали. В общем, какой-то «новый русский», форменный идиот, купил под офис помещение на первом этаже старого дома в самом центре города. Купил и захотел там перепланировку сделать. Но поскольку наличием умственных способностей не страдал, то снес несущую стену. Потом еще в чем-то напортачил, и в результате домик рухнул. Обошлось, к счастью, без жертв, но разговоров, понятное дело, было много.

Сашка тем временем продолжал:

– Сандалов – это как раз и есть тот хренов коммерсант, который дом в омут спустил. Одному моему корешу из нашей редакции поручили журналистское расследование. Если помнишь, сначала большая суета вокруг этого дела была, а потом затихло все. В общем, Сандалов твой, судя по всему, дядя влиятельный. Сумел всех угомонить.

– А ты бы не мог у своего кореша выяснить, где влиятельный дядя в настоящее время обитает?

– Вообще-то мог бы, конечно. Только ты мне, подруга моя верная, вот что для начала расскажи. Мне это приснилось или же мы с тобой вчера и в самом деле отмечали твой начавшийся отпуск?

– Не приснилось. Отмечали, – вымученно вздохнула я.

– Так какого ж тебя Сандалов, бамбук ему в одно место, вдруг интересовать стал? Я, грешным делом, начинаю думать, что ты опять за свое решила взяться.

– Опять, Сань...

– Иванова, – предостерегающе начал Сашка, – тебя сожгут за жадность. Сколько раз тебе повторять, что всех денег не заработаешь?

– Ну хоть попробовать-то можно? – хихикнула я.

Получив не без помощи недовольного Сашки адрес, по которому предположительно располагался офис главы фирмы «Арарат», я начала обдумывать дальнейший план действий.

Ясно, что прежде всего нужно встретиться с самим Сандаловым. Конечно, он вряд ли сможет поведать мне что-либо полезное о событиях того дня, когда его пытались убить. Однако его, безусловно, нужно расспросить о тех людях, которые составляют его ближайшее окружение. Скорее всего именно кто-то из них спит и видит, как бы отправить Сандалова на тот свет.

Я стала собираться на встречу. Не зная о личности Сандалова практически ничего, кроме того, что он, безусловно, весьма влиятельный господин, я решила предстать перед ним в образе бесстрашной и расчетливой женщины, которую прежде всего интересует работа. По опыту знаю, что с подобными людьми нужно общаться только таким образом, чтобы у них возникало уважение к собеседнику.

Облачившись в узкие джинсы, водолазку и длинный черный пиджак, я заспешила к выходу, захватив по дороге сумку. В машине я начала обдумывать возможный вариант разговора с господином Сандаловым. Еще неизвестно, как он отнесется к факту, что я расследую это дело. Может, начнет артачиться, противясь тому, что я буду копаться в его делах? Что ж, в этом случае ему придется смириться с неизбежным, поскольку не в моих привычках оставлять начатое.

Выруливая на улицу, я подумала, как забавно устроен человек. Вот, например, я. Еще несколько часов назад мечтала об отпуске, а сейчас меня уже захлестывает рабочий азарт, и я, предвкушая нелегкую схватку с представителем нелюбимой мною братии нуворишей, твердо намерена «сделать» его.

Тем временем я уже подъезжала к тому месту, где, судя по предварительным данным, должен располагаться офис Сандалова. Находилась я сейчас в довольно приличном районе, значительная часть которого застроена административными зданиями. Фирма Сандалова находилась в одном из таких. Это было четырнадцатиэтажное панельное сооружение, имеющее снаружи весьма современный вид.

Войдя в него, я с независимым видом прошествовала мимо немолодой вахтерши, окинувшей меня равнодушным взглядом, и, проигнорировав лифты, которых здесь было целых четыре, стала подниматься пешком, дабы не упускать замечательную возможность потренировать мышцы ног.

Офис Сандалова располагался на седьмом этаже. Собственно, его фирма занимала весь этаж, и здесь, очевидно, знали, что такое настоящий размах. На этаже находилось никак не меньше двадцати кабинетов, и оставалось только догадываться о том, какими же специалистами можно было заполнить все эти комнаты.

Офис главы фирмы находился в конце коридора. Кабинет, в котором непосредственно заседал Сандалов, предварялся просторным помещением, где разместился целый штат сотрудников, призванных охранять в рабочее время спокойствие шефа. Около двери, ведущей в его кабинет, стоял стол, за которым сидела довольно симпатичная секретарша, а около входа в «предбанник» обосновались два бравых молодца. Судя по всему, охранники, хотя формы на них не было. Оба парня были одеты в пиджаки, только это не прибавляло им респектабельности, с их бандитскими-то физиономиями.

На мое появление все действующие лица отреагировали согласно законам жанра и принадлежности к полу. Охранники восхищенно уставились, буквально пожирая меня глазами, а секретарша оторвалась от какой-то чрезвычайно увлекательной компьютерной игры и окинула деланно-презрительным взглядом мою скромную персону.

– Вы куда? – спросила она наконец, по-видимому, придя в плохое расположение духа от созерцания стоящей перед нею красавицы, каковой я, несомненно, являюсь.

Я, со своей стороны, демонстративно не сочла нужным отвечать, а только мило улыбнулась охранникам и решительно дернула ручку сандаловского кабинета. Вообще-то человек я вежливый, но сейчас нахальство было частью моего плана.

И вот я оказалась в кабинете Сандалова, явно не страдавшего оригинальностью мышления. Во всяком случае, свое рабочее помещение он обставил точно так же, как это делает большинство его соплеменников, убежденных в том, что главное в жизни – деньги. Стандартный евродизайн. Стандартная дорогая мебель. Даже сам дядька, сидевший за столом у окна, тоже был каким-то стандартным. Типичный портрет «нового русского», воплощенный в образе конкретного человека. Сандалов был, мягко говоря, весьма упитанным и только в этом смысле имел внушительный вид, поскольку в лице бизнесмена признаков высокой интеллектуальности не читалось. Однако небольшие глазки Виктора Георгиевича светились живостью, что делало его похожим на толстенького хорька, предвкушающего обед.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное