Марина Серова.

Дамская вендетта

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

Глава 4

Вернувшись в машину, я достала из бардачка малиновый бархатный мешок с гадальными двенадцатигранниками, чтобы задать им вопрос насчет перспектив расследования. Меня уже давно подмывало это сделать, но в присутствии Катерины гадать не хотелось. Теперь такая возможность у меня наконец-то появилась. Задумавшись над точной формулировкой вопроса, я поняла, что меня все-таки интересует, правильно ли я поступаю, скрывая Барулину от следствия. Метнув три косточки на переднюю панель «девятки», я присмотрелась к цифрам, написанным на их верхних гранях. Они составили комбинацию: 20+25+12. Это означало: «Помните: лучшее – враг хорошего!»

Прямого и конкретного ответа на свой вопрос я не получила, но, немного подумав, истолковала его все-таки в свою пользу. Наверняка любой человек, не заинтересованный в исходе следствия, решил бы, что правильнее Катерине дать показания следователю. Он стал бы рассуждать примерно так: если Барулина невиновна, то и бояться ей нечего. А вот я с этим не могла согласиться! Не было никакой гарантии, что настоящий преступник не обставил все таким образом, что отмыться от обвинений в убийстве было бы очень легко. Вот и получилось бы, что лучшее стало бы врагом хорошего. Но двенадцатигранные косточки не только приняли мою сторону в этом вопросе, они еще и указали мне на то, что об этом надо постоянно помнить. Значит, по ходу следствия еще возникнет ситуация, когда это толкование придется взять за ориентир.

Я убрала косточки в мешок, а затем обратно в бардачок. Потом я немного пораскинула мозгами и решила нанести визит Майе Патраловой, поэтому дала задний ход, развернулась и поехала в Волжанский район, на Татарскую улицу. Аргументов, чтобы подозревать Катину коллегу в причастности к подставе с трупом, было много. Барулина перехватила у нее интересную роль, возможно, нанесла этим огромный урон ее самолюбию, да и кошельку – это раз. Патралова могла стащить из гримерки ключи и сделать с них слепки – это два. Она знала с точностью до минуты, когда Катерина уходит со сцены, – это три. Именно Майя задержала ее в театре после спектакля и не позволила обнаружить угон машины по горячим следам – это четыре. Наконец, Патралова во время фуршета нервничала и в то же время смотрела на Барулину с таинственной улыбкой – это пять.

Нет, Таня, обольщаться еще рано. Ни один из этих пяти пунктов пока ничего не доказывает, все это лишь предположения, которые требуют доказательств. Именно на последнее я и рассчитывала, отправляясь домой к Патраловой. Да, я собиралась действовать нахрапом, не дав своей подозреваемой опомниться, сразу сразить ее обвинениями.

Минут через пятнадцать я была уже на месте. Выйдя из машины, я собралась подойти к калитке, но вдруг обнаружила, что мне придется прокладывать дорогу по снежной целине. Снега за последнюю неделю навалило с полметра, если не больше, поэтому нетрудно было сделать вывод, что в дом, где жила Патралова, давно никто не заходил. Может быть, Катя дала мне неправильные координаты? Проверить это было нетрудно, поэтому я прошла по дороге вперед, а затем свернула на тропинку, аккуратно прочищенную от снега, и остановилась около невысокого забора.

В доме, напротив которого я остановилась, точно кто-то должен был быть – из трубы валил дым, значит, там топили печь.

Мне, привыкшей ко всем благам цивилизации, было трудно понять, как можно в начале двадцать первого века отапливать жилище, находящееся едва ли не в центре миллионного города, дровами. Но кто-то поступал именно так. Впрочем, вскоре мне снова пришлось удивиться – калитка оказалась незапертой. Я вошла в палисадник, ожидая, что на меня тут же бросится какая-нибудь шавка, возвещая своим громким лаем о визите незнакомого человека. Но не тут-то было! Оказалось, что не только калитка открыта, но и четвероногого сторожа во дворе нет. Удивительная беспечность! Я прошла по дорожке до крыльца, поднялась по ступенькам и постучала в дверь, никакой реакции на это не последовало. Тогда мне пришло в голову, что надо постучать в окошко. Из-за занавески выглянула девушка и кивком головы дала мне понять, что сейчас откроет дверь.

Наконец мне отворили, и я оказалась лицом к лицу с молоденькой хозяйкой.

– Здравствуйте, – сказала я. – Скажите, как мне найти Майю Патралову?

– Проходите, – ответила девушка так, будто это она и есть. Для актрисы, уже несколько лет играющей на сцене, она выглядела слишком молодо. Переступив порог, я уточнила: – Вы Майя?

– Нет, меня Мариной зовут, а Майя – это моя соседка. А вы кто? – запоздало поинтересовалась девушка.

– Частный детектив. Марина, я хотела бы с вами поговорить.

– Да? А я сначала подумала, что вы за щенком пришли. Майка обещала мне покупателя порекомендовать. Ну, все равно проходите, может, кто-то вам приглянется и вы захотите купить щенка. Я недорого продаю. – Девушка показала рукой в угол комнаты, где лежала рыжая чау-чау со своими пушистыми комочками.

– Какая прелесть! – воскликнула я. Щенки на самом деле были очаровательны, но только в мои планы никак не входило заводить собаку. Я постаралась объяснить Марине, что моя профессия не позволяет мне иметь домашнего питомца. – Понимаете, я иногда по нескольку дней не появляюсь дома, а ведь собаку выгуливать надо, к тому же сама-то поесть иногда забываю, а про нее и вовсе могу не вспомнить.

– Жаль, – вздохнула девушка. – Вы сказали, что хотели со мной поговорить. А что случилось-то?

– Я ищу Майю, но ее, кажется, нет дома.

– Нет, – подтвердила Марина. – Она недавно переехала.

– Вы случайно не знаете, куда?

– Понятия не имею. Она мне не сказала свой новый адрес.

– А когда Патралова переехала и с чего бы это вдруг?

– Несколько дней назад. Она вроде как замуж вышла.

– Так, значит, Майя была не замужем? Но у нее, кажется, сын есть?

– Да, Шурик. Я с ним частенько сидела, когда Майка в театре была занята. Такой мальчик хороший!

– А где его отец?

– Майя с первым мужем давно разошлась, я его даже не видела никогда. После развода она сюда переехала, бабушка ее как раз умерла.

– А нового мужа видели?

– Только из окна. Он мужчина в возрасте, ему лет сорок. Знаете, он очень высокий и совершенно лысый.

– Он что же, зимой без шапки ходит?

– В шапке, но у нас окна напротив. Дома-то он раздевался!

– Это все, что вы можете о нем сказать?

– Машина у него дорогая, иномарка.

– Номера его вы не запомнили случайно?

– Нет. У меня плохая память на числа. – Марина смущенно улыбнулась. – Три дня назад он все вещички Патраловых перевез к себе. Я спросила у Майки – кто с Шуриком сидеть будет? А она сказала, что свекровь. Вот так.

– Может быть, Майя упоминала, как зовут ее нового мужа, где он работает?

– Зовут его Константином, фамилию не знаю. У него свой бизнес, что-то с компьютерами связано, то ли продажа техники, то ли программного обеспечения, а может быть, и то и другое.

– А название фирмы?

– Не знаю.

– Мариночка, а этот Константин появился в жизни Майи внезапно или вы его раньше видели?

– Видела раньше. У них этот роман уже больше года длится. Майка как-то призналась, что на замужество с ним она даже и не рассчитывает. И вдруг вот так все по-серьезному обернулось. Я, конечно, за Майку рада, но сама без работы осталась. Она ведь мне приплачивала за то, что я с Шуриком сидела. Простите, а почему вы все-таки о ней спрашиваете, с ней что-то случилось?

– Нет, с вашей бывшей соседкой ничего не случилось, просто я хотела с ней поговорить об одном деле.

– Так вы в театр сходите, – посоветовала Марина.

– Спасибо, я так и сделаю, – ответила я и поспешила уйти.

Внезапный переезд Патраловой наводил на определенные размышления. Он почти совпал по времени, точнее, на день предшествовал трагическим событиям, ворвавшимся в жизнь Екатерины Барулиной. Выходило, что до этого две артистки драмтеатра жили себе, не тужили, и вдруг у каждой настали кардинальные перемены. Одна вроде как замуж вышла, а другая сразу после этого едва не попала за решетку. Конечно, прямой связи между замужеством Майи и трупом в багажнике Катиной машины не было, но, возможно, она все-таки имелась, поэтому ее надо было попробовать проявить. Я села за руль, закурила и задумалась над тем, что мне делать дальше. До начала вечернего спектакля была еще уйма времени.

Но, кроме Патраловой, у меня были и другие подозреваемые, вот ими я и решила заняться.

Чтобы сразу убить двух зайцев, я позвонила в банк «Волжский кредит». Мне ответил приятный женский голос:

– Добрый день.

– Здравствуйте, я хотела бы поговорить с Антоном Николаевичем.

– Он в командировке. Если вы по вопросу кредитования, то я могу соединить вас с его заместителем или специалистом, который даст вам любую консультацию.

– А с Аленой Микаэловной вы меня можете соединить?

– Конечно, ведь Прусакова как раз и есть заместитель Купцова. Подождите минуточку, я соединю вас с Еленой Микаэловной.

Опаньки! Значит, у Антона был служебный роман со своей «замшей». Интересно, прежние отношения не мешают им работать? А кто сказал, что их роман уже в прошлом? Катенька. Наивная, слабонервная девочка! Она может просто не знать реальное положение дел. Возможно, Купцов им обеим морочит голову, и Алена задумала устранить соперницу таким вот нестандартным способом. А где она взяла труп? Вопрос, конечно, интересный, но я подумаю над ним позже. После долгого пиликанья в трубке раздался хрипловатый, немного простуженный голос:

– Да, слушаю вас.

– Здравствуйте, моя фамилия Иванова. Я договаривалась с Антоном Николаевичем о встрече, но, оказывается, он уехал в командировку.

– Да, он в Санкт-Петербурге, на семинаре. Чем я могу вам помочь?

– Вообще-то Купцов говорил мне, что может уехать, и в этом случае он рекомендовал обратиться к вам лично. Елена Микаэловна, понимаете, я хочу взять в вашем банке кредит на покупку квартиры, но у меня еще не погашен другой кредит, и Антон Николаевич обещал. – Я замолчала, потому что не смогла с ходу придумать, что же мне мог обещать Купцов.

Впрочем, заминки в нашем разговоре не произошло. Елена Микаэловна спросила:

– А предыдущий кредит вы тоже брали в нашем банке?

– Да, – ответила я, надеясь, что среди клиенток этого банка найдется несколько моих однофамильцев.

– Хорошо, подходите ко мне. Я посмотрю вашу кредитную историю и подскажу, какие возможны варианты.

– Можно, я подойду в течение часа?

– Конечно, я закажу вам пропуск.

«Вот и умничка! – подумала я, отключая мобильник. – Это как раз то, что мне надо». Если Прусакова имеет какое-то отношение к трупу, то в банке она наверняка чувствует себя в полной безопасности, и тем проще мне будет ее расколоть. Я отдавала себе отчет в том, что мне придется вести себя там в рамках приличия – кричать и распускать руки для устрашения не получится, но задать парочку каверзных вопросов мне никто не запретит! Ну, в крайнем случае вызовет Микаэловна охрану, ну выпроводят меня из банка, если я буду вести себя неподобающим для этого заведения образом, так это совсем не страшно. Я не собиралась в будущем ни брать там кредит, ни держать там деньги, поскольку предпочитаю сразу же тратить то, что заработала. Все равно составить какое-то мнение об этой особе мне удастся, а потом можно будет уже и адресок пробить, чтобы навестить ее дома. Итак, я собралась идти ва-банк в прямом и переносном смысле этого слова.

В тот момент, когда я парковала машину около «Волжского кредита», мне позвонил Кирьянов и очень серьезным голосом назначил встречу неподалеку от горуправы. Я не могла тотчас рвануть по назначенному адресу и поэтому попросила у Володьки отсрочку:

– Понимаешь, я уже договорилась об аудиенции с одной подозреваемой. Давай встретимся не через полчаса, а по крайней мере через час.

– Хорошо, как освободишься, подъезжай к горуправе и позвони мне, я к тебе выйду. По телефону обо всем не поговоришь, да и в кабинет то и дело кто-нибудь заходит, поэтому лучше обсудить детали на нейтральной территории, – сказал Кирьянов.

По Володькиной интонации нетрудно было предположить – он будет убеждать меня в том, что я напрасно уверовала в невиновность своей клиентки. Скорее всего, все улики, а может быть, даже свидетельские показания доказывали вину Барулиной, а потому разговор с подполковником милиции мне предстоял не из легких. Пока у меня не было никаких контраргументов, опровергающих предположение, что моя клиентка – преступница. Правда, мы всегда с Кирьяновым находили общий язык, но сегодня в его голосе отчетливо слышались неизвестные мне до сих пор жесткие нотки. Присутствовало и какое-то раздражение или даже упрек. Конечно, Кирьянов ведь догадывался, что я укрывала его подозреваемую! Наверное, даже знал, где именно, но я была уверена, что Владимир Сергеевич не пошлет на мою конспиративную квартиру своих ребят, по крайней мере до момента, пока не поговорит со мной.

Сколько дел мы расследовали вместе с Кирей! Чего уж греха таить, только благодаря сотрудничеству со мной он едва ли не каждый год получал очередные звания и уверенно продвигался по служебной лестнице! Начальство поощряло Кирьянова за то, что он повышал процент раскрываемости преступлений, особенно тяжких, а главное – считавшихся на первый взгляд «глухарями».

Ладно, Таня, не зацикливайся на Кире, с ним ты всегда сможешь договориться, а вот что за штучка эта Микаэловна?

Через несколько минут я уже поднималась по лестнице на второй этаж, где располагался кредитный отдел банка. Вообще-то к рядовым сотрудникам этого отдела был свободный доступ, а вот начальство сидело хоть и за стеклянными, но закрытыми перегородками. Охранник проверил мои документы и пропустил к Прусаковой.

Елена Микаэловна оказалась очень худой, рыжеволосой особой. У нее было веснушчатое лицо, которому при помощи персикового тонального крема она тщетно пыталась придать ровный тон. Я представила себе, сколько килограммов «штукатурки» она уже извела на то, чтобы попытаться скрыть свои веснушки, и сколько еще изведет за всю оставшуюся жизнь, и невольно усмехнулась. Неблагодарное и дорогостоящее это занятие – исправлять природные изъяны!

– Значит, это вы звонили мне недавно по телефону? – спросила «замша» Катиного бойфренда, изучая меня пристрастным взглядом. – Вы знакомая Антона Николаевича или его родственница?

– Ни то ни другое, – ответила я, расстегивая шубку.

– А почему вы тогда рассчитываете на какие-то привилегии?

– Да я, собственно, на них и не рассчитываю. Просто мне хотелось бы с вами поговорить. – Я без всякого разрешения определила свою шубу на вешалку, прошла к столу Прусаковой и села на стул для посетителей, закинув ногу на ногу.

– Хорошо, давайте поговорим. Напомните мне свою фамилию, я посмотрю вашу кредитную историю.

– Моя фамилия – Иванова, только у меня нет никакой кредитной истории в вашем банке. Я – частный детектив и пришла с вами поговорить об одном преступлении, – сказала я, внимательно наблюдая за Аленой Микаэловной.

Прусакова, можно сказать, была сражена моими словами наповал.

– Я не понимаю, о каком преступлении идет речь, – еле выдавила Прусакова. – Вы же сказали, что хотите взять кредит на покупку квартиры. Почему вы меня обманули?

– Я пошутила. На самом деле у меня все в порядке с квартирным вопросом, улучшать свои жилищные условия я не собираюсь. Елена Микаэловна, скажите, пожалуйста, вы знаете Екатерину Александровну Барулину?

– А почему я должна ее знать? Это кто – сотрудница банка или наша клиентка?

– Да, она клиентка банка, но я имела в виду совсем другой аспект.

– Какой?

– Вашу личную жизнь, – заявила я, откинувшись на спинку стула.

Микаэловна метнула на меня ошарашенный взгляд и спросила:

– На что вы намекаете?

– Вы не ответили на мой вопрос. Я повторяю его: вы знаете Екатерину Барулину?

– Нет, я с ней незнакома, – ответила Прусакова почти спокойно и улыбнулась.

Мне даже показалось, что она ждала от меня какого-то другого вопроса, а этот показался ей совершенно безобидным. То ли моя Микаэловна была хорошей артисткой, то ли она действительно не имела никакого отношения к преступлению, которое я расследовала.

– Хорошо, тогда скажите, пожалуйста, где вы были вчера вечером, между восьмью и девятью часами?

– Конечно, я могла бы не отвечать больше ни на один ваш вопрос, а позвать охранника, но я отвечу, потому что мне совершенно нечего скрывать. Вчера вечером я была дома, пришла около семи и больше никуда не уходила. – Прусакова натужно улыбнулась.

– Кто это может подтвердить?

– Саша, это мой муж, да и соседи.

– Вы давно замужем?

– Нет, это уже переходит все границы! – попыталась возмутиться Прусакова, но, судя по тому, как она пыталась скрыть улыбку, она даже была довольна, что я интересуюсь не тем, чего она первоначально испугалась. – Но хорошо, я отвечу – недавно, три месяца. Еще вопросы есть?

– Сегодня утром вы были на работе?

– Да.

– Ваши подчиненные смогут это подтвердить?

– Ну, разумеется. Позвать кого-нибудь?

– Пожалуй, нет, я вам верю, – ответила я и встала, чтобы уйти.

Прусакова тоже поднялась, создавая видимость, что наш разговор носил дружески деловой характер. Стены-то были прозрачными, и подчиненные исподтишка поглядывали на свою начальницу. Прусакова была невысокого роста, поэтому вряд ли она могла сойти за Катерину. Женщина, которая забирала вчера «шестерку» со стоянки и, наверное, подгоняла ее сегодня к дому Барулиной, должна была быть сантиметров на двадцать повыше. Не будь внешнего сходства, вся операция бы провалилась. А у Кати и Алены общее было только одно – рыжие волосы, но у моей клиентки крашеные, а у Прусаковой – натуральные. Наверное, Купцов западал на рыженьких. Впрочем, для успеха операции цвет волос не имел никакого значения, потому что угонщица была в синей вязаной шапочке, точно такой же, как у Катерины.

Что ж отрицательный результат тоже результат! Теперь я смело могла вычеркнуть Прусакову из списка своих подозреваемых. Дело было даже не в том, что она не была похожа на мою клиентку. Я узнала, что Елена Микаэловна вышла недавно замуж, стало быть, она не имела мотива пакостить любовнице своего бывшего возлюбленного и тем более устранять ее как соперницу. Конечно, какой-то грешок за Прусаковой водился, но, если он не касался моего расследования, мне до него не было никакого дела.

Общение с Еленой Микаэловной длилось минут десять, не больше, «брать штурмом банк», к счастью, не пришлось. Что касается Антона Купцова, нынешнего шефа и бывшего любовника Прусаковой, то с ним тоже все было ясно – он уже неделю находился в командировке. Уходя, я на всякий случай уточнила это у рядовой служащей банка, консультирующей по вопросам автокредита. Вряд ли Купцов спланировал операцию перед своим отъездом, ведь залог ее успеха был в особых погодных условиях. Я вдруг подумала, что подстава могла бы провалиться, если бы снег не засыпал все следы около «шестерки» и если бы из-за сильного снегопада невозможно было разглядеть лица высокой девушки в голубом пуховике, что забирала машину Кати. Кто-то удачно использовал погодные условия, чтобы подставить Барулину. Но кто же это?

В моем списке остались еще двое подозреваемых – Майя Патралова и Сергей Родионов. Первая уже ускользнула от меня, сменив место жительства, но я надеялась застать ее вечером в театре. До спектакля было еще четыре с лишним часа, поэтому я решила пока наведаться в офис частного охранного предприятия «Авангард», чтобы познакомиться с человеком, любовь которого отвергла моя клиентка. Доехав до перекрестка, я вдруг вспомнила, что обещала встретиться с Кирьяновым, и, свернув налево, направилась в сторону горуправы.

По меркам обыденной жизни, труп в багажнике не такое уж частое явление, да и с криминальной точки зрения преступление не было рядовым. Я надеялась, что у правоохранительных органов была полезная для меня информация.

Глава 5

Едва Володька сел ко мне в «девятку», я по выражению его лица поняла, что он многое знает и спешит поделиться информацией. Говорил, как ни странно, вполне доброжелательно:

– Знаешь, Танюша, все зацепки настойчиво ведут к Барулиной, что мне так и хочется в них усомниться.

– Так ты согласен со мной, что от всего произошедшего так и веет подставой?

– Согласен. Говорят, когда все очень хорошо, то это уже плохо.

– Лучшее – враг хорошего, – вставила я, вспомнив предсказание двенадцатигранных костей.

– Вот именно. И это утверждение в данном случае вполне подходит. Кто-то слишком уж постарался, чтобы мы начали подозревать Барулину. Настоящий преступник обычно норовит скрыть улики и обеспечить себе алиби, а тут все с точностью до наоборот. Признаюсь, сначала у меня было ощущение, что Барулина совершила непреднамеренное убийство, растерялась, занервничала, наделала кучу ошибок, в конце концов совсем запуталась и, не зная, что делать дальше, бросила машину с трупом, а сама скрылась. Теперь я готов поверить, что ее кто-то внаглую подставляет.

– Володя, а личность покойного вы уже установили?

– Пока нет. Под описание пропавших в нашем городе за последнюю неделю он не подходит, особых примет на теле нет – ни татуировок, ни шрамов. Из моргов трупы не пропадали. Кстати, вот тебе его фотография. Стажер на цифровик снимал, и я сделал тебе распечатку с компьютера. А дактилоскопическая экспертиза еще не готова. Если его пальчики есть в нашей картотеке, то тогда уже завтра утром узнаем, кто он такой.

– Причина смерти уже известна?

– Точными данными я пока не располагаю, это покажет вскрытие, но по результатам первичного осмотра смерть, возможно, наступила от воздействия электрического тока. На теле есть характерные следы – ожоги. Впрочем, имеются также многочисленные следы ушибов. Кстати, в салоне «шестерки» обнаружен электрошокер.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное