Марина Серова.

Алый наряд Вероники

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

«Может, он что-то и знает, но не хочет говорить? – подумала я. – В конце концов, здесь собирается не совсем обычная публика, и, скорее всего, персоналу запрещают сплетничать с посетителями. Не совсем обычная публика… Не совсем обычная публика… А ведь и в самом деле публика-то тут не совсем обычная!»

Я отвернулась от барной стойки и заскользила взглядом по лицам. Вон тот седеющий дядька в терракотовом пиджаке, кажется, совладелец крупного предприятия. Господин за дальним столиком, обнимающий длинноногую нимфу, – известный в нашем городе проктолог. И каким только ветром меня занесло в эту честную компанию?

– Разрешите присесть? – раздалось над ухом.

Я подняла голову и увидела молодого мужчину. Он смотрел на меня лучистыми голубыми глазами и улыбался. Я окинула взглядом его дорогой костюм и с безразличным видом кивнула.

– Спасибо. А то я терпеть не могу пить в одиночестве.

Я промолчала.

– А вы здесь часто бываете? – снова попытался завести разговор мужчина.

– Первый раз, – без особого желания вступать в разговор ответила я, но мой собеседник не сдавался.

– А вот я здесь частый гость. Знаете ли, в нашем городе сложно найти место, где можно было бы спокойно отдохнуть… А «Рандеву» – это то, что нужно.

Я напустила на себя равнодушный вид.

– Вы одна тут?

Очень хотелось соврать докучливому господину, но я решила быть честной и коротко ответила:

– Одна.

– Может, оно и правильно! Я вот тоже один! Вы не возражаете, если я закурю?..

Я пожала плечами. Мужчина выудил из кармана пачку «Парламента».

– Кстати, меня зовут Евгением. Евгений Геннадьевич Еремин. Можно просто Женя.

– Таня, – машинально ответила я, бросая на своего знакомого беглый взгляд и уже собираясь снова отвернуться, но так и замерла.

Зажав в зубах сигарету, Евгений щелкал зажигалкой и пытался прикурить. Глаза у меня так и поползли на лоб… Зажигалка в руках моего нового знакомого была точь-в-точь, как та, которую я приобрела сегодня в ломбарде! Это что, наваждение? Полтергейст? Как это называется?

– Очень рад знакомству с такой очаровательной девушкой.

– Я тоже… рада, – промямлила я. Желание уходить у меня тут же пропало.

Я поудобней устроилась на табурете, демонстративно закинула ногу на ногу, облокотилась на стойку и улыбнулась своей самой что ни на есть сногсшибательной улыбкой. Евгений оценил сей жест и тоже улыбнулся краешком губ.

– Жаль, что вы не бывали здесь прежде.

– Мне тоже.

Теперь он небрежно вертел серебряную вещицу в руках. Я собралась с мыслями и перехватила зажигалку.

– Милая вещица, – как можно более невинно произнесла я.

Евгений усмехнулся.

– Хотите сказать, что у вас такой нет?

Я вскинула на него недоуменный взгляд. Откуда он знает?

– Или вы меня обманули и на самом деле пришли сюда не одна?

– С чего вы взяли? – искренне удивилась я.

Я вертела в руках зажигалку. И все больше и больше убеждалась, что она точная копия моего недавнего приобретения.

Вот только вместо заглавной буквы Д на этой была выгравирована Е. Чертовщина какая-то? Или нет?..

Евгений взял из моих рук зажигалку и уронил ее в свой карман.

– Здесь у каждого постоянного клиента есть такие зажигалки, на которой выгравированы его инициалы. Сразу видно, что вы – новичок.

«Так вот оно что! – чуть было не выкрикнула я, но вовремя спохватилась и прикусила язык. – Так, значит, мое проникновение в VIP-Рандеву – это не чудо и вовсе не проявление благосклонности ко мне со стороны службы безопасности ночного клуба. Просто, когда я уронила сумку, вместе с прочими вещами из нее выпал и „пропуск“. Об истинном предназначении зажигалки я даже не догадывалась. Как говорится, „а ларчик просто открывался…“.»

– Таня, позвольте, я вам что-нибудь закажу, – выдернул меня из размышлений голос Евгения.

– Нет, спасибо. Не стоит. Я уже собиралась уходить, – запротестовала я. Мне и впрямь больше нечего было тут делать.

– Но, может, вы задержитесь хоть нанемного, – попытался меня остановить мой новый знакомый.

– Нет, не могу.

– Мне бы очень хотелось с вами вновь встретиться. Оставьте мне свой номер телефона. Обещаю, я вам непременно позвоню.

Я отрицательно покачала головой – никогда не даю свой номер телефона малознакомым личностям, явно страдающим синдромом привязчивости. Я поспешила соскользнуть со стула и, бросив на прощание короткое «пока», заспешила к выходу. Уже взявшись за полог черного бархата, я случайно обернулась.

Наши с Евгением взгляды нашли друг друга. Долю секунд молодой человек пристально смотрел мне в глаза, а затем отвернулся.

Я тоже отвернулась и, откинув полог, поспешила покинуть VIP-зал. Александра на посту не было, а вместо него у дверей маячил уже другой здоровяк.

Когда я вышла на улицу, стрелки на часах показывали начало двенадцатого ночи. По дороге медленно ползли редкие машины. Забравшись в салон «девятки», я повернула ключ зажигания и через считаные минуты уже была дома.

Ужинать не хотелось. Я пощелкала пультом телевизора – убедилась, что ничего интересного ни на одном из каналов нет, и завалилась спать. Но сон словно улетучился. В голову лезли всякие дурацкие мысли, так что в итоге я была вынуждена встать и отправиться на кухню. Я зажгла свет, налила себе в чашку остатки холодного кофе из кофеварки и, пристроившись на подоконнике, стала смотреть в окно.

Итак, что там за картинка выстроилась в моем расследовании?

А выстроился там очень даже необычный образ Людочки Соболевой. Получалось, что эта эксцентричная особа была замужем за одним, любила второго, а тайно встречалась и даже собиралась бежать из города с третьим. Нет, как-то уж слишком много героев-любовников для одной истории. Думается мне, что это как раз тот редкий случай, когда третий все-таки лишний. И что-то мне подсказывает, что роль «лишнего» предназначена Демьянову. А это, в свою очередь, значило примерно следующее: Людмила вовсе не страдала от тайной любви к своему бывшему мужу, и совершать самоубийство ей было незачем, ведь девушке и так прекрасно жилось. И все это наводило на мысль, что самоубийство, предсмертная записка – сплошной маскарад! Просто организаторы этого маскарада не догадывались о существовании Дмитрия или знали, что он будет молчать. Но, с другой стороны, зачем-то Люда звонила Демьянову и ездила к нему домой, и не так же просто ее труп был найден повешенным именно в загородном доме этого человека. Значит, что-то их все-таки связывало. Но это была точно не любовь. И теперь Демьянов будет старательно скрывать правду. Для него лучше, если все будут считать, что смерть Люды была жестокой трагедией из-за неразделенной любви. Кроме того, в моем расследовании появился еще ряд странных обстоятельств. Например, серебряная зажигалка. Какую тайну она хранит? Я притянула к себе сумку и выудила серебряную вещицу. Выгравированные на ней камни блеснули в свете лампы. Какая-то странная получалась история с этой вещью. Ведь Евгений сказал, что буква на зажигалке соответствует инициалам ее владельца. На его «пропуске» значится заглавная Е, что соответствовало инициалам – Евгений Геннадьевич Еремин. Но на моей зажигалке выгравирована буква Д. Естественно, что моему имени она не соответствует, так как это не моя вещь, а вещь Людмилы. Да вот только и к инициалам Люды Соболевой она не подходит. Значит, зажигалка ей тоже не принадлежала. Ее владельцем был кто-то другой. Кто-то, чье имя начиналось на букву Д. Или фамилия?

– Вот черт! – выругалась я сквозь зубы.

И как я сразу не подумала о такой мелочи?! Евгений Геннадьевич Еремин – и имя и фамилия начинаются с одной и той же буквы, но какая из них применима к букве на зажигалке? Ладно, над этим вопросом я подумаю. Хотя, чьи имена и фамилии? На ум мне приходило только одно имя, имя человека, неожиданным образом появившегося в расследовании – Дмитрия. Все очень хорошо сходится: Дмитрий и Людмила состояли в любовной связи, так что не было ничего удивительного в том, что зажигалка оказалась у нее.

Но если буква на зажигалке соответствует заглавной букве фамилии ее владельца, то все оказывалось куда более запутанно… Ведь в этом случае серебряная вещица могла принадлежать либо Демьянову, либо Веронике, так как девичья фамилия этой особы была Доронина.

Интересно, кто из них: Дима, нотариус или Вероника – запутан в этой истории больше? И не знаком ли кто-нибудь из этих троих с той парочкой, которая была в «Рандеву» и потом сопровождала Люду до дачи Демьянова? Жаль, что найти их пока что не представляется никакой возможности.

Ничего, завтра же поеду к Веронике, а затем к Демьянову и поговорю с ними начистоту.

Глава 5

На следующее утро я проснулась ровно в восемь. Настроение, как это обычно случается по утрам, было пакостное. Но оно стало еще хуже, когда я заглянула в холодильник и обнаружила, что он пуст. Я со злостью хлопнула дверцей. «Ну и пусть, могу обойтись и кофе». Однако баночка из-под кофе тоже оказалась пуста. Я поскребла по дну ложкой. Вот невезение, теперь придется с утра пораньше бежать по магазинам. Подобная перспектива меня не прельщала, поэтому, недолго думая, я отправилась в кафе.

Притормозив у первого кафетерия, обещавшего своим посетителям свежую выпечку, я бросила машину у тротуара и заглянула внутрь. Выбрав самый дальний столик, я сделала заказ и, пока официантка унеслась его выполнять, принялась названивать Дмитрию. Сначала в мембране что-то шумело, затем понеслись короткие гудки. Отлично, значит, Наташа ошибалась, говоря, что номер у Димы заблокирован. Или сообразительный молодой человек просто поставил запрет дозвона на номер своей бывшей любовницы. Минуты две я слушала гудки, потом в трубке что-то щелкнуло, и до меня донесся далекий мужской голос:

– Я вас слушаю.

– Дмитрий? – на всякий случай уточнила я.

– Да. С кем я говорю?

– Меня зовут Татьяна. Я знакомая Люды. Мы можем встретиться?

– Что вам от меня надо?

– Просто поговорить.

– О чем?

– О серебряной зажигалке. Пропуск в «Рандеву», – пояснила я. – Вы понимаете, о чем я говорю?

В ответ – тишина.

– Дима? – позвала я, думая, что на линии какие-то помехи.

– Где и когда вы хотите встретиться?

– Можно прямо сейчас.

– Нет. После двенадцати у ночного клуба «Рандеву».

– Идет, – сказала я, и Дима тут же отключился.

Я уронила сотовый в сумочку и улыбнулась: «Отлично! Дело медленно, но верно движется в нужном направлении. Еще немного, и я распутаю весь клубок».

У столика появилась официантка с чашкой ароматного кофе.

Да, разговор с Димой мне представлялся очень даже многообещающим. Для начала нужно будет узнать, почему он сразу же не пошел в милицию и не заявил, что это его любила Людмила и с ним хотела убежать из города, а Демьянов был вовсе ни при чем. Ну а затем предстоит задать главный вопрос, касающийся серебряной зажигалки.

Как только официантка удалилась, я наскоро выпила кофе, проглотила пару свежеиспеченных булочек и поспешила по делам – к дому Вероники Зиновьевой, в девичестве Дорониной.

Прихватив сумку, я выбралась из машины. Несмотря на то что часовая стрелка еще не успела доползти до цифры девять, солнце уже вовсю палило над городом. Я надела солнцезащитные очки и щелкнула по брелку сигнализации, но не успела сделать и пары шагов в сторону нужного подъезда, как меня окликнул знакомый голос.

– Таня! Таня, вы к нам?

Я обернулась и увидела Семена Константиновича Зиновьева – мужа Вероники.

– Семен Константинович! – расплылась я в улыбке.

– Вы к нам? А Верочки нет.

– Нет? Какая жалость. А я так хотела с ней поговорить. Это было очень важно.

Семен сочувственно пожал плечами.

– А где она? Может, скоро вернется? Я бы тогда ее подождала.

– Боюсь, что вы только зря потеряете время. Верочка вернется к обеду. У нее тетка приболела, и она поехала ее навестить.

– Семен, а может, вы мне сумеете помочь?

– Что такое?

Я расстегнула сумку, поворошила ее содержимое и выудила серебряную зажигалку.

– Скажите, это случайно не принадлежит Веронике?

– Нет.

– Вы уверены?

– Абсолютно. А что?

– Я вчера была у вас, и мне показалось, что я нечаянно прихватила эту зажигалку, – соврала я.

– Нет. Таких зажигалок в нашем доме точно нет, – покачал головой Семен.

– Странно, – протянула я. – Впрочем, я вчера еще много кого навещала… Ну, простите, что задержала вас. Вы, должно быть, на работу торопитесь, – спохватилась я и уже отвернулась к своей машине, собираясь запрыгнуть в салон, но меня остановил оклик Семена:

– Таня!

– Что? – Я обернулась. Встревоженный взгляд Зиновьева блуждал по моему лицу. Только теперь я заметила, что Семен сегодня какой-то вздернутый, нервный.

– Что? – повторила я свой вопрос.

– А вы давно знакомы с моей женой? – ни с того ни с сего спросил он, при этом старательно избегая встречаться со мной взглядом.

– Достаточно… – ответила я.

– После того как Вероника поругалась с Людой, вы первая ее знакомая, которая пришла к нам в дом. Скажите, она делилась с вами какими-нибудь секретами?

Я совсем опешила. Делилась ли Вероника со мной секретами? Ну, вообще-то один ее маленький секрет о посещении ломбарда я знаю. Решив, что это дает мне полное право на положительный ответ, я сначала неопределенно пожала плечами, а затем осторожно кивнула. Кажется, именно такого ответа Семен от меня и ждал.

– Что вы хотите этим сказать? – на всякий случай решила уточнить я.

– Танечка, – Семен схватил меня за руку, – у меня к вам очень деликатный разговор. Давайте сядем в мою машину и обо всем поговорим!

– Но, – я попыталась отнять у него свою руку, что, впрочем, не принесло особых результатов.

– Я сейчас в таком отчаянии.

Я посмотрела на Семена. Да, он не врал насчет отчаяния.

– Ну, хорошо, – с неохотой согласилась я, хотя роль «жилетки» мне никогда не нравилась, но моя профессия обязывала меня идти на некоторые уступки, а иногда и жертвы.

Мы сели, и Семен почти тут же закурил. Я же терпеливо ждала, когда он начнет изливать душу.

– Мне стало кое-что известно о Веронике, – наконец произнес он.

«Ну, разумеется, она сдала в ломбард все свои украшения. Нечего было даже надеяться, что муж этого не заметит», – подумала я.

– Мне кажется, что моя жена попала в какую-то ужасную историю, но мне ничего не хочет рассказывать, – продолжал Семен. – Это так?

Я замялась. Не знаю, имею ли я право рассуждать с посторонним человеком о его личной жизни… «Впрочем, не я начала этот разговор», – решила я и тут же дала абсолютно честный ответ:

– Думаю, да.

Семен тяжело вздохнул.

– Ну, мне известно далеко не все, – тут же исправилась я.

– Но это-то вы сможете объяснить!

Семен достал из кармана конверт и протянул его мне.

– Не уверена, – призналась я, не совсем понимая, что именно требуется от меня в данной ситуации.

– У Вероники совсем не осталось подруг, – снова завел старую песню Семен. – Вы единственная, кого я видел рядом со своей женой за последние недели. Значит, вам она должна была рассказать об этом.

– О чем?

– Посмотрите, – Семен протянул мне конверт.

– Вы уверены? – на всякий случай уточнила я, прежде чем заглянуть внутрь. Впрочем, вопрос был задан исключительно ради приличия.

Я раскрыла конверт, вытащила из него аккуратно сложенный лист бумаги и пробежала взглядом по строчкам, напечатанным большими буквами.

«Если ты еще не веришь, что я вернулась, то предлагаю встретиться сегодня в двенадцать часов ночи на заброшенной стройке за городом. Приноси деньги, иначе твой муж все узнает. Люда».

– Что это?! – воскликнула я.

– Это я у вас хотел спросить!

– А откуда это у вас? – Я все еще не верила своим глазам.

– Сегодня утром я, как всегда, опаздывал на работу и забыл ключи от машины дома. Пришлось возвращаться. Проходя мимо почтовых ящиков, я заметил какой-то конверт, достал его, а там…

– Теперь все понятно… – пробормотала я.

– Что вам понятно?

Я внимательно посмотрела на Семена и вздохнула. «Еще одна ложка дегтя уже ничего не испортит», – подумала я, а вслух сказала:

– Понятно, зачем Вероника продала все свои украшения. Честно говоря, я только об этом и знала.

– Моя жена продала все свои украшения?! Но ведь это большие деньги!

– Очевидно, именно столько и просят шантажисты.

– Шантажисты?! Но как? Почему? За что?

– Не знаю, но думаю, ответы на все эти вопросы можно получить.

– Как?

– Нужно вернуть письмо в почтовый ящик и ни о чем не говорить Веронике.

– Вы с ума сошли?! Мою жену шантажируют, возможно, ей угрожает опасность, а я должен молчать? Если бы она не уехала в больницу к тетке, я бы прямо сейчас с ней обо всем поговорил.

– Послушайте меня. Несколько дней назад погибла Людмила Соболева. Вы же с ней были знакомы? Это произошло при очень странных обстоятельствах. Кто-то инсценировал самоубийство девушки, стараясь представить все так, будто она повесилась из-за неразделенной любви к своему бывшему мужу Леониду. Но все дело в том, что Людмила любила другого человека. И Вероника это знала, она просто не могла этого не знать, поскольку Люда начала встречаться с этим человеком еще до их ссоры. Понимаете? Но теперь Вероника старательно молчит об этом. Она вообще о многом предпочитает молчать…

Семен смотрел на меня во все глаза, а когда я замолчала, тихо спросил:

– Кто вы такая?

Моя осведомленность просто обязывала во всем сознаться, и я протянула ему свою лицензию частного детектива.

– Так вы… сыщик?

Я кивнула.

– Ну, теперь действительно все понятно.

– Так вы согласны на мое предложение? Обещаю, я вам предоставлю всю интересующую информацию о Веронике, а вы пока что не будете с ней заговаривать об этом письме и шантажистах. Идет?

– Идет, – немного подумав, согласился Семен.

– Вот и отлично. А теперь езжайте на работу. Я все выясню. Обещаю.

Не прощаясь, я выбралась из душного салона и хлопнула дверцей.

– Только ни слова Веронике, – напомнила я, наклонившись к окошку.

Семен кивнул и повернул ключ зажигания. Машина тронулась с места и медленно покатила вдоль тротуара, а я поспешила к своей «девятке». Забралась в салон, раскрыла письмо, полученное от Семена, и перечитала его еще раз. «Если ты еще не веришь, что я вернулась, то предлагаю встретиться сегодня в двенадцать часов ночи на заброшенной стройке за городом. Приноси деньги, иначе твой муж все узнает. Люда».

– Если ты не веришь, что я вернулась… – повторила я вслух.

Память услужливо выдала мне картинку из недавнего прошлого. Вот я на кухне в доме Зиновьевых. Вероника совсем не желает со мной разговаривать. Я встаю, чтобы уйти, но вдруг раздается телефонный звонок. Вера берет трубку. Она внимательно слушает, потом подходит к окну, отодвигает занавеску, а потом теряет сознание. Я выглядываю в окно и вижу блондинку в красном платье. Что тогда сказала Вера, придя в сознание? «Она вернулась… Люда вернулась…» А потом я уже покидаю их квартиру, спускаюсь на второй этаж и замечаю у почтового ящика Зиновьевых странного парня в капюшоне. Он явно нервничал, а увидев меня, быстренько что-то уронил в ящик и скрылся. Затем я замечаю этого человека, когда он садится в машину к блондинке в красном платье, и они уезжают.

Блондинка в красном…

Я схватила свою сумку, вытряхнула все ее содержимое на сиденье и из кучи вывалившихся вещей схватила фотографию Люды. Молодая улыбающаяся девушка с белыми волосами в красном сарафане.

Мне стало слегка не по себе.

Я быстро собрала вещи обратно в сумку, прихватила конверт, выбралась из машины, а затем быстро пересекла двор и вошла в прохладный подъезд элитной новостройки. Благо память у меня хорошая, так что почтовый ящик Зиновьевых я нашла без особого труда. Уронив в ящик конверт с письмом, я тут же поспешила уйти.

Дольше задерживаться во дворе я не стала, села в машину и вырулила на трассу. На этот раз мой путь лежал в дом господина Демьянова. Пора брать быка за рога.

* * *

Дверь мне, как и в прошлый раз, открыла Алиса. В домашнем халатике, с темно-русыми волосами, забранными в хвост, без следов макияжа она была ни дать ни взять белая моль. Она оценивающе осмотрела меня с ног до головы, и в ее взгляде я уловила нечто похожее на ненависть. «Неужели она никак не может простить мне тех дурацких вопросов?» – подумала я. Хотя, если быть честной, Алисе было за что на меня обижаться.

– Привет, – я улыбнулась как можно более дружелюбно.

– Привет, – Алиса улыбнулась мне в ответ.

– А Леонид Сергеевич дома?

– Нет. Он уехал в контору.

Что такое! Сегодня не день, а сплошное невезение! Сначала Вероники не оказалось дома, теперь вот нотариус отбыл по делам!

– Но если хотите, – тут же прибавила Алиса, – можете подождать его. Леонид скоро вернется.

– Это было бы замечательно! – обрадовалась я и поспешила шагнуть в коридор.

– Вы ведь новая клиентка Леонида? Верно?

– Да, – промямлила я. Врать такой милой девушке было очень неловко.

– Вас Таней зовут?

– Именно.

– Таня, хотите чаю?

Я не стала возражать.

Мы расположились на просторной кухне, и Алиса принялась заваривать чай. Время от времени она оглядывалась на меня через плечо, но стоило ей встретиться взглядом со мной, как она тут же расплывалась в улыбке.

– Леня не любит чай. Только кофе пьет и никак не хочет понять, что это портит здоровье.

– Мне кажется, вы с Леонидом совершенно разные люди, – осторожно закинула я удочку. – Вот мне, например, кажется, что он любит бывать во всяких ночных клубах и ресторанах. А вы предпочитаете проводить время дома.

Алиса снова обернулась ко мне.

– А я вот тоже не очень люблю всякие клубы. Но иногда друзьям удается меня вытянуть из дома.

Алиса со звоном поставила передо мной чашку.

– Я тоже иногда поддаюсь на уговоры Леонида. Правда, мы с ним всегда бываем только в одном клубе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное