Марина Серова.

А счетчик тикает

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

Сдав Соколовых и Дашу с рук на руки Ирине Петровне, Юлькиной матери и Славкиной теще, я уехала обратно в Тарасов. Провожала меня одна несчастная Юлька, поскольку Славка с Дашей убежали куда-то «на травку», а Ирина Петровна – на кухню, готовить обед. Юлька ядовито поблагодарила меня за доставленное удовольствие в лице Даши и осведомилась, надолго ли у них поселилось это чудо? Я пообещала, что немедленно начну подыскивать девочке новое место обитания, и быстренько испарилась.

По дороге в Тарасов я решила, что первым делом наведаюсь в тот дом, откуда вышла Ольгина мать с девочкой. А потом, наверное, стоит связаться с Натальей Семеновной. Я уже почти не сомневалась, что она является потерпевшей стороной в этой истории и не миновать мне тяжелого и неприятного разговора с нею.

Глава 4

Нужную мне пятиэтажку я нашла быстро, поставила машину и направилась к подъезду, из которого тогда вышла Ольгина мать. Вошла в подъезд и задумалась: а что, собственно, я ищу? Ольгиной матери с ребенком здесь уже нет, Ольги тоже… Я скользнула взглядом по стенам, выкрашенным традиционной тускло-зеленой краской… Наткнулась на доску со списком жильцов – сохранились еще такие кое-где… Рассеянно стала читать фамилии и наткнулась на знакомую. Ну конечно! Павлова Е. П. Ольгина мать – Елена не Елена… Евгения! Евгения Петровна. В общем-то, ничего удивительного – что-то в этом роде я и ожидала. Так, очень хорошо. Пойдем трезвонить в пятнадцатую квартиру – авось соседка будет дома, и у нее окажутся слабые нервы.

Соседка полностью оправдала мои ожидания: я еще не звонила и минуты в квартиру Ольгиной матери, как соседняя дверь распахнулась и на пороге показалась женщина средних лет в домашнем халате.

– Вы к кому? – достаточно сурово спросила она.

– Здравствуйте, я к Евгении Петровне, то есть не совсем к ней. Понимаете, я ищу Олю, я ее подруга, одноклассница, – чистую ведь правду говорю, аж слеза прошибает от собственной честности.

– А их никого дома нету. Оля здесь бывает нечасто. А Евгения Петровна с Дашей совсем недавно в деревню уехали. К родственникам.

– Ах какая незадача! А вы не знаете, Оля поехала с ними?

– Не знаю, не видела.

– А что, Даша сейчас с бабушкой живет?

– Да то живет, то нет. Дня два назад привезла ее Ольга, а вот сегодня в деревню поехали.

– Ой, вы знаете, я так давно не видела Ольгу. Как у нее дела, не скажете?

– Да как, все вроде бы в порядке. Со своим разошлась, пытается заработать то тем, то этим. – Слава богу, женщина попалась разговорчивая, другая давно послала бы меня к черту.

– А вы сказали, она приезжала на машине – что, Ольга машину купила?

– Да нет, не ее это машина. Просто подвезли. А машина хорошая, заграничная. Серая такая, блестящая.

– Ну спасибо вам, пойду.

– Ольге-то передать что-нибудь?

– Привет передавайте, от Тани. До свидания.

– До свидания.

Дверь за словоохотливой соседкой закрылась, я пошла к машине. Ну вот, все очень хорошо сходится: Ольга привезла Дашу к матери, оставила ее здесь и направилась ко мне.

Ну не сразу, конечно, направилась, но то, что она должна была в конце концов попасть в мою машину – это точно. Весь этот спектакль на дороге разыгрывали специально для частного детектива Татьяны Ивановой. Очень мило. Вот только зачем? И какое отношение к этому имеют Марина, Наталья Семеновна? Судя по тому, что дочка Ольги и девочка Вороновой похожи, все дело именно в этом. Кому-то надо было похитить эту девочку, кто-то знал о моем знакомстве с Вороновой и решил, что я – самый подходящий человек для выполнения этого грязного дела и сидения потом за это в тюрьме. Оптимизма добавила кстати вспомнившаяся фраза мужика на скамеечке о том, что девку (видимо, меня) и девчонку (наверное, Дашу) пора убирать. Ну нет уж, не пора. А вот что действительно пора, так это звонить хорошему знакомому Натальи Семеновны, Короткову, и договариваться через него о встрече с нею. Где тут его визитка?

Нет, ну надо же, какая неприятность: визитки Короткова у меня как раз и нет. Очень жаль, потому что это единственный знакомый Вороновой, которого я тоже знаю. Да и не знакомый даже, а близкий друг, я так рассчитывала на него: он бы связался с Натальей Семеновной, и встретились бы мы на нейтральной территории. Очень не хочется звонить ей в офис, не хочется, чтобы те, кто заварил эту кашу, были в курсе. Хватит, пора брать инициативу в свои руки, а не продолжать играть навязанную кем-то роль в дурном спектакле.

Не выходит у меня из головы подозрительное сходство Марины Баричевой, правой руки Вороновой, и женщины, уводившей со двора одну из Даш. Можно, конечно, предположить, что она – тоже двойник, что родинку приклеили, парик напялили, а вообще она не чернявая, а белая и пушистая. Может быть, все это подстроено, чтобы заодно подставить и Марину. Но тем не менее подстраховаться лишний раз – никогда не помешает. Лучше уж пусть никто не знает, что я собираюсь переходить на сторону Натальи Семеновны и выхожу на тропу войны.

Как же мне все-таки найти Короткова? Единственное, что я помню о нем, – это, что он работает в нотариальной конторе на Волжской. Вот туда мы и направимся, предварительно видоизменив свой неповторимый облик: спектакль так спектакль! Так, бабулькой мы уже были, теперь будем перевоплощаться в «синий чулок».

Приняв решение, я двинулась к своему дому. Машину, как в прошлый раз, припарковала в соседнем дворе, осторожно заглянула в свой и обнаружила, что терпеливые мужики, надежно оккупировавшие скамейку возле моего подъезда, очень заняты. И, слава богу, не слежкой за теми, кто входит в подъезд, а ухаживанием за Светкой, девушкой не очень тяжелого поведения. К счастью, Светка отвлекала на себя все их внимание, поэтому я без труда шмыгнула в свой подъезд, прихватив для отвода глаз какого-то мальчишку с собакой. Естественно, мужики даже головы не повернули в нашу сторону: они-то ждут девушку с ребенком на руках, к тому же вышедшую из машины, а вовсе не мамашу с ребенком и собакой. В подъезде я поблагодарила ошеломленного мальчика и сунула ему в руку деньги:

– Ступай, купи себе мороженого и псу своему что-нибудь. – Погладила песика, благо он был не каким-нибудь волкодавом, а мирным колли, и отпустила с миром.

Так, судя по всему, трогать в моей квартире ничего не трогали, и это радует. Ольга, наверное, просто вышла и захлопнула дверь. Ну что же, не будем терять времени. Я схватила большую сумку-торбу, покидала в нее все вещи, которые мне смогут пригодиться, в том числе и нормальную одежду – джинсы и свитер. Нашла в шкафу какой-то на редкость допотопный костюм, напялила его на себя, стянула волосы узлом на затылке и нацепила большие несуразные очки с простыми стеклами. Ну-ка, что получилось? Я подошла к зеркалу и с удовлетворением посмотрела на то, что в нем отразилось: неопределенного возраста баба, не имеющая практически ничего общего с частным детективом Татьяной Ивановой.

В таком виде я вышла из квартиры, беспрепятственно прошла мимо дежурных на лавочке, которые продолжали развлекать Светку, и направилась в соседний двор к своей машине.

Езда на машине никогда не отвлекала меня от интеллектуальной деятельности, иногда даже помогала, и потому по дороге я интенсивно размышляла, могу ли я посвятить Короткова в известные мне подробности этой истории или нет. Ясно невооруженным глазом, что за всеми событиями стоит кто-то очень близкий к Вороновой – почему это не может быть сам Коротков? Ладно, посмотрю по обстоятельствам – если мне что-то не понравится, я просто уеду оттуда, не раскрывая свое инкогнито.

Вот, кстати, и нотариальная контора. А вот и Коротков из дверей выскакивает. Очень кстати. Растрепанный, рукой никак в рукав пиджака не попадет, как пить дать – либо он связан с похищением и всем прочим, либо Наталья Семеновна наконец избавилась от пут и вся в слезах позвонила ему. Коротков тем временем попал-таки в пиджак и подлетел к моей машине, благо на тихой улочке машин больше не было.

– Девушка, подбросьте, пожалуйста, на угол Рахова и Первомайской! Пятьдесят рублей.

Я кивнула головой, он забрался на переднее сиденье, и мы поехали. Ага, значит, он едет именно в офис Вороновой. Как его, кстати, зовут? Была не была, рискну, у меня нет другого выхода:

– Простите, а как вас зовут? А то я потеряла вашу визитку, и помню только фамилию – Коротков.

– Виталий, – удивленно ответил он, – простите меня, но я не припомню…

– Татьяна Иванова, – любезно представилась я.

– Что?! – возмущенно взвился он. – Это вы? Да как вы, как вам?! – он не находил слов от возмущения и вдруг осекся. – Простите, вы, наверное, не та. Я ошибся. Но я знаю только одну Татьяну Иванову, и вы на нее нисколько не похожи. И вообще, куда вы едете?!

Я тем временем свернула в какую-то узкую улочку, оканчивающуюся тупиком, и остановила машину. Сняла очки, распустила волосы и повернулась к Короткову:

– Извините меня за этот маскарад, но это было необходимо. Я сейчас постараюсь все объяснить.

– Что вы можете объяснить? Мне не о чем с вами разговаривать. Разворачивайте машину и едемте к Вороновой. Там все будете объяснять: кто и сколько вам заплатил, где девочка и зачем вам все это понадобилось?

– Виталий, именно это я и хочу сделать, но не в ее офисе. Я вас сейчас высажу за квартал от офиса, вы заберете оттуда Наталью Семеновну, придете сюда, мы поедем куда-нибудь в нейтральное место и там поговорим.

– Это ваши условия?

– Нет, это не условия, это просьба. Понимаете, меня использовали враги Натальи Семеновны, и я хочу во всем разобраться и загладить свою вину. Девочку я спрятала в надежном месте, ей там хорошо.

– Почему я должен вам верить?

– У вас просто нет другого выхода. И потом, вы меня знаете только с хорошей стороны.

– Да уж, куда лучше. – Коротков немного расслабился и заявил: – Нейтральным местом будет моя квартира, при разговоре будут присутствовать телохранители.

– При разговоре будем присутствовать мы трое, иначе разговор не состоится, – твердо сказала я. – Ну, поехали?

– Вы же сами сказали, что у меня нет другого выхода. Езжайте.

В гробовом молчании я довезла его до обещанного места и осталась ждать в машине. Ждать пришлось недолго: минут через семь показались Коротков и Воронова и, ни слова не говоря, сели в машину. Я тронулась с места, выехала на проспект и вопросительно посмотрела на Короткова. Он спохватился и отрывистыми предложениями стал диктовать мне маршрут. Воронова за всю поездку не проронила ни слова, сидела, выпрямившись и глядя прямо перед собой. В такой теплой, дружественной атмосфере мы и добрались до дома Короткова. Затем дружно вышли из машины, я тщательно ее закрыла и проследовала в подъезд вслед за Коротковым и Натальей Семеновной. Молчание нарушилось лишь в квартире Короткова, после того как он закрыл дверь.

– Дрянь! – коротко вскрикнула Наталья Семеновна, влепила мне пощечину и залилась слезами. Виталий бросился ее успокаивать, принес воды, похлопывал ее по плечу, гладил по голове. Я устало опустилась в кресло и сказала:

– Виталий, если у вас есть какой-нибудь сносный алкоголь, было бы неплохо дать нам по рюмочке для разрядки.

– В баре, – махнул рукой Виталий и вновь занялся успокаиванием Натальи Семеновны.

Ну что ж, мы не гордые, нальем сами. Я открыла бар, вынула рюмки и плеснула в них бренди. Сунула рюмки обалдевшим друзьям, чокнулась и сказала:

– За встречу! – Они автоматически кивнули, выпили. Видимо, подействовало, потому что Наталья Семеновна встала и, извинившись, ушла в ванную умыться. Вернулась она умытая, причесанная и даже, кажется, подкрашенная.

– Итак, что вы хотите? – официально обратилась она ко мне.

– Разобраться и понять, во что меня втянули. Наталья Семеновна, я очень прошу меня простить за все, что я натворила в вашем офисе, но тогда я считала, что поступаю правильно. Надеюсь, вы не очень пострадали?

– Пустяки, – саркастически отозвалась Наталья Семеновна, – а почему же теперь вы усомнились в правильности ваших поступков?

– Давайте я расскажу вам все с самого начала. Вы послушаете, и вам станет понятна моя роль в этом деле. Глупее роли, кстати, я еще не играла.

И я рассказала всю историю – и об Ольге, и о двух Дашах, и о моей роли защитницы всех обиженных и угнетенных. Упомянула и Марину Баричеву, не забыла сказать и о ненужности уколов, в сущности, здоровой девочке. Наталья Семеновна и Виталий слушали меня очень внимательно и не прерывали.

– Вот, собственно, и все. Теперь я понимаю, что меня подставили, что я наделала кучу ошибок и очень хочу все исправить, если это в моих силах. Но для этого мне нужно знать как можно больше. Наталья Семеновна, расскажите, пожалуйста, что кроется за всем этим?

– Таня, вы гарантируете, что Даша в надежном месте и ей ничего не грозит?

– Конечно. К счастью, я вовремя поняла, что дело нечисто, и успела ее спрятать.

– Хорошо, мне кажется, вы говорите правду. Виталий, я расскажу? – Коротков согласно кивнул. Наталья Семеновна устроилась поудобнее и начала свой рассказ, который в целом не явился для меня неожиданностью.

– Дело в том, Таня, что у меня была очень близкая подруга, мы вместе учились в институте. Четыре года назад она родила ребенка, девочку. Даша, вы сами понимаете, ребенок поздний, любимый, балованный. Они с мужем души в ней не чаяли. Полторы недели назад они решили съездить в соседний город на машине, Дашу взяли с собой. На выезде из Тарасова их машина попала в аварию, Аня с мужем погибли, а Даша чудом осталась жива. Из родных у нее – только Анин дядя, очень больной и старый, да еще младший брат Ани – Михаил. Но не будет же он брать на себя такую обузу! Я и взяла ее к себе – а что? Я смогу вырастить ребенка, средства есть. Времени, правда, мало, и гувернантку никак не найду. Но все образуется – если бы не эти непонятные происшествия.

– Наталья Семеновна, а что произошло после того, как я оглушила вас и выкрала Дашу?

– Приехала Марина с лекарствами, зашла в мой кабинет, увидела все это, стала звать на помощь. Нас развязали, привели в чувство. Примерно через час позвонил какой-то мужчина и сказал, что Дашу похитили и если я хочу получить ее обратно живой и невредимой, то не должна обращаться в милицию, подымать шум и суетиться. Мне велели сидеть у телефона и ждать дальнейших указаний.

– Наталья Семеновна, а где была Марина в то время, когда за вами пришел Коротков и вы ушли на встречу со мной?

– Марина? Уехала в налоговую инспекцию. Таня, вы действительно думаете, что Марина в этом замешана?

– Не знаю, Наталья Семеновна, но какое-то отношение к происходящему она имеет. Вполне возможно, что преступники просто воспользовались ее яркой внешностью, чтобы направить меня в ваш офис. А возможно, она с ними в сговоре. Мне кажется, что этим занимаются достаточно близкие вам люди. Но вот кто и зачем? У вас нет никаких подозрений?

– Таня, я вижу, вы беретесь за расследование? Меня это устраивает. Насколько я понимаю, никто лучше вас в этом не разберется. У вас остались те же условия?

– Да, двести долларов в день плюс накладные расходы. Но, Наталья Семеновна, вперед я с вас брать не буду – все-таки в том, что случилось, есть и моя вина.

– Танечка, если бы не вы, то Даша сейчас была бы неизвестно где. Я вам, наоборот, очень благодарна. Мы можем ее навестить?

– Да, наверное. Но я хотела бы кое-что уточнить. Мне непонятно, почему эти люди решили использовать меня. Неужели девочку было так трудно выкрасть?

– А вы знаете, наверное… Я же не отпускала ее ни на шаг – гувернантки не было, девочка после такого нервного потрясения, вот я и таскала ее везде за собой. Даже на работу, а со мной всегда охранники. Так что вы явились для преступников очень подходящим человеком. Но кто они и зачем им это нужно – я не знаю. И подозрений у меня никаких нет.

– Ладно, поедемте сейчас к Даше, убедитесь, что с ней все в порядке. А потом видно будет – авось «похитители» объявятся. Виталий, вас мы не берем. Вы – в офис.

Глава 5

Мы вышли из квартиры, Виталий направился в турагентство, а мы поехали на дачу к Соколовым.

По дороге Наталья Семеновна позвонила в офис и отдала распоряжения вернувшейся Марине:

– Марин, все деловые звонки, все посетители – твоя забота. Все личные звонки – мне на сотовый. Хорошо?

– Да, Наталья Семеновна. Как вы себя чувствуете, все в порядке?

– В полном. Вечером я позвоню, узнаю, как у вас там.

– Хорошо, Наталья Семеновна.

Воронова закончила разговор и с сомнением посмотрела на меня:

– Таня, неужели вы подозреваете Марину в соучастии? Это невозможно. Мы с ней работаем уже года три, она не раз выручала меня. Я всегда ей доверяла, и не было случая, чтобы она меня подвела.

– Наталья Семеновна, пока ничего определенного сказать нельзя. Если окажется, что Марина тут не замешана, я буду только рада, но возможность ее участия в деле тоже отрицать нельзя.

Остаток пути мы ехали молча: и ей, и мне было о чем подумать. Я думала о том, что люди, которые впутали меня в это дело, те, кому зачем-то понадобилась девочка, оказались в дурацком положении. Ну представьте себе: девочки у них нет, где я – они тоже не знают, начинать переговоры с Вороновой без девочки – затруднительно. Судя по тому, что они велели Наталье Семеновне сидеть на телефоне и ждать, они сейчас судорожно разыскивают меня по всему городу. Зачем же все-таки им нужна Даша? Скорее всего, хотят получить выкуп. А может быть, Воронова перебежала кому-нибудь дорожку в своем туристическом бизнесе?

– Наталья Семеновна, у вас сейчас нет каких-нибудь проблем с коллегами по бизнесу? Может быть, вы кому-нибудь очень мешаете?

– Да нет, Танечка, вроде не припомню. Вы, я вижу, тоже размышляете над мотивом этого несостоявшегося преступления? Я никак не могу понять, кому это понадобилось? Единственное, что мне приходит в голову, – это деньги.

– Да, вероятно, именно деньги и послужили причиной неудавшегося похищения. – Эх, как красиво сказала, прямо хоть в отчет вставляй. Одно только мне не нравится в этом прекрасном объяснении – не вписывается в него фраза одного из «шестерок», дежуривших у моего подъезда: «Девку убрать, девчонку тоже». Какой смысл им убивать заложницу, за которую заплатят деньги? Нет, тут что-то не клеится. Что ж, посмотрим, как будут развиваться события. Должны же они позвонить и поставить свои условия.

Видимо, бандиты пришли к такому же выводу, потому что сотовый телефон Вороновой требовательно запищал. Разговор был коротким, Наталья Семеновна отвечала односложно и однообразно – «Да», «Конечно», «Хорошо». Окончила разговор, несколько секунд сидела, неподвижно глядя в пространство перед собой, потом в изумлении уставилась на меня:

– Таня, это похитители. Они выдвинули мне свои условия. Я ничего не понимаю.

– Почему, Наталья Семеновна? Чего они требуют? Мира во всем мире или свободу женщинам Востока?

– Хуже. Они настаивают на том, чтобы я не участвовала в торгах на землю под застройку на улице Московской. Торги в понедельник. Если я выполню их требования, на следующий день, во вторник, мне вернут Дашу в целости и сохранности.

– А почему это вас так удивляет? Вполне нормальная по нашим дням причина: участок земли в престижном районе. – Кстати, интересно, зачем это скромной владелице туристического бюро понадобилась земля в престижном районе? Впрочем, это не мое дело: для меня Воронова – хозяйка туристического агентства, а все ее остальные дела меня не касаются. Как говорится, меньше знаешь – крепче спишь.

– Понимаете, Таня, на этот участок, насколько я знаю, претендуют еще две фирмы. И либо за этим стоит одна из них, либо их тоже будут убирать с дороги. И первый и второй варианты маловероятны.

– Ну почему? Очень даже вероятны: возможно, они объединились против вас, или есть еще кто-то третий.

– Дело в том, что это очень солидные фирмы, у них большие возможности, и если им кого и надо было устранять как конкурентов, так это друг друга. Я, в общем-то, не очень рассчитывала на эти торги, на эту землю. А если предположить возможность наличия кого-то третьего, то тем более начинать надо было не с меня, а с этих двух фирм.

– Так, может быть, преступники начали и не с вас. Может быть, у тех фирм уже возникли какие-то неприятности, а вы – последняя в списке?

– Возможно, об этом я не подумала. Так что мне делать?

– Пока ничего. Вы все сделали правильно: согласились на их условия. Сейчас мы навестим Дашу, вы вернетесь в офис, а я попробую что-нибудь узнать о неприятностях, постигших ваших конкурентов. Кстати, что это за фирмы?

– Я вам дам их координаты, телефоны и все прочее. Таня, а вы не думаете, что в следующий раз мне стоит потребовать разговор с Дашей?

– Нет, пока не стоит усложнять им жизнь, а то они начнут нервничать, еще наделают глупостей. А вот спросить, как себя чувствует девочка, и вообще поволноваться вам просто необходимо. Поговорите подольше, может быть, услышите какие-нибудь характерные шумы или узнаете голос.

– Нет, голос мне вроде незнаком. Да и шумов особых нет.

– Ну, это на будущее. А сейчас готовьтесь к встрече с Дашей, мы уже подъезжаем. Да, еще один вопрос: вы доверяете Короткову?

– Виталию? Полностью.

– Хорошо, но все же местонахождение Даши ему не указывайте. На всякий случай.

Наталья Семеновна согласно кивнула, и я еще раз порадовалась, что имею дело с таким разумным и здравомыслящим человеком: никаких истерик, никаких лишних вопросов. Хотя, конечно, она не мать, даже не тетка Даши. А вот Ольгу, пожалуй, действительно шантажировали ребенком. Мои размышления прервал дикий крик невесть откуда взявшихся Славки и Даши:

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное