Марина Серова.

А ларчик просто открывался

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

Тот явился почти сразу и сел на стул напротив Алексея Петровича.

– Послушайте, Михаил, у нас в музее ровно пять дней будет проходить выставка икон. Коллекция эта частная и, можно сказать, бесценная. Необходимо обеспечить полнейшую безопасность этому собранию, поскольку вся ответственность лежит на музее. Понятно? – директор говорил как можно громче и медленнее, делая паузы между словами, стараясь, чтобы Михаил понял всю важность этого заявления.

– Понятно, Алексей Петрович.

– Отлично! Значит, переключись полностью на зал с иконами. Я хочу, чтобы ты следил за ним круглосуточно, ни на минуту не выпускал из виду. Потом, когда все кончится, возьмешь несколько отгулов и отдохнешь.

– Я все сделаю, Алексей Петрович, не волнуйтесь.

Миша отправился к себе за пульт, а Алексей Петрович пошел встречать первых посетителей. К тому же должно было приехать телевидение, чтобы запечатлеть открытие выставки.

В этот и последующие дни посетителей было предостаточно, и директор весь день напролет был занят. Но все же, улучив свободную минутку, он буквально летел посмотреть, что делает Михаил, и неизменно заставал его смотрящим в монитор, на который камера передавала изображение из зала выставки.

На четвертый день посетителей было уже меньше, к тому же шел дождь, и Алексей Петрович закрыл музей пораньше, чтобы немного отдохнуть от бешеного ритма, в котором жил с начала выставки. Он вышел из музея и сел в свой старенький «Форд». Машину давно пора было сменить, но у Алексея Петровича все никак руки до этого не доходили.

Михаил вышел вслед за ним, чтобы закрыть дверь. Все последние дни он ночевал в музее. Помахав рукой отъезжающей машине, охранник закрыл двери.

* * *

Алексея Петровича рано утром разбудил телефонный звонок. Он долго не хотел брать трубку, но вскоре понял, что звонивший все равно не даст ему заснуть, и подошел к телефону. Звонили из милиции и попросили срочно приехать в музей.

Алексей Петрович приехал через десять минут – по дороге гнал так, что чуть было не разбил машину. Белов влетел в музей растрепанный, с всклокоченными волосами, пола незаправленной рубашки торчала из брюк. В музее при свете одной-единственной лампы стояли двое мужчин. Алексей Петрович кинулся к ним.

– Что случилось? Где Михаил? – выпалил он.

– Здравствуйте, – сдержанно произнес один из мужчин. – Вы директор музея?

– Да, я директор. Где охранник? – Алексей Петрович ничего не понимал и никак не мог прийти в себя.

Мужчина, тот, что был помоложе, проигнорировав вопрос, сказал, обернувшись к лестнице:

– Пройдемте сюда, пожалуйста.

Алексей Петрович вдруг почувствовал дикую слабость во всем теле и послушно пошел за молодым человеком. Они миновали лестницу и свернули в сторону зала, где располагалась выставка икон. Дверь в зал была открыта, там горел свет. Алексей Петрович поравнялся с дверью и вдруг с ужасом увидел, что из проема торчат чьи-то ноги в тяжелых кожаных ботинках на рифленой подошве.

Молодой человек помог Алексею Петровичу пройти в зал, так как у него стали подкашиваться ноги.

Оказавшись внутри, Белов увидел человек десять в милицейской форме – они суетились вокруг, что-то фотографируя и осматривая.

– Посмотрите на этого человека, – голос сопровождающего вернул директора к действительности. – Вы его узнаете?

Алексей Петрович бросил взгляд на лежащее в дверном проеме тело. Оно лежало лицом вверх в большой темно-красной луже. Вся грудь была буквально разворочена. Алексея Петровича замутило.

– Что здесь произошло? – еле выдавил из себя директор.

– Вы узнаете этого человека? – с некоторым нажимом повторил молодой человек.

Алексей Петрович посмотрел на труп еще раз и ответил:

– Да, узнаю. Это охранник Михаил Хаврошин, – он был удивлен, что не узнал его сразу. – Но что все-таки здесь произошло?

– Именно это мы сейчас и пытаемся выяснить. Помогите нам, посмотрите пока хотя бы приблизительно – ничего не пропало?

Тут начавшего уже было успокаиваться Алексея Петровича снова охватила паника. Он резко повернулся и быстрым шагом обошел зал. Вернувшись к молодому человеку, директор выглядел так, словно все его родственники дружно приказали долго жить. Алексей Петрович устало опустился на стул, не обратив внимания на то, что он весь испачкан кровью.

– Пропала... Она пропала... Что же мне теперь делать?.. – Алексей Петрович обхватил голову руками и стал раскачиваться из стороны в сторону.

– Что пропало, Алексей Петрович? Что пропало? – продолжал допытываться молодой человек, но поняв, что сейчас ничего толкового не добьется, крикнул в сторону: – Кто-нибудь, принесите стакан воды! А лучше водки...

Почти тут же появился парень и протянул ему стакан, в котором плескалось грамм сто пятьдесят коньяка.

– Больше ничего нет. Да и это Паша с собой возит так, на всякий случай.

Молодой человек взял в руки стакан и протянул директору.

– Выпейте и успокойтесь.

Алексей Петрович выпил коньяк одним глотком и посмотрел на молодого человека.

– Спасибо. Мне лучше.

– Тогда скажите – что именно пропало?

– Икона Тверской Богоматери! Понимаете, что это значит?

– Слабо. Расскажите все о ней. Она большая?

– Нет, размером с книгу.

– Такая маленькая? – удивленно сказал собеседник Алексея Петровича.

– Маленькая... Что вы такое говорите! Это же икона бог знает какого века... Ей цены нет!!! – закричал Алексей Петрович. – Поймите, это же не собственность музея. Нам предоставило эту коллекцию частное лицо!

Молодой человек поморщился.

– И сколько, по-вашему, может стоить эта икона?

* * *

На следующий день у совершенно разбитого Алексея Петровича состоялась встреча с Годящевым. Сергей Викторович заговорил по обыкновению спокойным голосом.

– Я уже в курсе дела, и поэтому не надо рассказов. Вы понимаете, что произошло?

– Да, Сергей Викторович, понимаю. Но что я могу сделать? – Алексей Петрович постарел лет на десять за одну эту ночь.

– Можете, Алексей Петрович, можете. Мне, как вы понимаете, не нужны деньги. Мне нужна икона. Поэтому... – он жестом остановил директора, попытавшегося было вставить слово, – вы должны найти икону. Ищите ее сколько потребуется, но найдите. И я вам в этом даже немного помогу. Дам координаты детектива, который пользуется заслуженной репутацией среди определенного круга людей. Стоить вам это будет, сразу скажу, не очень дешево, но ведь вы человек не бедный. Наймите этого детектива и ищите. Если найдете, я не стану предъявлять никаких претензий и забуду о том, что это вообще случилось. Думаю, мы договорились.

– Конечно, договорились, Сергей Викторович, – Алексей Петрович перевел дыхание.

– Тогда будем считать, что разговор окончен, – Годящев протянул директору визитную карточку, которую тот машинально взял двумя пальцами, и направился к выходу.

Проводив его измученным взглядом, Алексей Петрович посмотрел на карточку и прочел: «Татьяна Иванова. Частный детектив».

Глава 2

Было обычное летнее утро. Я сидела в сквере на скамейке и читала газету. Утренняя прохлада еще не успела уступить место дневному зною. Именно поэтому я назначила свидание в этот ранний час.

В сквер я специально пришла немного раньше, чем нужно, чтобы успеть прочитать свежую газету. Еще я подумала, что неплохо было бы купить пива, но делать этого не стала, все-таки должен прийти человек, который, может быть, станет моим очередным клиентом. Я дочитывала последнюю страницу, когда ко мне подошел молодой человек и, слегка наклонившись, сказал: – Здравствуйте, Таня.

– Здравствуйте. Вы, должно быть, Виктор Михеев? – на всякий случай спросила я.

– Да, вы правы.

– Тогда присаживайтесь и излагайте суть вашего дела. Только, пожалуйста, покороче, – я сложила газету и бросила ее в сумку, приготовившись внимательно выслушать моего собеседника.

– Хорошо. У меня обокрали квартиру, – сказал Виктор и премерзко улыбнулся.

– Это что, все?

– Нет. Еще убили канарейку, – пошутил, я бы сказала – неумно, он и сам рассмеялся.

– Отлично! Я должна найти убийцу канарейки? – я начала злиться, хотя этого ни в коем случае не стоило делать в такое замечательное утро.

– Ладно, шутки в сторону. Из дома украли очень много вещей, но не в них дело. Главное – унесли кейс с очень ценными бумагами, – парень попытался сделать серьезное лицо, но с той же тщетностью он мог бы пытаться выглядеть умным человеком.

– Что за бумаги?

– Договора на закупку огромной партии товаров. Если они не найдутся в срок, тонны моего груза попросту сгниют на таможне.

– Значит, вы хотите, чтобы я нашла ваши документы?

– Да. И вещи, если это будет возможно.

– Это все, что вы мне можете сказать?

– Ну, да. Все, – он снова расплылся в дебильной улыбке.

– Тогда позвоните мне завтра в это же время, я сообщу вам, возьмусь ли за это дело. Мне нужно подумать, – сказала я, вставая со скамейки.

– Что же здесь думать?! – он искренне удивился. – Я заплачу вам впятеро больше, если найдете мои документы до срока.

– Позвоните мне завтра! – отрезала я и решительным шагом пошла вдоль улицы. Парень еще несколько минут смотрел мне вслед, а потом пошел в противоположную сторону.

Я перешла на другую сторону улицы и оказалась рядом с круглосуточным мини-маркетом. Посмотрев на часы, обнаружила, что до второй встречи еще больше часа, поэтому все же купила третью «Балтику». Можно было позволить себе бутылочку пива – времени было еще вагон.

«Что-то быстро ты закончила с первым, Танечка, – подумала я и сама ответила: – А нечего было ему строить из себя дегенерата!»

Мне хорошо был знаком подобный тип клиентов. Они, нанимая детектива, вечно обещают золотые горы, но как только дело закончено, начинают торговаться из-за каждой копейки, а иногда и начинают угрожать. Но с ними все равно куда проще, чем с теми, кто заключает договор только для того, чтобы везде и всюду в компании приятелей и собутыльников небрежно так кидать: «Вот, детектива нанял, пыхтит для меня. Говорят, лучший, деньги плачу баснословные!» Убила бы!

Я уселась на ту же скамейку, достала из сумки аккуратно сложенную газету и принялась дочитывать последнюю страницу. Сначала шла какая-то муть, но в конце я обнаружила сообщение о том, что в нашем городе позавчера ограбили музей. Что именно украли, не сообщалось, но упомянули, что во время ограбления был застрелен охранник. Заметка была очень маленькая, и понять из нее, что же все-таки произошло в музее, оказалось совершенно невозможно. Выкинув газету в урну, я отхлебнула пива и подумала, что милиция наверняка опять в тупике, а поскольку это ее нормальное состояние, то она и будет благополучно в нем пребывать до тех пор, пока дело не спишут в архив как нераскрытое.

Пиво уже заканчивалось, а моего второго потенциального клиента что-то не было видно. Я одним глотком допила оставшееся пиво и посмотрела на часы – оставалось пять минут. Вдруг откуда-то со спины послышались шаги, и передо мной возник человек. Он был высокий и стройный, хотя на вид ему около пятидесяти. Волосы – черные с проседью, а одет он был в черный, дорогой, английского сукна костюм. Человек подошел ко мне и, указав на место рядом со мной, спросил:

– Разрешите, я присяду?

– Конечно, садитесь.

Он немного помолчал, приглядываясь ко мне, но стараясь делать это как можно ненавязчивей, и тихо произнес:

– Вы Татьяна Иванова?

– Да, она самая. Чем могу...

– Я звонил вам вчера, мне нужна ваша помощь. Очень нужна! Я человек небогатый, но заплачу вам сколько попросите, если согласитесь мне помочь.

– Хорошо. Скажите вначале, как вас зовут, – я поерзала на скамейке, усаживаясь поудобнее.

– Меня зовут Алексей Петрович Белов.

– Очень приятно. Можно узнать, чем вы занимаетесь?

– Я директор музея имени Радищева.

Директор музея... Я уже поняла, что у него за проблема, но решила дать ему рассказать обо всем самому.

– И какое у вас ко мне дело?

– В моем музее совершена кража и убит сторож. Я хотел бы, чтобы вы нашли икону. Во что бы то ни стало! – он заметно нервничал.

Я сразу отметила для себя, что его внимание было сосредоточено на самом ограблении, а не на убийстве, следовательно, факт убийства для него не так важен. Это же подтверждало и то, что он просил найти икону, а вовсе не тех, кто ее украл, убив охранника.

– Отлично. Расскажите, как все произошло, – я достала сигареты и закурила.

Алексей Петрович запустил пятерню в волосы и, порядком их взъерошив, поведал очень коротко историю той ночи, когда была украдена икона. Однако он рассказал обо всех подробностях, которые казались ему значительными. Его слегка передернуло, когда он говорил о том, как увидел труп своего охранника. Когда он закончил, я внимательно посмотрела на него и сказала:

– Да, ваше дело, Алексей Петрович, обещает быть не самым легким, так что мне нужно подумать.

– Подумать? Зачем? Почему вы не скажете, сколько берете в день, и почему бы нам сразу не заключить договор... – он нервничал даже больше, чем в начале беседы.

– Потому что еще не решила, возьмусь я за ваше дело или нет. Позвоните мне завтра.

Я начала было проводить обычный ритуал прощания с вставанием со скамейки и уходом в неизвестную даль, но Алексей Петрович вдруг схватил меня за рукав.

– Но вы должны мне помочь! Обязательно должны мне помочь! – закричал он.

Я приготовилась выслушать обычные в таких случаях завывания и стоны, на худой конец даже угрозы. Но он держался с достоинством, голова поднята, глаза блестят. Он сильно нервничал, но и только.

– Послушайте, я обдумаю ваше предложение и приму решение. Вы позвоните мне, и мы с вами поговорим. Хорошо? – я аккуратно сняла его руку со своего рукава.

– Хорошо, Татьяна. Но вы хотя бы обещаете, что обдумаете то, что я вам сказал, а не забудете о нашем разговоре?

Кажется, он сомневался в моей честности. Что ж, это было его право, но мне не хотелось, чтобы у него создалось обо мне предвзятое впечатление.

– Да, обещаю.

Разговор был закончен, я попрощалась и пошла вдоль парка.

Придя домой, я сварила себе чашку кофе и уселась в кресло. Вчера я тоже сидела в нем, вот так же с чашкой кофе в руках, когда мне вдруг стали звонить желающие воспользоваться моими услугами. Это был рекордный день: позвонили пять человек. Конечно же, я знаю коллег, которые бы с радостью схватились за все пять дел сразу. Но, уверяю, ни один уважающий себя частный детектив не возьмется вести столько дел одновременно – это по меньшей мере не профессионально. Мне нужно было выбрать кого-нибудь одного, а это – целая проблема. Причем выбор следовало делать быстрее.

В общем, я остановилась на двух, которые мне больше всего понравились. Первый потенциальный клиент говорил со мной веселым громким голосом, но он уже и по телефону был похож на тех толстосумов, которые раз от разу пытаются заставить меня следить за своими якобы неверными женами, при этом предлагая невиданные суммы. Сколько раз я сталкивалась с такими типами! Они не слышат или не хотят слышать никаких уверений в том, что я не занимаюсь слежкой как таковой, и считают, что любые возражения ничего не стоят, если в дело вступают их толстые кошельки. При встрече это мое первое впечатление подтвердилось.

Второй человек, выбранный мной, показался мне сильно озабоченным своей проблемой. Из разговора я поняла, что он в отчаянном положении и сделает все, чтобы убедить меня в том, насколько необходима ему моя помощь.

Так вот, этот второй, оказавшийся директором музея, в котором произошла кража, кажется, действительно предложил мне довольно интересное дело. Значит, в списке кандидатов останется именно он. Все-таки ограбление музея куда лучше, чем банальная кража вещей из квартиры. Банальная да еще к тому же довольно сомнительная, ведь никто не может поручиться за то, что этот придурок с канарейкой не украл свои документы сам, чтобы скрыть какие-нибудь махинации. Терпеть не могу оказываться в подобных ситуациях.

Значит, выбираем директора музея. Это хорошо. По крайней мере, после бесчисленных мытарств с разборками, учиняемыми различными бандитскими группировками нашего милого городка, данное дело вполне может дать мне возможность почувствовать себя настоящим детективом в добрых английских традициях. Но что-то там, в музее, было не так. Убийство охранника, кража одной-единственной иконы... Почему не всех или, по крайней мере, не десятка?.. Это нужно серьезно обдумать.

Стоп, стоп, стоп. Что это я обдумывать собралась? Сейчас я всего-навсего решаю, браться за это дело или нет!

А дело это крайне муторное. Я имею в виду принятие решения. Всегда, когда передо мной встает проблема выбора и нет веских аргументов в пользу одной стороны, я нахожусь в нерешительности и не могу принять решение без долгих и мучительных раздумий. Ведь даже с моей знаменитой интуицией, которая меня редко подводила, я не могу сразу и безоговорочно выбрать верный ответ из кучи возможных вариантов. Даже когда вариантов всего два, шансы на успех не слишком велики – пятьдесят на пятьдесят.

Уже давно я убедилась, что подобный способ отбора не может тягаться по вероятности успеха с возможностями каким-то образом обоснованного выбора. Например: если перед тобой три карты и ты слепо тычешь в них пальцем, то вероятность верно угадать искомую ничтожно мала. Но если взять обычную игральную кость и с ее помощью попытаться выбрать нужную карту, вероятность успеха резко возрастает.

Поэтому неудивительно, что в свое время я взяла на вооружение способ, увеличивающий возможность верного выбора почти до семидесяти процентов. Этот прием очень прост и не требует ничего, кроме трех кубиков из любого материала. Только «кости» обязательно должны иметь двенадцать граней. Таким образом, на гранях трех таких «кубиков» умещаются числа от одного до тридцати шести.

Бросая «кости», я получаю комбинацию из трех чисел, трактовка которой указана в моей настольной книге с названием «Числа и судьбы». Обычно уже первая комбинация дает довольно ясную картину заданной ситуации, но если вдруг кажется, что не все еще понятно, можно кинуть «кости» второй раз. При этом каждая последующая комбинация не является новым ответом на поставленный вопрос, она призвана давать более детальную картину.

Я пользуюсь этим способом уже очень долго, и еще не было случая, чтобы он меня подвел. Какой прорвы неприятностей мне удалось избежать благодаря моим гадальным «косточкам»! Вот и теперь, когда я никак не могла решить, браться мне за дело об ограблении музея или предпочесть ему какое-нибудь другое, благо выбор огромный, даже без канареечного вдовца, мне на помощь пришли мои двенадцатиграннички.

Я очень аккуратно извлекла их из замшевого кисета, который лежал в серванте на самом виду, и, сосредоточившись, взвесила в руке. «Кости» холодили ладонь и так и просились выскочить из руки. Подойдя к столу, я мысленно задала волнующий меня вопрос и бросила «кости» на полированную поверхность.

С легким стуком они докатились до середины столешницы и замерли, предоставив моему взору три грани с выбитыми на них цифрами. Помедлив немного, я подошла поближе и взглянула на кости. Выпала комбинация, предрешающая мой выбор. На обращенных вверх гранях «костей» были расположены числа: «14 + 28 + 8».

Вот те раз! «Ожидаются неприятности на работе», – э-т-то ж, ни хрена себе! Ну я еще могу понять, когда комбинация с подобным значением выпадает в середине дела. Здесь все просто, дело – табак, и можно даже не рыпаться. Неприятности на работе в процессе расследования могут означать все, что угодно: что меня кинут, набьют мне морду, в крайнем случае – просто убьют. А как быть, если дело не только не начато, а я даже еще не знаю, возьмусь за него или нет? И как же это понимать? Что дело директора музея заранее обречено на провал и мне не стоит за него браться, дабы избежать дополнительного геморроя?

В принципе логично. Но с другой стороны, раз уж мои «кости» предсказали мне неприятности, значит, от этого уже никуда не уйти. Иными словами, в любом случае, вне зависимости от того, приму я предложение директора музея или нет, неприятности мне обеспечены.

А теперь попробуем рассуждать другим способом. Если сейчас я откажусь от расследования ограбления музея, мне могут предложить какое-нибудь другое дело, ввязавшись в которое я гораздо больше рискую подвергнуть опасности свою жизнь, так как кража иконы кажется мне делом более спокойным, чем, скажем, крутые разборки «новых русских». Чем я рискую в своем теперешнем положении? Ну разве только тем, что не смогу раскрыть это дело и не получу свои законные деньги.

Значит, и думать нечего – надо хвататься за музейное предложение, пока не навязали что-нибудь похуже.

Приняв решение, я отправилась в душ.

Снимая халат, я невольно остановила взгляд на смачном синяке на правой голени, а затем посмотрела на еще более примечательный синяк на левом бедре. К таким вещам я отношусь достаточно равнодушно Но только в тех случаях, когда получаю их за дело или за деньги, что в моем случае практически одно и то же. А когда подобные приобретения достаются на дружеской пирушке, посвященной торжеству по случаю долгожданного развода подруги, – это уже слишком. Впрочем, кто виноват в том, что я исхитрилась грохнуться между столом и плитой, да еще и удариться головой о подоконник? Одно радует, стукнулась я головой, значит, ничего серьезного себе не повредила. Кость – она и есть кость.

Решив, что ванна лучше, чем душ, сможет отвлечь меня от неприятных размышлений относительно причиненного самой себе ущерба, я погрузилась в теплую воду и не заметила, как заснула.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное