Марина Серова.

Шкурный интерес

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Если ты кому-то нужен, тебя и чистого заберут, подкинут в карман что-нибудь, – продолжал развивать свои идеи Косяк, не жалеющий чужие головы. – Так какого хрена тогда гнать! Знаете, какой облом недавно был? – произнес он неожиданно тихо, резко переключившись на другую тему.

– Какой? – задал вопрос Валерка.

– Сейчас расскажу.

Гневный рассказ Косяка показался мне откровенным бредом неизлечимого шизофреника:

– Скинулись толпой, короче. Звоним бабе Люсе. «Баба Люся, нам шесть банок! Капуста есть». Она: «Приезжайте завтра, все будет». Ну, мы, ясное дело, давай мечтать, кто в каких мирах и как отрываться будет. Приехали на другой день. А баба Люся: «Ой, ребятки, – мимика Косяка в те моменты, когда он цитировал бабу Люсю, очень впечатляла, – а я две банки продала! Четыре возьмете?» А нам четырех на толпу не хватит. Пришлось возвращаться с пустыми руками. Через пару дней мы с Вовчиком на двоих наскребли. Решили заторчать. Мечтаем, ясен перец. Звоним, а баба Люся нам: «Ой, ребятки, кончилось все! На той неделе будет!» Опять облом. А на следующей неделе у нас бабла не было. И, как назло, бабу Люсю на улице встречаю. А она: «Что ж вы, ребятки, не заходите? У меня ж двенадцать банок лежит!» Отсюда – мораль: не дели шкуру непроданного эфедрина!

– Это точно! – засмеялся Иваньков.

– Нельзя же так жить, – машинально пробормотала я.

– Так жить нужно! – снова завелся Косяк. – Во!

Он закатал рукава и гордо продемонстрировал «дорожки» на внутренней стороне предплечий.

Тем временем подошел Стопор.

– Борода! – сообщил он. – Несрост! Кончилось все!

– У-у-у… – протянул Иваньков.

Косяк со злостью сплюнул.

– Тьфу, черт, опять пьянствовать придется!

– Не хочу я пьянствовать, – жалобно захныкал Вовчик и замотал головой так отчаянно, словно агенты иностранной разведки требовали от него измены Родине в форме раскрытия важной государственной тайны. – Это ж потом от похмелья с утра маяться!

– А кто хочет?! – взбесился его приятель. – Я лично хочу торчать! Понимаешь, тор-чать! Но, поскольку другого выхода на сегодняшний день я не вижу… – конец тирады, как всегда, оказался у Косяка обескураживающе неожиданным: – А все дело в том, что алкоголь не изменяет сознания!

* * *

– Вы уж не обессудьте, мужики, – разводил руками Стопор.

– Так уж получилось… Бывает…

– Бывает, – согласился Валера.

– Ну так я пойду? – виновато спросил Стопор. – Дела, они на месте не стоят…

– Не стоят, – словно попугай повторил Иваньков.

– Иди, – кивнул Вовчик.

– Иди, иди! – закричал Косяк. – Еще раз подобная ботва повторится!..

– Иди, – присоединился к общему мнению Валерка.

– Вот всегда со Стопором так, – заметил Косяк, когда наркоторговец ушел. – В вечном ступоре! В следующий раз к Капкану обратимся. Оно, конечно, подороже, зато и надежней.

Мы со Степановым переглянулись.

– Капкан, он ведь, говорят, на совесть работает, – сделав задумчивый вид, молвила я.

– Несерьезно это все, – скептически выразил свое мнение Иваньков. – Не по-пролетарски.

– Решено, – сказал Вовчик. – Завтра звоним Капкану.

– А вы не могли бы нас с ним свести? А то нам срочно нужно… – осторожно осведомилась я.

– Нет, – покачал головой Косяк. – Капкан левых людей не любит.

– Что, совсем никак? – Я и не пыталась скрыть разочарование, которое ясно прозвучало в моем голосе.

– Совсем никак.

Косяк развернулся к Вовчику.

– Надо идти, – сказал он.

– Надо.

В этот момент краем глаза я заметила группу «бритых» молодых людей, бредущих в нашу сторону характерными походками, что называется, вперевалочку.

– Гоблины, – сделал вывод Косяк. – Докопаться хотят.

Возможно, капусту снимать будут. Надо, короче, отсюда валить.

Тем временем «бритые» парни приблизились к нам на расстояние, которое не оставляло сомнений: с нами собираются серьезно поговорить. Их было семеро. Один из них неприятно хихикал.

– Закурить не найдется? – спросил, чрезмерно растягивая ударные гласные, самый высокий и плечистый из них. Я мысленно обозвала его «великаном».

– Не курим, – угрюмо ответил Косяк.

Я вынула из сумочки пачку, раскрыла ее и протянула «великану».

– У девушек брать не по понятиям, – отозвался тот.

Хихикающий «гоблин» развеселился еще больше.

– Слушайте, а что вы вообще в нашем районе делаете? – спросил самый маленький и щупленький из страдающих никотиновым голодом молодых людей.

– Друга навещали, – ответил за всех Валера.

Снова хихиканье. Типа, издающего эти звуки, я окрестила «весельчаком».

– Есть бабки? – осведомился самый страшный из «гоблинов», с угрожающей дьявольской ухмылкой на губах. Его мое сознание зафиксировало как «товарища с улыбкой Сатаны». – Пацану десяточку на лекарства. Болеет он, печенку посадил.

Вовчик с кислой миной на лице потянулся к карману.

– Держи.

– И все?! – «товарищ с улыбкой Сатаны» презрительно повертел в руках десятирублевую купюру. Тем не менее он от нее не отказался. – Мы про десятку, значит, для приличия сказали, а тебе с пацаном поделиться жалко? Падла!

Молодой человек, обеспокоенный здоровьем друга, выдвинул вперед кулак и тут же отвел его в сторону. Вовчик отпрянул. Хихиканье перешло в заливистый смех. Остальные вымогатели тоже расхохотались.

– Дай сотку!

– Нету сотки, – прохрипел Вовчик, и кулак на этот раз достиг цели. Удар пришелся Вовчику в живот, и он согнулся пополам.

Смех «весельчака» уже начал походить на лошадиное ржание.

– Вы кто, вообще, по жизни? – на этот раз заговорил, обращаясь к Дмитрию Анатольевичу, самый щупленький из подонков.

Это было уже слишком. Мое терпение лопнуло.

– А ты сам-то кто по жизни? – поинтересовалась я.

– Ты чего?! – рассвирепел «гоблин» и двинулся в мою сторону. – Дырка с мясом! Хочешь, чтобы тебя по кругу пустили?

– Мне просто интересно, кто ты по жизни, – повторила я.

– Я – правильный пацан! Я живу по понятиям! А ты – дырка с мясом!

– А пошел ты на!..

«Правильный пацан» на мгновение опешил, а потом замахнулся. Но его кулак описал лишь половину траектории и был перехвачен моей левой рукой. Я вывернула плечо почитателю понятий и швырнула бедолагу на землю. «Гоблины» на несколько секунд пришли в замешательство. Валерка воспользовался этим и пустился наутек.

«Гоблины» стряхнули с себя оцепенение и перешли в наступление. Боковое зрение, все это время неустанно несшее вахту, помогло мне оценить обстановку: «великан» метил мне в челюсть. Его «коллега» развернулся к Дмитрию Анатольевичу. Четверо оставшихся «гоблинов» смыкались вокруг Косяка и Вовчика. К тому же делал попытки подняться на ноги тот, кого я только что нокаутировала. Все это прошло через мой мозг, как через процессор компьютера, за доли секунды.

Я произвела прием, называемый в карате «вертушкой»: подпрыгнула и, распрямив ногу, нанесла удар сначала по голове вымогателя, намеревавшегося расправиться с Дмитрием Анатольевичем, а затем по голове «правильного пацана», метившего в меня. Оба повалились на землю. Оставшиеся типы явно растерялись, а это самая ужасная ошибка, какую только можно допустить в драке.

Я, как буря, ворвалась в круг, в центре которого топтались перепуганные Косяк с Вовчиком. Первого попавшегося мне под руку «гоблина» – «весельчака» – я наградила ударом «майо-гири» в живот. Второму достался «удар-молния», или «урокен», в нос. Теперь на меня наступал «товарищ с улыбкой Сатаны» в сопровождении приятеля. «Товарищ с улыбкой Сатаны» получил «маваши-гири» по своей выразительной челюсти. Раздался хруст, который ни с чем не спутаешь. Приятель его неуверенно попятился. Мое чуткое ухо уловило приближение противника с тыла. Кто-то из сраженных мной пришел в себя. Я сделала ложный выпад, словно собиралась нанести отступающему боковой удар, этот выпад в подходящий момент обратился в так называемый «удар льва» – ногой назад, и обернулась. Нападавшим оказался самый высокий и крепкий из «правильных пацанов». Не успев очнуться, он вновь оказался в бессознательном состоянии.

Надо отметить, что мои спутники тоже не теряли времени даром. Степанов нейтрализовал щуплого типчика, позволившего в отношении меня откровенно оскорбительные высказывания, а также добил «весельчака», который, видимо, рассчитывал отделаться ударом в живот. Косяк с Вовчиком отчаянно пинали ногами катающегося по асфальту «гоблина», который вначале пытался одолеть меня с братской помощью человека, улыбочкой походившего на Люцифера, а потом, когда тот свалился со сломанной челюстью, попробовал пойти на попятную. Косяк с Вовчиком проявляли звериную жестокость, упиваясь зрелищем чужой крови.

– Ну все! Хватит! – сказала я. – Сражение окончено!

– Получай, сука! – орал Косяк, в очередной раз занося ботинок над окровавленным лицом.

Я схватила его за плечи:

– Ну все! Финиш!

– Да я ему! – никак не успокоясь, повторял снова и снова Косяк, пока мы с Вовчиком оттаскивали его подальше от избитого. – Родная мама не узнает!

В этот момент к нам подбежал Иваньков.

– А я за вами со стороны наблюдал, – заявил он. – Как в кино! Честное слово!

Вид поверженных «гоблинов» был воистину жалок. Они корчились на земле и стонали. Моему клиенту больше ничто не угрожало. Я вздохнула с облегчением.

* * *

– А ты молодец, деваха! – восторженно отозвался Косяк о моих способностях, когда мы наконец вышли к автобусной остановке. – Они теперь надолго запомнят! Где ты этому научилась?

– Карате занималась несколько лет назад.

– Что же ты из спорта ушла, торчать начала? Да что там говорить… Ну, теперь я тебя, в натуре, уважаю. Тебе ведь совсем не досталось? Мне вот губу разбили.

– А у меня шишка на лбу будет, – откликнулся Вовчик.

– А Валерке сказать нечего, – усмехнулся Косяк. – Он как заяц в кустах отсиживался.

– Я искал наиболее рациональное решение проблемы, – поджав губы, попытался сказать хоть что-то в свое оправдание Иваньков.

– «Рациональное решение», – передразнил Вовчик. – Даже признаться, что струсил, не можешь! Вот отвага Женьки заслуживает воспевания в сказаниях и былинах!

– Шпана боевыми искусствами профессионально не владеет, – скромно ответила я. – Мне приходилось вступать в поединок и с более серьезными противниками.

– Ну, деваха, я теперь себя обязанным чувствую! – говорил Косяк. – Знаешь, я, пожалуй, сведу тебя с Капканом. Скажу, что ты – моя очень старая, проверенная и дорогая сердцу знакомая. Только это недешево встанет, как замечал наш сыкун Валерка. – Последние слова заставили Иванькова что-то гневно пробормотать. Косяк, не обращая на него внимания, продолжал: – Но зато качественно! Капкан – старая фирма, с орденами за особые заслуги. И еще – мы себе тоже отсыплем за услугу.

– У-у-у! – уныло протянул Валерка, моментально забыв о своих обидах. – Я на халяву накуриться хотел, а вы у меня эту халяву отбиваете? Придется тогда и мне отсыпать!

Я подумала, что в знак благодарности все трое могли бы быть менее жадными. Хотя мне, в принципе, было все равно.

– Завтра Капкан тебе продаст, – заверил Косяк.

– А как с тобой связаться?

– Я тебе свой домашний телефончик дам. Есть куда записать?

Я вынула из кармана записную книжку.

– Записная книжка для таких, как мы, – вещь незаменимая, – одобрительно склонил голову Вовчик.

Косяк продиктовал мне номер своего домашнего телефона.

– Завтра вечерком, часиков в пять, позвони, – сказал он.

Я кивнула, и в этот момент подъехал наш с Дмитрием Анатольевичем автобус.

Глава 3

Всю дорогу Дмитрий Анатольевич молчал. Похоже, он до сих пор находился под впечатлением от случившегося. Заговорил он со мной только дома:

– Теперь, Евгения Максимовна, я доверяю вам безоговорочно! Удивительно, но я вышел из этой потасовки целым и невредимым. Как вы их так ловко, семерых-то?

– Ну, во-первых, я их не одна одолела. Я видела, как вы, Дмитрий Анатольевич, обороняли мои тылы, да и Косяк с Вовчиком помогли. А во-вторых, это же моя профессия. Если бы я не могла справиться с толпой подвыпившей уличной шпаны, то вряд ли своей деятельностью выбрала бы бодигард.

– К тому же, – не обращая внимания на мои слова, продолжал Степанов, – возможность выйти на Капкана у нас появилась только благодаря восторгу и уважению, которые вам, Евгения Максимовна, удалось вызвать у этих двоих наркоманов.

– Мне кажется, вы несколько переоцениваете мои заслуги…

– Нет, это скорее вы недооцениваете себя.

Все силы я выложила в сегодняшнем бою, и на то, чтобы продолжать бесполезный спор, их у меня не осталось.

– Жаль, что придется ждать до завтра, – заметил Дмитрий Анатольевич.

Я пожала плечами:

– Ничего не поделаешь, придется.

* * *

Как и было условлено, десятого июня в пять часов вечера я позвонила Косяку.

– А, это ты! – обрадовался он. – А мы тут про тебя всем своим пацанам рассказали. Никто не верит. «Это что такое вы употребляете, от чего обоим одновременно девушки-суперменки мерещатся?» – спрашивают. Ну и пусть не верят! Бог с ними, с убогими!

– Наше соглашение в силе?

– Да, все в порядке. Только по телефону я говорить об этом не буду. Мало ли что… Я сейчас очень занят, вы ко мне домой приезжайте. Это в центре. Запоминайте адрес: улица…

Я перебила Косяка:

– Погоди немного, я ручку принесу, записать. А то так, боюсь, запамятую.

Спустя полминуты моя записная книжка пополнилась еще одним адресом. Косяк жил в Волжском районе, недалеко от Набережной.

* * *

Минут через двадцать стало ясно, чем таким был «очень занят» Косяк. В гостиной у него за столом сидел Вовчик. Уставившись на смятый тетрадный листок, он нервно покусывал кончик карандаша.

– Посидите на диванчике, – попросил Косяк. – Мы с Вовчиком должны разобраться с текущими делами.

Я попросила разрешения закурить и, получив его, демонстративно показала Косяку и Вовчику свою пачку:

– Не признаю никаких сигарет, кроме «Золотой Явы»!

Вовчик хихикнул:

– А «Беломорканал» признаешь?

– Ну, это совсем другое дело!

Я закурила.

Мне понадобилось немного времени, чтобы понять, о чем идет речь у Косяка с Вовчиком. Между ними развернулись жаркие дебаты. Косяк с Вовчиком пытались распределить на месяц стакан анаши, который намеревались приобрести у Капкана.

– Да ты что, совсем дурак?! – орал Вовчик. – Марихуана-то понтовая: две тяги, и улетел! Ее можно курить поменьше, зато чаще.

– Уж лучше пореже, зато основательно, – не соглашался Косяк. – Тем более у нас димедрол остался.

Я махнула на них рукой и решила осмотреться. Конечно, в квартире Косяка тоже был бардак, но, по сравнению с тем, что я видела у Валерки Иванькова, это был образец чистоты и гигиены наркоманского жилища, о чем я не преминула высказаться:

– У вас, в отличие от Валерки, в квартире хоть какой-то порядок.

– Это потому, что Валерка – героинщик. Пропащий человек! – отозвался Вовчик.

– А вы нет?

Косяк и Вовчик уставились на меня с изумлением.

– Нет, конечно! – поспешили воскликнуть они в один голос.

– Мы только винтимся и накуриваемся, – объяснил Косяк. – Опийные препараты нам приписывать не надо. Что можно, а что никак нельзя – знаем!

И приятели вновь углубились в решение своих насущных проблем.

Наконец подневный план курения анаши был готов. Косяк со вздохом облегчения сложил листок в несколько раз и положил его на верхнюю полку серванта.

– Вот теперь можно и поговорить! – сказал он мне.

– По телефону ты сказал, что все в порядке.

– Да. Я говорил с Капканом. Навешал ему лапши на уши. Он вам продаст, что надо. Сейчас поедем на встречу с ним.

– Опять в какую-нибудь подворотню?

– Ну, а почему нет? Ты ведь можешь постоять за себя! Да и не только за себя. Кстати, торчок-то наш, – Косяк кивнул на Дмитрия Анатольевича, который, как всегда, не мог сообразить, как правильно себя вести с подобными людьми, а потому сидел смирно, сложив руки на коленях, – тоже вчера неплохо дрался. Я сам видел.

– Так мы поедем или нет? – словно очнулся Степанов.

– Поедем, поедем! Только лишняя спешка ни к чему. Поспешишь – людей насмешишь!

– А ты, я вижу, большой любитель пословиц? – съязвила я.

– Обожаю пословицы! – признался Косяк. – Уверен, их придумали наши люди – наркоманы.

– Это почему?

– Потому что все – в нашу тему. Ладно, потом объясню. Давайте собираться! Я предлагаю прогуляться пешком. Это не очень далеко.

* * *

Как только мы вышли, я закурила. По дороге Косяк пытался нас развлечь.

– Вообще, все, что придумано цивилизацией, было придумано наркоманами, – разглагольствовал он. – Возьмем хотя бы детские мультики…

– Мультики-то при чем?! – недоумевала я.

– Я и объясняю, при чем. Помните сову из мультика про Винни-Пуха? Она же кокаинщица прожженная! Зрачки характерные, насморк постоянный. А загонялась-то как! Или котенок по имени Гав. Помните, как они боялись? Это они накурились и на измену сели. А потом их на хавку пробрало. Помните, как сосиску делили?

Я только качала головой.

– А хотите анекдот? – не отставал Косяк.

– Валяй.

– Мальчиш-Кибальчиш орет: «Измена! Измена!» Мальчиш-Плохиш похлебку жрет и приговаривает: «Кому измена, а кого на хавку пробрало!»

Косяк с Вовчиком дружно заржали. Я сделала вид, что мне тоже смешно. Один Дмитрий Анатольевич продолжал мрачно глядеть себе под ноги.

– Одному торчку не смешно, – заметил Вовчик. – И правильно! Тут плакать надо, а не смеяться.

– Или, например, Корней Чуковский, – вернулся к любимой теме Косяк. – Была у него такая заморочка: «Волки от испуга скушали друг друга». Вы как себе это представляете?

– Никак.

– Правильно. Нормальный человек такого себе не представит. Великие люди, они все – алкоголики и наркоманы. Володя Высоцкий или… – Косяк почесал затылок. – Что-то никто больше не вспоминается. Но поверьте мне на слово!

Я не стала с ним спорить.

– А хотите загадку? – спросил Косяк.

Я тяжело вздохнула:

– Валяй.

– Какой всем известный персонаж, можно сказать, классического произведения, был наркоманом?

Я подумала и ответила:

– Не знаю. Я, наверное, не читала этого произведения.

– Может, и не читали, зато кино точно видели. Этого персонажа последний бомжара знает.

Я подумала еще немного.

– Сдаюсь.

– Шерлок Холмс! Он кокаин нюхал. Нюхнет – и дело раскроет!

Дмитрий Анатольевич невольно вздрогнул.

– А, родимое вспомнил?! – оживился Вовчик. – Эх-х-х, торчок!

Вот с такими забавными разговорами мы и добрались до места.

Я оказалась права. Капкан назначил встречу в темной подворотне, которая одновременно выполняла функцию общественного туалета.

– Надо Капкану позвонить, – сказал Косяк, обращаясь ко мне в надежде на мой мобильный. Очевидно, он уже был поставлен в известность о наличии у меня этого «незаменимого средства связи» Иваньковым. – Сказать, что мы на месте.

– Так вы не договорились о времени встречи?! – изумилась я.

– Нет. Капкан – не тот человек, который бежит сломя голову неизвестно куда, не будучи уверенным, что кого-то застанет на месте. Капкан – человек серьезный!

– Ну, серьезный так серьезный. Держи телефон!

* * *

– Капкан велел ждать! – объявил Косяк результаты переговоров, возвращая мне трубку. – Кстати, ты Валерку предупредила? Он ведь себе тоже отсыпать хотел…

– Нет, как-то вылетело из головы.

– Ну, так звони ему сейчас! А то «косячок» выходит. Нельзя человечка обижать! Хоть и сыкло он паскудное.

Я вняла совету Косяка, и Валера Иваньков был извещен.

Примчался он на удивление быстро – минут через пятнадцать, словно прискакал на лихом коне.

– Вот и Валера, – прокомментировал Косяк. – А Капкана все нет.

– Эх, бренный мир наркоторговли, – философски отозвался Вовчик.

* * *

Капкан явился спустя еще минут десять. Когда мне стало ясно, что это тот самый Капкан, о котором только в последние дни шла речь, я сразу закурила.

Я представляла Капкана совсем по-другому. Мне казалось, что он будет сутулым, щуплым и низкорослым человечком с внешностью мелкого, но на редкость подлого жулика. На самом деле Капкан оказался здоровенным амбалом с заросшим волосами лицом, напоминающим обезьянью морду. Но было в этом лице и что-то детское. К тому же оно казалось непроницаемым. Это впечатление усиливали темные очки. На голове у Капкана красовалась тинейджерская кепка. Не нужно было прикладывать особых зрительных усилий, чтобы разглядеть вытатуированное черным, заключенное в круг, число тринадцать на его левом запястье. Я заметила, что Степанов невольно вздрогнул.

– Здорово, мужики! – пробасил Капкан и пожал всем по очереди руки.

Мою руку он галантно поцеловал.

– Это о них вы говорили? – спросил Капкан у Косяка с Вовчиком, указывая на меня и Дмитрия Анатольевича. – Что-то они не вызывают у меня доверия.

– Хорошие люди, проверенные, – поспешил замолвить доброе словечко в нашу пользу Косяк.

– Начинающие, по ходу, – произнес Капкан, пристально разглядывая меня и Степанова. – Что-то в их лицах мне не нравится. Хотя, быть может, я и ошибаюсь.

Внезапно Капкан повернулся к Валерке:

– А этого фраера я помню! Ты-то что здесь делаешь?

– Отсыпать хочет у людей, – объяснял Косяк. – Они ему за прошлый срост должны.

– Ладно, ребята. – Капкан трижды ударил себя кулаком в грудь. – Сейчас – ждем! Девчонка подвалить должна. Вот тогда я вас всех вместе и ублажу. Кстати, – Капкан обратился к Степанову, – вы знаете мои расценки?

Дмитрий Анатольевич покачал головой.

– Сейчас межсезонье, так что пакет – штука. Но качество я гарантирую. Если не понравится, можете найти меня и в рожу плюнуть. Я не обижусь. Только этого не случится.

– Так дорого? – изумилась я.

– Если не устраивает – тогда до свидания. У меня и без вас покупателей полно.

– Нас устраивает, – тихо произнесла я.

Через некоторое время в подворотне объявилась еще одна личность. Девчонка лет семнадцати. Она приближалась, опасливо озираясь по сторонам. Когда она оказалась совсем рядом, обнаружилось, что ее всю колотит, она буквально обливалась потом. Цвет ее лица напомнил мне колорит тела Елены Руслановны на столике в морге.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное