Марина Серова.

Чудо перевоплощения

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

– А сразу ты не могла мне всего этого рассказать? – Я не очень-то верила в правдоподобность Зинкиного рассказа. Точнее, я не исключала, что говорит она правду, но сильно сомневалась, что я ей нужна исключительно для выяснения отношений с людьми ее мужа.

– Могла, но это означало бы, что я тебя на работу нанимаю, а я рассчитывала отдохнуть с тобой просто как с подругой, а не как с телохранителем.

– Значит, как отдыхать, так с подругой, а если проблемы, то ты не прочь использовать меня как телохранителя? – усмехнулась я.

– Ну зачем ты так. – Она сделала вид, что обиделась, отвернулась в сторону и пару раз ненатурально всхлипнула.

– Скажи прямо: ты не хотела платить мне за работу?

Мой вопрос вогнал ее в краску. Вообще, Зинка умела вызывать на своих щеках появление легкого румянца, символизирующего смущение. Но когда ее брали с поличным, она просто заливалась краской и походила на обмороженного Деда Мороза.

– Я заплачу, если надо, – стыдливо сказала она, не поднимая своих небесно-голубых глаз.

– Поговорим об этом позже. – Я решительно поднялась с дивана и подошла к двери. Прежде чем выйти из комнаты, я резко обернулась, посмотрела на подругу и задала самый важный вопрос, который уже не раз задавала ей этим утром: – Почему в тебя стреляли? Альберт хочет избавиться от тебя?

– Не знаю. – Она уткнулась лицом в спинку дивана и разрыдалась. – Он изменил мне с этой дрянью, вертихвосткой малолетней, – говорила она сквозь слезы, – куклой разукрашенной! Он уже целый месяц вокруг нее крутится, а я для него стала пустым местом. – Неожиданно Зинка подняла голову и посмотрела на меня сквозь слезы. – Помоги мне, Женечка, побудь со мной, я боюсь! Теперь уже точно боюсь. Если ты настаиваешь на том, что стреляли не в тебя. – Она сделала паузу и вопросительно посмотрела на меня, ожидая ответа.

– Я больше склоняюсь к мысли, что стреляли в тебя. – Мне не удалось успокоить ее своим ответом.

– Но Альберт не мог, зачем ему это? – И она снова впала в истерику.

Я вышла в коридор, прикрыв за собой дверь. Сейчас от Колывановой сложно будет получить информацию, она целиком и полностью поглощена своими обидами на мужа и страхами перед будущим. Единственное, что я могу сделать для нее в данный момент, это дать ей как следует выплакаться, только после этого мы сможем поговорить и обсудить дальнейший план действий.

– Женечка, у Зины проблемы? – тихо спросила тетя Мила, когда я вошла в кухню.

– Да, семейные неурядицы, с мужем поссорилась.

– Счастливица, – мечтательно сказала тетя и очень удивила меня подобным комментарием, – она знает, что такое семейные неурядицы! Ведь муж и жена ссорятся – только тешатся, а ты…

– Тетя, хватит, – прервала я ее речь. – Хватит твердить мне про замужество. Я ведь уже говорила: будет мужчина, будет и семья. Нет мужчины – нет семьи.

– Так ты его даже не ищешь, может, он уже совсем рядом, стоит только сделать шаг вперед.

– Тетя, – я наигранно разозлилась, – настоящий мужчина – это же не гриб под елкой, чтобы его искать.

Сам найдется, когда время придет.

– Да ты всегда так говоришь, – отмахнулась тетушка и вернулась к своему любимому занятию, кулинарии.

– Женя, – послышался робкий голос Зины, – можно, я душ приму?

– Конечно, я чистое полотенце принесу.

– Спасибо.

Я искала в шкафу полотенце, когда зазвонил телефон. Тетя Мила быстро ответила, и по ее радостному возгласу я поняла, что ей позвонила одна из подружек, значит, сейчас начнется долгая беседа о сериальной жизни их любимых киногероев. Но, к моему удивлению, разговор тетушки продлился меньше минуты. Перепуганная, она вошла в комнату, прижимая к груди трубку.

– Женечка, мне только что Антонина Степановна позвонила, соседка, у них во дворе сегодня стреляли, представляешь! Сейчас милиция делает поквартирный обход. Скажи мне честно, это в вас стреляли?

– Ну, я уже говорила, стреляли в кого-то другого, Зинкин чемодан случайно под пули попал.

– Честно? – недоверчиво переспросила тетушка.

– Конечно, дорогая. – Я обняла тетушку за плечи и прижалась к ее груди. – Не волнуйся за нас.

– А я, представляешь, – она выбралась из моих объятий и посмотрела мне в глаза, – слышала грохот какой-то, но решила, что это петардами мальчишки балуются. А вам, наверное, надо пойти туда, отнести чемодан и все рассказать милиционерам, – посоветовала мне Мила.

– Я потом свяжусь с ними, не волнуйся.

– Ты уверена, что правильно поступаешь?

– Абсолютно. – Этого аргумента было достаточно, чтобы тетушка отстала от меня и вернулась на кухню.

Пока Зинка успокаивала нервы в ванной, я позволила себе осмотреть ее раненый чемодан. Среди порванных вещей я нашла три стреляные пули. Они были цилиндрической формы, внешний диаметр корпуса – десять миллиметров, длина восемнадцать миллиметров. Говорит само за себя: стреляли из пистолета Макарова. Интересно, как это пули не прошили чемодан насквозь? Ответ на свой вопрос я получила после того, как докопалась до самого дна чемодана. Там я обнаружила плотный ряд модных гламурных журналов, от «Каравана истории» до «Академии географии». Все номера свежие, за текущий месяц, похоже, моя подружка действительно планировала пассивный отдых где-нибудь на берегу реки, в обнимку с модными журналами и дешевыми любовными романами, коих тоже насчитывалось штук пять. Использованные пули я убрала в пакет, испорченные вещи Колывановой вернула обратно в чемодан. Разглядывая опасную находку, я искала ответ на единственный вопрос: в кого же все-таки стреляли, в меня или в Зинку? История моей подружки не тянула на криминальную драму с перестрелкой. Либо она что-то умело скрывает, либо действительно не ей предназначались эти пули. Поскольку свои недавние завершенные дела я не рассматривала как причину для мести, оставался только один вариант: некто, с кем мне еще не довелось встретиться, планирует нанять меня в качестве телохранителя. Его враги, зная мои возможности, а может, просто чтобы запугать моего потенциального клиента, решили исключить меня из игры, которая еще и не началась.

– Ну что ж, поедем отдыхать, – сказала я вслух, когда размышления мои зашли в тупик.

Поездка за город поможет мне разобраться в происходящем. Вдали от суеты, в компании Зинки Колывановой, которая пока была слишком скрытной и явно что-то недоговаривала, найти ответы на вопросы будет проще.

– Я готова. – В комнату неслышно вошла Зина, посвежевшая, раскрасневшаяся, с влажным полотенцем на голове, закрученным арабским узлом.

– Вот, – я достала с книжной полки красочный журнал и бросила его на стол. – Это туристический каталог, можешь выбирать место для отдыха.

– Так ты согласна поехать со мной? – слова Зинаиды звучали очень искренне, без тени театральности.

– У меня сейчас отпуск, – лениво протянула я, – почему бы не провести его в безделье и праздности, тем более что погода хорошая, теплая и солнечная.

– Спасибо. – Колыванова бросилась мне на шею и впечаталась губами в мою щеку. Поцелуй получился очень громким и слишком мокрым.

– Не за что. – Я вытерла щеку тыльной стороной ладони.

– Значит, так, – поправляя чалму на голове, Зина принялась рассматривать глянцевый журнал, – что у нас есть?

Я удобно устроилась на диване, поджав ноги, и с умилением смотрела на Колыванову, которая увлеченно разглядывала фотографии местных домов отдыха и вслух зачитывала интересующие ее подробности.

– О, здесь есть даже номера люкс, отличненько. – Затем она перевернула страничку и восхитилась увиденным: – Какая красота, просто чудо, а не место! Интересно, как оно называется? – Через секунду она уже басила: – Какой ужас, это санаторий «Голубые дали». – Зинка залилась смехом и посмотрела на меня, ожидая похожей реакции.

– Между прочим, хорошее место, я там бывала.

– С ума сошла, я в «Голубые дали» ни за что не поеду, меня потом все засмеют. – И она вернулась к просмотру журнала. – С ума сойти, еще одни голубые, только теперь ели. У вас что тут, под Тарасовом, центр для встреч сексуальных меньшинств? – Собственная шутка ей очень понравилась, она захихикала, поправляя съехавшее набок полотенце. – Не годится! – был вынесен жесткий вердикт.

Окончательно выбрать место для отдыха из предложенного многообразия местных достопримечательностей Колыванова смогла минут через пятнадцать. Она ткнула наманикюренным пальчиком в страницу журнала и громко сообщила мне о своем решении:

– Едем сюда!

Я стянула с ее колен журнал. Выбранное подругой место я не очень-то любила.

– Не хочу туда.

– Почему? – огорчилась Зинка. – Ты только посмотри, место – просто супер, номера, природа, даже казино свое есть.

– Вот поэтому и не хочу. Там вечно собираются богатенькие отбросы общества, дебоширят, пристают, мешают нормальному отдыху, одним словом.

– Ну и пусть пристают, нам-то что, – усмехнулась Колыванова. – У нас же есть ты.

– Большое спасибо, – я кивнула, – ты все-таки видишь во мне исключительно защитника, а не подругу для приятного времяпрепровождения.

– Ну что ты, Женечка. – Она испугалась, что перегнула палку, и поспешила дать задний ход. – Ты для меня только подруга, больше ничего. И если тебе там так не нравится, мы можем выбрать другое место, какое сама захочешь.

Я уже открыла рот, чтоб произнести название моего любимого под Тарасовом дома отдыха, но Зинка не дала мне и слова вымолвить: она бросилась мне на грудь, преданно посмотрела в глаза и заплакала.

– Но мне так хочется туда, ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

– Два дня мы пробудем там. Если мне что-нибудь не понравится, мы найдем другое место. – Я постаралась выбраться из ее цепких объятий.

– Ура! – И снова я была награждена крепким дружеским поцелуем. – Только, Женечка, у меня будет к тебе еще одна маленькая просьба.

– Какая? – я насторожилась.

– Не хочу афишировать свое имя, можно нам инкогнито устроиться в отеле?

– Ты что, кинозвезда? А может, ты в розыске? – улыбнулась я такой просьбе.

– Нет, но я же прячусь от Альберта, а что это за прятки, если я зарегистрируюсь под собственным именем?

– Хорошо, мы что-нибудь придумаем.

Свои уцелевшие вещи Зинаида покидала в мою спортивную сумку, с которой я обычно хожу на занятия в тренажерный зал. Сумка небольшая, но и целых вещей у Колывановой осталось немного, так что они легко в ней разместились.

– Чемодан твой можно выбрасывать.

– Что ты. – Зина вцепилась в дырявый чемодан. – Разве можно его выбрасывать, он ведь мне жизнь спас.

– Что же ты его теперь, в рамочку вставишь и на стену повесишь?

– Когда я буду возвращаться в Москву, заберу его с собой и буду хранить как реликвию. А пока пусть он у тебя полежит. – Не дожидаясь моего разрешения, Колыванова стала запихивать чемодан под кровать. – Ты не против?

– Не против, – ответила я с легким раздражением.


Мой «Фольксваген» несся по улицам города по направлению к «Золотой бухте», это и было то самое шикарное место, которое Колыванова выбрала для отдыха. Зинка с любопытством смотрела в окно машины и удивлялась, как все изменилось за время ее отсутствия.

– А тут-то что настроили, обалдеть. – Она проводила взглядом новый торговый центр. – А где наш кинотеатр?

– Снесли, – сухо ответила я.

– Сволочи, – возмутилась Колыванова.

Неожиданно послышался знакомый мотивчик из репертуара Верки Сердючки, это дребезжал телефон Колывановой.

– Ой. – Она сама вздрогнула от неожиданности и принялась разгребать немыслимое количество вещей, лежавших в ее сумочке, разыскивая мобильный телефон.

Звонок становился все громче, Колыванова наконец извлекла из сумочки трубку.

– Слушаю, – очень по-деловому ответила Зинка. – И чего он хочет? Хорошо, я перезвоню.

Я и не думала, что Зинаида может быть такой деловой, но у нее даже выражение лица изменилось, когда она разговаривала со своим собеседником. Но на лице ее отразился не страх и не удивление, а серьезная деловая маска, с которой обычно видные политические деятели выходят на встречу с народом.

– Кто это? – полюбопытствовала я.

– А, это по работе. – Зинка бросила телефон обратно в сумку и вернула на свое лицо кокетливую детскую улыбочку.

– Ты работаешь? – Я даже не представляла, кем она может работать.

– Ну, не то чтобы работаю, я хозяйка салона красоты. Так, приходится иногда решать организационные вопросы.

– Как интересно! А я думала, что ты решила спрятаться от всех и телефон с собой брать не стала. Ведь мужу не составит труда вычислить тебя, ты об этом не думала?

– Конечно, думала, что же я, совсем дурочка, что ли? – Она глупо захихикала, совсем как дурочка. – Перед отъездом я купила новый телефон, оформила его на своего сотрудника из салона. Номер знают только два человека: подружка и мой заместитель. Но они никогда не проговорятся, в этом я уверена.

– Не ожидала я от тебя такой сообразительности. – Я и вправду была несколько удивлена действиями Колывановой.

– Ого, а это что? – Зина проигнорировала мое замечание и снова уставилась в окно.

Всю дорогу я отвечала на многочисленные вопросы Зинаиды. Когда что построили, куда делись дома, почему срубили ее любимое дерево, откуда в городе столько машин… Было задано множество аналогичных вопросов. Когда мы подъезжали к «Золотой бухте», моя голова просто гудела от громкого басовитого голоса Колывановой.

– Мы на месте, – прервала я ее длинную речь, переполненную вопросами, паркуясь на стоянке «Золотой бухты».

В холле «Золотой бухты» нас встретили чересчур радостно, все были улыбчивы, вежливы и просто сияли от радости при нашем появлении.

«Интересно, в лицо они нам улыбаются, а какие у них лица, когда мы оказываемся к ним спиной?» – подумалось мне, и я неожиданно обернулась, проходя мимо швейцара. Он стоял как вкопанный и провожал нас обворожительной улыбкой. «Ну надо же, все еще улыбается!»

Колыванова была сражена великолепием этого места и, словно в бреду, повторяла только одно слово:

– Классно!

– Зинка, – обратилась я к подруге, а она аж подпрыгнула от возмущения.

– Ты что, тут же люди, – она перешла на шепот, – не позорь меня, какая я Зинка!

– Ну, извини, забыла. Снежана, мне казалось, твой муж не бедный человек?

– Ну да.

– И наверняка вы бывали в подобных местах, в изысканных и богатых интерьерах?

– Разумеется.

– Так что же ты тогда идешь с открытым ртом и восхищаешься каждым гвоздем в стене, как будто первый раз в свет вышла… из своего коровника?

– Просто мне все нравится. – Она как будто обиделась, но быстро оживилась и зашептала: – А что, я очень позорно выгляжу?

– Если прекратишь повторять все время «классно», будешь смотреться гораздо интереснее.

– Поняла, – бодро ответила сообразительная Колыванова, после чего обвела скептическим взглядом стены холла и прокомментировала: – Неплохо, неплохо!

«Да, не соскучишься с этой… Снежаной».

Нас разместили в двухместном номере люкс. Мне не очень понравился тот факт, что кровать в номере была одна, правда, огромная, на ней и втроем можно было бы легко разместиться, а вот Колыванову этот момент очень порадовал.

– Классно, – слово-паразит снова сорвалось с ее губ. Я поморщилась.

Зинка распахнула тяжелые темно-бордовые шторы, и комната сразу наполнилась ярким солнечным светом.

– Красота-то какая! – восхитилась она пейзажем за окном.

На этот раз я целиком и полностью разделяла ее восторг. Единственное, что мне нравилось в «Золотой бухте», – это природа. Тут она была просто великолепная, как в сказке. Надо отдать должное владельцам бухты, они постарались сохранить исконное очарование здешних мест. В лучах солнца ярко горел каждый листочек на березах и рябинах, под тенью пышной ели скрывалась уютная беседка, легкий ветерок колыхал верхушки деревьев. Я открыла ставни, и комната сразу наполнилась ароматом зеленого леса. Звонкое пение птиц заставляло забыть обо всем на свете, уйти в себя и погрузиться в таинственный мир природы.

– Ну разве не чудо? – Зина первая нарушила тишину. – А ты не хотела сюда ехать.

– Мы могли бы поселиться в санатории в двух километрах отсюда.

– Фу, санаторий, – Колыванова смешно сморщила носик, – ненавижу это слово, есть в нем что-то противненькое, сразу начинаешь думать о болячках.

– Ладно. – Я махнула рукой и села на край кровати. – Все равно мы уже здесь.

– Вот именно, – оживилась Зинаида. – Ну что, пошли осваивать территорию?

– В лес? – уточнила я.

– В ресторан, – поправила меня Колыванова. – В ресторан!

Мы спустились на первый этаж и снова наткнулись на радостные лица работников «Золотой бухты», даже уборщица в коротеньком красном платьице пожелала нам хорошего отдыха.

– Я просто балдею от этого места. – Счастливая улыбка не сходила с лица Колывановой. – Ты только посмотри, какой парнишка. – Она кивнула в сторону стойки с надписью: «Ремонт часов, ювелирных украшений». За стойкой сидел смуглый брюнет в обтягивающей торс белой футболке. Парень нескромно смотрел в нашу сторону, пожирая взглядом то ли меня, то ли Зинку, а скорее всего, нас обеих.

– Тебе нравятся такие мужчины? – лениво протянула я.

– Еще бы, – быстро ответила Колыванова. – Я сейчас.

Я и глазом моргнуть не успела, как она оказалась рядом с незнакомцем. Парень засиял, и его голодный взгляд сконцентрировался исключительно на Зинаиде.

– Снежана, – сказала Колыванова очень громко, наверное, специально для меня, чтобы я ненароком не назвала ее Зинкой при людях.

Я усмехнулась, достала из кармана пачку сигарет и вышла на улицу.

Отдых с Колывановой меня уже напрягал, но я не собиралась отступать. В конце концов, только находясь рядом с ней, я смогу узнать, кому предназначались пули – ей или все-таки мне? На завтра я наметила для себя поездку в Тарасов. Мне необходимо было встретиться со знакомым криминалистом. Пока Зинка трепалась с часовых дел мастером, я набрала номер Бурова, того самого криминалиста, которого намеревалась повидать.

– Макс, привет.

– Кто это? Леха, ты? – рассеянный Буров всегда так увлечен своей работой, что часто слушает вполуха и говорит вполслова.

– Макс, неужели мой голос похож на мужской?

– Нет, не похож, – спокойно ответил он, по всей видимости, продолжая делать свое дело.

– Это я, Охотникова!

– Ой, Евгения Максимовна, извините, не признал. Богатой будете.

– Спасибо, – усмехнулась я. – Макс, у меня к тебе дело.

– Что надо?

– Я тебе завтра три стреляные пули привезу.

– Буду ждать в десять.

– Хорошо, – согласилась я и отключилась.

Я с трудом затащила Колыванову в номер. После легкого ужина и короткой прогулки по лесу она рвалась в казино и настойчиво требовала, чтобы я составила ей компанию. Но мне удалось убедить ее, что нам еще рано появляться в общественных местах: сначала надо выяснить, кто стрелял и в кого.

– Ты меня убедила, – неожиданно сдалась Зинка, и мы пошли спать.

Колыванова уже через полчаса, как ребенок, посапывала на своей половине кровати. Я же размышляла над старыми делами и искала связь между своими прошлыми клиентами и сегодняшней стрельбой на улице. Самым подозрительным казался некто Потапов Илья Пантелеевич – крупный предприниматель и жуткий жмот. Он втихую прокручивал денежные дела, скрывая это не только от налоговой, но и от лучшего друга и компаньона по бизнесу. Его компаньон, человек солидный и образованный, попытался надавить на коллегу и немного переборщил, после чего Потапов остался с разбитым носом, сломанным ребром и в компании опытного телохранителя, то есть меня. Наше сотрудничество с Потаповым длилось недолго, но мы явно не понравились друг другу. А больше всего Потапову не понравилось то, что я влезла в его дела и посоветовала – и очень настоятельно – поделиться с компаньоном, иначе мне пришлось бы ходить за клиентом по пятам до конца жизни. Он нехотя согласился с моими доводами и даже предпринял какие-то попытки помириться с компаньоном. На этом наше сотрудничество завершилось, я получила обещанный гонорар за работу, который Потапов практически с кровью оторвал от себя, и мы расстались. За время работы с Ильей Пантелеевичем я успела изучить его скользкую натуру и смогла предположить, что он, как человек злопамятный, мог таким образом отомстить мне за прошлые обиды. В любом случае, прежде чем делать выводы, мне необходимо было навестить Потапова и поговорить с ним лично. Я решила, что после визита к криминалисту Бурову нагряну к любезному Илье Пантелеевичу и потолкую с ним по душам.

Рано утром Зинаида не поленилась и встала вместе со мной в половине седьмого утра.

– Я на пробежку, – сообщила я Колывановой, – ты со мной?

– Нет, что ты, – она замотала головой, – я хочу привести себя в порядок, принять душ, уложить волосы…

– Тогда я побежала. – Признаться, я была рада, что Зинаида не составит мне компанию.

Еще с вечера я присмотрела для себя уютное местечко в лесу. Узкая тропинка скрывалась под тенью раскидистых деревьев, перильца уютной беседки на берегу реки можно было использовать как турникет. Свою пробежку я начала от двери номера. Минуя доброжелательного швейцара и юную девушку со шваброй в руке, я побежала в лес. Вернулась я примерно через час и очень огорчилась, когда поняла, что ванная комната занята моей подружкой. Не жалея своих голосовых связок и барабанных перепонок соседей, она напевала знакомую песню: «Самая красивая девушка в Балашихе».

– Зина, ты скоро? – крикнула я, стягивая влажную футболку.

– Буквально пять минут.

Пять минут растянулись на пятнадцать. В ожидании душа я завалилась на свою половину кровати и включила телевизор. В криминальных новостях рассказывали о каком-то дорожно-транспортном происшествии, о пожаре в одном из дачных поселков, и ни слова – о вчерашней стрельбе. То ли нечего было сказать по этому поводу, то ли это уже тайна следствия, не подлежащая огласке. Я посмотрела на часы: если ванная немедленно не освободится, я рискую опоздать на встречу с Буровым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное