Марина Серова.

Чище воды, острее ножа

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Подожди секундочку, я сейчас, – сказала я девушке и вышла из кухни. Заглянув в большую комнату, я поманила к себе Данилова, а когда он появился в коридоре, спросила его: – Веня, у тебя в списке про Жанну и Соню написано, что они подружки Лисовского и еще кого-то, Олега Зотова, что ли, но после слова «подружка» стоят знаки вопроса. Что это значит?

– А у них, как я выяснил, очень запутанные отношения, – ответил Данилов. – Не поймешь, кто с кем. Насколько я понял, Жанна Кочнева какое-то время была с Лисовским, но буквально на днях они поссорились. А Соня Ларина была подругой Олега, но вроде бы испытывала какие-то симпатии к Лисовскому и вчера даже пришла сюда с ним. А Жанна перешла к Олегу. В общем, поменялись партнерами. Понимаешь?

Я стала быстро прикидывать: ага, были две пары – Соня с Олегом и Жанна с Сашей, а стали – Соня с Сашей, а Жанна с Олегом. Ну, чего ж здесь не понять, ведь это не бином Ньютона.

– Вроде бы да. И эта рокировка как раз вчера вечером произошла?

– Насколько я понял, происходила она довольно давно, но вчера вечером окончательно оформилась. Кстати, Татьяна, выяснилась еще одна интересная подробность. Оказывается, тут всю ночь дверь была не заперта. Один из моих парней сообразил, молодец. Нам когда открывали, дверь не отпирали, а просто распахнули. Он про это вспомнил, спросил и выяснил, что дверь была не заперта с вечера.

– Ну и что? – спросила я, не вполне понимая, почему Данилов придает этой детали такое значение.

– Да ничего особенного. Просто теоретически ночью, пока все спали, кто угодно мог незаметно сюда войти, зарезать парня и так же незаметно уйти. Такое, конечно, маловероятно, но все же…

– То-то и оно, что маловероятно, – скептически усмехнулась я. – Это что же получается, кто-то случайно завернул не в ту квартиру, увидел, что здесь все спят, взял ножик и зарезал одного из спящих, а потом спокойно удалился, даже не украв ничего. Нет, полный бред. А если человек шел сюда специально для того, чтобы убить, то он никак не мог знать, что молодые разгильдяи забудут дверь запереть.

– А если был сообщник, который ее открыл?

– Так ты выяснил, ее кто-то специально открыл или просто запереть забыли?

– Никто не помнит точно. Судя по всему, забыли. Тут одна парочка ночью гулять выходила, вот они, наверное, и не заперли. Или после того, как приходил сосед, тишины требовавший, запереть забыли.

– Тогда, скорее всего, открытая дверь случайность, и не стоит ей особое значение придавать, – заключила я. – Кстати, а что за парочка? Кто именно?

– Олег и Жанна.

– Ладно, когда буду с Жанной разговаривать, заодно и спрошу, – сказала я. – Она у меня следующая по списку. Кстати, Веня, – вспомнила я еще об одном важном моменте, – у убитого какие-нибудь вещи были с собой?

– Сумка была. Мы ее уже осмотрели: ничего интересного, малый джентльменский набор. А что?

– Оттуда ничего не пропадало?

– Ну, Татьяна, чтобы выяснить, не пропало ли чего, нужно знать, что там было, а узнать это, согласись, совершенно невозможно.

Нужно тогда спрашивать у тех, кто хорошо знал Лисовского, да и то результат будет не точный.

Я кивнула, соглашаясь со справедливостью слов Данилова.

– А больше ничего интересного не обнаружили пока?

– Кучу мелочей среди всеобщего бардака. Что из этой кучи важно, а что нет – тебе решать. Но я не стану пока ничего рассказывать, лучше тебе самой посмотреть и почитать протокол осмотра. Я ребятам специально сказал, чтобы они ничего особо не трогали, так что все будет в целости и сохранности.

– Спасибо, Веня, – я мило улыбнулась и упорхнула в кухню, к ожидавшей меня Соне.

Девушка сидела на табуретке, сложив руки на коленях, в очень зажатой и напряженной позе. Вообще, выглядела она значительно хуже, чем Дима. Лицо у нее было бледное, а глаза слегка припухшие, словно она до этого плакала. Что ж, не знаю, насколько близок ей был Лисовский, но в любом случае нужно быть с ней поделикатнее.

– Меня зовут Татьяна Александровна Иванова, я буду заниматься расследованием этого преступления, – представилась я в качестве вступления, постаравшись, чтобы мой голос звучал по возможности мягко.

Девушка кивнула, но ничего не ответила. Кивок у нее получился какой-то судорожный, было полное ощущение, что она с трудом сдерживается, чтобы снова не заплакать. Да, она или гениальная актриса, или совершенно ни при чем. Скорее все-таки последнее. Вот и отлично! Значит, к ее словам можно будет относиться с доверием.

– Соня, мне сейчас нужно будет задать вам несколько вопросов, постарайтесь ответить на них, даже если они покажутся вам бестактными, – сказала я еще более мягко. – Чем больше я узнаю, тем скорее мне удастся найти преступника.

– Я понимаю, – тихо сказала девушка. – Спрашивайте.

– Для начала расскажите, пожалуйста, как вы провели вчерашний вечер и ночь, начиная с того момента, как все встали из-за стола, – попросила я. – Кстати, если можете, расскажите не только про себя, но и про остальных тоже. В первую очередь меня интересует, кто, где и с кем был и что делал.

– Сначала ребята что-то пели, потом пошли на кухню, стали ножи в косяк метать. Потом из винтовки стреляли, посуды кучу перепортили. – Соня говорила тихим ровным голосом четко и ясно, но в ее информации не было пока ничего интересного – описывала обычную молодежную вечеринку с элементами вандализма. Помню, в студенческие годы я и сама такими не брезговала. Но сейчас меня не подробности их вчерашних развлечений интересовали, а совершенно другие вещи; и я попыталась направить разговор в нужное мне русло:

– А потом? Когда все стали расходиться спать? Кто с кем пошел и куда?

– Сначала Дима и Оля ушли. Они в этой комнате ночевали, – Соня указала рукой в сторону коридора. – Там третья комната, отдельная от остальных.

– Да, я знаю, – сказала я. – А во сколько примерно это было?

Соня задумалась.

– Точно не помню, но где-то около полуночи. Да, до половины первого, а по-моему, все-таки раньше. Извините, но точнее сказать не могу, на часы я не смотрела.

Я отметила, что пока показания Димы и Оли совпадают, и продолжила задавать вопросы:

– А остальные?

– Сергей, Жанна и Олег в большой комнате остались. Эльвира ушла на балкон, – девушка запнулась и замолчала.

– А вы с Александром? – спросила я, чувствуя себя последней сволочью.

– А мы в ту комнату пошли, – она так выделила голосом слово «ту», что не оставалось ни малейших сомнений, какую именно комнату она имеет в виду.

– Когда это было?

– Полпервого. Саша как раз на часы посмотрел и сказал: «Спать пора, уже полпервого». Я поэтому и уверена, что Дима с Олей до этого времени ушли, так как они ушли раньше нас.

– Соня, прости, но, кажется, мне придется перейти к бестактным вопросам, – сказала я. – Судя по тем протоколам, которые я уже прочитала, спала ты не в той комнате, а в зале, а Лисовский спал один. Не могла бы ты рассказать мне, во сколько и почему ты от него ушла? И вообще, какие между вами были отношения?

Соня тяжело вздохнула:

– Я так и знала, что вы спросите. Послушайте, ну зачем вам знать? Это наше личное дело и к убийству никакого отношения не имеет.

– Соня, – уже значительно более решительным голосом сказала я, – позволь мне самой решать, что имеет отношение к убийству и его расследованию, что не имеет. У меня в таких делах опыта больше, честное слово. Личные отношения как раз очень важны, они часто влияют на мотивы, и поэтому мне нужно о них знать.

– Какие мотивы? Чьи мотивы? Вы что, думаете, это я Сашку убила? – Девушка нервно рассмеялась.

– Я пока еще ничего не думаю. Я просто жду ответа на свой вопрос. Соня, пойми, я ведь не из любопытства спрашиваю. Работа у меня такая, что поделаешь. Должен же этим кто-то заниматься.

– Да, я понимаю. Просто неприятно.

– Ничего не поделаешь. Нужно, – решительно сказала я.

Соня немного помолчала, а потом начала рассказывать. История оказалась вполне обыкновенная и банальная. Оказалось, что Соня довольно долго была девушкой Олега Зотова, того самого, который, по мнению Димы, был пригоден только для игры на балалайке. И когда минувшей осенью Олег по приглашению Лисовского вошел в состав «ПиромаNа», Соня через него тоже попала в эту тусовку. И примерно с того же времени что-то у них с Олегом не заладилось. Подробностей Соня не касалась, но, насколько я поняла, суть проблемы укладывалась в классическую формулировку: «не сошлись характерами». Что ж, не они первые, не они последние. Хорошо, что они это выяснили, не успев жениться. Но, кроме одной классической проблемы, в их взаимоотношения закралась еще и другая, столь же традиционная, – Соня начала «западать» на Лисовского. Тот был вроде бы «занят» – у него была девушка, Жанна, которая к группе не имела никакого отношения, а просто ходила в школу современных танцев при том же ДК. Но отношения между Сашей и Жанной тоже были далеко не идеальными, чтобы не сказать больше.

Дойдя в рассказе до взаимоотношений пары Саша – Жанна, Соня заговорила крайне маловразумительно. Вроде бы Жанна не была девушкой Лисовского, а ей было нужно от него что-то другое, хотя, что именно, Соня не сказала. Или сначала не была, а потом стала… или не стала, а просто притворялась… В общем, поняла я из слов Сони мало, а самое главное – не была уверена, насколько тому, что я про Жанну услышала, можно верить. В конце своего монолога, посвященного Жанне, Соня неожиданно для меня прозрачно намекнула, что ту больше интересуют девушки, и, когда я спросила, правильно ли я ее поняла, решительно кивнула, но больше на эту тему распространяться не стала. Короче, я выяснила, что Соня в последний месяц то и дело ругалась с Олегом, а Жанна ссорилась с Лисовским, и к чему у них идет – всем уже было ясно. Обе пары по привычке делали вид, что все нормально, хотя и сами прекрасно осознавали произошедшие изменения. А буквально несколько дней назад и вид делать всем четверым надоело. И на вчерашнюю вечеринку Жанна пришла уже с Олегом, а Соня с Лисовским.

– Так, понятно, а что у вас вечером с Лисовским произошло? Вы с ним поссорились? – спросила я, когда Соня умолкла.

– Да. Он же пьяный был, а, как известно, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Вот он и проговорился, что я сама ему не нужна, а просто он хочет показать Жанне, что и без нее прекрасно обойдется. Ну я психанула, дала ему по морде и ушла из комнаты. Думала, что он за мной пойдет, а он не пошел. Ну, я решила, что и не надо, фиг с ним.

– Это во сколько было? В смысле – ушла ты от него в котором часу?

– Не знаю точно. Наверное, около часа или чуть раньше, мы с ним совсем недолго вместе сидели. Только, Татьяна Александровна, поверьте мне: честное слово, когда я от него выходила, он был живой, я его не убивала!

– Верю, – сказала я, ничуть не погрешив против истины. Данилов говорил, что смерть наступила в промежутке от трех до пяти часов утра. Он, конечно, мог ошибиться, но не настолько. – А когда вышла от него, сразу спать легла?

– Нет. Я села на диван в зале, и ко мне попыталась Жанна подлезть, спрашивала, что со мной, но я ее послала подальше, не стала с ней откровенничать. А потом Эльвира с балкона вышла и ко мне подсела. Мы с ней поговорили, и как-то, слово за слово, я ей жаловаться начала. Потом мы с ней на кухню пошли, чай пить, там еще поговорили. Кстати, Жанна подслушивать пыталась. Любопытно ей, стерве, было. Я услышала и послала ее еще раз, громко. Они после этого с Олегом куда-то отвалили из дома, типа погулять в романтической обстановке.

– А потом? – спросила я, делая пометки в блокноте.

– Ну, мы с Элей немного посидели на кухне, а потом вернулись в зал и легли спать.

– А что в это время Беляков делал, не знаешь?

– Да он уже спал, по-моему. Когда я от Сашки вышла, он сидел, развалившись, в кресле с закрытыми глазами и, кажется, даже похрапывал. И когда мы с Эльвирой с кухни вернулись, так же сидел.

– Ясно. А скажи, пожалуйста, вы с Эльвирой вернулись в зал до того, как Олег с Жанной ушли, или после?

– После. Даже не так: мы туда вернулись уже после того, как они со своей прогулки вернулись, часа в два – в начале третьего. Да, мы здорово заболтались.

– Значит, получается следующее: от Лисовского ты вышла около часу, примерно в то же время вы с Эльвирой ушли на кухню, и в начале второго Жанна с Олегом ушли гулять. Все пока так?

– Так, – кивнула девушка.

– А вернулись вы с Эльвирой в зал примерно в два часа или чуть позже.

– Ага.

– Точно? – настойчиво спросила я. – Соня, это важно. Понимаешь, в тот промежуток времени, когда вы сидели на кухне, а Жанна с Олегом гуляли, в зале оставался один Беляков, а он у нас пока главный подозреваемый. Ты можешь с полной уверенностью сказать, что вы с Эльвирой вернулись в зал, скажем, не позже половины третьего?

– То, что до половины третьего, пожалуй, точно, – некоторое время подумав, сказала Соня. – А вы, значит, тоже думаете, что это Сергей Сашу убил?

– Пока еще нет, – ответила я. – Но я должна учитывать и такой вариант. А у тебя есть какие-то аргументы против?

– Знаете, в то время, пока мы на кухне сидели, он его точно убить не мог, – решительно сказала Соня.

Я навострила уши. То, что в это время он и правда убить не мог, я и так знала – убийство было совершено как минимум на час позже. Но интересно, почему Соня так решила? Ей-то Данилов про время смерти не говорил.

– Почему ты так уверена? – осторожно спросила я. – Ты позже видела Сашу живым?

– Не видела, а слышала, – сказала Соня. – Я ночью вставала, ходила в туалет. Когда я проходила по коридору, то услышала голоса на кухне. Голоса были мужские, и один совершенно точно Сашкин.

Я почувствовала, что наткнулась на что-то интересное. Так-так, сейчас главное – узнать о том ночном разговоре побольше.

– А второй кто был, ты не поняла?

– Знаете, – задумчиво сказала Соня, – второй был Дима. Я его по голосу не узнала, он тихо говорил. Но это точно был он, больше некому. Я, когда из зала выходила, видела, что Олег и Сергей спят, а кроме них, в квартире только два парня и было – Сашка да Дима. Значит, они и говорили, больше некому.

– А сколько времени было, не помнишь? – для порядка спросила я и была несказанно обрадована, получив точный ответ:

– Без двадцати четыре. Знаете, я когда ночью просыпаюсь, всегда на часы смотрю. Вот и сегодня глянула – на часах было три тридцать семь или три тридцать восемь, что-то в этом роде.

– А о чем они там, на кухне, разговаривали, ты не расслышала?

– Нет. Я же не Жанна – чужие разговоры подслушивать. Только говорили они, по-моему, довольно сердито. Если и не ссорились, то уж спорили наверняка.

Я мысленно улыбнулась. Интересная ситуация получается. Если верить Диме, то он ночью спал и никуда не выходил. А если верить Соне, то выходил и о чем-то спорил с Лисовским на кухне без двадцати четыре. И что характерно, я больше верю Соне. Соврать, что тебя где-то не было, весьма логично и естественно, но люди редко придумывают то, чего на самом деле не видели. Конечно, то, что Дима соврал, еще не доказывает того, что он преступник, мало ли какие у него могли быть причины. Например, испугался, что его могут заподозрить, – самое вероятное объяснение, кстати. Нужно будет потом поговорить с его девушкой, глядишь, что-нибудь и прояснится. И постараться выяснить, были ли у него какие-нибудь мотивы.

– Соня, ты абсолютно уверена в том, что мне сейчас рассказала? – для проформы спросила я. – Имей в виду, что в нашем Уголовном кодексе предусмотрена ответственность за дачу ложных показаний.

– Вы что, мне не верите? – удивленно спросила Соня.

– Верю. Но дело не в том, верю я или нет, а в том, что я тебя об этом обязана предупредить. Так ты уверена?

– Да. Не могло же мне показаться, правильно? Там совершенно точно разговаривали два парня, Сашка и Дима.

– А ты не могла в зале обознаться и одного из спящих парней с кем-то спутать? Все-таки ночь, темно…

– Нет. Штора была не задернута, а луна довольно ярко светила, я лица обоих видела, так что обознаться никак не могла.

– Понятно. А потом ты снова спать легла?

– Ага.

– И до утра уже не просыпалась?

– Кажется, нет. Хотя погодите. Вставать я больше не вставала, но еще один раз, буквально на несколько секунд, проснулась – в комнате мобильник чей-то зазвонил и меня разбудил. Я еще подумала: пришло же какому-то идиоту в голову развлекаться с сотовым среди ночи.

– А кому звонили, не разобрала? – заинтересованно спросила я. Конечно, этот звонок может оказаться и чистейшей случайностью, не имеющей никакого отношения к делу, но обратить на него внимание все-таки следует. В нашем деле, как известно, мелочей не бывает.

– По-моему, Эльвире. Звонок телефона был очень похож на ее, – ответила Соня.

– О чем разговаривали и во сколько это было, ты не расслышала?

– Нет. Я проснулась от звонка, а потом, когда он умолк, тут же заснула и больше до утра не просыпалась.

Я задумчиво кивнула, сделала для себя пометку в блокноте и перешла к другим вопросам, попыталась поспрашивать про отношения между ребятами внутри группы. Но здесь меня ждало разочарование – Соня практически ничем не могла мне помочь. Всех их, кроме Олега и Саши, она знала очень мало и плохо. Единственное, что она мне сказала, что Олег был хорошим приятелем Лисовского и что благодаря ему в группу попал, но это я и так знала. Когда я спросила Соню, не повлияла ли на их дружеские отношения начавшаяся этой весной история, когда они поменялись девушками, Соня, пожав плечами, ответила:

– Не знаю точно. Внешне не очень, они как были приятелями, так и остались. Но, по-моему, все-таки они из-за этого стали хуже друг к другу относиться. На первый взгляд это было не очень заметно, но если приглядеться, тем более что я их все-таки не один день знала… Особенно Олег, по-моему, на Сашку обижаться начал. Мне кажется, что Жанна ему постоянно на мозги капала, рассказывала про Сашку гадости всякие, а он и верил. Понимаете?

Я кивнула, задала еще пару незначительных вопросов и отпустила Соню, попросив ее позвать сюда Жанну Кочневу – последнюю из тех, с кем я собиралась сейчас пообщаться.

Глава 3

Жанна вошла буквально через несколько секунд. Это была высокая девушка с прямыми светлыми волосами, большими синими глазами и чувственным ртом. Вообще, личико у нее очень красивое, но почему-то навевало какие-то мультяшные ассоциации. Такие лица обычно бывают у главных героинь в мультфильмах. Особенно опечаленной девушка, в отличие от моей предыдущей собеседницы, не выглядела, скорее взволнованной и обеспокоенной. Как мне показалось, на ней вчерашняя гулянка оставила не слишком большой отпечаток.

Я начала задавать традиционные вопросы: что она делала ночью, не видела ли, не слышала ли чего-нибудь подозрительного и так далее. Сначала ничего особенно нового Жанна мне не поведала. Еще раз рассказала, как гости веселились, подтвердила, что раньше всех отделились от честной компании Дима с Олей, что Соня ушла в комнату, смежную с залом, вместе с Лисовским, но очень скоро вышла оттуда в расстроенных чувствах и ушла с Эльвирой на кухню. Когда я поинтересовалась, правда ли, что она пыталась подслушивать, о чем Соня с Эльвирой на кухне говорят, Жанна сказала, что Соня все выдумывает, она случайно мимо проходила, а та вдруг выскочила из кухни и ни за что ни про что на нее набросилась. Мне показалось, что в этом месте Жанна говорит неправду, слишком уж рьяно она уверяла меня, что все именно так и было, но уделять этому моменту слишком большое внимание я не стала – в конце концов, любопытство не является уголовно наказуемым преступлением. На вопрос о том, зачем они с Олегом выходили на улицу, Жанна ответила, что им просто захотелось проветриться и побыть одним. Что было потом? А потом они легли спать и до утра больше не просыпались. Услышав мой вопрос, не слышала ли она какого-нибудь движения по квартире или звука телефонного звонка, Жанна замялась и сказала:

– Звонок я точно сквозь сон слышала. Точно, у кого-то сотовый запиликал. По-моему, у Эльки. У ее сотового мелодия поставлена специфическая, трудно с другой спутать.

– Во сколько это было, не помнишь?

Жанна отрицательно помотала головой:

– Нет, что вы! Я даже не открывала глаза. Чертыхнулась про себя, что разбудили, и снова заснула.

– А о чем она разговаривала по телефону, ты не слышала?

– Нет. Я же говорю – меня звонок разбудил, но я тут же опять заснула. Да к тому же Элька говорила шепотом.

«Интересно, – отметила я про себя, – если ты, дорогая моя, тут же заснула, то откуда знаешь, что она говорила шепотом?» Но вслух спрашивать об этом я не стала – бессмысленно, Жанна заявит, что оговорилась, и ничего не докажешь. Собственно, вполне возможно, что она и в самом деле оговорилась.

– А какого-нибудь движения по квартире ты не слышала? – спросила я. – Понимаешь, Жанна, в ту комнату, где спал Лисовский, можно было пройти только через зал, так что если ты хоть что-нибудь помнишь – говори, это может оказаться очень важным.

На какое-то время Жанна задумалась, потом неуверенно сказала:

– Я не уверена, но, по-моему, ночью Сергей вставал.

– Беляков? – переспросила я.

– Ага. Но я не уверена. Может, это мне вообще приснилось, – Жанна тут же пошла на попятный.

– Если так, то почему ты сказала, что вставал именно он?

– Мне показалось, что движение было в том углу, где кресло, а в нем спал как раз Сергей.

– А во сколько это было, ты, конечно, не помнишь? – почти утвердительно сказала я.

– Не помню, – пожала плечами Жанна. – Но уже поздно, очень поздно.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное