Марина Серова.

Черный кофе со льдом

(страница 4 из 17)

скачать книгу бесплатно

– Татьяна, давайте я приготовлю вам кофе по особому рецепту, вы такого наверняка не пробовали.

– О, это ужасно соблазнительно, но мне, правда, уже пора идти.

По глазам этой усталой женщины чувствовалось, что ей хотелось бы поговорить еще. Так бывает: иногда случайному собеседнику с легкостью открываешь душу. Я пообещала, что зайду как-нибудь в ближайшие дни, и быстренько ретировалась.

До вечерней операции оставалось совсем немного времени. Опаздывать мне не хотелось. Я рванула домой. Там быстро проглотила бутерброд – ни на что другое времени не хватало. Денисов ждал меня к половине пятого. Я собрала свою электронику и поехала по адресу, который он мне дал. Дверь открыл он сам:

– Проходите, Танюша. Я один, все в порядке.

Решив без промедления заняться делом, я сказала:

– Мне нужны два параллельных телефона.

Он провел меня в зал, где стоял один из аппаратов. Другой был у него в кабинете. Я перенесла аппарат из зала в кабинет Виктора Вениаминовича, благо шнур позволял, и занялась подключением своей «чудо-техники», как выразился Денисов, к его компьютеру. Между делом я потихоньку осматривалась. (Когда я ехала сюда, мне было ужасно любопытно, что представляет собой жилище моего клиента.) Интерьер был очень изысканным и в то же время очень современным и функциональным. Ничего лишнего. Никакой пошлой вычурности. Просто и дорого. Как на картинках журналов. Однако моему глазу не хватало какой-то теплоты, уюта в обстановке. Немного безделушек, салфеточек каких-нибудь, толстого кота на диване, кактуса в горшочке – хоть чего-нибудь. Эта квартира не говорила о своем хозяине. Она была молчалива и сдержанна, как дворецкий английского лорда. В общем, безупречность вкуса и некоторая обезличенность слегка подавляли. Интересно было бы взглянуть на комнату супруги. Но моя экскурсия так далеко не простиралась. Кстати, никаких мексиканских сувениров я тоже не увидела. Возможно, после новой женитьбы вкусы Виктора Вениаминовича изменились? Но это, в сущности, не мое дело.

Подключив все необходимое, я уселась в кресло за столом. Виктор Вениаминович сидел на диванчике напротив меня и просматривал какие-то документы.

У него зазвонил сотовый.

– Да, дорогая, я работаю. Все хорошо… Приятно провести вечер.

Похоже, звонила Анна. Денисов явно нервничал, хотя и пытался это скрыть. С женой он говорил несколько сухо, как мне показалось. Мы посидели какое-то время в молчании. Я решила прервать затянувшуюся паузу. Не нашла ничего лучшего, чем спросить:

– Что, жена пошла в салон?

– Да. Я ее сам туда отвез, пришел прямо перед вами. Так что пока все идет по плану. Но если она вернется раньше времени, вы помните – мы держимся версии о кузине, – съехидничал Денисов. И, не дав мне отреагировать, продолжил: – Впрочем, эта версия не выдерживает никакой критики, родственницы не бывают такими красивыми.

Атмосфера немного разрядилась. Мы перебросились еще несколькими фразами на эту тему. Но, несмотря на легкий тон нашей беседы, в голосе Денисова продолжала чувствоваться легкая нервозность.

Разговор явно не клеился. Я решила помолчать.

Уже перевалило за семь часов вечера, и мы оба сидели как на иголках, напряженно ожидая звонка.

Звонок прогремел как гром в тишине просторного кабинета. Денисов вздрогнул. Я схватила со стола наушники. Денисов же соскочил с дивана, рванулся к телефону и, запнувшись о телефонный шнур, лежавший на середине ковра, упал на пол. Черт побери! Бывает же такое невезение! В наушниках воцарилась тишина: аппарат отключился. Денисов неловко поднялся в полной растерянности. Я почему-то шепотом скомандовала ему:

– Быстро подключите телефон.

Он пошел в зал вставить телефонный провод в розетку. Видимо, от волнения делал это слишком долго. По крайней мере, казалось, что прошла целая вечность. Хотя в действительности – чуть больше минуты. Когда, наконец, все было готово, телефон звякнул еще раз и замолчал. Судя по всему, это был либо повторный звонок, либо кто-то очень долго ждал, пока возьмут трубку. Я, разумеется, ничего не успела сделать.

Виктор Вениаминович вернулся в кабинет. Я сняла наушники. Все, что мне оставалось, – только развести руками. Денисов опустился в соседнее кресло и, прикрыв лицо рукой, досадливо поморщился:

– Это же надо?..

– Да уж.

Я вспомнила, как он растянулся посреди комнаты, и еле удержалась от нервного смеха. Но тут же собралась и попыталась его утешить:

– Не переживайте, совсем не факт, что это был нужный нам звонок. В любом случае, если даже это и были шантажисты, они обязательно перезвонят. Подождем еще.

– Да.

Мы снова сидели молча. Только теперь Виктор Вениаминович переместился на кресло ближе к столу, чтобы избежать повторного конфуза. Уже начало темнеть, но свет мы не включали. Вдруг из прихожей раздались какие-то звуки. Кажется, открывали входную дверь.

– Это что, ваша жена? Что будем делать? – спросила я фривольным тоном.

Но Денисов прислушивался настороженно и встревоженно.

– Что такое? – почуяв неладное, я заговорила шепотом. Виктор Вениаминович пожал плечами и также вполголоса ответил:

– Странно. Аня не могла вернуться так рано. И она позвонила бы в звонок: у нас так принято, когда кто-то дома. А это что-то непонятное.

Теперь я тоже насторожилась: с дверным замком возились неоправданно долго. Денисов тоже это понял.

– Нужно посмотреть, – сказала я, – может, это воры.

Но Денисов решительным жестом остановил меня, уже было встававшую с кресла.

Мы продолжали прислушиваться. Звуки раздавались уже из прихожей – дверь, видимо, открыли. Не было слышно никаких голосов, только шорохи. Но там явно был не один человек.

– Похоже, к нам залезли, никуда не ходи. – Денисов неожиданно перешел на «ты».

– У меня с собой оружие.

– Только перестрелки еще не хватало. Тем более что мы не знаем, сколько там человек. И вдруг они тоже вооружены.

Я рвалась в бой, но Денисов решительно меня не пустил.

– Погоди. Они, видимо, думают, что дома никого нет. Давай не лезть на рожон, – почти беззвучно проговорил он. – Посмотрим, куда они направятся. Помахать пистолетом всегда успеешь.

Шаги и возня стали доноситься из зала.

– Нужно вызвать милицию, – предложила я.

Шорохи были уже за дверью кабинета. Виктор Вениаминович присел и за руку потянул меня под стол.

– Нет, никакой милиции, – ответил он, и выражение его лица при этом сделалось неожиданно жестким.

В этот момент дверь в комнату открылась. Мы оба затаили дыхание и вжались в боковые стенки стола. Благо он был большим, массивным и расположен был у задней стены кабинета. Так что в сумерках нас под ним можно было и не заметить. Если, конечно, искали не нас, а думали, что никого в квартире нет. Судя по всему, это было именно так.

Правда, и мне тоже почти ничего не было видно: маленькая щелочка под крышкой стола давала очень узкий обзор. Однако кое-что мне разглядеть все же удалось. Грабители на несколько секунд попали в зону моего обозрения. Их было двое. Одеты в маски и вооружены пистолетами «ТТ». С ума сойти, прямо как в кино. В такой дурацкой ситуации я, пожалуй, еще не оказывалась. Я сижу под столом, а какие-то ниндзя преспокойно шарят по квартире моего клиента. Это просто кошмарный сон частного детектива.

Однако Денисов прав: лучше было посидеть пока тут. Ну выскочила бы я со своим «ПМ» из-под стола – и что? По меньшей мере один из них успел бы выстрелить первым.

Грабители исчезли из моего поля зрения. Они действительно были профессионалами: я не слышала голоса ни одного из них – они общались при помощи жестов. Сначала они что-то искали, затем послышался непонятный скрежет, который продолжался довольно долгое время.

Как назло, именно в это время раздался телефонный звонок. Возможно, от шантажистов. Ну ничего, перезвонят попозже. Я полагаю, что эти громилы скоро уберутся. И что же, я вот так просто позволю им уйти? Меня раздирали противоречивые чувства. Подставляться под пули не хотелось, но и бездействовать было противно.

От сидения под столом в неудобной позе у меня затекло все тело, и ноги ничего не чувствовали. Спустя какое-то время грабители вышли из кабинета так же тихо, как и зашли в него. Они, по-видимому, сделали свое дело и, по моим расчетам, должны были несколько расслабиться. Самое время атаковать. На меня сработает эффект неожиданности.

Я осторожно выбралась из-под стола, попыталась встать на ноги, но они не слушались, стали словно ватные. Я все же переборола себя и поднялась.

И довольно раздраженно прошептала Денисову:

– Вызывайте милицию, а я пошла за ними.

– Таня, ты ненормальная. – Денисов все еще сидел на полу под столом. – Не вздумай за ними идти. Ты сейчас ничего не сможешь сделать.

Наверное, стоило его послушать, но тогда все мои мысли были заняты другим: меня распирала злость от вынужденного отступления под стол.

Прокравшись в наступившем полумраке в прихожую, я увидела, что один из грабителей уже вышел. Другого мне удалось втянуть обратно, вцепившись в его куртку. Одним рывком я развернула его лицом к себе. Он был еще в маске. Как я и рассчитывала, от неожиданности он растерялся: был уверен, что в квартире никого нет. Я воспользовалась этим и нанесла ему мощный удар в челюсть. Он упал. Я рванулась за дверь. Но не успела выскочить на лестничную площадку, как меня втолкнули обратно. Это был второй – здоровенный амбал. Мне было с ним не сладить. Он кинул меня на пол и направил пистолет мне в голову. Я уже собралась проститься с жизнью, но неожиданно первый грабитель, очнувшись от моего удара, встал и отвел руку своего напарника, держащего пистолет. За это время и я успела вскочить на ноги. Но это было пустой бравадой. Я ничего не смогла бы сделать в такой ситуации. В результате амбал ударил меня рукояткой пистолета по затылку, и я отключилась.

Все произошло с невероятной быстротой. Денисов, наверное, не успел даже вылезти из-под стола.

Очнулась я на диване в кабинете от голоса Виктора Вениаминовича:

– Таня, Танечка, вы живы? Что с вами?

Стало быть, мой доблестный рыцарь все же решился выползти из-под стола и прийти на помощь. Очень вовремя.

– Не стоит беспокоиться, Виктор Вениаминович. – Я хотела придать своему голосу сарказм, но не вышло: слишком болела голова.

– Может, вызвать «Скорую»?

– Лучше милицию, ведь я же просила.

Денисов промолчал. Затем начал читать нотации:

– Таня, какое безрассудство, ну зачем вы кинулись за ними? Что они с вами сделали?

– Ничего страшного, удар по затылку, мне не привыкать. Были бы мозги – было б сотрясение, – вяло пошутила я. – А так уже все прошло. Досадно только, что упустила их.

– Таня, рассуждайте здраво. Счастье, что вы остались в живых. Ну разве можно так рисковать? Я принесу лед, приложите к затылку.

Пожалуй, Денисов был прав. И рисковать не стоило, и затылок страшно ныл. Мне бы полежать тихонько с полчасика. Однако профессиональное любопытство взяло верх.

Я с трудом поднялась и решила осмотреть кабинет, ту его часть, которую не могла видеть из-под стола и где столько времени находились преступники.

Что же они искали? Передо мной высился книжный шкаф. Моя рука прошлась по его поверхности, по корешкам книг: нет, ничего здесь не могло издавать того скрежета, который доносился до меня, пока я была под столом. Мое внимание привлекла картина, висевшая немного неровно. Попытка сдвинуть ее с места успехом не увенчалась, зато отлично получилось потянуть ее на себя: она открылась, как дверка шкафчика. Вот в чем секрет. За картиной был сейф, его дверца была прикрыта, но не заперта. Все понятно. Он был только что вскрыт, именно этот скрежет я слышала, сидя под столом, – звук вскрываемого сейфа. Мне очень хотелось поинтересоваться его содержимым или отсутствием такового. Но на пороге кабинета возник Денисов с колотым льдом, завернутым в полотенце. Мне показалось, что он недоволен тем, что я обнаружила вскрытый сейф.

– Таня, вам надо присесть, зачем вы встали? Отдохните, на сегодня неприятности, я надеюсь, закончились.

Тут я вскипела:

– А для вас это что – мелкие неприятности? Вас часто так вот грабят? Почему вы не вызвали милицию?

– Танечка, я не могу этого сказать: мне нужно обо всем подумать, – более мягким тоном сказал Денисов.

– Эти двое вскрыли сейф.

– Да. Я посмотрел, пока вы были… в прихожей. – Денисов слегка замялся, ощущая, видимо, неловкость от того, что, после того как вылез из-под стола, бросился в первую очередь к сейфу, а не ко мне на выручку. Впрочем, он – клиент, он не обязан подставлять свою голову под пули и даже под рукоятки пистолетов.

– Что-нибудь пропало?

– Пока я не уверен, что могу об этом говорить. Не знаю, насколько это серьезно.

– Я знаю, насколько это серьезно. Чтобы вскрыть ваш сейф, нужен профессионал – это немалые деньги, и он к тому же не станет рисковать по мелочам. И вооружены эти двое были так, как будто банк грабить собрались. Похоже, им очень понадобилась ваша «несерьезная» вещь.

Я присела в кресло и приложила к затылку лед. Несмотря на боль, у меня внутри что-то свербело – это азарт детектива, натолкнувшегося на интересное дело. Вскрытый сейф – это не дурацкая кассета. Здесь есть чем потешить свою профессиональную гордость. Не откладывая в долгий ящик, я предложила:

– Виктор Вениаминович, раз уж вы так решительно настроены против милиции, может, поручите расследовать это ограбление мне? Два дела по цене одного, – позволила я себе пошутить.

Однако Денисов не обратил внимания на мой юмор. Он был бледен и серьезен. Нервозность его куда-то улетучилась, и голос стал жестким, как вчера по телефону.

– Я пока не уверен, что мне следует кого-либо посвящать в эту проблему. Мне надо разобраться во всем самому.

Увидев, как сильно изменилось мое выражение лица (я и не пыталась это скрыть – слишком много тайн, а с детективом надо как с врачом – рассказывать все), он добавил более мягко:

– Обещаю обо всем хорошенько подумать и в случае необходимости за помощью обратиться именно к вам.

Ну спасибо! Утешает меня, словно ребенка, которому не досталась конфета. Я совсем обозлилась.

– Интересно, сколько вы думали, прежде чем обратились ко мне с той дурацкой кассетой. – Что же это делается, откровенно хамлю клиенту.

Да к черту все! Пошел бы Денисов со всеми своими деньгами куда подальше. Меня чуть не убили, а он: «Забудь, Танюшенька, ничего серьезного».

– Это разные вещи, Таня, – кассета, из-за которой может поболеть голова, и бандиты, которые могут освободить от этой головы. Я все-таки надеюсь, что кассета – всего лишь чья-то глупость, но мне нужно знать, кто этот шутник.

Я была в бешенстве, но постаралась взять себя в руки. Ничего не поделаешь: клиент всегда прав.

– Что вы думаете о кандидатуре Соколова? – спросила я уже спокойным тоном.

Виктор Вениаминович рассмеялся:

– Да нет, что вы. Конечно, он большой шутник и балагур, но эта шутка не в его духе. Обычно вкус и чувство меры ему не изменяют.

Время, отведенное на нашу операцию, подходило к концу. Мне пора было собираться.

– Так что же, шантажисты так и не перезвонили? – спохватилась я. Денисов ответил:

– Был еще один телефонный звонок, когда я переносил вас из прихожей в кабинет. Я опять не успел подойти к телефону. Но в этом не было смысла: вы были без чувств.

Это что, упрек? Ничего себе! Хотя по сути он прав: со своей задачей я не справилась. Но обстоятельства были вполне форсмажорные. Однако мне показалось, вернее это было совершенно точно, что мысли Денисова в настоящий момент больше заняты ограбленным сейфом. Что же там такое было, что он не желает даже меня привлечь к расследованию?

Я стала собирать свои вещи и раздумывать над происшедшим. Наверняка эти звонки с тишиной в трубке никакого отношения к кассете не имеют. Больше похоже на то, что это звонили грабители, выясняли, есть ли кто дома. Трубку мы не взяли, света не включали. Возможно, они даже знали, что чета Денисовых собиралась в театр. Они все рассчитали, кроме одного: Виктору Вениаминовичу пришло в голову остаться дома и притащить сюда меня. Роковое совпадение для грабителей. Хотя что это я? Роковым оно чуть не стало для меня, а грабители преспокойно сделали свое дело и ушли. Я даже лиц их не видела.

Я рискнула поинтересоваться:

– Вы можете хотя бы мне сказать, кто-нибудь знал, что вы собирались сегодня пойти с супругой в театр?

К моему удивлению, Денисов ответил довольно исчерпывающе, – видимо, и сам думал о том же:

– Я купил билеты две недели назад. Анна могла кому-то сказать. И вообще, мы обычно вечерами в выходные не сидим дома. То в театр идем, то на презентацию или еще куда-нибудь. Но так получилось, что весь последний месяц у меня было много работы и мы никуда не выбирались – я сильно уставал. Наверное, эти люди знают наш образ жизни, не случайно они звонили и молчали именно вечерами в выходные. Караулили подходящий момент.

Ход наших мыслей полностью совпадал. Но я решила не быть назойливой и не предлагать больше свои услуги. Отойдет от шока и надумает сам.

Однако любопытно, как пройдет встреча Денисова с женой и насколько откровенен он будет с ней. Поэтому, укладывая технику, я незаметно вытащила из своей сумки маленький подслушивающий аппарат, жучок. А проходя через зал, я сделала вид, что у меня закружилась голова, и присела на диван. Мне хватило нескольких секунд, чтобы прикрепить жучок снизу дивана. Денисов ничего не заметил. Он сказал взволнованно:

– Танечка, я отвезу вас домой. В таком состоянии за руль машины не садятся.

В действительности у меня было уже вполне нормальное самочувствие.

– Спасибо, Виктор Вениаминович, я уже в порядке, все прошло. Я справлюсь сама.

– Позвольте хотя бы вызвать вам такси.

– Нет, нет. Все действительно хорошо. Плохо то, что не удалось засечь шантажистов.

– Вы знаете, Таня, я подумал, что они, видимо, не совсем глупые люди и не стали бы звонить с домашнего телефона или с сотового. Вероятнее всего – из автомата. И вряд ли это что-либо нам дало. Только отвлекло бы вас на бесплодные поиски.

В общем, я и сама уже так думала.

– Ладно, Виктор Вениаминович, мы, по крайней мере, попытались что-то сделать. Теперь моя задача сузилась – надо срочно искать девушку с кассеты. Этим я завтра и займусь.

На том и порешили.

Виктор Вениаминович проводил меня до машины:

– Всего хорошего, Татьяна, звоните, если будет информация. Мне жаль, что вы подверглись в моем доме такой непредвиденной опасности. Но вы очень рисковый человек.

Я не поняла по его тону: расценивать это как комплимент или как упрек. Поэтому скупо попрощалась:

– До свидания.

Я завела машину и поехала домой. Войдя в прихожую своей квартиры, навалилась спиной на дверь. Неужели мне удалось добраться до дома? Ощущение после удара было такое, словно голова моя выросла в два раза. Скинув с себя босоножки, я пошла в ванную комнату, там умылась и заглянула в зеркало. Очень хорошо: на лице нет ни синяков, ни царапин. Только на затылке выросла шишка. Ничего, бывало и хуже, а сейчас еще легко отделалась. Быстро раздевшись, я встала под душ. Вот оно, счастье, – стоять под струйками воды после того, как тридцать минут назад стояла под прицелом. Вспоминать об этом не хотелось: я ненавижу в себе этот инстинктивный страх, который возникает при смертельной опасности. Хоть и говорят, что не боятся только дураки, мне каждый раз становится противно при мысли, с каким трудом мне удается не поддаться ему. Однако долго наслаждаться душем было некогда. Уже скоро должна была вернуться жена Денисова. Выйдя из ванны, я включила прослушку и расположилась на диване, готовая услышать воркование супружеской пары. Или взволнованное обсуждение сегодняшнего ограбления? Ждать пришлось недолго. Анну привез Соколов и тут же распрощался, он был явно не в духе: не острил и не рассказывал анекдотов.

Однако ни воркования, ни обсуждения не последовало. После череды дежурных фраз о театре и чудесном вечере Денисов с заговорщической интонацией спросил:

– Ну, как?

– Ничего не получилось. И вообще, мне уже становится страшно от твоих тайн. Не заставляй больше меня это делать.

– Вот глупая, чего тут бояться? Ничего нельзя тебе поручить. Ну ладно, потом что-нибудь придумаем. – В голосе Денисова слышалась плохо скрываемая досада.

Очень интересно! И здесь снова тайны. Впрочем, не стоит спешить с выводами, – может быть, речь шла о чем-то совсем банальном. В наушниках опять раздался голос моего клиента:

– Ты чай будешь? У нас есть кокосовое печенье, – устало спросил он.

– Боже, ты же знаешь, что я его терпеть не могу. Неужели трудно взять другое, – обиженно сказала Анна.

– А мне нравится.

– Вот так всегда. Тебе все равно, что мне нравится, думаешь только о себе. Даже в такой малости, как печенье… Тебе трудно купить какое-нибудь другое?

– Хватит мне истерики закатывать. Не нравится – покупай сама. И что это вообще за капризы? Сегодня ей печенье не нравится, вчера шубу не ту купил. А как тебя в магазин пускать? Ведь вырядишься, как кукла на чайник. У тебя вкуса совершенно нет. – Он отчитывал ее, размеренно произнося каждое слово.

– Ну почему вы с отцом все за меня решаете? – слабо сопротивлялась женщина.

– Да потому, что ты не в состоянии решить что-нибудь сама. Ты безвольная кукла. Живешь на всем готовом. Работать тебе, к счастью, не надо: ты бы не смогла справиться с элементарными задачами. Тебя что-то не устраивает в твоей жизни?

– Если ты меня не любишь, то можешь хотя бы уважать? Я твоя жена, ты не забыл? – В голосе Анны послышались слезы.

– Я помню, – вдруг спокойно и холодно сказал Денисов. – Но вот, может, ты забыла, кто за мной ходил по пятам? Может, ты думала, что я на тебе по большой любви женился?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное