Марина Серова.

Черный кофе со льдом

(страница 2 из 17)

скачать книгу бесплатно

Дома первым делом я приняла холодный душ, после чего, оставив на себе минимум одежды, уселась перед вентилятором и закурила. Предстоящий просмотр крутого порно меня не вдохновлял. Я все еще находилась под воздействием чар Денисова. Должно быть, поэтому всячески оттягивала «начало сеанса». Решила сперва погадать на моих верных двенадцатигранных костях.

Я достала заветный замшевый мешочек, вынула кости и задумалась над тем, что же хочу узнать. В голове вертелся лишь один вопрос: что за человек мой новый клиент? Я сосредоточилась и бросила кости. Выпало сочетание 11 + 21 + 25. Без особых усилий я отыскала в памяти значение этой комбинации чисел. Оно гласило: «Каждый человек неповторим в своем обаянии». Очень мило. И что же это может означать? Кости поощряют мою симпатию к Денисову? Хотя если вдуматься, то скорее наоборот: словом «каждый» они отвергают его уникальность. В общем, я окончательно запуталась и решила прекратить медитировать над непонятным предсказанием. Надо приступать к более активным действиям.

Перед тем как начать просмотр кассеты, я набрала номер бывшего однокурсника Андрюши Мельникова, который в отличие от меня продолжает нести доблестную службу в наших славных органах. Мне иногда требовалась его помощь, и я прибегала к ней без зазрения совести. Ведь даже знаменитый Шерлок Холмс не чурался поддержки инспекторов Скотленд-Ярда.

Андрей всегда был человеком безотказным. Вот и на этот раз он охотно согласился раздобыть для меня по своим каналам кое-какую информацию.

– Понимаешь, Андрюша, мне нужно выяснить, есть ли у милиции какие-либо данные на двух товарищей.

– А что, надо, чтобы были? Так не волнуйся, Танюша, заведем! Ты только подскажи, на кого.

Это у него такой своеобразный юмор.

– Ну, перестань дурака валять, я серьезно. Можешь помочь?

– Вот уж и пошутить нельзя. Зануда ты, Танька. Ну конечно, помогу. Диктуй фамилии.

– Записывай. Первый – Денисов Виктор Вениаминович, год рождения приблизительно шестьдесят третий. Второй – Соколов Александр Владимирович, возраст не знаю, вероятно, тоже что-то около того. Записал?

– …около того. Записал.

– Ну, тогда действуй! И, пожалуйста, Андрюшенька, как только что-нибудь выяснишь – сразу позвони. Моя благодарность не будет знать границ в пределах разумного.

– Как-как? – Андрей расхохотался в трубку. – Ну ты, Танюха, и фразочки загибаешь, откуда только берешь такие! Ладно, через часок-другой перезвоню. Надеюсь, за это время все выясню. Ну, пока!

– Пока, Андрей. Жду звонка.

Ну что же, теперь самая пора посмотреть кино для взрослых.

Вставив полученную утром кассету в видеомагнитофон, я сделала глубокий вдох, выдох, сказала гагаринское «Поехали!» и нажала на кнопку «Play».

Через час запись была мною полностью просмотрена. То, что я увидела, повергло меня в состояние полного недоумения. Кино не оправдало моих зрительских ожиданий, чем, сознаюсь, вызвало смешанное чувство легкого разочарования с облегчением.

Но недоумение профессионального плана было все же значительно сильней. Дело в том, что кассета не содержала в себе ровным счетом ничего компрометирующего. По крайней мере, в моем представлении. Разумеется, я допускаю, что мои взгляды на подобные вещи существенно отличаются от взглядов супруги Денисова, но все равно трудно понять, из-за чего он так переполошился. Вечеринка у Анжелики, во всяком случае, та ее часть, которая уместилась на кассете, была вполне невинной. Съемка началась за несколько минут до прихода девушки и ее гостей. Затем, почти в течение часа, скрытая камера записывала, как Денисов, Соколов и Анжелика распивали мартини, болтали, смеялись над многочисленными анекдотами, которые так и сыпались из Соколова. Девушка, конечно, строила глазки обоим своим кавалерам, но в ее поведении не было ничего вызывающего. Должно быть, самым «горячим» моментом из всего запечатленного на кассете было предложение девушки выпить на брудершафт, бурно поддержанное Соколовым, и последующее его воплощение. Но даже здесь Виктор Вениаминович в отличие от своего друга вел себя весьма сдержанно: полагающийся в таких случаях поцелуй выглядел скорее отеческим.

Вообще, Денисов в течение всей записи довольно вяло реагировал на заигрывания девушки, явно предоставляя лидировать своему другу. Анжелика же, напротив, отдавала предпочтение моему клиенту. В этом нет ничего удивительного: Соколов на фоне товарища, безусловно, проигрывал. Он показался мне довольно простецким малым. Куда ему было соперничать с изысканным и галантным Виктором Вениаминовичем!

Мартини закончилось, и девушка пожелала, чтобы кто-нибудь из мужчин сходил в магазин пополнить запас выпивки. При этом она явно намекала, чтобы это сделал Соколов. Он выглядел на несколько лет моложе своего друга, и Анжелика, смеясь, предложила ему «сбегать по-молодецки». Он согласился, тем более что у него кончились сигареты. Сказал, что мигом обернется и чтобы без него тут не шалили.

Соколов ушел. Оставшись наедине с Виктором Вениаминовичем, девушка, судя по всему, уже достаточно захмелевшая, начала вести себя несколько более раскованно. Она распустила волосы, собранные до этого в высокую прическу, и начала пританцовывать напротив Денисова, сидящего на диване, всячески пытаясь вытащить его потанцевать с ней. Когда же он изящно, но твердо отказался, она вдруг непринужденно уселась к нему на колени, обняв за шею рукой. Все! На этом кассета заканчивалась. Не знаю, было ли что-нибудь дальше, но до сих пор мой клиент вел себя безупречно. У меня возникло сомнение: возможно, он не досмотрел запись до конца и считает, что на ней запечатлен весь вечер полностью. Он же не уточнил, что именно на кассете должно смутить покой его жены и составить угрозу семейному счастью.

Я засомневалась настолько, что решила позвонить Денисову и попросить разъяснений. Было около шести часов вечера. Виктор Вениаминович должен был еще находиться в офисе. Придется его побеспокоить. На всякий случай я набрала номер не директорского кабинета, который значился в денисовской визитке, а номер сотового.

– Добрый вечер, Виктор Вениаминович. Это Татьяна Иванова вас беспокоит.

Неожиданно для меня он ответил довольно сухим и официальным тоном:

– Добрый вечер, Татьяна Александровна. У вас что-то срочное?

Я даже слегка растерялась от такой холодности и промямлила:

– Ну, не совсем… То есть вообще-то довольно срочное.

– Я вас слушаю. Только, если можно, покороче.

– Виктор Вениаминович, а вы действительно видели запись на кассете? Вернее, я хотела сказать, вы просмотрели ее полностью?

– Да, разумеется. А почему вы спрашиваете?

– Потому что не могу понять, что на ней вас настолько смущает, что вы готовы пойти на такие затраты? Ведь в ней не содержится никакого компромата. Или я что-то не так поняла?

– Ах, вот вы о чем. Извините, Татьяна Александровна, у меня сейчас нет возможности долго разговаривать – я по пятницам в это время провожу инструктаж с сотрудниками компании. Мы же с вами завтра встречаемся. Тогда я и отвечу на все возникшие у вас вопросы. Еще раз извините. Всего хорошего.

Денисов дал отбой.

Вот так. Ну что же, завтра так завтра. И вообще, зря я позвонила. Глупо получилось и непрофессионально. Господин Денисов дал мне задание и пообещал хорошие деньги за его выполнение. И не мое собачье дело выяснять степень слабонервности его драгоценной супруги. Вот меня просто и деликатно поставили на место. Ужасно неприятно. Но не смертельно. Вообще, детка, давай-ка отвлекайся от всяких там личных ощущений, симпатий и тому подобного. Никаких влюбленностей в клиентов! Тем более женатых. Тем более в такую жару.

Чтобы окончательно укрепиться в этом решении, я еще разок приняла холодный душ. После этого собралась снова просмотреть кассету, чтобы выжать из нее максимум информации. Но не успела начать «повторный сеанс», как зазвонил телефон. Я взяла трубку, и из нее раздался бодрый голос Мельникова:

– Танюша! Готова услышать кое-что интересное?

– Мельников! Я уж думала, что не дождусь твоего звонка. Что так долго?

– Так, настроение у тебя, я чувствую, изменилось. Где же обещанная благодарность, не знающая границ? Я так старался.

– Ну ладно, не томи, выкладывай: что там тебе удалось разузнать? – невежливо пробурчала я в ответ.

– Хорошо, слушай, – чуть обиженно сказал Андрей. – Данные о твоих «товарищах» следующие. Соколов Александр Владимирович, шестьдесят седьмого года рождения, не женат, детей нет, судим, освобожден досрочно за хорошее поведение, вышел примерно пару месяцев назад. Денисов Виктор Вениаминович, шестидесятого года рождения, судимостей не имеет…

– Откуда же, интересно, тогда в вашей конторе появились сведения о нем?

– А ты не перебивай, дай договорить.

– Ну прости, больше не буду. Слушаю внимательно. – Наконец справилась я со своим раздражением, в действительности никакого отношения к исполнительному Андрюше не имеющим.

– Так вот, Соколов был осужден за бухгалтерские махинации на фирме, где являлся главным бухгалтером и соучредителем. Догадываешься, кто был вторым совладельцем этой фирмы?

– Денисов?!

– Умница, угадала с первой попытки. Именно он. Ему тогда удалось как-то выкрутиться. А когда Соколова посадили, Денисов ликвидировал фирму и все деньги вложил в новый бизнес. Ну, как тебе нравится?

– Отлично. Это уже любопытно. А что за фирма у них была?

– Некое ЗАО «Продсервис», занимались оптовой торговлей, ворочали неплохими деньгами, между прочим. Тебе это чем-то поможет?

– Надеюсь. Правда, пока не знаю, чем именно. Но все равно, Андрюшенька, спасибо тебе огромное. Прости, что так неприветливо начала разговор. У меня сегодня был такой странный день. Ну, ладно, счастливо, звони.

Вот тебе, Танюша, и информация к размышлению! А не мог ли Соколов, обиженный на старого приятеля и явно не удовлетворенный таким раскладом, выйдя из тюрьмы, попытаться получить свое – ведь все денежки-то остались у Денисова.

Тогда все сходится. Денисов соколовскую долю не отдает, и тот решается пойти на шантаж. Ведь именно по настоянию Соколова приятели пошли в гости к девушке. А потом Соколов оставил их наедине. Значит, вполне вероятно, что это он затеял видеосъемку.

Нет. Ерунда выходит. Ведь по сравнению с тем, на что должен был рассчитывать после отсидки Соколов, пять тысяч долларов – просто смехотворная сумма. Неужели его устроила бы такая подачка? Да и сам Денисов решительно отрицает причастность друга к пикантной истории. Значит, не чувствует перед ним никакой вины. Нет, Танечка, ни черта не сходится. Что, может, еще разок позвонишь Виктору Вениаминовичу? Ладно, ты, кажется, собиралась заново просмотреть кассету, вот этим и займись. На настоящий момент это будет самое разумное действие. Возможно, анализ кассеты подстегнет твои плавящиеся от жары мозги и тебе удастся додуматься до чего-нибудь путного. Закончив внутренний монолог, я приготовила себе большую чашку кофе со льдом, закурила и перемотала кассету на начало. Теперь я могла, полностью отключившись от сюжета, обратить внимание на детали. Но кое-какие мысли у меня уже возникли.

Во-первых, как я уже заметила во время первого просмотра, съемка началась за несколько минут до появления Анжелики и компании. Отсюда напрашивается версия: шантажистами являются сама Анжелика, работающая как наживка, и некий ее сообщник, который, увидев, скажем, из окна, что его подружка ведет очередных клиентов, быстренько включает видеокамеру и удаляется из квартиры. Или она подает какой-то условный сигнал по сотовому телефону. Надо будет завтра спросить у Денисова, звонила ли куда-нибудь девушка, когда они находились уже около дома или когда только ехали в машине. Так что же, выходит, Денисов – просто случайная жертва? Но позвольте, ведь его финансовые возможности оценены вполне точно. Не у всякого любителя посидеть в теплой компании можно вот так, запросто, потребовать пять тысяч долларов за какую-то паршивую кассету и при этом еще рассчитывать получить выкуп. Надо было знать наверняка его финансовое и семейное положение. Проследить его излюбленное место отдыха. Кроме того, надо было еще знать, куда подложить записку и как передать кассету. Ну, положим, с запиской проще: сообщник Анжелики просто мог вести клиента до дома по окончании вечеринки. А вот как быть с передачей кассеты? В настоящем случае надо было знать не просто, где находится офис Денисова, но и точно рассчитать время, когда пакет можно подкинуть. На случайность это мало похоже. Вероятнее всего, у них был наводчик. Либо сам партнер Анжелики занимался тем, что выискивал подходящих клиентов. Но не она. Ей самой нельзя было лишний раз светиться. «Наживка» появлялась только в момент «рыбалки». Что же, версия достаточно гладкая. Стало быть, действительно надо начинать с поисков роковой красотки. Вот этим-то я завтра с утра и займусь. Благо адресок девушки у меня имеется.

Нет, положительно, от этой жары у меня расплавились мозги. Даже кофе со льдом не помогает. У вас, Татьяна Александровна, есть не ее адресок. Это адрес места, где проводилась съемка. Если это профессионалы среднего уровня, то есть обычные мошенники, они не будут рисковать и приводить гостей каждый раз на одну и ту же квартиру. (Это только профессионалы очень высокого уровня, боюсь даже сказать какого, скажем так – из области высокой политики, – могут себе позволить иметь специально оборудованные точки.) Значит, мои «подопечные» для проворачивания своих грязных делишек снимают квартиру, на короткий срок, возможно, через подставное лицо.

У-ф-ф, как все сложно. Но как минимум один раз Анжелика появилась на квартире – когда шла с гостями. Возможно, кто-то из местных жителей ее заметил. Итак, надо еще раз просмотреть кассету и постараться поймать кадр, где лицо девушки наиболее различимо. Сделаю с него на компьютере распечатку и смогу с ней отправиться расспрашивать горячо обожаемых мною, да и всеми сыщиками, неизменных бабушек на скамейках – самых ценных свидетелей, которые знают порой мельчайшие подробности, необходимые для расследования.

Я подключила видеомагнитофон к компьютеру и начала просматривать запись заново.

Судя по всему, камера была запрятана в большой букет цветов или что-то вроде того – качество записи было неважное. Справа и слева передний план был занят расплывчатыми силуэтами каких-то веток. Более или менее четко просматривался центр. Там как раз стоял диван, где расположились гости.

Но лицо Анжелики поймать было довольно сложно. Она, видимо, старалась не попадать в зону четкого изображения. А если попадала, то спиной. Ну, это понятно.

И все-таки пару раз она прокололась! Ее лицо оказалось в кадре. С помощью компьютера я увеличила и даже немного почистила изображение (хоть я и не ас в этих делах, но кое-что все же умею).

Ну вот, красавица, теперь у меня есть твое личико. Очень даже симпатичное. И на хищницу ты не похожа. Такая непосредственная улыбка. Качество изображения, правда, не самое лучшее. Но я же не собираюсь повесить его над кроватью и любоваться перед сном. А для опознания вполне сойдет.

Когда я закончила работу над изображением, было уже за полночь. День у меня сегодня был длинный-предлинный. И еще эта жара. До сих пор душно: раскаленный асфальт и стены домов не дают воздуху остыть даже ночью. Мне страшно хотелось спать. Все, хватит на сегодня, а то мозги вскипят, и бедной Тане нечем будет думать. А думать полезно… думать… мыслить…

Я чуть было не уснула перед монитором. Еле заставила себя перетащиться на диван. Казалось, что мгновенно провалюсь в сон. Но не тут-то было. Что-то не давало покоя. Моя версия вновь и вновь вертелась у меня в голове. Я была в том тяжелом дремотном состоянии, когда уставшее тело уже спит, а переутомленный мозг продолжает работать. Что-то меня тревожило, но я никак не могла понять, что именно. Наконец мне все же удалось отключиться.

Глава 2

Наутро я проснулась совершенно разбитая. Первым делом взглянула на термометр. О боги, чем мы вас так прогневили! С самого утра уже было около тридцати градусов. Что будет в полдень?

Аналитическую работу я решила пока оставить, а приступить к сбору информации. До встречи с Денисовым мне следует посетить гипотетический адрес Анжелики и попробовать что-нибудь разузнать о ней. Но прежде надо опять пообщаться с Мельниковым. Надеюсь, он не очень обиделся на мою вчерашнюю неприветливость. Мы дружим уже давно и привыкли прощать друг другу кое-какие неприятные черты характера. Иначе что же такое друзья? Впрочем, похоже, мои друзья прощают мне гораздо больше, чем я им. Ну не сахар я, не сахар. Зато умная и при этом натуральная блондинка. Такое сочетание является редкостью, а по словам некоторых особенно остроумных мужчин – просто парадоксом. Вот с такими мыслями я и отправилась по адресу, указанному мне господином Денисовым. По пути позвонила Андрею, получила от него необходимую информацию и хотела сверить ее с собственными ощущениями.

Моя поездка вкупе с информацией, полученной от Андрея, прямо скажем, посадила меня в лужу. Но все по порядку. Я подъехала к дому напротив магазина «Комета». Вошла в средний подъезд, поднялась на четвертый этаж, подошла к первой двери слева – это оказалась квартира номер шестьдесят восемь – и нажала кнопку звонка. Никакой реакции. Я позвонила снова. Наконец, за дверью послышались шаги. Я замерла в нетерпении. Дверь открылась. Передо мной стоял здоровенный детина лет двадцати. Судя по его заспанному виду, я его разбудила. И что же? Это и есть шантажист? Что-то не похоже. По всем соображениям. Прежде всего – слишком молод и слишком атлетически сложен. Я много повидала на своем веку преступников самого разного пошиба – убийц, грабителей, мошенников. Он не был похож на афериста. Такое выражение глаз, лишенное проблесков интеллекта, не сыграешь. Однако надо было попробовать получить от него хоть какую-то информацию. Поэтому я начала с места в карьер:

– Здравствуйте. Меня зовут Татьяна Иванова. Я – частный детектив.

Слипшиеся ото сна глаза парня начали постепенно раскрываться.

– Такое бывает? – спросил он, когда его брови поднялись дальше некуда. Весь его вид выражал теперь сплошное удивление.

– Еще как бывает. Вы позволите мне войти?

Парень молчал, но при этом без стеснения разглядывал меня. Надо сказать, по случаю жары я была одета довольно легко (это мягко сказано), поэтому его остолбенение я простила и повторила:

– Мне нужно задать вам несколько вопросов. Вы мне не предложите войти?

– Нет.

Теперь была моя очередь удивиться.

– Почему? – спросила я.

– А кто знает, что у вас на уме?

Такой похвальной бдительности от молодого атлета я не ожидала.

– А что же вы тогда открыли дверь и даже не спросили, «кто там?»? – съязвила я.

– Потому что в двери есть глазок, и я в него увидел, что «там» есть на что посмотреть.

Меня умилила такая бесхитростная форма комплимента. Однако я попыталась направить разговор в нужное русло.

– Ладно, это вы хозяин квартиры?

– В смысле?

Боже, какой тяжелый случай!

Я попробовала уточнить:

– Вы здесь прописаны?

– А-а… Нет. – На лице парня появилась счастливая улыбка, понял, наконец, что от него хотят. – Я ее, типа, снимаю, вот уже три дня, как вселился. А что?

В принципе я и ожидала чего-то в этом роде.

– У вас есть адрес хозяев?

– Нет. Только домашний телефон.

Ну хоть что-то!

– Вы могли бы мне его дать?

– Ладно, сейчас пойду поищу, где-то на бумажке записан…

Молодой человек удалился в глубь квартиры и уже оттуда крикнул:

– Только их сейчас в городе нет: они летом на даче живут. Так искать телефон или нет?

Во мне начало закипать бешенство.

– А сразу нельзя было сказать?

– В смысле? – спросил мой собеседник, возвращаясь к двери с какой-то бумажкой.

– Ладно, проехали.

На бумажке оказались телефон хозяйки квартиры и ее имя – Мария Семеновна Афанасьева. Я на всякий случай записала эти данные и уточнила возраст хозяйки. Атлет назвал ее «бабулей». Ну, значит, это точно не девушка с кассеты. Кроме того, парень сообщил, что заплатил за квартиру за три месяца вперед и что хозяйка сказала, что они с мужем иногда сюда заезжают: у них здесь гараж и погреб.

– А где у них дача, случайно не знаете? – почти безнадежно поинтересовалась я.

– Знаю, – охотно ответил парень.

Неужели повезло?

– На Волге где-то, – продолжил он.

Да уж, очень исчерпывающая информация. Какова у нас там протяженность Волги?

– А Волга впадает в Каспийское море… – вспомнила я вслух строчку из старой песни.

– Чего? – изумился мой собеседник.

– Да не бери в голову, это я так. – Я почему-то перешла на «ты», но вовремя спохватилась. Этика есть этика.

Я достала из сумки фотографию Анжелики:

– Посмотрите, вы когда-нибудь видели эту девушку?

– Нет. – Парень разулыбался. – Если б увидел – познакомился бы, хорошенькая. Это что, подружка ваша?

Я оставила реплику без ответа и протянула атлету свою визитку:

– Вот вам мой номер телефона. Будьте добры, передайте хозяйке, если она в ближайшее время появится, и попросите: пусть мне перезвонит. Вам ясна моя просьба? Дело очень серьезное.

Парень энергично покивал и, радостно улыбаясь, спросил:

– Девушка, а можно я тоже вам как-нибудь позвоню?

– Нет! – заявила я тоном, не допускающим возражений. Резко развернулась, чтобы уйти, но потом не выдержала, обернулась и спросила:

– Молодой человек, еще один вопрос, личный. Вы случайно боксом не занимаетесь?

Он удивленно вытаращил глаза:

– Да, со школы еще. Я за клуб «Колосс» выступаю. Чемпион области. А как вы догадались?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное