Марина Серова.

Черная принцесса

(страница 4 из 16)

скачать книгу бесплатно

– Вы все вот меня не слушаете, а я вам точно говорю, что это девка та его убила! Она, она, вот посмотрите! И я считаю, что нужно в милицию о ней сообщить! А то Валя стесняется чего-то, молчит... Это не ей, а ему стесняться надо было раньше, и да и девке этой! Завел!

– Тетя Галя, не надо, пожалуйста, – тихо, с укором сказала совсем молоденькая голубоглазая девушка в синих джинсах, со светлыми прямыми волосами, распущенными по спине. Она была очень похожа на Валентину Михайловну, только лицо ее было более выразительным и ярким.

«Видимо, это младшая дочь Милентьевых, Марина», – сделала я вывод.

Еще в комнате присутствовал молодой парень, тоже довольно симпатичный и мало похожий как на Надю, так и на Марину. У него были темные волосы и карие глаза. В лице присутствовало что-то от Валентины Михайловны, но в целом оно было все же другим. Он был одет в черную джинсовую рубашку и джинсы. Взгляд его был нахмуренным и неодобрительным. После реплики Марины он подошел к ней и, положив ей руку на плечо, успокаивающе похлопал. Я решила, что это сын Валентины Михайловны от первого брака Алексей.

– Вот, познакомьтесь – это Татьяна Александровна Иванова. Таня, садитесь вот сюда, – проговорила Валентина Михайловна и показала на широкое кресло возле окна, с которого было видно всех находившихся в комнате. – Она согласилась помочь нам в этом деле... – К концу этой фразы голос ее дрогнул.

– Ох, уж и не знаю, чем вы сможете тут помочь-то, – качая головой, сказала женщина, которую Марина назвала «тетя Галя», – видимо, сестра Валентины Михайловны. – В милицию надо идти и все рассказывать.

– Да подождите вы, тетя Галя, – раздраженно вступил в разговор парень. – Человек только вошел, а вы уже со своими комментариями. Мы даже не представились. Меня зовут Алексей, это моя сестра Марина, с Надей и Сергеем вы, как я понял, уже знакомы, а это...

– А меня зовут Галина Михайловна Нежданова, – вылезла вперед тетка, затушив сигарету. – Я сестра Вали. И я вовсе ничего против вас сказать не хочу, вы поймите правильно... Просто я считаю, что они все зря молчат. Девица скорее всего Виталю-то и убила, а они молчат, получается, что ее покрывают! Вы вот, как частный детектив, что скажете?

– Если я вас правильно поняла и речь идет о Веронике Балашовой, то тоже считаю, что милиции надо бы сообщить о ее существовании. Хотя я общалась вчера с этой девушкой и у нее, похоже, стопроцентное алиби на время смерти Виталия Алексеевича. Но это, конечно, нужно проверить, и лучше всего, если это как раз сделает милиция. Если вы не возражаете, я могла бы сообщить об этом сама своим давним друзьям в милиции, а они потом передали бы результаты проверки.

– Конечно, пускай проверят! – с готовностью сказала тетя Галя. – Валя, ты чего молчишь?

– Ну я не знаю, – растерянно развела руками Валентина Михайловна. – Если у нее алиби, что же тут проверять? Ах, я так не хочу, чтобы пошли сплетни!

– Они и так пойдут после того, как ты рассказала обо всем своей парикмахерше! – фыркнула старшая сестра. – Сама же говорила, какая она болтушка! Весь город теперь, поди, уж болтает!

Валентина Михайловна только тихо вздохнула и закурила сигарету.

– Мама, по-моему, мы пока говорим не о том, – вступила Марина. – Татьяна Александровна, наверное, хочет задать нам какие-то вопросы? Давайте лучше этим займемся.

Все вопросительно посмотрели на меня.

– Да, – начала я. – Пускай никто из вас на меня не обижается, но мне придется задать вопрос, где находился каждый из вас в момент, когда Виталий Алексеевич был убит? То есть в ночь с шестого на седьмое марта.

– Да что ж вы, нас подозреваете, что ли? – ахнула Галина Михайловна и потянулась за очередной сигаретой.

– Это совершенно обычный вопрос, и вопрос необходимый, – терпеливо пояснила я. – Наверняка вам зададут его и представители правоохранительных органов, если уже не задали.

Мне нужно четко представлять себе ситуацию.

– Я сразу могу сказать, что был дома, – первым ответил Алексей. – Я спал в своей комнате. Мама, кажется, тоже дома была.

– Да-да, я уже говорила, – кивнула Валентина Михайловна.

– А я была в баре со своим молодым человеком, – сказала Марина. – Можете с ним поговорить, если хотите...

– Возможно, мне это понадобится, – кивнула я и посмотрела на Галину Михайловну.

– Ну, я, знаете, у себя дома была, – отрезала та. – Подтвердить это, уж извините, никто не может – одна живу. Вот все, что могу сказать. Была дома, никуда ночью не выходила.

И она с неким вызовом посмотрела на меня и на всех остальных.

– Я поняла, – сказала я.

– Ну, а мы уже говорили, что были вместе, – напомнила Надя. – У Сергея дома, я там ночевала. Могу даже сказать, что мы делали – телевизор смотрели, вина немного выпили, потом любовью занимались, а затем уснули до утра. Сергей даже с трудом проснулся, так постарался...

Лаврентьев залился краской и быстро и смущенно закивал.

– Да, – кашлянув, уточнил он. – Я потом весь день вялый ходил, не выспался...

– Что ж, с этим все понятно, – задумчиво сказала я. – Тогда еще один вопрос – есть ли у вас какие-то предположения, кто мог убить Виталия Алексевича? Может быть, он делился с кем-то из вас своими проблемами? Может, вы слышали какие-то телефонные звонки или еще что-то? Никто не угрожал ему?

– Ну, я могу сказать только за себя, – помедлив, проговорил Алексей. – Мне он ничего такого не говорил, и ничего подозрительного я не замечал. Все вроде было как обычно. Мама? – Он повернулся к Валентине Михайловне.

– Ах, я уже говорила, что тоже ничего не знаю! – простонала та. – У меня уже сил никаких нет, просто не знаю, что думать!

– Мы вообще-то тоже ничего такого не замечали, – переглянувшись с Надей, сказала Марина. – Вроде как дела у него нормально шли. Вы бы о делах лучше с дядей Костей поговорили, они же работали вместе с папой.

– И говорить тут нечего, шалава эта его убила! – не выдержав, категорически заявила Галина Михайловна. – Бесстыжая девка! А вы вот не слушаете меня, ерундой какой-то занимаетесь...

– Я уже слышала эту версию, – остановила ее я. – Меня интересуют другие предположения.

Галина Михайловна, видимо, почувствовала себя обиженной, потому что замолчала, яростно затушила сигарету и села, поджав губы.

– А завещание уже вскрыли? – перевела я разговор на другую тему.

– Да, – встрепенулась Валентина Михайловна. – Собственно, мы и так уже знали, что там кому причитается. Во всяком случае, я знала наверняка. Виталий ведь составлял завещание при мне три года назад. Оформлял все сам, но меня, конечно же, поставил в известность. Естественно, мы и не предполагали тогда, что завещание будет вскрыто так... Так скоро, – вздохнула вдова. – Да и Виталий ничего подобного предвидеть не мог. Просто он хотел, чтобы все было в порядке, как положено. Он вообще любил порядок. Ну, и теперь эта квартира остается мне, Виталина – Наде, машина – Алеше... Акции фирмы тоже мне, деньги между детьми поровну, правда, Марине больше других – она же ни машины, ни квартиры не получила... В общем, все справедливо. Галину Виталий тоже не забыл, довольно крупную сумму ей оставил. Все-таки Галина нам столько помогала, с детьми постоянно нянчилась... К тому же она не работает, на пенсию живет.

Галина Михайловна при этих словах горестно вздохнула и пустила слезу. Дети Милентьевых сидели понурыми.

– Разве вы на пенсии? – удивилась я.

– Да, – кивнула Галина Михайловна. – Я ж работала на вредном производстве, там с пятидесяти на пенсию уходят. К тому же в последнее время на заводе работы не стало совсем, зарплату месяцами не платили. Еле-еле дотянула до пятидесяти, да ушла поскорее.

– Что ж, очевидно, на сегодня у меня вопросов больше нет, – подвела я итог. – В первую очередь мне нужно было познакомиться с вами, и это я сделала... Обещаю держать вас в курсе дела.

– Простите, а к Анатолию вы еще не ездили? – тихо спросила Валентина Михайловна. – К моему мужу первому?

– Ох, а к этому-то зачем ехать? – тут же вступила тетя Галя. – Его уж сто лет нету, и слава богу, избавились от него, от паразита! Все нервы вымотал!

– Я думаю, мне все-таки стоит с ним познакомиться, – сказала я. – Его полное имя, кажется, Анатолий Михайлович Закруткин?

– Да, – в сторону сказала Валентина Михайловна.

– А чем он занимается? – продолжала я.

– Да ничем! – категорически выдала Галина Михайловна.

– Он художник, – тихо ответила младшая сестра. – Закончил художественное училище, картины писал... Только у него что-то не получалось, но говорил, что ему здесь размаха не хватает, у нас же провинция, сами понимаете...

– Совести ему не хватает, а не размаха! – внесла свои комментарии Нежданова. – Работать не хочет, вот и придумывает ерунду всякую, для оправдания себе! И что ты, Валя, с ним церемонишься, не пойму?

– Он все-таки отец Нади с Алешей, – еще тише сказала Валентина Михайловна и, словно ища поддержки, повернулась ко мне, – правильно?

Нежданова лишь вздохнула и обескураженно покачала головой.

– Он ко мне приходил сегодня, – вдруг сказала Валентина Михайловна.

– Вот как? – немного удивилась я. – И что он хотел?

Дети разом повернули головы в сторону матери.

– Ну, он сказал, что выражает мне свои соболезнования... Просил разрешения пройти и поговорить со мной и с детьми. Я сказала, что это несколько... несвоевременно.

– Вообще нужно сказать, чтобы не приходил! – воскликнула Галина Михайловна. – Еще чего не хватало! Понятно, зачем он придет – деньги клянчить, он же думает, ты теперь вдова богатая! Не вздумай сойтись с ним снова, слышишь, Валя? – Она сдвинула брови и погрозила сестре пальцем. – А то ты можешь, он тебе голову-то заморочит, ты и растаешь! Он болтать-то хорошо может, только на это и способен.

– Галина, помолчи, пожалуйста, – поморщилась Валентина Михайловна. – Глупости какие! И потом, Татьяне совершенно неинтересно выслушивать эти наши дела.

Галина Михайловна проворчала что-то себе под нос и отвернулась. Я отметила про себя, что сестры абсолютно непохожи – ни внешне, ни характером, ни манерами. Создавалось даже впечатление, что они воспитывались в разных семьях.

Я поднялась и стала прощаться. Когда Валентина Михайловна провожала меня до дверей, я сказала:

– Если вдруг будет что-то новое, обязательно мне сообщайте, хорошо?

– Господи! – со слезами воскликнула та. – Да не дай бог еще чему новому случиться, я тогда вообще не переживу!

– Я имела в виду необязательно что-то страшное, – попыталась успокоить ее я. – Могут быть новости другого рода. А может быть, и совсем никаких.

Глава 3

Когда я покинула дом Милентьевых, было уже почти шесть часов вечера. Чтобы не терять времени, я прямо из машины позвонила по мобильнику Константину Коршунову, чтобы договориться о встрече. Однако дома его не оказалось, и мне пришлось перезванивать в фирму «Дом для вас». Коршунов был там и предложил мне встретиться попозже у него дома, но у меня родилась другая идея.

– А нельзя мне подъехать к вам в фирму? – попросила я. – Заодно посмотреть на нее.

– Ну что ж, – после паузы ответил Коршунов. – В принципе, можно, да и работу я почти закончил. Приезжайте.

– Я буду через двадцать минут, – сообщила я и отключила связь.

По дороге я проанализировала ситуацию и пришла к выводу, что пока мне ничего другого не остается, как знакомиться с окружением Милентьева, разговаривать с людьми и делать предварительные выводы об их отношениях.

Офис риелторской фирмы «Дом для вас» находился в центре Тарасова, в красивом многоэтажном здании, на четвертом этаже. В приемной меня встретила секретарша, которая тут же сообщила своему шефу о моем прибытии и проводила меня в его кабинет.

Константин Коршунов оказался крупным русоволосым мужчиной лет сорока пяти. Волосы его прекрасно сохранились – пышные, волнистые, никакого намека на лысину. Серо-голубые глаза его казались умными и спокойными. Он был одет в черный костюм и белую рубашку с черным галстуком, – видимо, соблюдал траур по погибшему партнеру.

– Добрый вечер, садитесь, пожалуйста, – предложил он густым баритоном. – Честно говоря, не ожидал, что Валентина наймет частного детектива, да еще женщину. Я тут – уж простите! – навел справки и узнал, что у вас богатый опыт. И что самое главное – успешный.

– Да, это верно, – усаживаясь в кресло напротив Коршунова, подтвердила я, не став скромничать. – Надеюсь, что и дело об убийстве Виталия Милентьева я завершу столь же успешно.

Коршунов чуть пожал плечами, и было непонятно – скепсис ли он выразил или пожелал таким образом удачи. Мне показалось, что скорее все же первое.

– Что ж, попробуйте. Вряд ли от этого станет хуже. А что вы хотели узнать от меня? Кстати, вы хотите кофе?

– Да, не откажусь, – кивнула я.

Коршунов нажал кнопку на телефонном аппарате и распорядился принести две чашки черного кофе. Буквально через минуту секретарша уже внесла их и поставила перед мной и Коршуновым.

– Попробуйте, наша секретарша весьма неплохо варит кофе... – сказал Коршунов, и мне почему-то показалось, что он хотел добавить: «Если бы она все остальное делала так же хорошо».

– Да, вкусно, – попробовав, согласилась я. – Скажите мне, Константин... как вас по отчеству?

– Александрович, – подсказал Коршунов.

– Константин Александрович, от кого исходила инициатива встретиться у Милентьева на даче?

– От самого Виталия, – тут же сказал Коршунов.

– А почему именно там? И в такое время? Вы, наверное, виделись днем в офисе?

– В тот день меня не было в офисе, – ответил Коршунов. – Я весь день ездил по городу по разным делам. Освободился я поздно, поэтому и смог подъехать на дачу только к девяти вечера. Виталий же хотел переночевать там один, сказав, что сильно устал за последнее время.

– А что за разговор между вами состоялся? Что вы обсуждали? – уточнила я.

– В первую очередь дела фирмы. Но это не имеет отношения к делу. Понимаете, в последнее время схлынул поток клиентов, хотя фирма работает уже несколько лет, и работает успешно. Мы заслужили хорошую репутацию.

– Да, я слышала о ваше фирме, – вставила я.

– Вот видите, так же, как и я услышал, что вы – лучший детектив Тарасова. Репутация – великая вещь. У вас ведь, наверное, нет отбоя от клиентов? – улыбнулся Коршунов.

– Всякое бывает, – призналась я. – Наступают периоды кризиса, это связано с разными причинами.

– Вот-вот, – подхватил Константин Александрович. – Сами говорите, всякое бывает. Вот и у нас наступил такой неприятный период. Подобное бывало и раньше, но сейчас почему-то клиентов стало совсем мало. Возможно, это связано с тем, что появилось много конкурентов – создаются новые фирмы, услуги их стоят несколько дешевле, чем у нас, и народ на это клюет. Но ведь авторитет этими фирмами еще не наработан, можно оказаться у разбитого корыта, однако люди гонятся за дешевизной... А тут еще вот что стало происходить – некоторые клиенты звонили и сообщали, что отказываются от услуг нашей фирмы, потому что сами решили свои проблемы. Одним словом, нужно было обсудить ситуацию, вот для этого мы и договорились встретиться. Но я уже говорил, что отношения к смерти Виталия это не имеет.

– Я слышала от Валентины Михайловны ваш рассказ о событиях того вечера, но не могли бы вы повторить его для меня? – попросила я. – Я понимаю, что вам пришлось уже говорить это и в милиции...

– Да уж, – усмехнулся Константин Александрович. – Но ничего страшного, расскажу еще раз. Тем более что и рассказывать-то почти нечего. Я подъехал на дачу примерно в половине девятого, Виталий уже был там. Естественно, один. Мы обсудили все, что хотели, и я поехал домой. Он остался там ночевать. На следующий день позвонила Валентина и сказала, что он не вернулся. К вечеру мы вместе поехали туда и обнаружили его труп. Сразу же вызвали милицию, дождались, естественно, ее приезда. Вот, собственно говоря, и все. Хотите еще кофе?

– Да, можно, – согласилась я. – Скажите, а в каком настроении был Виталий в тот вечер?

– Ну, не в самом хорошем, – ответил Коршунов. – Но и не в упадническом. Он выглядел здорово уставшим.

– А отчего?

– Отчего... – задумчиво протянул Коршунов. Он закурил сигарету и посмотрел в окно. Потом, сделав несколько затяжек, повернулся ко мне и сказал: – Давайте-ка я вам по порядку все расскажу.

* * *

Константин Коршунов приехал на дачу к Виталию Милентьеву в половине девятого вечера шестого марта. Остановив машину перед металлическими воротами, он вышел и позвонил. Через некоторое время послышались шаги, и голос Виталия произнес:

– Ну вот, а я тебя уже заждался.

– Только освободился, – ответил Константин.

– Ну давай, загоняй машину, – улыбнулся Виталий, открыв ворота. Это был высокий, худощавый мужчина с продолговатым лицом и сосредоточенными карими глазами. Темные волосы лишь на висках начали седеть. – Можешь, кстати, ее здесь оставить на ночь. Я сегодня, Костя, выпить хочу. Составишь компанию?

– Да нет, знаешь ли, – отказался Константин. – Потом отсюда добираться как? Машину не так просто поймать. Не уверен, что кто-то ночью в город поедет.

– Тоже верно, – согласился Милентьев. – Ну, смотри. Давай, загоняй машину и проходи в дом.

Коршунов загнал машину и пошел к даче. Это было двухэтажное строение из белого кирпича, не очень большое по размеру, но выстроенное со вкусом. Милентьев запер ворота и прошел за другом в дом.

Посреди гостиной располагался круглый стол. На нем стояли коробка с апельсиновым соком, пепельница, лежала пачка сигарет. Милентьев открыл холодильник, достал палку копченой колбасы, сыр в упаковке, банку красной икры, глубокую тарелку с солеными рыжиками и бутылку водки. Выставив все это на стол, он сел в кресло напротив Коршунова и откупорил водку.

– Что там в фирме нового? – спросил тем временем Константин.

– Да ничего, – ответил Милентьев. – Глухо, как в танке. Надо что-то делать с этим, Костя. Ты не думал еще, нет?

– Да я прикидывал, – почесал голову Коршунов. – Рекламу, во-первых, усилить надо.

– Это понятно, – кивнул Виталий. – Может, акцию какую провести? У нас мероприятий никаких не намечается? Спонсорскую помощь можно было бы предложить. В разумных пределах, конечно. Еще одна реклама.

– Я выясню, – коротко ответил Константин.

– Я вот что думаю, – нарезая колбасу, продолжал Милентьев. – Может, это нарочно кто воду мутит? Из конкурентов, например. Пустили слух какой-нибудь, народ купился, вот и не доверяет нам.

– Я думаю, в этом случае неизбежно всплыла бы информация, и мы были бы в курсе, что за слух, – покачал головой Константин. – И вообще, Виталя, мне кажется, ты чересчур сгущаешь краски. Тут же много праздников было, начиная с Нового года. Народ еще не протрезвел толком. И опять – Восьмое марта на носу. Вот к лету снова наплыв пойдет.

– Хорошо бы, хорошо бы, – бормотал Милентьев, наполняя высокую рюмку водкой. – Будешь? – поднял он глаза на Коршунова.

– Да нет, нет, – махнул тот рукой. – Что-то не хочу сегодня. Я закурю лучше.

– Придется одному пить, – усмехнулся Виталий.

– Ничего страшного, – заметил Коршунов. – Ты же, кстати, хотел один сегодня побыть ночью.

– Да, – вздохнул Милентьев и выпил водку.

Закусывать он не стал, а вместо этого тоже закурил сигарету и расстегнул ворот мягкой спортивной рубашки. Сделав пару затяжек, Виталий снова наполнил рюмку. Без лишних слов опрокинув ее содержимое, он начал закусывать колбасой и сыром.

– Не ел ничего почти весь день, – признался он. – Аж зацепило сразу.

– Так поешь, – пожал плечами Коршунов.

– Да что-то и не хочу. Напиться хочу, знаешь ли. Устал я, Костя. Вот и решил один побыть, мысли немного в порядок привести.

– Что у тебя за проблемы с мыслями-то? – спросил Константин. – Неужели из-за этого спада так расстраиваешься? Так это зря, по-моему.

– Не только из-за этого, – вздохнул Милентьев. – Жизнь что-то не радует.

– Ну, это у тебя просто настроение такое. Ты же всегда, наоборот, говорил, что тебе только жить, да радоваться. Жена, дети радость доставляют. Мне-то хуже должно быть – у меня детей нет.

– Это все так, – кивнул Виталий. – Действительно, наверное, настроение плохое... С Вероникой этой развязываться надо...

Коршунов пристально посмотрел на друга и с усмешкой спросил:

– Что, проблемы пошли?

– Да! – махнул рукой Милентьев. – Одни деньги да тряпки на уме. Напрягать она меня начинает, Костя. То купи, это купи... Да не жалко было бы, но за что, спрашивается? Я же знаю, что ей на меня плевать. Поговорить даже не о чем. За секс ее, что ли? Блин, эти нынешние девки молодые думают, что раз они ноги раздвинули, так им теперь до конца жизни обязаны! Тьфу!

Милентьев неожиданно выругался и залпом выпил еще одну рюмку. После этого он нахмурился и замолчал. Константин внимательно следил за его реакцией, потом сказал:

– Ну а ты чего хотел? Этого и следовало ожидать, я же тебя сразу предупреждал. Понятно же, что ей от тебя надо. А ты словно вчера родился.

– Да я понимаю, Костя, – поморщился Милентьев. – Черт его знает... Понимаешь, я вдруг одно время стал чувствовать, что меня все только используют. Это ерунда, конечно, но мне в голову засело. Что детям я нужен, чтобы решать их проблемы, Валентине – ее... Она же в последнее время даже и разговаривает со мной мало, все сериалы смотрит да кроссворды разгадывает... Спать только вместе ложимся, да и то сразу засыпаем. А в зеркало посмотрелся, подумал – старею, что ли? Поэтому и неинтересен никому теперь? Обидно стало... А тут как раз с Вероникой и познакомился. Я, наверное, действительно повел себя как типичный стареющий дурак, но показалось мне, что она с интересом меня слушает, прямо рот раскрыв. К тому же ноги у нее какие, если бы ты видел! Сам понимаешь, как это действует!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное