Марина Серова.

Чем черт не шутит

(страница 2 из 11)

скачать книгу бесплатно

Сзади послышались топот и ругань. Катафалки я раньше никогда не угоняла. А, была не была! Все когда-нибудь приходится делать в первый раз. И мне легче будет удрать, и им труднее меня догнать.

Мотор завелся с полоборота. Люблю хорошие машины. Выезжая со двора, мне пришлось резко ударить по тормозам. Я едва не сбила тетку с пустым мусорным ведром. Если верить Наташке, баба с пустым ведром – дурная примета.

– Куда прешь, жаба крашеная?! – завизжала тетка. – Трупов не хватает?! Так я тебе щ-щас помогу! Морду так начищу, что от покойника не отличат.

– У дураков мысли сходятся, – пробормотала я, заметив показавшихся из подъезда бандитов, и вырулила на дорогу.

Ах, Наташка, Наташка! Угораздило тебя впутаться в подозрительную историю. У меня было неприятное предчувствие, что выпутывать ее придется мне. Что мы имеем? Скорее всего сегодняшнее исчезновение подруги связано со вчерашним убийством. Покойник успел ей что-то сказать… Прямо детектив с одноименным названием! Жаль, что я вчера ее об этом не спросила. Может быть, что-то важное, имена, цифры. Тогда я сочувствую похитителям. Наташка даже номер своего телефона полгода учила. Сначала они попытаются вытряхнуть из нее информацию. О средствах и методах даже думать не хочется, так же, как и про то, что они сделают с ней потом. Итак, мне следует поторопиться.

Если Наташку украли до моего прихода, то кто же эти мордовороты? Конкуренты или та же компания? Вернулись за какой-нибудь милой сердцу утерянной вещицей? Нет, вряд ли ее брали эти красавчики. С чего бы им тогда кидаться на меня? Или они так пристают к любой симпатичной девушке, желая узнать, что она делает вечером? Или они перепутали меня с Наташкой?

Я вспомнила вчерашний день. Вторым сильным впечатлением, после убийства, был Штирлиц. О! Какой мужчина. Мое сердце сладко заныло. Потом заурчал желудок, и я поняла, что проголодалась.

Я свернула к городскому парку. Здесь было тихо и почти безлюдно. Мамаши с колясками и сбежавшие из ближайшей больницы пациенты в пижамах не проявили к моему экипажу никакого внимания. Наверное, катафалки для них – дело обычное.

Я оставила его у ограды и отправилась к летнему кафе. Хотела заказать себе пива, но вспомнила про утреннее решение стать трезвенницей. Пришлось пить минералку. Когда от гамбургера осталась лишь заляпанная кетчупом тарелка, я вернулась к прежним мыслям. Уверена, Штирлиц был знаком с убитым. Что из этого следовало? Следовало позвонить. Совмещу приятное с полезным. Благо его визитка вчера была предусмотрительно поднята мной.

Перерыв сумку, где среди мелких женских безделушек встречались набор отмычек, моток веревки, зажигалка в виде гранаты, кастет, фальшивые удостоверения работника милиции и водителя трамвая, я наконец отыскала маленький прямоугольник ламинированного картона. На нем синим по белому значилось: «Морозов Виктор Николаевич. Охранное агентство. „Человек с ружьем“». Рабочий телефон… Ага, вот и домашний. Удобно иметь сотовый. Я набрала номер.

Сердце забилось чаще, хотя мне этого вовсе не хотелось.

– Алло! Виктор? Это Татьяна. Помните?

– Татьяна! Здравствуйте! Что вы говорите, вас невозможно забыть.

Я невольно улыбнулась, да так, что мужчина за соседним столиком подавился пиццей и уставился на меня.

– Обстоятельства встречи действительно запоминающиеся, – поскромничала я.

На комплимент я не навязывалась, но тут же получила по заслугам:

– Рядом с такой женщиной любые обстоятельства покажутся запоминающимися. Вы представить не можете, как мне приятно слышать ваш голос.

– А увидеть все остальное не желаете? – приятный разговор мог затянуться надолго, но у Натальи, скорее всего, не так много времени.

– Где и когда? – спросил мужчина моей мечты.

– Здесь и немедленно!

– А где вы?

– Кафе у городского парка знаете? Вот и отлично. Я жду.

Что-то в моем голосе заставило его насторожиться:

– Что случилось?

– К сожалению, это не совсем романтическое свидание. У меня пропала подруга… но это не телефонный разговор.

– Сейчас буду. – Он положил трубку.

Похоже, мое известие задело его за живое.

Я полезла в сумку за сигаретами. Мешочек с костями сам просился в руки. Похоже, мне пора прибегнуть к их услугам. Мои самые верные друзья! Они никогда не покидали меня ни в одном из запутанных и опасных приключений. Они всегда давали мне правильные советы и трезво оценивали ситуацию. Жаль, что я не всегда прислушивалась к ним и частенько обнаруживала их правоту только после окончания дела.

Я закурила и покатала на ладони двенадцатигранники. Они слегка потеплели, словно приветствовали меня. Так, вопрос, вопрос… Что день грядущий нам готовит? Я бросила кости. 10+20+27. Не слишком хорошее сочетание. Меня подстерегает опасная пора: ожидают многочисленные трудности и окружают враги. Я тут же вспомнила мордоворотов на лестнице в Наташкином доме и опасливо покосилась на соседние столики, но, кроме больных, потягивающих теплую минералку, никого не обнаружила. Надеюсь, это не опасные сумасшедшие, маньяки и людоеды, лишь притворяющиеся язвенниками, трезвенниками и вегетарианцами. А то я женщина слабая, испугаться могу…

Хотя если серьезно, то ведь не дождетесь. Слабой я быть не люблю. Слабым в этом жестоком мире не прожить. Даже собаки чувствуют слабость, а уж зверье в человеческом обличье готово разорвать тебя на части, как только заметит прореху в твоей обороне. На войне, как на войне. Но, может быть, на личном фронте стоит быть более открытой? Сейчас приедет Штирлиц Наташкин. Все решилось еще вчера. Я дала себе зарок не увлекаться им. Но куда делась эта мадам? Если она будет долго отсутствовать, то я за себя не ручаюсь. Что же с тобой приключилось, подружка?

А может, я зря волнуюсь за Наташку? Ничего страшного с ней не случится. Соблазнит главного бандита, и скоро ее привезут домой всю в мехах, увешанную бриллиантами, на белом лимузине. И ремонт в квартире сделают…

Я одернула себя, жизнь не мелодрама. А вот и мой принц явился. Правда, не на белом коне, а на белой «шестерке». Скромненько она смотрится рядом с моим катафалком. Только я успела убрать гадальные принадлежности, как Штирлиц уже был рядом. Светлые летние брюки. Рубашка в тонкую синюю полоску чудесно гармонирует с его серыми серьезными и немного грустными глазами. Зароки зароками, а мое сердце уже готово было выпрыгнуть из груди.

– Надеюсь, я не заставил себя ждать? – Штирлиц улыбнулся мне и, чуть помедлив, сел рядом. – Вчера, при свете заходящих лучей солнца, вы выглядели обворожительно, но сегодня вы просто неотразимы.

– Благодарю, – я улыбнулась в ответ, подумав: какая банальность! Но слушать приятно. – Давай перейдем на «ты».

– Отлично. Так что же случилось с твоей подругой?

– А вот это я бы хотела узнать у тебя.

– У меня?

– Ага.

– Я ни при чем. Она мне, конечно, понравилась, но, если бы у меня был выбор, я бы похитил тебя.

– А я уверена, что ее исчезновение связано с убийством на пароходе.

Штирлиц не ответил, вынул пачку «Золотой Явы» и закурил. Он что, думает, я из некурящих? Я демонстративно достала «Мальборо».

– Для меня огоньку не найдется?

– Да-да, пожалуйста. – Он с интересом посмотрел на меня.

– Колись, Витенька. Убитый был твоим другом, которого ты ждал? – Я выпустила дым.

– Для красивой женщины ты очень проницательна. – От его внимательного взгляда у меня закружилась голова. Я глотнула минералки. Помогло.

– Я не услышала ответа на свой вопрос.

– Сдаюсь. Ты права.

– Ты его там ожидал? – уточнила я.

– Да. Мы давно не виделись. Я слегка удивился, когда Олег позавчера вечером позвонил и договорился о встрече. Сначала я подумал, что он хочет попросить взаймы. Он был сильно взволнован. Начал просить об услуге. Намекал на что-то ужасное, выдумал дурацкую конспирацию: я прихожу на пароход первым, а он через два часа. В общем, я решил, что Олег скрывается или от очередной надоевшей женщины, или от ее прозревшего мужа.

– А что он сказал конкретно?

– Могу повторить довольно точно, менты из меня вчера после опознания всю душу вытрясли. «Я попал в передрягу, позарез нужна твоя помощь». Спрашиваю, что случилось? Забормотал что-то типа: «Она меня убьет, он меня найдет…» И потом: «Сейчас говорить не могу, должен по-быстрому сматываться из дома».

– Что, всегда у него романы такие серьезные? – прервала я.

– До этого еще никогда не убивали, – мрачно пошутил он. – Я Олега сто лет знаю. Сидели за одной партой. Вместе пиво пили, за девчонками бегали. В этом он всегда первый был…

– Не может быть! Ты мне понравился больше.

– Это потому, что я живой. – Его грустная улыбка заставила меня опять прибегнуть к лечебному действию теплой минеральной воды. – Потом я ушел в летку, а он после школы поступил в институт, из которого с треском вылетел через пару лет за связь с женой декана. Работал то там, то здесь. Потом я с ним связь почти потерял. Жизнь развела. И тут этот звонок…

Я сочувственно дотронулась до его руки.

– Ты не мог ему помочь. Все произошло так быстро.

– Спасибо. – Он взял мою руку и поцеловал кончики пальцев.

Минералка у меня уже закончилась. Пришлось посылать Штирлица за новой бутылочкой. Пока он отсутствовал, я твердила себе: Наташка! Вот что сейчас главное!

Когда Виктор вернулся, я приступила к рассмотрению его версии:

– Ты действительно думаешь, что убийца – ревнивый муж?

– Это единственное, что приходит мне в голову.

– А как ты объяснишь то, что произошло со мной и моей подругой?

– А что произошло с тобой?

Я вкратце пересказала утренние события. Он встревожился:

– Не улавливаю связи со смертью Олега.

– Хотела бы я знать, что твой друг сказал моей Наталье.

– Ах, вот оно что… Да, дело серьезное. Надо обращаться в милицию.

Мне такой подход к делу не понравился:

– Ты можешь быть уверен, что, пока они будут ходить из угла в угол, мне мою Наташку кусками не пришлют?

Он нахмурился и забарабанил пальцами по столу. Красивыми пальцами.

– Давай попытаемся справиться сами, – предложила я. – Менты уже копают с одной стороны, а мы пойдем другим путем.

– Татьяна, ты все больше и больше меня восхищаешь!

Я скромно потупилась и решила пока не афишировать, чем я занимаюсь в свободное от отдыха время.

– С чего ты предлагаешь начать? – спросил он.

– Предлагаю начать с поездки.

– Куда?

– Сейчас поймешь.

Мы вышли на автостоянку.

– Можешь угадать, на какой машине я приехала?

– Нет проблем. – У ограды стояло всего три машины. Его «шестерка», мой катафалк и «двухсотый» «Мерседес» цвета мокрого асфальта. – Вчера у тебя была «девятка». Но ее тут нет.

– Ишь, наблюдательный. – Я направилась к катафалку. – На этой тачке приехали мордовороты. Пора бы вернуть ее хозяевам, а заодно почерпнуть от них какую-нибудь информацию.

Штирлиц присвистнул, подошел ко мне и поинтересовался:

– А ты его обыскивала?

– Чудесная мысль! Ты делаешь успехи в сыскном деле. Этим сейчас и займемся.

В бардачке не было ничего, кроме правил дорожного движения и пачки сигарет «Кэмел». Сзади, как и положено, стоял гроб с не полностью прикрытой крышкой. Виктор приподнял ее и сдвинул набок. В гробу валетом лежали два трупа в носках, ботинках, майках и при часах. Трупов в своей жизни я видела достаточно. Но эти двое, несмотря на то что находились в гробу, в катафалке – то есть там, где им и полагалось находиться, – были для меня полной неожиданностью.

Виктор резко захлопнул крышку и осмотрел улицу – она была пуста. Он достал сигареты и закурил, предварительно предложив мне:

– Будешь? – Я покачала головой. – Это зрелище не для женщин.

– Ничего, привыкаем помаленьку. – Я подошла к нему и встала рядом. – Напавшие на меня бандюги были в тапочках. Размерчик, видно, не подошел. Теперь ясно, почему одежда не соответствовала их мордам и бритым затылкам.

– К чему весь этот маскарад?

– А вот это нам и предстоит выяснить.

И мы отправились в «Последний путь».

Похоронное агентство «Последний путь» располагалось на тихой улочке недалеко от центра города, в двухэтажном особняке. Дом этот был дореволюционной постройки и раньше ничем не выделялся среди соседних строений. Теперь же старые, обшарпанные стены были закрыты пластиковыми панелями под мрамор, в окна вставлены зеркальные стекла, а дверь сделана в виде арки. На две толстенные колонны опирался черный мраморный фронтон, на котором большими золотыми буквами было написано название агентства. На мой взгляд, оформление хотя и было выдержано в мрачных тонах, но смотрелось слишком вычурно и претенциозно.

Я хорошо знала эту часть города, так как недалеко отсюда жила моя тетка. В детстве гостя у нее, я играла с двоюродными братьями в шпионов и облазила все местные подворотни. Почти каждый из этих двухэтажных купеческих домов имел второй выход в небольшой дворик, через который можно было пройти на другую, такую же тихую улочку.

Несмотря на то что на небе начали собираться маленькие робкие тучки, жара стояла невыносимая. Особенно в черном катафалке. Хорошо Виктору в белой тачке. А я чувствовала себя не лучше моих пассажиров в гробу. И выглядеть скоро буду как они. По моему лицу текли ручьи пота, смывая дорогую косметику. И это в то время, когда мне просто необходимо выглядеть хорошо. Ведь сзади едет такой красивый мужчина! Я остановилась прямо напротив входа, быстро и с удовольствием выбралась на воздух. Легкий ветерок освежил мое мокрое тело. Кошмар! Блузка прилипла к спине, шорты к заднице. Я судорожно подправляла макияж, пока Виктор не подошел и не испугался. Но не успела.

– Жарко? – спросил он с жалостью.

– Смертельно.

– Лучше не надо так шутить.

– Не помнишь первую помощь при тепловом ударе?

– Отнести в тень, раздеть, облить холодной водой… Так что падай в обморок.

– Не дождешься.

– Катафалк должен был вести я.

– Тебе повезло, что ты об этом поздно подумал.

– Могу я как-нибудь загладить вину?

– Нет. Теперь ты мой должник.

Бросив последний взгляд в зеркало, я убедилась, что выгляжу на «четыре с плюсом».

– Ну что ж, войдем в обитель скорби.

В обители скорби вовсю работали кондиционеры. Мы остановились в просторном вестибюля агентства.

Черные мраморные полы, хрустальные люстры, картины на стенах говорили о солидности предприятия. По привычке я сразу отметила все возможные входы и выходы. На противоположной стороне, в глубине вестибюля, виднелась широкая лестница на второй этаж. По левую руку от меня начинался коридор, а по правую находилась дверь. Планировка напоминала ту, что была в теткином доме. Только здесь часть внутренних стен снесли. Скорее всего если пойти по коридору, можно обнаружить спуск в подвал и выход во двор. Иногда и от родни бывает польза.

Справа от лестницы, отгороженные стеклянной стеной, за компьютерами сидели две симпатичные женщины в форменной одежде и сплетничали. Первая услышанная фраза заинтересовала меня своей образностью. Я дернула Виктора за рукав, и мы затаились, прислушиваясь. Для пользы дела, разумеется.

– Выкобенивается, как вошь на расческе! – язвила плотненькая крашеная блондинка с короткой модельной стрижкой и длинными сиреневыми ногтями.

– Была бы ты шефовой шлюшкой, тоже бы выкобенивалась, – вкрадчиво заметила ухоженная брюнетка, лет тридцати пяти или чуть больше.

– У меня совесть есть. А эта повадилась сюда ходить, как к себе домой, кошка драная, – плевалась от возмущения блондинка. – Ходит почти голая, мужики на нее так и пялятся. Вчера вот спускается по лестнице, юбка – супер-мини, и трусов нет. Ребята чуть гроб не выронили.

– При виде меня у них кое-что другое падает.

– Была бы я шефовой женой, я бы этой сучке глаза выцарапала и патлы крашеные выдрала! – блондинка раздраженно хлопнула рукой по столу, сломала ноготь и ругнулась.

– На месте его жены я бы тоже молчала. При таких-то деньжищах, – брюнетка сокрушенно покачала головой, поблескивая бриллиантовыми сережками.

– Вот скоро и домолчится. Бросит он ее ради своей…

Наверху что-то громыхнуло. Наверное, дверь. Барышни замолчали и уткнулись в компьютеры.

На лестнице, покрытой красным ковром, появилась девица с огненно-розовыми волосами. На шее – цепочка, на ногах – босоножки на платформе, а на теле две блестящие полоски ткани. Мордашка смазливая, но видали и лучше, например, в зеркале.

Ее серые глаза гневно сверкали, лицо раскраснелось, и ругалась она такими словами, какие девушки двадцати с небольшим лет должны держать в голове лишь на крайний случай. Она прошла мимо, не обращая ни на кого внимания. Никогда не думала, что дверью можно так хлопнуть.

Барышни оживились.

– У, гадюка! Получила пинком под хвост! Может, она от шефа еще к кому бегает? – Блондинка довольно откинулась в кресле.

– Дурам все с рук сходит. – Брюнетка поправила прическу, мол, она-то умная, но сидит здесь, пылится в одиночестве.

И тут она заметила нас.

– Что вам угодно? – спросила она, неприязненно изучая меня.

У второй тоже сделалось такое кислое лицо, словно я враг народа. Взгляды их слегка потеплели только тогда, когда они разглядели мою изжеванную одежду. Не любят у нас все-таки красивых женщин. Пока я собиралась ответить, Виктор прокашлялся и выдвинулся вперед. «Стеклянные барышни» тут же переключили внимание на него.

– Девушки, нам необходимо ваше начальство. Самое-самое.

– Позвольте узнать, зачем? – пока блондинка молча таращилась, брюнетка успела рассмотреть Штирлица с макушки до пяток, и в глазах ее зажегся хищный огонечек. Это надо же, как Виктор действует на женщин. Интересно, я тоже так со стороны выгляжу?

– По важному делу, – он поставил ударение на каждом слове.

– Игорь Ефимович сейчас занят. Какое у вас дело? – На убитых горем родственников мы явно не походили.

– Личное.

– К нам все приходят по личному, – в разговор вступила блондинка.

– Девушки, позарез надо. – И Виктор улыбнулся так, что, будь я режиссером, обязательно взяла бы его в рекламу зубной пасты, жвачки и всей той гадости, которую надо аппетитно откусывать и жевать на весь экран крупным планом. И в фильм про вампиров. Хотя его улыбка и не предназначалась мне, я почувствовала, что таю, как шоколад на солнце, становясь мягкой, сладкой, податливой, липкой и противной. Представляю, каково пришлось барышням. Обо мне они вообще забыли.

– На второй этаж, – кокетливо пролепетала брюнетка.

– Спасибо, девушки. Я этого не забуду.

Я с раздражением подумала, что они нашли общий язык. Похоже, Виктор не в первый раз использует женщин в своих интересах и легко вступает в предложенную ими игру. Но, впрочем, что еще можно ожидать от него при такой-то внешности!

Не успела я подняться на вторую ступеньку, как меня медовым голоском окликнула блондинка:

– У вас зубы в помаде.

Вот дрянь!

Утешала мысль: они остаются там, в стеклянном заточении, а я ухожу с ним.

Я демонстративно повернулась к Виктору:

– Говорил, друг – бабник. А сам-то…

– Это надо воспринимать как внезапный приступ острой ревности? – довольно усмехнулся Виктор.

– От подобной глупости меня защищают хороший иммунитет, прививки и самолюбие.

Первый этаж от второго отгораживала решетчатая дверь, в данный момент незапертая. Пройдя через нее, мы оказались перед приятного вида совсем молоденькой девицей-секретаршей. Она была не похожа на тех прожженных красоток внизу, и Виктор решил с ней не церемониться. Не успела она и рта раскрыть, как он заявил:

– Доложите Игорю Ефимовичу, что мы по очень, подчеркиваю, очень важному делу, связанному с его агентством.

– Но…

– Не думаю, что в его интересах держать нас здесь. Если ему, конечно, не нужны неприятности.

Секретарша окинула нас взглядом.

– Вы из налоговой полиции или из милиции?

– Девушка, вы всегда так любопытны или только со мной? Может, вам еще и телефончик дать?

– Но… – секретарша смутилась.

– Все настолько серьезно, что вы боитесь визита представителей властей? – поинтересовалась я.

– Чистосердечное признание смягчит вашу вину. – Виктор переигрывал, но явно получал удовольствие.

Мне показалось, что секретарша сейчас расплачется. Испугалась она – это точно.

– Я ничего не знаю. Я в агентстве всего два месяца работаю. Как о вас доложить? – Ее губы дрожали, а носик покраснел.

Да, не все спокойно в царстве мертвых… Похоже, часть скелетов они прячут в шкафах, а не в гробах.

Кабинет шефа «Последнего пути» поражал воображение. Это сколько же народу надо было похоронить, чтобы так его отделать?! Мне приходилось бывать в домах у богатых и очень богатых людей. Так вот хозяин кабинета принадлежал к последним.

Игорь Ефимович сидел за длинным столом и слегка кивнул, увидев нас.

– Присаживайтесь.

Было ему ближе к пятидесяти. Мне он напомнил гриб масленок. Такой весь крепенький, сытенький, с намечающимся брюшком и лоснящейся лысиной. И что только крашеная красотка в нем нашла? Наверное, большой кошелек. Вряд ли у него есть еще что-нибудь большое. Душа, например.

– Должен вас сразу предупредить, времени у меня мало. Оленька сказала, у вас что-то важное. Перейдем сразу к делу.

Его живые темные глаза перебегали от Виктора ко мне, выбирая, кто из нас главнее.

На какое-то мгновение мне показалось, что он знает, зачем мы здесь. Но я тут же одернула себя… Откуда? Скорее всего он понятия не имеет о трупах своих людей в катафалке, иначе не был бы так спокоен.

Я набрала в грудь воздуху, но Виктор меня опередил. Похоже, он решил, что я слабая, беспомощная женщина, которую надо опекать, и вся ответственность за ведение расследования лежит на нем. Ну-ну, посмотрим, какой из него детектив. Я не буду вмешиваться. Пока.

– У меня вчера погиб друг, – многозначительно начал Виктор, – а сегодня исчезла женщина, которая при этом присутствовала. Вы об этом что-нибудь знаете?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное