Мария Брикер.

Не книжный переплет

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Тебя пытались убить?! – воскликнул Павел Сергеевич, давясь успокоительным лекарством.

– Да, даже два раза подряд, – хихикнула Диана.

– О, дорогая, как же это? Кто?

– Не знаю, но собираюсь выяснить в самом ближайшем будущем. Предварительная информация – маньяк-«мусорщик», убивший около шести женщин за последний год. А эти люди спасли мне жизнь и помогли. Собирайся, Вера, поехали. Завтра, вернее, уже сегодня, напишем заявление в милицию, а сейчас я хочу домой и спать. Павел, ты успокоился? Машиной управлять можешь?

– Могу, дорогая, не волнуйся, – пытаясь прийти в себя, сказал Павел и обратился к Пахомычу: – Спасибо, что приютили мою жену и оказали ей помощь.

Павел Сергеевич вынул из кармана кошелек, достал оттуда зеленую бумажку и положил на стол рядом с патологоанатомом.

– Уберите деньги, – недовольно пробурчал Пахомыч. – Любой порядочный человек поступил бы так. Всего вам доброго и берегите свою молодую жену, Павел Сергеевич.

– Можете не волноваться, теперь я глаз с нее не спущу. Пойдем, дорогая, – убирая обратно в кошелек купюру, сказал Павел Сергеевич и, окинув странным взглядом Веру, вежливо, но холодно спросил у нее: – Куда вас подбросить?

– Верочка поедет с нами и будет жить у нас, пока убийца не будет схвачен, – ответила за Веру Диана.

– Жить у нас? – растерянно переспросил Павел Сергеевич. – Но, Рыжик…

– Я сказала, дорогой, что Вера будет жить у нас, – тоном, не терпящим возражений, сказала Диана и, взяв Веру за руку, потащила ее к двери.

Вера поплелась за девушкой, на ходу схватила свою еще не просохшую одежду и удивилась во второй раз. Невооруженным глазом было видно, кто в этой семье хозяин. Принцесса явно имела большую власть над своим супругом, и он, сильный с виду мужчина, который был гораздо старше и опытнее своей жены, безропотно выполнял все ее приказы. Именно приказы, скрытые от посторонних вежливым обращением «дорогой».

Как два приведения – бледные от усталости, растрепанные, завернутые в белые простыни, – они вышли из дверей морга на улицу, перепугав до смерти дворника, который уже приступил к своим утренним обязанностям. С перепугу он бросил метлу и с диким воплем бросился наутек, переполошив своим криком еще не проснувшихся птиц. Повеселившись немного этому обстоятельству, Вера с Дианой сели в машину и мгновенно уснули, крепко обняв друг друга, на заднем сиденье авто.

Глава 5
Очередной вираж судьбы

– Прошу прощения, – нежный голосок и робкий стук в дверь разбудил ее. Вера резко села в кровати и испуганно огляделась по сторонам. Кровать в стиле Людовика XIV с балдахином, нежные шелковые простыни с вышивкой ручной работы, антикварная мебель…

– Это что такое? – ошарашенно воскликнула Вера, вскочила с кровати и заметалась по роскошно обставленной комнате. Последнее, что она помнила, – как села с Дианой в машину ее мужа.

– Простите, – повторила невысокая девушка в белом переднике, которая стояла в дверях с подносом в руках. – Диана Владимировна распорядилась подать вам завтрак в вашу комнату, как только вы проснетесь.

Я ждала, ждала… а уже час дня… Я разбудила вас, да? Так я могу войти, а то завтрак… – наблюдая за хаотичными передвижениями по комнате странной гостьи, неуверенно спросила девушка. – Вы что-то потеряли? Могу я вам помочь?

– Нет!!! – взвыла Вера, уставившись на свое отражение в зеркале.

– Нет? – переспросила горничная.

– Нет, морда – моя, и я не пила уже месяц. Значит, «белка» исключается. А рубашечка-то на мне, шелковая, с кружевами и вышивкой – не моя. – Вера ущипнула себя за руку и вскрикнула от боли.

– Я, пожалуй, пойду, – пропищала девушка, опасливо добежала до столика, инкрустированного золотом, бесшумно поставила на него поднос с завтраком и боком поспешила к двери.

– Стой! – закричала Вера. – Девушка вскрикнула и застыла на месте. – Мою одежду принеси поскорее. Я… Мне срочно надо домой. То есть не домой, а… В общем, мне нужна моя одежда.

– Одежда в шкафу висит, – пролепетала горничная и скрылась в дверном проеме, плотно прикрыв за собой дверь.

Вера распахнула шкаф – все полки были забиты вещами, совершенно новыми вещами с бирками: брючки, кофточки, маечки, белье, чулочки; нижние полки уставлены обувью разных цветов и моделей.

– Ой! – сказала Вера и села на пол, усиленно потирая виски. – Где это я?

– Верочка, ты проснулась? – в комнату ворвался огненно-рыжий вулкан и уселся рядом с ней на полу. – Тебе плохо? Врача позвать?

– Нет, нет – все хорошо, – криво улыбнулась Вера, поднимаясь с пола. – Просто…

– Знаешь, вчера, когда мы к моему дому подъехали, я тебя пыталась разбудить, но ты так крепко уснула, что не проснулась, даже когда тебя из машины вытащили и в комнату для гостей отнесли. Ты продолжала дрыхнуть и когда горничная тебя в ночнушку запихивала, – рассмеялась Диана. – А почему ты еще ничего не покушала?

– Не хочется что-то, – подавленно сказала Вера.

– Тогда переодевайся и спускайся вниз, я тебе мой дом покажу и познакомлю со всеми.

– Но моя одежда…. Горничная сказала, что она в шкафу. Я поискала, но ничего не нашла.

– Прости, но твоя одежда… она была в таком виде, что я ее… Короче, я ее выкинула. В шкафу одежда специально предназначена для гостей – я ее на всякий случай держу. Надевай, что тебе нравится, – радостно сообщила Диана, но потом, окинув взглядом Веру, неуверенно добавила: – Хотя, наверное, зря я поспешила. Размер у тебя… не совсем стандартный. Какой у тебя рост и размер ноги?

– Метр девяносто и сорок, – угрюмо сообщила Вера, косясь на свою худую и длинную фигуру в зеркало.

– Да, – вздохнула Диана. – Вер, ну ты придумай что-нибудь, а вечером поедем в магазин и подберем тебе то, что будет по размеру. Ну ладно, я пошла. Буду ждать тебя внизу в гостиной. Да, чуть не забыла, мы с мужем решили, что расследование будем вести анонимно. Если о происшествии, которое со мной приключилось, узнают журналисты – спокойная жизнь мне будет сниться только по ночам. Папарацци замучают. Муж хочет нанять хорошего частного детектива. У него уже есть один на примете. Сегодня вечером муж привезет его к нам.

Диана выскользнула за дверь, оставив смущенную и растерянную Веру одну. Нерешительно она подошла к шкафу и аккуратно вытащила из него первые попавшиеся брюки и блузку. Скинув с себя ночнушку, Верочка попыталась натянуть эти вещи на себя. На узких бедрах брюки сидели идеально, но длина их доставала Вере только до икр, а кофта неприлично оголяла пупок и еле-еле сходилась на груди – зрелище было впечатляющее. Решив сменить брюки на юбку, Вера внимательно оглядела полки шкафа и выудила из него несколько симпатичных юбочек – все они были средней длины, но на Вере смотрелись, как вызывающе короткие мини, демонстрируя окружающим худые длинные ноги, и Верочка стала смахивать на дебильную школьницу-переростка. Штаны все же были лучше, и она опять переоделась. Все кофты и майки в шкафу оказались одинаково коротки, но ей наконец повезло – на верхней полке шкафа она заметила широкий шерстяной шарф в клетку и обмотала его вокруг талии, пытаясь замаскировать им голый пупок. Осталось подобрать только обувь… Туфель сорокового размера, конечно же, не оказалось, пришлось напялить на ноги босоножки и плюнуть на то, что пальцы на ногах вылезают из них на два размера вперед, а пятка практически стоит на полу.

– Ужас, – вздохнула Вера, разглядывая свое отражение в зеркале. – Кошелка, одним словом. Моя хламида смотрелась бы на мне куда лучше.

Прозвище Кошелка прилипло к Верочке еще в школе, сначала как производное от фамилии, а потом закрепилось, когда в седьмом классе она вдруг из маленькой аккуратной девочки превратилась в длинную нескладную каланчу, опередив в росте на две головы самых высоких одноклассников. Стесняясь своего роста и худобы, Верочка стала сильно сутулиться, что усугубило положение. Постепенно она привыкла и перестала комплексовать, осанка выпрямилась, худоба и высокий рост стали восприниматься другими скорее как достоинство, а не как недостаток. Появились поклонники. Она никогда не была красива, но умела следить за собой, умела нравиться, стильно и со вкусом одевалась… Это было давно, в другой ее жизни, о которой она постаралась забыть раз и навсегда. И только прозвище так и осталось при ней, преследуя ее как призрак из прошлого, напоминая о том, кем она когда-то была.

– Ну да ладно, – махнув рукой на свое отражение, сказала Вера. – Придется забыть, что мне уже сорок два, реже смотреться в зеркало и попытаться воспринимать ситуацию, в которой я оказалась случайно, как маленькое приключение.

Вера успокоилась, открыла дверь и с любопытством выглянула наружу.

– Жизнь миллионеров изнутри, – улыбнулась женщина, оглядывая коридор, который по своему великолепию мало чем отличался от комнаты для гостей. – А я – как кусок дерьма с ботинок, прилипшего к персидскому ковру ручной работы, – добавила она и вышла из комнаты.

В гостиной никого не было. Вера огляделась. Антиквариат, смешанный с самой современной и модной мебелью ловкой и умелой рукой хорошего дизайнера, делали комнату неповторимой и уютной. Окно занимало почти всю стену гостиной, зрительно увеличивало пространство и пропускало в комнату много света. Из окна открывался великолепный вид на сад с экзотическими низкорослыми кустарниками и деревьями и на декоративный пруд, покрытый белоснежными водяными лилиями.

Из коридора, ведущего в гостиную, послышались голоса. Один принадлежал Диане, другой – уже знакомой ей горничной.

– Диана Владимировна, честное слово, я вытирала пыль в вашей комнате сегодня, – робко лепетала горничная.

– Значит, плохо вытирала. Иди и вытри еще раз, как следует. Я зашла туда всего на минуту, и у меня сразу же заслезились глаза и запершило в горле. И еще раз тебе повторяю – никакой химии, только вода и мягкий шампунь. Поняла? – строго отчитывала горничную Диана, в ее голосе слышались властные металлические нотки.

Вера удивилась вновь. Несчастная одинокая девочка, проливающая слезы у нее на груди, властная женщина, отдающая приказы своему мужу, не терпящая возражений хозяйка большого дома – слишком много характеров уживалось в этой рыжеволосой красотке, которой было всего восемнадцать с половиной лет. Но в подобном поведении, вероятно, имелась необходимость. Требовалось вести себя так, а не иначе – это диктовала жизнь, в которой эта девочка жила. Вера вдруг вспомнила, где она видела Диану. Несколько месяцев назад все газеты пестрели заголовками, сообщая миру, что скончался один из самых богатых людей России, нефтяной магнат Владимир Шатров. После смерти Шатрова единственной наследницей его многомиллионного состояния стала дочь – восемнадцатилетняя студентка Оксфорда Диана Владимировна Шатрова. Милая рыжеволосая девушка, которую она спасла в парке, оказывается, была баснословно богата! Теперь Вера вообще перестала что-либо понимать. Если сначала она решила, что Диана вышла замуж за Зорина по расчету, решив поправить свое материальное положение, то теперь, когда стало ясно, что она совсем не нуждается в деньгах, выбор девушки показался Вере, мягко говоря, странным. В глазах Дианы она не заметила особо пылких чувств к мужу, хотя Зорин, несомненно, ее боготворил и беспрекословно слушался.

– Я не использовала никакой химии. Хотела только, чтобы в комнате приятно пахло, и сбрызнула своими духами тряпку, – продолжала оправдываться горничная.

– Да ты в своем уме! Никакой парфюмерии у меня дома. У меня астма! Астма – тебе понятно? Неужели тебя не проинструктировали перед тем, как ты начала здесь работать?

– Простите, Диана Владимировна, больше это не повторится, – чуть не плача, сказала девушка.

– Ладно, иди, Марина, – смилостивилась принцесса, отпустила горничную и вошла в гостиную. – Верочка, ты уже здесь? – воскликнула Диана, придирчиво оглядывая Веру. – Прекрасно выглядишь, – добавила она несколько неуверенно. – Только зря ты плед вокруг талии обвязала, жарко сегодня – запаришься.

– Плед? – смутившись, переспросила Вера, – А я думала, это…

– Ерунда, если тебе вдруг захочется намотать на себя занавеску, я не возражаю. Ты вообще можешь делать в этом доме все, что пожелаешь. Да, вот еще что: некоторое изменение планов. Муж позвонил и сообщил, что частный детектив приедет только завтра, поэтому весь день и вечер у нас свободны. Сейчас я покажу тебе дом, познакомлю с прислугой, мы перекусим чем-нибудь, а потом…

– А что потом? – широко улыбнулась Вера.

– А потом… стоматолог, косметолог и стилист.

– Нет, только не это! – попыталась возразить Вера.

– Да, да, да, – хихикнула Диана, схватила Веру за руку и потащила осматривать свои владения.

На первом этаже располагались гостиная, столовая, каминная, кухня с подсобными помещениями; на цокольном – сауна, закрытый бассейн, тренажерный зал, комнаты прислуги (садовника, кухарки и горничной); на втором – помещения для гостей, комнаты супругов; на третьем – библиотека, бильярдная и студия. Стремительно пробежав по всему дому, Вера окончательно потеряла ориентацию в пространстве, и когда они вернулись обратно в гостиную, уже с трудом понимала, где находится.

– У тебя великолепный дом, – пытаясь вернуть в фокус разбежавшиеся в разные стороны глаза, сказала Вера и плюхнулась в кресло.

– Спасибо, я рада, что тебе у меня понравилось, – улыбнулась Диана. – Дом построил мой отец – это его гордость. После его смерти хозяйкой стала я. Только знаешь, если честно, я бы предпочла что-то другое, более уютное и маленькое. Все эти хоромы подавляют человека, но Зорин со мной по этому поводу категорически не согласен. Прости, я, наверное, своими рассуждениями ставлю тебя в неудобное положение и раздражаю, – спохватилась Диана.

– Диана Владимировна, обед готов. Куда подавать? – спросила горничная, прервав их беседу.

– На террасу, Марина. Погода хорошая – не хочется сидеть в четырех стенах.

– Но Павел Сергеевич просил, чтобы вы не выходили на улицу, – попыталась возразить горничная.

– Я же сказала тебе – на террасу, – раздраженно произнесла Диана. – Охрана на въезде в поселок предупреждена, чтобы никого без пропуска не допускать на территорию. В саду так же безопасно, как и в доме.

– Слушаюсь, – угрюмо сказала горничная и удалилась.

– Новенькая, – вздохнула Диана. – Раздражает меня – сил нет, а уволить рука не поднимается – сирота. Ну что, проголодалась? Тогда пойдем, перекусим слегка. Прости, не успела поинтересоваться, что ты любишь, поэтому попросила приготовить всего по чуть-чуть.

«Всего по чуть-чуть» занимало весь стол, рассчитанный на двенадцать персон. От аппетитных запахов у Веры закружилась голова и подкосились ноги. Она тяжело осела на стул, сглотнула набежавшую слюну и строго напомнила себе, что придерживается правил аскетизма и должна ограничивать себя во всем.

– Что тебе положить? – спросила Диана, отправив горничную.

– Это все и за неделю не съесть, – тихо пропищала Вера, еще раз оглядывая стол и пытаясь выбрать для себя какое-нибудь скромное блюдо.

– А зачем нам все это есть? Ешь только то, что тебе нравится, остальное собаки съедят, – по-деловому сообщила Диана.

– Собаки?! – с возмущением воскликнула Вера. – А ну его на фиг, этот аскетизм, и Диогена с ним в придачу!

– Что ты сказала? – удивилась Диана.

– Я говорю, что, пожалуй, я съем курицу… и свининки кусочек тоже, и рыбу, рыбу – красную и белую, а еще шашлык из баранины и эту креветку большую, грибочки тоже мне положи… А это что?

– Это суши. Японская кухня. Рис, завернутый в водоросли, со свежей рыбой.

– А вот водоросли я не буду, – решительно сказала Вера и набросилась на еду.

Глава 6
Сказочные превращения

Частная стоматологическая клиника, в которую привезла Диана Веру, компактно располагалась на первом этаже старинного отреставрированного особнячка прошлого века. В уютной приемной, сидя на кожаных офисных диванчиках, ожидали своей страшной участи несколько человек, но Диана, сообщив всем, что они прибыли к доктору с острой непереносимой болью, втолкнула сопротивляющуюся Веру в кабинет врача без очереди. Стоматолог, невысокий аккуратный старичок с пышными темными бровями, маленькой козлиной бородкой и исконно русским именем Марк Семенович Иванов, несказанно обрадовался приходу Дианы и, алчно блеснув глазами и дорогими фарфоровыми коронками, усадил Веру в смотровое кресло. Семью Шатровых Марк Семенович обслуживал на протяжении многих лет и обожал за безграничную щедрость.

– Разруха наподобие постреволюционного периода семнадцатого года, – со вздохом вынес свой вердикт стоматолог, заглянув Вере в рот. – Где же вы, милочка, зубки-то растеряли?

– По дороге к вам, – буркнула Вера, с ужасом косясь на бормашину и непонятные инструменты в руках доктора.

– Она еще шутит! – воскликнул стоматолог. – Ну что же, Диана, думаю, мы с твоей знакомой сработаемся. Работы, правда, много – но за месяц управимся.

– Марк Семенович, необходимо сделать все как можно скорее, – возразила Диана.

– Ну… за две недели, – вздохнул стоматолог.

– Марк Семенович, я же знаю, что вы не просто стоматолог, вы – творец! – льстиво добавила Диана и широко улыбнулась.

– Ладно, проказница, иди погуляй пока пару часиков. Хотел твоей подруге металлокерамику поставить, но раз вам зубы срочно нужны, придется наращивать. Только, Дианочка, – замялся стоматолог, – так как в приемной ожидают своей очереди другие пациенты, и если я их не приму, то…

– Марк Семенович, вы же меня знаете – все ваши неудобства я щедро компенсирую! – воскликнула Диана, подмигнула доктору и вышла за дверь.

– Зиночка, – обратился он к своей ассистентке, – кто у нас там в приемной остался?

– С острой болью никого нет, Марк Семенович. Отправим всех по домам без проблем. К счастью, Нина Вартанян сегодня не пришла – с ней было бы сложно договориться.

– Тогда иди, Зиночка, сообщи пациентам, что завтра я приму их без очереди в любое удобное для них время, и пообещай за неудобство десяти-, нет, пятипроцентную скидку на все услуги, – проинструктировал помощницу стоматолог и обратился к Вере: – Ну что же, милочка, приступим.

– А больно будет? – спросила Вера сквозь зубы.

– Больно не будет. Сейчас вы сладко уснете, а когда проснетесь…

– Как это я усну?! – растерялась Верочка, отпихивая от себя руки доктора.

– Так как работы очень много, я решил применить общий наркоз. Спокой… Спокой… спокойной ночи, голубушка, – сказал Марк Семенович и, изловчившись, наложил маску с наркозом Верочке на лицо.

Диана удобно устроилась в приемной с журналом в руке, решив не покидать стоматологическую клинику и подождать Веру внутри. Водителя она отпустила на час по своим делам, а одна выходить на улицу не решалась. Она изо всех сил крепилась и старалась держаться, но ей было страшно – страшно до дрожи в коленях. Ей постоянно казалось, что маньяк-«мусорщик» следит за каждым ее шагом, что сейчас он стоит на улице, сливаясь с прохожими, и ждет удобного случая, чтобы ее убить. Успокаивала только одна мысль – что она не одна, теперь с ней Вера, странная, смешная, застенчивая женщина из другого мира, которая спасла ей жизнь и теперь из-за этого рисковала расстаться со своей собственной. Диане казалось, что именно такой, как Вера, была ее мать, которую она никогда не видела. Что-то было в Вере такое особенное, что заставляло ее чувствовать в ней родственную душу.

– Дианочка! – услышала она приторно-сладкий жеманный голос и вздрогнула. – Дианочка, как я рада тебя видеть, детка!

В приемную, позвякивая дорогими украшениями, вплыла яркая высокая брюнетка с короткой стильной стрижкой, и все помещение заполнилось удушливым ароматом ее терпких дорогих духов.

– Здравствуйте, Нина, – через силу улыбнулась Диана. Нину Вартанян Диана не переваривала. Богатая стерва, пробившаяся в свет из провинции благодаря своему удачному браку с банкиром Арменом Вартаняном, Нина так и не смогла стать своей в элитной тусовке и за это мстила всем, распространяя грязные слухи о тех, кто был богаче, красивее и успешнее.

Нина опустила свой холеный зад в кресло рядом с Дианой, звякнула золотыми браслетами и заговорщически подмигнула ей.

– Слышала, ты замуж вышла? К сожалению, в это время я отдыхала в Монте-Карло с Арменчиком и поэтому не смогла разделить с тобой торжество. Но, надеюсь, поздравительную телеграмму ты получила и не обижаешься?

– Конечно, нет, – уверила Нину Диана и постаралась скрыть улыбку – в списке приглашенных фамилии Вартанян не было даже в помине, впрочем, никаких телеграмм от этой семьи она не получала тоже.

– Ну, еще раз тебя от всего сердца поздравляю! Только ты уже меня извини, Дианочка, я что-то в толк не возьму: твой муж – он кто такой? Откуда ты его выкопала? Вроде среди богатых банкиров и промышленников фамилии Зорин я не встречала, – совершенно не стесняясь своих невежливых вопросов, спросила Нина.

– Зорин – это друг моего отца. Он был его партнером, они работали вместе, – без особого энтузиазма объяснила Диана.

– Ах, вот оно что! – всплеснула руками Нина, и браслеты на ее руках вновь звякнули. – Быстро он подсуетился, твой Зорин. Ловко все обстряпал.

– И что же он обстряпал? – стараясь скрыть раздражение, спросила Диана.

– Ой, ну ты только не обижайся, но все только об этом и говорят. Зорин твой женился на тебе по расчету и тебя совсем не любит. Мне так жаль тебя, Дианочка. Мало того – у него есть любовница, обворожительная сногсшибательная львица из высшего света. Он ее обожает и…

– Послушайте, Нина! Не знаю, как там ваше отчество… Я порекомендовала бы вам открывать ваш рот только в кабинете стоматолога, а сейчас захлопнуть его и не мешать мне читать журнал, – с угрозой в голосе сказала Диана.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное