Маргарита Южина.

Снимать штаны и бегать

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

– Зинаида Ивановна… – раздалось за дверью робкое блеянье терпеливого кавалера. – Вы закончили свой сеанс аутотренинга? А я к вам статейку принес, хотел с вами, так сказать, подискутировать… Спите вы там, что ли?.. Зинаида, а вы знаете, что ваше имя Зинаида носит мужское начало – Зевс? А вот Федул…

– …В штаны надул! – послышался грозный рык Степаниды Егоровны. – Я вот свои носки давеча на веревку сушить повесила, это не ты ли их спер? Чего побежал-то?! Ну, значит, и впрямь ты. С получки мне новые купишь, оглоед!!

Шум за дверью стих, а Зинаида улеглась, твердо вознамерившись с утра всерьез заняться преступлением. Теперь она точно знала – Васильевы кому-то сильно помешали.


Любочка сидела на полу и задумчиво чесала коту Мурзику хвост гребешком.

– Ты пух-то в пакетик собирай, куда на пол бросаешь?! – отвлекла от девичьих мыслей дочку Степанида Егоровна.

– Ах, маменька, ну чего с хвоста-то тоже, что ль, в пакетик?

– А куда ж?! Чего швыряться-то? Эдак я тебе никогда перину не соберу!

Степанида Егоровна с пяти лет жила в городе, но свято помнила деревенское правило матери – дочери в приданое первым делом надо собрать перину. Может, в деревне это делается проще, но в городе у Степаниды Егоровны с пухом были большие проблемы. Еще в далекой Любочкиной молодости она покупала кур только неощипанных, потом аккуратно сдирала с них перо и только после этого пускала на суп. Перышки у магазинных птиц были совсем не для перины – жесткие, колючие и грязные, пуха и совсем не бывало, но Степанида Егоровна затею не бросала. Теперь же курицу в перьях днем с огнем не сыщешь, и заботливая мать совсем было впала в панику, да нашла простое решение – пушистый кот Мурзик бестолково разбрасывал свой пух два раза в год! Немедленно было решено чесать животное и складывать пушистые катыши шерсти в мешок для перины. Любочка всерьез боялась, что в этот же мешок попадают и кусочки ваты, и старые кроличьи шапки и вообще все, что хоть немного пушится. Но сегодня Любочку волновало не это. Сегодня опять Федул не оценил ее нового имиджа – Приторной Кокетки, а ведь как она старалась! Ну не видит мужик своего счастья – и все! Ничего, завтра Любочка будет… что там у нее по таблице? Ба-атюшки! Плаксивая Недотрога! Интересно знать, а что, мужчины действительно так млеют от недотрог, когда те воют?

– Мам! А мужики недотрог любят?! – крикнула она матери, которая гонялась по комнате за котом, пытаясь вычесать у него еще грамма два пуха.

– Да ты что – смеешься над матерью?! – взревела пожилая женщина, прерывисто дыша от стремительного бега. – Какая из тебя недотрога?! Я никак не могу дурака найти, кто бы ее на ощуп попробовал, а она из себя корчит недотрогу!.. Ты мне это брось, слышишь?! Коль ума нет, надо брать чем есть!

Любочка усмехнулась: «Ума нет!» Это она еще посмотрит. Нет, надо обязательно распутать это дело с голодающими. Во-первых, она заработает деньги, во-вторых, сейчас кончится лето, и мать опять будет прогонять Любочку на работу, а Любочка еще не нашла себе достойную профессию.

Вот детективом она бы еще поработала – и поработает! Опять же – резко возрастет ее авторитет у Федула, и он, наконец, отлипнет от Зинкиного холодильника. А потом и вовсе можно будет открыть что-то вроде частной сыскной конторы. Нет, завтра же Любочка возьмет дело в свои крепкие руки – она поедет к Ульяне, не зря же выглядела ее номерок, когда Валентина, как ее… Сивуха, продавала его Зинке за деньги. У Любочки память отменная, она номерок запомнила. Вот как бы еще и Федула с собой утащить?


Он валялся на диване в блаженной неге. Ну, наконец-то от него отстали эти женщины! Конечно, женское внимание льстит, но ведь нельзя же, чтобы его терзали круглые сутки! И вообще! К нему почему-то все время липнет Любочка со своей недоразвитой мамашей, а ему-то как раз хотелось больше ласки от Зинаиды. Но в последнее время он стал замечать, что соседка на него смотрит, будто на кактус, – никакого понимания в глазах. А это обидно. Но можно и не обижаться. Особенно в связи с ее расследованием, вот уж, в самом деле, курам на потеху! Хотя… Зинаида не так уж и не права, вот только ищет она не совсем там, уж он-то знает.


С утра у Зинаиды началась новая жизнь, а значит, прежнюю себя надо было срочно похоронить. Никаких легкомысленных сарафанчиков, голых плечей и глупых улыбок! Детектив должен выглядеть строго, чтобы вселять ужас в преступников и мирных граждан! Поэтому сейчас, несмотря на тридцатиградусную жару, Зинаида облачилась в строгий серый костюм и белую строгую блузку. Под пиджаком блузка смотрелась торжественно, по-коммунистически, но вот юбка бесстыже оголяла ноги выше колена, и из-под подола торчали тоненькие конечности, причем одна нога была гладенькой и лысой, а вот вторая лохматилась темным ворсом – Зинаида так и не успела выдергать пинцетом противные волоски!

– Придется надеть брюки, – вздохнула деловая женщина и поменяла наряд.

Под строгий костюм брюк не нашлось, поэтому пришлось напялить, что имелось: веселенький летний костюмчик – синенький в огромную, гидроцефальную ромашку.

– В конце концов, одежда еще не самое главное в человеке, – слабо успокоила себя детектив и выскочила за дверь.

Она направлялась в фирму «Витамин». Про Васильева надо было собрать информацию, а где как не на работе раскрывается мужчина?! Еще вчера перед сном Зинаида проработала иронические детективы своих любимых авторов и сделала вывод: обращаться всегда следует к самому незаметному человеку на производстве – его никто не опасается, а потому он со временем становится самым ценным кладезем новостей, сплетен, слухов и вообще всего, что можно назвать достоверной информацией.

Несмотря на то, что в визитке было подробно начерчено местонахождение офиса, Зинаида плутала добрых полтора часа. Но зато, когда она подошла к стеклянным дверям с яркой вывеской «Витамин», ей на глаза сразу и попался тот самый серенький невзрачный человечек, который, по ее расчетам, должен был выдать все. Возле дверей стоял маленький японский грузовик, а вокруг него нарезал круги низкорослый мужичок в большой цветастой кепке с ярким логотипом во все темя. Мужичок то и дело поливал себя водой из бутылки и беспрестанно покрывал отборным матом какого-то Чугуева.

– Здравствуйте, – мило улыбнулась Зинаида и по-товарищески подмигнула бедолаге. – Работаем?

– Какое, на хрен, работаем?! Это работа?! Это… – взвился мужичок и посмотрел на Зинаиду быком.

– А у меня есть дело, и именно к вам, – снова заговорщицки подмигнула она.

– Да что вы все время глазами дергаете?! Мне эти ваши дела, знаете, где?! У меня машина кипит, а у нее дело!! – не успокаивался вредный водитель. – И еще, главное, глазки строит!

– Не сердитесь, я вам десять рублей дам. Мне нужен незаметный человек, можно техничку какую-нибудь или опять же дворника, чтоб человечек невысокого полета был, такой, знаете, который ничем особенно не выделяется, эдакий серенький, невзрачненький, плюгавенький, ну вот, как вы. Я вот что хотела-то…

– Это я невзрачненький?! Плюгавенький, да?! Серенький?! Ты на себя посмотри! Я, между прочим, владелец цементного завода! Техничку нашла!

– А здесь чего тогда… водой обливаетесь? Шли бы в бассейн! Все владельцы заводов в такую жару по личным бассейнам отмокают! – возмутилась Зинаида.

– Много ты знаешь! Настоящий хозяин сам в поту больше своего работника. А здесь я, потому что машина полетела! – постепенно остывал мужичок. – Ну говори, чего там у тебя?

– Так чего толку теперь говорить… Вы же никого из «Витамина» не знаете?

– Не, ну ты как спросишь! «Витамин» – это же добавка для организма такая! В луке вот много витаминов, для мозгов, опять же, хорошо. Тебе бы в самую пору…

– Это фирма такая! Вы, между прочим, возле нее стоите! И прекратите мне тыкать! Я еще у вас на цементном не работаю! – рявкнула Зинаида и, покачивая бедрами, вплыла в холл «Витамина».

Сразу обдало прохладой и криком:

– Чего топчешь? Не видишь разве токо что полы помыла?! Неужель трудно полчаса на улице побыть, подождать, пока просохнет?! – кричала маленькая сухонькая женщина в темном вишневом форменном халате, в такой же косынке и со шваброй в руках.

– Мне по делу, – сухо обронила Зинаида, упрямо продвигаясь вперед.

– А по делу, так стой тут, сейчас пропущу!

Женщина исчезла за маленькой дверцей и появилась уже в розовой накрахмаленной кофте, которая торчала на ней горбом, без косынки, зато в огромных очках в черной старомодной оправе. Она неспешно уселась за стол, соорудила на лице дежурную улыбку, аккуратно уложила руки замочком и подняла очки, – по всей видимости, надеты они были для пущей солидности и явно мешали зрению:

– Вы к кому? По какому вопросу?

– Я… я к вам. А вопрос у меня очень своеобразный. Я бы хотела с вами поговорить про вашего директора – про Васильева Дениса Игоревича, – тихим голосом сообщила Зинаида и тут же лукаво добавила: – Вы же его хорошо знали, правда?

– Правда, – ехидно сощурилась женщина. – А токо никакого разговора не получится. Не хочу я про директоров со всякими проходимками разговаривать, понятно? И вообще – если никакого срочного дела нету, так попрошу очистить помещение! Скоренько, поторапливайтесь!

Женщина даже вышла из-за стола и, выпятив худенькую грудь, стала надвигаться на Зинаиду встревоженной курицей.

– Отчего же у меня нет срочных дел? Очень даже есть. Я к Крылову. К… Антону Сергеевичу, – заглянув в визитку, сообщила Зинаида.

– А его нет! И не будет! И неча меня Крыловыми пугать! Топай отсюдова, а то ходют тут, вынюхивают!

– Спокойно! Не надо лишнего патриотизма! – лихо скакнула Зинаида за стол и стала лихорадочно набирать номер Крылова. – Алло, Антон Сергеевич? Это… Это Зинаида Ивановна!.. Да, я!.. Мне вот тут к расследованию препоны строят ваши сотрудники!.. Кто?.. Я имени не знаю, женщина такая у вас на воротах… Ага… Хорошо!

Зинаида положила трубку и победно глянула на ретивую работницу.

– Сейчас Антон Сергеевич спустится, вы ему сами расскажите, как на частных детективов набрасывались.

Женщина откровенно струсила. Она ни разу в жизни не встречалась с такими детективами, да и век бы с ними не встречаться, но представляла себе их немного иначе. Вот по телевизору показывают, так там такие детективы – все как на подбор мужчины, да еще и красавцы писаные, а эта… Просто оскорбление какое-то!

– Антонина Викторовна, что же вы нашу гостью в дверях держите? – раздался знакомый строгий голос. – Проходите, Зинаида Ивановна, с кем вам хотелось бы поговорить?

– Дак со мной же! – встрепенулась Антонина Викторовна, напрочь позабыв, что про директоров говорить не собиралась. – Она ж ко мне сразу подошла, гостья-то ваша. Ну и давай выпытывать про начальство! А чего ж, я ж все понимаю! Вдруг она хочет узнать, как вы налоги скрываете, или опять же заинтересуется, что вы без лицензий торгуете. Так я ей ничего про вас говорить не стала.

– Антонина Викторовна… – зашипел Крылов. – Все у нас в порядке. Нам нечего пугаться, а если вас спрашивают, так надо отвечать, тем более когда вас спрашивают детективы! Я плачу такие деньги за расследование, а мои же собственные люди вставляют им палки в колеса! Зинаида Ивановна, будете с ней беседовать?

Зинаида за тем и пришла. Им выделили небольшой кабинетик, откуда специально выгнали хорошенькую кукольную девицу, которая сидела за монитором, хрустела чипсами и говорила по телефону.

– Вот это Ирка Дичкова, – прилежно начала Антонина Викторовна. – Вон, вишь, как обиделась, что с места согнали?! А сама-то ничего как есть не умеет, токо зарплату получает министерскую. Понятно, ее дядя сюда пристроил. У нас ведь очень много пристроенных. Ни черта не работают, токо деньги получать бегают. Эта хоть для умиления трудится…

– Для чего? – не поняла Зинаида.

– Для умиления! Это так Крылов… Антон Сергеевич велел. Ну, чтобы на нее мужики смотрели, и млели, и бумажки подписывали, какие нужно. Ирка уж по этому делу ветеран.

– И что – она и местную власть обслуживает? В смысле, Васильева тоже умиляла?

Антонина Викторовна поправила прическу, сложила губки пупочкой и с укоризной взглянула на собеседницу:

– Вот сразу видно, что вы не знали нашего Дениса Игоревича! Да разве ему такие мымры могут нравиться? Он любил женщин нежных, ласковых… маму свою любил, меня вот тоже…

Зинаида немедленно вспомнила гремучую маму Дениса, которая, по словам Крылова, нещадно разгромила половину офиса за то, что ей не предоставили сына вовремя, а также перед глазами всплыла хищная физиономия самой Антонины Викторовны, когда она защищала двери офиса. Похоже, нежность у этих дам несколько специфична.

– Чего вы скривились? – напомнила о себе Антонина Викторовна. – Не верите? А я говорю – любил! Он завсегда мимо меня пройдет, улыбнется и попросит у него в кабинете цветы полить. А чего там поливать – один молочай торчит! А потому как ко мне чувства имел!

– Позвольте, но… сколько же ему было лет?

– А любви, чтоб вы знали, все как есть возрасты покорны! Ему и было всего ничего – сорок пять! Очень замечательный мужчина. Уморила его с голоду Райка, стерва такая!

– Она, между прочим, и сама тоже уморилась.

– Так это из вредности, ясно дело. Чтоб на нее никто не подумал. Знала, змеюка, что Денис-то ее не больно любит, вот и отчудила. Нет, ну ежели самой нравится, так пускай бы и помирала, так я понимаю, а зачем же мужика губить, может, он еще кому и сгодится! Ни себе, ни людям!

Женщина судорожно вздохнула, издав при этом бурлацкий стон, и печально вперилась в окно.

– А какой он вообще был… Васильев? – тихо проблеяла Зинаида и прилежно запечалилась.

– Дак какой… Крылов-то, этот подъюбочник, ему ни в какие подметки не годится! Что это – Крылов?! Так, хлопушка! Ни ума, ни хватки! А Васильев… Меня любил, я уже говорила? Работал… Красивый был… Очень порядочный мущщина. А вот Райка евонная вся как есть чистый мутант! Носище ровно трамплин – длинный, кверху загнутый, кудряшки мелкие, не иначе как на горячую иголку накручивала, а уж фигура, прости господи… И все молчком, все молчком, только глазами зыркает! Вот сколько раз встречались, а ведь даже познакомиться не захотела!

– А вы часто встречались?

– С чего часто-то? Токо один раз и виделись, так все равно ж! Знакомиться не захотела! Я ж ить говорю – мутант!

Зинаиде не хотелось терять расположение Антонины Викторовны, однако и слушать, как чихвостят погибшего человека, было совестно.

– Чего вы, право, на Раису Николаевну насели? Ведь это, как никак, супруга Васильева была, законная. Он сам ее выбирал, в загс водил, надо же уваж…

– Чего?! Кого уважать?! Райку?! – возмутилась сухонькая женщина и от волнения даже мелко затрясла головой. – Дак какое уважение?! И не любил ее Денис Игоревич, царствие ему небесное! Он, добрый человек, ее из-за денег прибрал, а то так бы и прокисла со своими миллионами! Супруга! Да были бы у меня деньги!.. Вон, наша Ирка вертихвостка…

Что там натворила вертихвостка, узнать не удалось, потому что она собственной персоной нарисовалась в дверях и, облокотившись на косяк, промурлыкала:

– Антонина Викторовна. Там это… вы с места ушли, а к нам опять китайцы с баулами приволоклись, рейтузами торгуют. По пятьдесят рублей две штуки дают, и цвет такой… ранний абрикос, а еще камуфляжный, вам надо?

Антонина Викторовна осеклась на полуслове, и лицо ее немедленно отразило невыносимое горе. По-видимому, ей очень хотелось камуфляжные рейтузы, но разговор с Зинаидой не позволял сорваться с места сиюсекундно.

– Так я… это… на допросе… – упавшим голосом пожаловалась она.

– Хм… Как хотите, – пожала плечами красавица Ирина. – Я просто не понимаю, что это за женщина, которая не спешит за стильным бельем.

Антонина Викторовна приняла эти слова как разрешение, вскочила и, не оборачиваясь на Зинаиду, вылетела в коридор, звонко шлепая тапками.

– Ну и чего она вам тут наговорила? – уселась напротив Зинаиды хозяйка кабинета.

Зинаида немного была не в себе. Глядя, каким галопом унеслась допрашиваемая, она всерьез задумалась: а может, ну его к чертям это расследование, а белье и ей стоит купить?

– Да вы не рвитесь, никаких китайцев там нет, – успокоила красавица Зинаиду. – Просто уже сил не было под дверями подслушивать, какую она вам лапшу на уши вешать стала! Надо же, я – вертихвостка! Порядочные люди черт-те что подумать могут, а, между прочим, на моем хвосте… На моей работоспособности вся фирма держится! И ее зарплата, между прочим, тоже!! Крылов ей не нравится!! А Васильев?! Да тот никогда не знал, кто у него работает! Представляете, увидел меня в фойе и говорит: «Девушка, пока вы тут греетесь, у вас подруги всех клиентов расхватают» – хам!! И никого он не любил! Правда, супругу свою остроносую боготворил, так это и понятно, кто его с таким характером еще терпеть будет!

Зинаида поерзала на стуле. Она как-то неосторожно выпустила нить беседы.

– То есть вы хотите сказать, что Васильев обожал свою жену?

– Ну! Обожал! Еще бы не обожать, у нее такие деньжищи звенели! – закурила Ирина. – А там, честное слово, кроме денег, и смотреть не на что было. А уж послушать ее!.. Двух слов не свяжет. Поэтому Васильев не любил в фирме праздники отмечать, любые торжества запретил – свою лягушку даже в платочке привозить стыдился, а одного его супруга не отпускала.

Ирина кипела негодованием. Зинаиде даже не приходилось задавать вопросы – информация из перламутровых уст прелестницы лилась водопадом.

– И Крылова Васильев не любил, хотя и понимал, что ему одному фирму не поднять. Нет, он, конечно, ворочал там какие-то махинации, но ведь одному не провернуть, а работать с людьми Васильев не умел. Все Крылов, опять же. А уж Крылов с Васильевым носился, точно курица с яйцом, – везде его на первое место ставил, перечить Денису Игоревичу не осмеливался, даже за глаза о нем только оды складывал!

– Подождите, подождите… Что-то я про махинации прослушала, – стала вникать в тарахтение Ирины Зинаида. – Давайте про махинации. Я жуть как люблю во всяких аферах копаться. Вот иной раз послушаешь умных людей и сама начнешь – то клиента два раза рассчитаешь, то водку ему разба… Хм, что-то меня понесло… Это я отвлеклась, да. Не обращайте внимания. Так что там с махинациями?

У Ирины мгновенно погасли глаза, и она с глубокой скукой стряхнула пепел с сигареты в цветочный горшок.

– Вот про махинации ничего интересного рассказать не могу. Это у нас Варька… Варвара Кулева – бухгалтер, вот она ими и ворочает, а мне бы со своим фронтом работ справиться. Нет, вы же не представляете, что такое…

– Где китайцы?! – вдруг ворвалась в кабинет взбешенная Антонина Викторовна. – Ирка! Кукла резиновая! Где китайцы с… товаром, я тебя спрашиваю?! Я все отделы обежала, денег назанимала, а никаких торговцев нет, и белья женского тоже!! Опять наврала?!

Зинаида не стала мешать милому разговору двух сотрудниц, скоренько попрощалась и засеменила по коридору – искать бухгалтерию. Все-таки надо было разобраться, что там за махинации вертят в этом ухоженном «Витамине», не из-за них ли порешили Васильева и вообще, – может, кое-какие знания пригодятся и для ее житейского опыта.

Бухгалтерия размещалась в конце коридора. Заметив стильную дверь со скромной табличкой «Гл. бухгалтер Кулева Варвара Дмитриевна», Зинаида вальяжно внесла себя в кабинет и с порога начала:

– Частный детектив Корытская Зинаида! Явилась для доверительной беседы!

За огромным столом сидела маленькая сероволосая женщина лет тридцати и собиралась, как видно, пить чай, потому что тыкала в кружку с кипятком сморщенный пакетик. Увидев вошедшую, женщина в ужасе распахнула глаза и заверещала, что было мочи:

– Мышь!!!

Зинаида резво заскочила на стул, не успев, разумеется, разуться. Женщина же храбро швырнула на пол чайный пакетик, а потом ринулась бегом из комнаты. Зинаида в панике продвинулась дальше. Теперь она уже топталась туфлями по ценным бумагам на столе. Правда, от крика она воздержалась – негоже даме такой серьезной профессии визжать по-поросячьи. С минуты на минуту должна была вернуться эта смелая женщина, которая побежала за помощью, поэтому у Зинаиды даже хватило самообладания одернуть платье и принять довольно невозмутимую позу. Через минут двадцать дверь распахнулась, и на пороге показался Крылов собственной персоной.

– Варенька… А где Варвара? – тупо уставился он на Зинаиду, переминающуюся с ноги на ногу в самом центре стола.

– Ваша Варвара побежала выгонять мышь, – дернула подбородком Зинаида. – Что ж это вы, батенька, на санобработках экономите?

Крылов потряс головой:

– Ничего не понимаю… Какую мышь Варвара побежала провожать? У нас нет мышей. И никогда не было. Слушайте! Слезьте же наконец со стола! И уберите каблук с договора! И вообще – что это за манера допросы проводить?! А по старому, – за столом сидючи, не пробовали?

Зинаида еще немного поколебалась, а потом принялась медленно сползать на пол.

– Ваша… Подайте даме руку!.. Ваша Варвара увидела мышь и выскочила из кабинета. Я решила, что она за подмогой понеслась, вот и… залезла на стол. Я тоже не люблю, когда возле меня мыши хороводом бегают! – нервно принялась объяснять Зинаида, непонятно отчего раздражаясь все сильнее. – Я пришла узнать про махинации, которые тут у вас процветают, а она…

– Господи… Ну какие тут у нас махинации? – поморщился Крылов, отряхивая с договора следы Зинаидиных туфель. Но потом вдруг лицо его вытянулось, он вытаращенными глазами уставился на гостью и медленно проговорил: – Слушайте… А быть может, и правда… С махинациями того… Может, Денис что-то тут вертел и из-за этого… А как вы догадались?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное