Маргарита Южина.

Пришел, увидел, соблазнил

(страница 3 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Дядь Жора! – торопливо прервал ее Вадим. – И главное – чтоб ты не болел! А вот эту идею – про самоубийство – ты из головы выбрось! И чтоб мы этого больше не слышали! Верно я говорю, а?! Как же это мы без тебя?

Мать с дочерью бурно загалдели, доказывая, что вот именно теперь прожить без Зипунова у них не будет никакой возможности. Вот раньше десять лет жили – запросто, а теперь нет, увольте! Да и что, в самом деле, – он скончается, а им его хоронить на собственные деньги, что ли? Ну ни фига себе придумал!

Женя уже не смогла перекричать гостей, она еще что-то пыталась сказать, но разве ее голос мог соперничать с луженными глотками старшей сестрицы и ее матушки! Она расстроенно села и отставила рюмку в сторону. К ней тут же склонился Роман, но она только дернула плечиком. Понятно, наказать жениха с первого раза не получилось, ну ничего, она, вероятно, еще не раз предпримет попытку.

Вадим краем глаза наблюдал за молодой парой и посмеивался. Пока все идет так, как он и предполагал. Сейчас они еще выпьют, а потом… потом, скорее всего, Женя поставит музыку, чтобы демонстративно вытянуть Вадима на танец и показать Ромочке язык. Хорошо, посмотрим, что у тебя получится.

А между тем за столом голоса становились все громче, ложки звенели все спокойнее, зато бутылки над столом порхали все чаще.

– А давайте… – попыталась было Женя внести предложение, но ее теперь уже перебила Мария Филипповна:

– Правильно, Женечка, давайте петь! – И, не дожидаясь чьего-то согласия, заголосила. – Ой, виновата ли я-а-а-а? Виновата ли я-а-а? Виновата ли я, что люблю!

Голос у тети Маши имелся. Сильный, звонкий и противный. Зато слуха не было совершенно. И этот риторический вопрос из уст пьяненькой Марии Филипповны буквально саданул по ушам. Вадим невольно вжал голову в плечи, но это не помогло – рядом с ним грянула Наташенька, изо всех сил помогая матушке. Вадим твердо решил – одну песнь он промучается, но если затянут следующую… все! Он сдается! Черт с ним, с любовным приключением, он тут же собирается, вызывает такси и едет к себе в гостиницу, он не собирается проснуться утром тугим на оба уха.

Видимо, эта его решимость так отразилась на лице, что Женя быстро поднялась, включила музыкальный центр и всунула диск.

Веселая песенка мгновенно заглушила громогласные стоны Марии Филипповны и ее доченьки, и они тут же задвигали стульями, выбираясь на середину комнаты танцевать.

– И-эх! Женька! До чего ж ты умнющая уродилась, вся в меня! Эк ты им глотки-то заткнула! – обрадовался дядя Жора. – Дай-кась я колесом пройдуся, покажу, как плясать-то надо!

И он прошелся колесом. После его акробатического этюда чуть не снесло стол, но хозяина вовремя ухватила за ноги бывшая жена и влепила ему подзатыльник:

– Ты хоть гляди, куда ногами-то метишь! Аккурат в красную рыбу, живодер!

И снова Женя среагировала вовремя – она поставила диск с медленной мелодией.

Вадим подтянул к себе тарелочку с закуской, показывая всем видом, что танцевать он не намерен, но дам это не остановило – к нему тотчас же устремилась Наташенька.

– Можно вас? – низко присела она и ухватилась за стул… девица чуть не рухнула от чрезмерного усилия.

– Натали? – дернул бровью Вадим. – Давай потом, а? Я так прямо проголодался, прямо с самого утра… а ты пока выпей… Да не водки! Кофейку себе завари, пора трезветь, сестренка.

Сестренка послушно затопотала на кухню, а Вадим склонился над тарелкой.

Музыка закончилась, но почти тотчас же началась другая – еще красивее прежней, что-то там любовное, несостоявшееся, в общем – сплошная невезуха.

Теперь большой свет погасили, включили торшер, и в комнате создалась более уютная атмосфера – усидеть не было никакой возможности. Мария Филипповна уже давненько качалась с дядей Жорой посреди комнаты, и тот все время клонился к дивану, похоже, батюшка засыпал на ходу. На кухне Наташенька гремела посудой – варила кофе, а за столом о чем-то перешептывались Женя с Романом. В общем-то Вадим прекрасно слышал – о чем. Роман тянул невесту танцевать, а та ссылалась на плохое настроение. А потом и вовсе поднялась и неожиданно направилась к Вадиму. Неожиданно для Романа, Вадим ждал ее гораздо раньше.

– Вадим, пойдем потанцуем, – поиграла она глазками.

«Вадим, а давай ты будешь красной тряпкой, которой я буду дразнить быка… Ромочку!» – мысленно перевел ее взгляд Буранов. Виновато улыбнулся и пожал плечами:

– Да ну, Жень, я с Наташкой обещал. Слышишь… она нам уже и кофе готовит. А потом мы с ней ка-а-ак запляшем! Нет, Жень, не хочу. – И он равнодушно отвернулся.

Женя мгновенно покрылась багровыми пятнами. Даже при этом приглушенном свете было видно, как полыхнули ее щеки.

«Ага, – думал Вадим, налегая на рыбу. – Теперь ты поняла, что я не тряпка, а тот самый бык и есть, да? Теперь ты уже мне будешь доказывать, что тебе на меня наплевать. Сразу говорю – не пройдет».

Женя и в самом деле фыркнула и повернулась к своему другу.

– Рома! Пойдем потанцуем! Мне так эта песня нравится!…

Роман неторопливо вытер губы и поднялся. Он, похоже, принял отказ Вадима как поддержку. А что? Правильно поступил мужик! Видит, что сестра с женихом, он и отказал! И вот теперь Женя танцует с ним, с Романом, все верно. Роман даже дружески улыбнулся Вадиму. Тот ответил ему кивком.

«Ой, наивны-ый», – вздохнул Буранов, запивая рыбу минералкой.

В это время в комнату, гремя кружками, вплыла Наталья.

– Вадим, я и тебе кофею принесла. Я его там наварила целую кастрюльку, может, еще кто захочет. Мамань! Ты будешь кофе?

– А что… водка уже кончилась? – испугалась Мария Филипповна.

– Есть, но тебе-то хватит уж! – набычилась дочь.

– Ай, Натаха! Один раз живем! – разухабисто махнула рукой тетя Маша. – Женя! Жень! Ты еще раз включи эту песенку, а?! Опя-я-ять! Мете-е-ель! И манит тра-та-та-та-та…

Дабы не мучить уши, Женя быстренько включила музыку снова. И стрельнула глазами на Вадима – посмотрит или нет?

Вадим с улыбкой на нее посмотрел, и она ему кивнула… пойдем? Он, не меняя улыбчивого выражения лица, повернулся к Наталье.

– Пошли, Натаха, плясать, – склонился он к самому ее уху. – Только сразу говорю… начнешь прижиматься, сбегу. Поняла?

Девушка вытянулась, замерла на секунду и согласно кивнула.

Они вышли на середину, и в тот же миг Женя чуть не силком вытянула танцевать Романа. Он и сам был не против, но можно было выйти и более спокойно, к чему спешка-то?

Женя обвила шею друга руками и весь танец весело хохотала, запрокидывая голову, потом страстно смотрела ему в глаза, щебетала какую-то чепуху и всем своим видом показывала Вадиму, что ей невозможно хорошо с любимым.

Вадим не переигрывал. Он не дарил Наталье томных взглядов и тяжелых вздохов, он просто близко рассматривал девушку и откровенно с ней разговаривал. Но поскольку каждое слово он говорил непосредственно прямо в ухо девице и от каждого его слова девушка млела, Женя злилась с каждой минутой все больше, все громче звучал ее смех, и все настороженнее на нее смотрел Роман – с его подругой сегодня творилось явно что-то не то.

Между тем Вадим говорил Наталье вполне обычные вещи – речь шла о красоте.

– Натали, тебе совершенно срочно нужно избавиться от этих диких бровей… – шептал он ей в ухо. – Выдернуть прямо с корнем.

– Прямо с корнями? – охнула девушка и посмотрела на кавалера таким ошарашенным взором, что со стороны могло показаться, что Вадим делает даме непристойное предложение, а та изо всех сил пытается сохранить честь.

– Прямо с корнями. Я видел, у девушек есть какие-то специальные щипцы… ну чего ты так дернулась? Это… ну немножко больно… ты что, ни разу не дергала?

– Нет… я зубы дергала, коренные. С корнями, так знаешь какая боль! Я чуть потом дядьку доктора не зашибла, – доверчиво сообщала Наташа. – И чего – с бровями так же?

– А если надо? – трагично спросил Вадим.

Женя уже устала хохотать без повода, у нее просто кончился запал. А эти два голубка все продолжали ворковать! И что он ей такое говорит, что даже такая горластая Наташка примолкла и только ресницами шлепает?! И главное еще – танцевать он не хочет! Вот черт… а как он на кота похож… на мягкого, пушистого… и этот пуловер ему так идет… Да чего это она?! Какая ей разница, что там ему идет?! Ха! Наташенькой он заинтересовался, фи! Извращенец. Вот у нее Роман никогда бы на такое не клюнул, слава богу, вкусом не обделен!

– Рома, пойдем на кухню, я что-то так устала от этого шума, – вдруг разом сникла она, опустила руки с плеч друга и пошла на кухню.

Роман торопливо подался следом.

«Ага, а вот этого уже допускать нельзя, – всколыхнулся Буранов. – Неизвестно еще, чем они там заниматься начнут – станет женишок невесту целовать, и вся работа насмарку!»

– Наталья, а давай прямо сейчас тебе брови выдернем, а? – предложил он оторопевшей Наталье. – Хочешь, я даже рядом постою, чтоб ты не так боялась.

– Н-ну давай! – окончательно растерялась она. – А где?

– Я не знаю, пойдем, наверное, на вашу женскую половину…

Наташенька, окрыленная поддержкой брата, немедленно прекратила танцевать, подскочила к выключателю, и вспыхнул свет.

– Ната, доченька, что это за выходки? – обиженно протянула матушка. – Ты не обратила внимания… мы же танцуем!

– Ма, это уже давно не танец – он спит, а ты его под музыку таскаешь по комнате, – отмахнулась Наталья. – Давай укладывай его на диван, а мы… мы пойдем в нашу комнату.

– С кем пойдете? – поперхнулась от неожиданности Мария Филипповна. – С Вадимом?

– Ну а с кем же еще! – швыркнула носом довольная Наталья и быстро затараторила: – Вадим, ты меня там подожди, в комнате, никуда не уходи, а я… я быстренько сбегаю в ванную, смою краску с бровей.

– Ты… ты их еще и красишь? – ужаснулся Буранов. – Ну сил нет…

Он удалился в комнату, плюхнулся на маленький диванчик и стал ожидать, пока сестрица не вернется.

– Ого! – ворвалась вдруг в комнату Женя. – А мне Мария Филипповна похвасталась, что вы с Наташенькой в комнате хотите уединиться. Я, честно говоря, не поверила…

– Женя, ну пойдем, ну что ты людям мешаешь? – тянул ее за руку Роман.

– Роман, подожди, – отмахнулась она. – Я только хотела предупредить, чтобы здесь… ну, что здесь этот самый вертеп, как ты, Вадим, говорил… Нет, а я еще ей не поверила! А он уже готов – улегся! А зачем мы придумывали, чтобы на нашу женскую половину мужикам не заходить?

– Женя, ну что ты как маленькая? – не успокаивался Роман.

Вадим ловко сел, потер руками лицо и тихо признался:

– Ой, Жень, чего-то я так устал от этого шума, танцев… Но это здорово, что вы пришли, мы тут без вас – никак! Представляешь, Жень, я ее уговорил выдергать брови!

– Брови? – растерялась девчонка.

– Ну да! Ты ж видишь… это же не лицо, а прям-таки обезьянье рыло! – горько произнес Вадим. – А Наташка, между прочим, нам с тобой сестрой приходится. И если мы не позаботимся – кто о ней подумает?

Женя теперь смотрела на Вадима весело и легко – черт! Так вот они о чем, оказывается, шептались! И вовсе он не видит в Наталье девушку своей мечты, он просто… хочет исправить ей рыло! А она-то подумала!

– Ха-ха, – невольно хохотнула она и прикрыла рот ладошкой. – А ты думаешь, поможет? Нет, я хотела сказать… она сможет?

– Н-ну… не знаю, я думал, ты поможешь, – пожал плечами Вадим. – У тебя-то вон какие бровки! Не жмись… помоги сестренке.

– Да легко! – порхнула Женя к маленькому столику, на котором стояла ее косметика. – А вы, господа мужчины, тоже будете присутствовать?

– Я… я считаю, – дернулся Роман, – что вовсе не обязательно пялиться всем на такой деликатный процесс. И потом… Это неприлично!

– Я тоже так считаю, – тяжко выдохнул Вадим. – Но я должен. Я обещал ей поддержку. Так что, Женечка, доставай щипцы, или что там у тебя есть, будем Натаху мучить.

Женя уже достала маленький аккуратный пинцет и приготовилась к экзекуции. Она буквально преобразилась, и эти перепады настроения вовсе не понравились Роману. И потом… он считал себя совершенно лишним! Что он будет делать… любоваться, как кому-то дергают волосины? Вот праздник! Эдак они совместно и на ногах волосья драть начнут.

– Женя… я, наверное, домой поеду, – выдохнул он.

– Домой? – скользнула по нему взглядом подруга. – А, ну давай… Погоди, я тебя сейчас провожу… Вадим! Без меня не начинайте!

И она торопливо ухватила за руку Романа и поволокла в прихожую.

– Где твоя куртка? Ага, вот! – спешно снимала девчонка одежду друга с вешалки.

– Женя! Что с тобой сегодня? – задержал он руку невесты и притянул к себе. – Я ничего не понимаю.

Женя дернула плечиком. Если честно, она и сама не могла понять, но… но отчего-то сегодня она вдруг подумала… а не рано ли подавать заявление в этот загс? А что она, собственно, видела? Она же как встретилась с Романом, так больше ни с кем и не дружила, больше у нее никого и не было, как-то сразу было решено, что они созданы друг для друга и их совместное проживание – только вопрос времени. А сейчас она вдруг подумала: а если не созданы? А если ее половинка не Ромка? Подумала и сама испугалась.

– Ром, ну чего ты придумываешь? – отмахнулась она от собственных мыслей. – Ну что со мной? Ты же видишь – наехали родственники, еще этот дядя Жора решил моим домом их одарить. Конечно, я взвилась! Обозлилась! А потом… потом оказалось, что никто на этот дом и не зарится, что люди просто приехали попрощаться с Зипуновым. Он же им черт знает что написал! Ну и… и на душе стало приятно. Знаешь, так бывает, когда думаешь о людях плохо, а потом оказывается…

– А потом оказывается, что все замечательные, да? И Наташа эта, которая пьет, как тракторист, и матушка ее, которая по всей комнате с мужиком таскается, а уж братец и вовсе душка, да?

Женя дернулась:

– Ну знаешь… они все-таки моя родня!

– Да какая родня? Ты ж сама говорила, что ни одной кровиночки!

– И что? По-твоему, лучше вообще одной куковать, да? – прищурилась девчонка. – Тебе легко говорить – у тебя мать есть, а я одна!

– Мне тоже нелегко, – пожал плечами Роман. – У меня, кроме мамы, родных людей нет. Но у меня есть ты. И я думал, что у тебя… я.

Женя опустила глаза:

– Ромка, ну давай ты меня не будешь мучить, а? Они поживут три дня и уедут. И у нас все пойдет по-старому. А сейчас… ну должна я их нормально приветить.

– Прости, я дурак, – подмигнул ей парень. – Мне просто показалось…

И он, чмокнув подругу в нос, выскочил из дома.

Женя оперлась спиной о дверь и минутку постояла… Эх, если бы это только тебе показалось, Ромочка…


Ромка ехал в машине и не переставая курил. Вот если бы мать видела… Ну а как тут не закуришь. У них с Женей еще никогда такого не случалось – чтобы он вдруг чувствовал себя лишним. Они всегда были как одно целое. Женька так хорошо его понимала, он никогда не давал ее в обиду, а сегодня… И какой черт только этого братца принес? Женька с него весь вечер просто глаз не спускала! Тоже еще – Ален Делон! Он же… ему ж лет-то сколько?! Он же… Нет, назвать его старым язык не поворачивается. Подтянутый, холеный, уверенный… Но все равно… антиквариат! И чего девчонки так на взрослых мужиков клюют? Ну, подумаешь, у него машина крутая! Так у Ромки тоже «Лендровер», мама купила, и что?.. А может, и разница только в том, что Ромке «купила мама», а тот сам? Сам… По этому Вадиму сразу видно – сам! Все сам! А что ему, Ромке, делать, если ему всего двадцать четыре, если он еще не научился так цинично дергать губой, так криво усмехаться и так равнодушно отворачиваться от женщины, когда она приглашает тебя на танец? А этот… Верблюд! Ну ничего, ничего, они еще посмотрят. Главное, надо три дня перетерпеть, потом этот Буранов уедет… но за три дня кто его знает, что может произойти… Вот! Женьку от этого братца надо утащить куда-нибудь! Точно! Что он – тяжелобольной, чтоб возле него порхать? Там есть кому ублажить красавчика Вадю! А Женьку… Женьку Ромка завтра же утащит… да хоть к Назаровым! А что? С Ленкой Женя в прекрасных отношениях, они всегда по три часа трещат, да и у них с Антоном есть о чем поговорить! В боулинг завалятся, можно забежать в «Отрезанный ломоть». В общем, решено! Он завтра же с утра созвонится с Назаровым, и они все вместе чудесно проведут время. А потом он еще что-нибудь придумает.

Дома все еще горел свет.

– Мам, ну чего ты опять не спишь? Ложилась бы, опять меня ждала, что ли? – появился он в прихожей.

Ему навстречу из комнаты выпорхнула мать с очередной омолаживающей маской на скулах:

– Ромчик! Вы что… поссорились с Женечкой?

– Ма, чего ты вся в огурцах? – ткнул сын матери в щеку. – Скоро котлеты на лоб лепить начнешь…

– Ты хочешь котлет? – тут же всполошилась мама. – У нас есть, я сейчас в микроволновку их суну, минута делов. Давай, раздевайся.

– Да не надо ничего, – поплелся Ромка к себе в спальню. – Мам, расскажи лучше… а отец был намного тебя старше?

Мать подошла к сыну, устроилась на краешке дивана и пытливо посмотрела ему в лицо.

– Вы точно поссорились, – твердо заявила она. – Но ты не расстраивайся, ссоры случаются. Мы вон тоже с тетей Алисой поссорились, а потом…

– Мам! Ну я ж спросил! Ты меня совсем не слушаешь?

– А какую глупость ты спросил? – насторожилась мать. – Где твой отец?

– Да знаю я – где, он у меня подводником был, и все всплыли, а он один затонул, – поморщился Ромка. – Мам, заметь, я даже никогда не спрашиваю – как это ему одному удалось утонуть в подводной лодке. В бассейне, что ли, утоп?

– Н-ну… это трагическая история, – мгновенно опечалилась мать. – Он был героем! Подводником и…

– Да я помню, а в прошлый раз ты говорила, что он был полковником милиции и погиб при задержании. А еще ты мне рассказывала, что мой отец был известным шахтером и погиб при исполнении долга. И опять же, заметь, я тактично не уточнил – кому до такой степени мог задолжать мой отец в шахте.

Мать опустила руки.

– Ну что, тебе было бы легче, если бы я сказала, что твой отец был прожженным бабником, а я была беспросветная дура?

– Ну… но это хоть правда, – дернул ее за руку сын. – А он был старше тебя?

– Не помню, если и старше, то не намного…

– Ма, да ты не переживай, ты у меня все равно самая молодая и красивая. Непонятно, и куда только мужики смотрят?

– Нет, милый мой, теперь они смотрят куда надо, но… У меня уже есть один мужик! Вот он, развалился на диване, даже раздеться не соизволил и изводит мать непристойными вопросами! А мне уже давно пора спать, между прочим!

– Конечно… конечно. Иди спи, только не забудь, что у тебя вся личность в овощах, не смоешь – утром прорастут.


А в доме Жени еще вовсю шло веселье. Нет, дядя Жора уже давно и крепко спал, рядом с ним устроилась и тетя Маша, но в маленькой комнате, на «женской» половине с болью ваяли красоту.

– Наташа, ну не дергайся, потерпи еще маленько! – порхала возле сестры Женя. – Вадим, ну скажи ей!

– Наталья, не буянь!.. Ей нужен наркоз, сейчас водку принесу.

– Куда ты рукой в рюмку? – испуганно верещала Наталья. – Как я пить буду?

– Какое «пить»! Это тебе на брови!

Заросшие брови редели, уже показалась красная, воспаленная кожа, и было уже жутко больно, но девица терпела. Да и как не терпеть, если рядом с ней сидит Вадим и терпеливо держит ее за руку.

Вадим и в самом деле уложил свою ладонь на здоровенную ручищу Наташи, но это не мешало ему переглядываться с Женей и весело фыркать.

– Женька! Ну ты ей вторую бровь криво дергаешь! – шутливо ругал он младшую сестру и успокаивал старшую: – Не переживай, Наталья, когда она уснет, мы ей вообще все брови сбреем.

– А может, ты завтра поведешь меня в ресторан? – ковала железо, не отходя от кассы, краснобровая Наталья.

– Наташенька! Ты ж знаешь, я готов на любую тусню! – с готовностью прижал руки к сердцу братишка, освободив Натальину ладонь.

– Ой! Ой, как больно! – вдруг завопила Наталья. – Вадим, положи руку, где была. Мне тогда легче…

Вадим тут же брякнул руку обратно, поймал насмешливый взгляд Жени и скорбно уставился старшенькой сестричке в лицо – сочувствовал.

– Значит, завтра же в ресторан, – решила закрепить позицию Наталья. – Жень, а где у вас хорошо кормят? И чтоб недорого.

– Ха! Ты сказала – чтоб хорошо и недорого! – хохотнула Женька. – Не знаю, мы всегда в «Отрезанный ломоть» ходим. Сейчас он, правда, по-другому называется, «Ночная магия». Но раньше там была студенческая столовая «Отрезанный ломоть», вот туда.

– Нет, ну зачем нам столовая, – сквасился Вадим. – Нам нужно поприличнее.

– Да! Я у мамы деньги возьму, она даст, и сходим в нормальный ресторан!

Женька с Вадимом переглянулись. И он, и она понимали, что ресторан обсуждается вовсе не для Наташенькиного посещения.

– Ну а если поприличнее… Самый приличный – это «Млечный путь», там все так – ум-м-м! Только там вообще все дорого, и не всех пускают.

– А кого пускают? – в один голос спросили Вадим и Наталья.

– Ну… я не знаю, там только за вход надо несколько тысяч оставить… Меня Ромка водил, понравилось.

– Значит, «Млечный путь», – решил Вадим. – А то какие-то «Отломанные куски»!

– И когда мы пойдем? Завтра? – заблестела глазами Наташенька.

Родственники уставились в изумлении – они будто бы только сейчас обнаружили, что с ними находится кто-то еще.

– Нат, ты извини, конечно, но… какой тебе ресторан? – скорбно спросила Женя. – У тебя ж завтра весь лоб красным будет.

– Наташенька, я специально ради тебя… задержусь! – опять прижал руку к груди Вадим. – И мы непременно… А зачем тебе в ресторан? Мы замечательно можем посидеть в моей машине. У меня там такие диски!

Наташа была готова и на машину. Она вообще сегодня чувствовала себя царицей вечера. Женя только фыркала, старательно работала пинцетом и ловила на себе теплый взгляд Вадима. И как же это здорово, что у Наташки такие широченные брови! Были бы они тоненькие – раз дернул, и все! И разбежались, а так… И пусть он держит за руку Наташку, зато… Ну разве ж он дарит ей такие взгляды?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное