Маргарита Южина.

Пришел, увидел, соблазнил

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– И вы с этого дома выгоняете своего отца, так? – стал догадываться Вадим.

– Да что это – так, не так! – взвилась Наталья. – Отец сказал, что дом переписывает на сына! А при чем здесь ты?

Жене надоело что-то голословно доказывать, она вскочила, притащила какие-то бумаги и шлепнула их перед носом Вадима:

– Вот! Это все документы на дом. Его покупала моя мама. Еще задолго до того, как в нашей жизни появился Зипунов. Но год назад мама умерла, и я – ее единственная наследница. Потому что дядя Жора даже не удосужился с мамой расписаться. К тому же он никогда не был здесь прописан! И периодически он съезжает к своей новой жене – Веронике Лукиничне! Она через дорогу живет. И вообще! Этот дом ему и вовсе нужен не был, но месяц назад нам объявили, что нас будут сносить и давать квартиры в новом районе, вот он и постарался втиснуться. Но не получилось. Тогда он отчего-то решил переписать этот дом на вас. Но переписать можно только собственное имущество, а у него его нет. Ну не заработал, что поделаешь! А я своим домом с вами делиться не собираюсь. Так что… садитесь в авто и спокойно разъезжайтесь по домам. Кстати, «Запорожец» – это единственное его имущество, так что от него не отказывайтесь.

Женя говорила спокойно, уверенно, с легкой иронией, и Вадим ею невольно залюбовался.

«А с девчонкой могла бы случиться интересная дружба», – мелькнуло в его голове. Но Буранов тут же одернул себя: «Ну как не стыдно! Это ж твоя сестра!.. Да, но как смотрит! Как смотрит! Да и какая там сестра! У меня таких сестер, по вине отчима, полгорода!» И глаз его блеснул томно и хищно, как глаз мартовского кота.

Женя тоже смотрела прямо на него, немного откинув голову и откровенно его разглядывая. Это был вызов. И… и Вадим его принял. Вальяжно вытянув ноги на середину комнаты, он тоже с легкой улыбкой уставился на младшенькую свою сестричку.

– Зипунов! – верещала между тем чернобровая дщерь. – Чего ты молчишь?! Немедленно покажи нам документы и скажи, чтобы она… что она все врет!

– А у него нет документов, – мурлыкнула Женя, не отводя от Вадима смеющегося взгляда.

– А я говорю… – Наталья уже подскочила к отчиму и увидела, что перед ним лежит чистый тетрадный листок. – Это… это что? Где завещание?

– Дык… в голове ж! – не понял ее гнева Зипунов. – И… я ж вам сказал! Завещаю! А вы уж тут сами делите.

– А дом-то чей? – растерялась Мария Филипповна.

– Мой, – опять ответила ей Женя.

– Вот! Кто тебя за язык тянет? – накинулся на бывшую супругу Зипунов. – «Чей», «чей»?! Говорю – берите! И хватали б!

– Да чего вы расстроились-то? – повернулся к ним Вадим. – Машина по праву принадлежит господину Зипунову, вы можете смело перетащить ее на себя, а дом… – Вадим встал, близко-близко подошел к Жене и с легкой улыбкой проговорил, глядя ей прямо в глаза: – Он мне не нужен. Женечка, вы можете не волноваться, я не претендую.

– Я! Я претендую! – взволновался уже и Зипунов. – Мне жить негде! Эта Женька, шельма, замуж собралась, а меня… меня к этой Веронике толкает! У меня к ей, к Веронике, уже любовь кончилась!

Услышав про замужество прекрасной сестры, Вадим вздернул брови – неприятное известие.

Однако ж… однако ж, а почему б и не поиграть? Женя немного смутилась. Он прямо отчетливо увидел, как у нее дрогнули ресницы и улыбка сделалась не такой уверенной.

– Натаха! Чего ты глядишь? – всполошилась Мария Филипповна. – Она ж его… как же это по-вашему… клеит! А ты… господи! Да сбрей ты брови!.. Женечка, а мы куда ж на ночь поедем? Мы тут у вас заночуем, а? Раз уж дом окончательно твоим оказался… Денька на три, а? Что ж мы, зря тащились? – заискивающе принялась хихикать женщина, подталкивая свою дочь к Буранову.

– Останетесь? – растерялась девчонка. – Ну да… оставайтесь… надо что-то с дядей Жорой придумать…

– Понятное дело, его ж куда-то определить нужно! – все с той же хищной улыбкой качался перед ней на носках Вадим. – Чтоб жениху не помешал, верно?

Девчонка мотнула головой и метнулась на кухню:

– Ну вы тогда располагайтесь… А я… я что-нибудь соображу на обед…

Она проиграла. Вадим это понял сразу. Девочка хотела проверить на нем свои чары, а что дальше делать – не сообразила. А поездочка будет славной. И черт с ним, с этим вагоном, Васильев с Денисом справятся. А он, Вадим, уже давненько не играл с такой мышкой. Будет забавно. Да и потом – у него серьезный повод, он же на похороны поехал!

Пока дочка с матерью побежали располагаться, Вадим прошел на кухню:

– Я боюсь, мне тоже придется задержаться, – начал он.

Женя стояла к нему боком, чистила картошку и посмотрела на него уже с прежней уверенностью.

– Конечно, куда же вы… на ночь глядя, правильно я поняла?

– Нет, не правильно… Просто я слышал – дядя Жора собирался свести счеты с жизнью, надо присмотреть за товарищем. Напомнить ему, что жизнь прекрасна и удивительна. Этим и займусь.

– Да уж, – с пониманием фыркнула Женя и одарила Вадима лукавым взглядом.

Девчонке снова показалось, что она ловко взяла верх, однако тонкий сердцеед Буранов уже видел ее растерянный взгляд, он уже одержал победу, а теперь… а теперь он будет любоваться, как девочка медленно, но верно топает к нему в западню… Интересно, со своим женихом она расстанется на этой неделе или Вадиму понадобится дополнительное время?

Женя ощутила на себе пристальный взгляд, легко обернулась к Вадиму и спросила:

– Вы любите картошку или просто давно не ели? Что вы смотрите на меня такими голодными глазами?

– Я хотел узнать, а где нам всем расположиться? Сразу говорю – мне нельзя стелить в одной комнате с моей старшей сестрой – я ее боюсь. Может, я на кухне посплю?

Женя на минутку задумалась, потом вошла в комнату и позвала:

– Мария Филипповна, Наташа! Дядя Жора! Давайте придумаем, кто где спать будет.

Женщины мигом выскочили из соседней комнаты и стали наперебой верещать:

– А чего тут думать? Ну чего думать? Мы вот с маменькой в этой комнате будем!

– Да! Мы там, мы уже и вещи развесили! Женечка, это ничего, что я в вашу стену два гвоздя вбила? Я хочу повесить Наташенькино фото!

– Погодите, – успокоила их Женя. – У нас всего две комнаты, поэтому в той комнате будете жить вы и я. А вот в этой – мужчины.

– Но как же… а Жора?! – всполошилась Мария Филипповна. – Прошу не забывать… мы с ним муж и жена! Я могла бы найти ему место… ну хотя бы рядом с собой!

– Мама!!! А я?! – выпучилась Наташа.

– А ты… ты рядом с собой пригласи кого-нибудь другого! – фыркнула мать.

– Можно вас? – наивно подошла к Вадиму бровастая девица и опустила глазки.

Женя хихикнула в кулачок и с интересом принялась наблюдать, как тот будет выкручиваться.

– Стоп! Не надо забывать, что мы все братья и сестры! – поднял руки Вадим и погрустнел лицом. – Не станем устраивать вертеп. В конце концов, мы собрались не для этого. Я предлагаю… Ну в конце концов, могу переночевать и в гостинице, у меня там номер…

– Что это за новости?! – вдруг всполошилась Мария Филипповна и пошла на Вадима слоном. – Что это за новости, я вас спрашиваю?! Какие еще номера, я вас спрашиваю?! Не успел, что называется, сблизиться с родней, а уже по номерам! Никаких номеров! Вы ляжете здесь! Наташенька, проследи, чтобы этот юноша спал здесь!

Наташенька охотно кивнула и ловко ухватила братца под руку – она приготовилась держать его вечно.

– Нет, а в самом деле – чего это вы уедете, я с этой родней одна, что ли, останусь? – не на шутку струхнула Женя. – Нет уж… договаривались следить за дядей Жорой, так и нечего теперь по гостиницам бегать. Я вам здесь постелю. В конце концов, денька три поживете.

Вадим мысленно усмехнулся. Чего-то в этом плане он и ожидал. Он не стал строить из себя принца Датского, а быстренько предложил следующее:

– Хорошо, значит, Мария Филипповна может расположиться с дядей Гришей здесь, в этой комнате, девушки удалятся в ту комнату, а я… я могу поставить раскладушку на кухне.

– Я согласна, – немедленно отозвалась Мария Филипповна. – Только мне надо хотя бы знать – этот дядя Гриша, он не пьяница? Где работает, какой у него оклад и как с квартирным вопросом?

Вадим про себя чертыхнулся… он опять все перепутал. Не Григорий Зипунов, а Георгий! Значит, не Гриша, а… а дядя Жора.

– Я вообще-то дядю Жору имел в виду, – поправился он.

– Печально, – сквасилась Мария Филипповна. – У меня появилась надежда.

– Хватит, – махнула рукой Женя. – Сделаем проще – дамы в той комнате, на женской половине, а мужчины здесь. И никаких раскладушек, у меня их нет. И чтобы мужчины на женскую половину – ни ногой!

– А нам к ним можно? – уточнила Наташа.

– Ни в коем случае! – тут же заявил Вадим. – У нас равноправие! Кстати, а почему молчит наш отчим?

Все обернулись к дивану, на котором неподвижно лежал главный герой. Тот на дебаты не реагировал никак.

– Честный человек, – с одобрением мотнула головой Мария Филипповна. – Сказал, что помрет, и помер.

– Да вы что?! – вскрикнула Женя и ухватилась за щеки.

– Не бойтесь, Женечка, тетя Маша шутит, – успокоил Вадим. – Чего ж это дядя Жора помрет, когда мы еще не определили, куда его поселить! Он… дышит. Видите же, скромненько так, но… вполне прилично, спит он.

– Пар-разит, он мне всю жизнь врал, – прошипела Мария Филипповна. – Наталья! Пошли платья развешивать.

Наталья рванулась было за матерью, но потом обратилась к Вадиму:

– А вы еще не скоро спать?

– Я еще не скоро, – улыбнулся ей тот. – У меня еще некоторые дела… Женя, а куда я могу загнать свою машину?

– Во двор. Здесь много места, и почти не воруют, – пожала плечом Женя и прошла на кухню – она все еще не могла дочистить картошку.

– Вот и славно. Значит, сейчас я съезжу переоденусь, а вечером, часам к восьми, буду здесь.

– А вы… вы не собираетесь с нами обедать? – поникла Женя.

– Я собираюсь с вами ужинать, – нежно улыбнулся ей Вадим, взял ее руку и поднес к своим губам. – Давайте мы устроим сегодня теплый вечер знакомств… с родней. Только предупреждаю – родне ничего не говорите, а то эти дамочки немедленно кинутся занимать у вас деньги, чтобы бежать по магазинам и покупать платья с кринолинами.

Женя фыркнула, затем медленно присела в реверансе и с шутливой покорностью пролепетала:

– Слушаюсь, мой господин.

Вадим весело сморщил нос и понесся к своей машине – это была уже победа! Такие дела он чувствовал безошибочно. Однако сестричка оказалась настолько славной, что эта легкая победа азарта не гасила.

Он ехал к гостинице незнакомыми улицами, из динамика доносились нудные стенания молоденького певца о несчастной любви, а сердце Вадима прыгало от предчувствия нового приключения.

Черт, а девочка хороша! И мордашка, и фигурка, и ножки… хм, с ножками пока неясно – она в джинсах была, но… но три дня ей можно позволить и кривые, волосатые, как у папаши дяди Жоры. Хотя он же ей вроде бы тоже родным не приходится. Ну оставим ножки, во всяком случае, она может носить джинсы. Интересно, куда в этом городе можно сходить? Город большой, не то что его родной Запупыринск, здесь и рестораны побольше да побогаче, и казино наверняка имеются, и ночные клубы! И как это он здорово придумал сразу же найти себе спутницу! Ему даже не пришлось применять к ней свою проверенную методику! Она сама пошла на захват. Ну что ж, любопытненько. Похоже, девочка решила, что крепко держит его в своих мягких лапках. Ха! Умора! Вот теперь-то самая веселуха и начнется!

В гостинице Вадим сразу же направился в душ, потом с удовольствием закурил сигарету и развалился в кресле перед телевизором. Шел только четвертый час, поэтому запросто можно было себе позволить пару часов поспать, он все же провел всю ночь за рулем, и еще большой вопрос – получится ли поспать этой ночью!


Когда ровно в восемь отдохнувший, переодетый Вадим с полными пакетами заявился к Зипуновым, его встретили радостными воплями:

– О-о! Ну наконец-то!!! А мы уже ждем… ждем! И стол накрыли, а тебя все нет и нет! А мы не садимся! И не наливают нам из-за тебя, паразита!

Вадим только шутливо отбивался:

– Не велите казнить. Откуплюсь, чем только пожелаете. Вот, Женя, освобождай пакеты, давай все сразу на стол… Здесь вот и рыба, и какое-то мясо, и… черт знает, какая-то коробка красивая… а вот конфеты… Дядь Жора, принимай спиртное! Нет, ну это ж дамам, куда ты вцепился, нам вот… Наташенька, прекрати на мне виснуть… господи, да сбрей ты брови! Женя, а вот это надо в микроволновку…

Все бурно столпились возле кухонного стола, разгребая продуктовую груду, и праздничное настроение стало еще больше набирать обороты.

– Во! Вот это мне как раз! – выудил из пакета литровую бутылку водки дядя Жора. – А ты чего пить будешь? Ах ты боже ж мой! Надо еще за водкой бежать! Это ж только мне, а у нас за столом-то три мужика! Женька! Ну давай уже, беги, знакомь Витьку с твоим хахалем!

– Каким это хахалем! – обиделась Женя. – Это Роман, жених мой!

– Да! Жених! – прямо в лицо Вадиму повторила довольная Наталья. – Женечка, так ты бы шла и сама прямо-таки показала своего жениха Вадиму, видишь, он не верит!

Вадим немного отстранился от липкой Натальи и посмотрел на Женю пронзительным взглядом:

– Да я верю, конечно, но… но познакомиться все же надо. Я должен знать человека, в чьи руки передаю такое сокровище.

– Ой, уж прямо и сокровище! – недобро перекривилась Мария Филипповна. – Таких сокровищ…

– Не знаю, не знаю, – бесцеремонно прервал ее Буранов. – У меня не слишком много родни, поэтому близкие сестры – это настоящее сокровище. Женя, ну так ты будешь нас знакомить?

Женя вела себя непростительно легкомысленно. По всем законам бурановской логики, она уже была побеждена, а следовательно, должна была мяться и конфузиться при своем женихе… тот теперь был явно лишним, ошибкой торопливой молодости, и Женечка не должна была этого не понимать. Но отчего-то не понимала – радостно ухватила Вадима за руку и поволокла в комнату.

– Пойдем, я вас познакомлю! Ромка… это такой парень, обалдеть! И у нас с ним скоро свадьба, хотим в следующем месяце заявление подавать!

Ее веселья Вадим явно не разделял, но покорно тащился следом. А за ним с ахами и охами топали Наташенька с матушкой. И только сам Зипунов остался на кухне, зарывшись в шуршащие пакеты.

Женишок был хорош, как лубочная картинка. Он восседал за накрытым столом и прилежно ждал, когда о нем вспомнят.

– Вот! Это мой Ромка! – подбежала к нему Женя и чмокнула в щеку. – Ну, Ром, ну знакомься, чего ты? Это мой брат, Вадим! А это Ромка!

– Роман Александрович Любомиров, – поднялся тот и протянул руку Вадиму.

– Ах ты батюшки! Фамилия какая! Прям будто карамельку проглотил, – оскалился Вадим и пожал ухоженную руку молодого человека. – А я простенько так – Буранов!

– Ах ты господи, будто на ржавом снегоходе проехался, – мило парировал парнишка.

Вадим удивленно дернул бровью – а у мальчонки-то зубки режутся! Ну-ну, посмотрим.

– Ну молодцы! – всплеснула руками Женя. – Не успели познакомиться, а уже грызетесь! Давайте за стол… Наташа, Мария Филипповна, садитесь вот сюда… Вадим, ты с дядей Жорой или сюда?

– Нуте-с! К столу! – возопил глава семейства, появляясь в комнате с уже початой литровой бутылкой. – К столу, а то уж… скоро футбол показывать будут, а мы и не посидели…

Вадим уселся рядом с Натальей, зато напротив Жени и ее жениха, и с удовольствием таращился на молодую пару. Женя была весела и игрива, а вот Роман чувствовал себя немного не в своей тарелке. Вадим наметил его своей мишенью, и кто знает, что бы ожидало сегодня несчастного жениха, если бы Вадимом вплотную не занялась старшая сестрица. По ее мнению, если уж Буранов уселся рядом, то это означало только одно: он наконец-таки пал! И пусть пока не совсем к ее ногам, но… оч-чень даже может быть!

– Вадим, куда вы все время пялитесь?! – дернула она его за рукав, когда тот пристроился сверлить Женю взглядом искусителя. – Поглядите, что я вам в тарелку наклала! Этот салат называется «Сердце Амура», он из яйца, огурчика и куриных сердечек! Ой-ей-ей, Вадим! Не зыркайте по сторонам! Я вам вот чего тут… наклала! Давайте пробуйте, я погляжу, как вы морковку вареную есть будете, я ее жуть как не переношу! И как ее люди едят? Ну жуйте, я погляжу.

Вадим вежливо кривился в улыбке и снова пялился на Женю.

– Вадим! Ну давайте же! Открывайте рот-то! – наседала Наташенька, не давая ни минуты передышки. – Я ж говорю – «Сердце Амура» еще не ели!

– А я предлагаю выпить! – рявкнул Зипунов. – Вадим! Вадька, не жуй ты этот салат, там никакого Амура отродясь не водилось, одни куриные потроха! Давай выпьем! За… за знакомство!

– Совсем очумел, – дернула его за штанину Мария Филипповна. – Сколько уж можно знакомиться? Это ж… Это ж дети твои, ирод!

– Дети! Давайте выпьем… на брр… брюкиш… бюдершарф! – выкрикнул дядя Жора и, не дожидаясь остальных, вылил себе в рот стопочку водки.

Наташенька лихо замахнула стопарик, ничуть не хуже батюшки. Роман скромно отставил стопку в сторону.

– А чего это вы, Роман? – изумленно уставился на него Буранов. – Лечитесь? Или так просто… игнорируете?

– Я за рулем, – просто пожал плечами Рома и повернулся к Жене: – Жень, ты мне вон той рыбки положи.

– Нет, погодите! – не успокаивался Вадим. – На брудершафт пить – это же святое! После этого полагается целоваться и переходить на «ты»! А вы, значит, вот так просто берете и плюете на традиции?

Роман удивленно повернулся к нему – парень явно не понимал, отчего этот братец так воинственно настроен.

– Понимаете, – постарался вежливо объяснить он. – Мне этот тост и вовсе ни к чему. Я ни дядю Жору, ни… простите, как вас по имени-отчеству?

– Меня Мария Филипповна! – тут же откликнулась женщина с другого конца стола.

– Да, ни Марию Филипповну, ни вас я на «ты» называть не собираюсь. И уж целоваться с вами у меня и вовсе желания не возникло. Тогда для чего мне этот брудершафт.

– А и в самом деле! – весело всплеснул руками Буранов. – А вот я выпью!!! Женечка, за вас!

И он выпил. После чего не поленился выйти из-за стола и прямиком направиться к младшей сестричке. Та еще и сообразить не успела, а он уже ловко поднял ее со стула, обхватил сильными руками и приник к Жениным губам долгим, нежным поцелуем. Это он умел.

Стол отметил его подвиг минутой молчания.

– Ну ты с ума сошел, что ли?! – вывернулась наконец из его объятий ошалевшая сестра. – Вадька! Обнаглел совсем!

– Да уж, – запыхтел паровозом Роман и отложил вилку.

– Моя школа! – довольно рявкнул Зипунов и полез целоваться к Марии Филипповне.

– А теперь моя очередь! – почувствовал Вадим толчок в спину. – Давай теперь со мной, я тоже выпила!

Она уже рукавом вытирала яркую помаду с губ и торопливо дожевывала соленый огурец.

– А с тобой зачем? – не сдержался Буранов. – Мы уже и так на «ты».

– Положено! – насупила Наталья медвежьи брови. – Давай, наклоняйся!

– Что поделать, положено, – притворно вздохнул Роман, с издевкой глядя на Вадима. – Ну же – осчастливьте еще одну особу.

– Я… я не могу, я за рулем, – ляпнул Вадим и быстро налил еще рюмку. – А теперь! А теперь я предлагаю выпить за виновника торжества! За вас, дядь Жора!

Дядя Жора обрадовался несказанно! И даже не тому, что его отметили индивидуально, а тому, что никто не вырывает у него из рук бутылку, а даже, напротив… предлагают выпить! И как это он воспитал такого славного сына! Нет, определенно – он поедет к нему на жительство! Похоже, Вадим этот не бедствует, вон у него какая машина, и свой «Запорожец»… да черт с ним, дядя Жора его отдаст Натахе как откупную!

Остальные гости тоже зашевелились.

– Только теперь чтоб сразу со мной целоваться! – долбила кулаком по столу старшенькая сестрица.

– Жора! Жорик! А ты, паразит такой, ежели ко мне со своими губьями еще сунешься, так чтоб чесноком не закусывал! – кричала бывшему мужу Мария Филипповна. – Вон, возьми огурчик свежий с тарелочки! Наташа, дай отцу огурчик! Поухаживай!

– Да на кой он сдался… ухаживать за ним! Вон перед ним селедка лежит, пусть жует!

– Нет, вы не отвлекайтесь, было предложено выпить!!

И только Женя хмуро молчала, уставившись в свою тарелку.

«Понятно, – сообразил Вадим, вовсю раскланиваясь перед родственниками. – Девочке мечталось, что ее женишок с карамельной фамилией вскочит и надает своей дланью оплеух брату по наглой морде. И тем самым лихо отомстит хаму за почти попранную честь невесты. Ан не случилось, мальчик оказался чересчур воспитан. И сейчас, надо думать, Женечка будет женишка наказывать и изливать на наглеца, на меня то есть, внимание и ласку. Ха! А наглец должен будет распустить слюни, да, вот так. Но он… то есть я, поступит по-другому. Сейчас самое время запустить мою вторую методику по женскому захвату – будем дергать даму за короткий поводок. То есть… про Женечку на время забудем!»

Да, у Вадима была и другая методика. Вообще, все мужчины пользуются ею, но совершенно бессознательно, и только особенно продвинутые включают ее вполне осознанно. А идейка-то простенькая. Надо только вовремя чередовать кнут и пряник, то есть обильное внимание к женщине внезапно заменять на холодное равнодушие и обратно. Что называется «а стоит сердцу разгореться, надменным остужаю хладом». Это не Вадим придумал, это Лопе де Вега, а Вадим… Вадим только оказался прилежным учеником.

– Вадим! Ну ты замерз, что ли?! – вернул его на землю зычный окрик Наташеньки. – Наливай!

Вадим вздрогнул, и в самом деле, он немного отвлекся и теперь так и завис над столом с вытянутой бутылкой.

– За вас, дядь Жора! – еще раз произнес он и наполнил рюмки.

– А я, например, хочу выпить… – неожиданно поднялась со своего места Женя и подарила Вадиму томный взгляд. – Я хочу выпить за нашего…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное