Маргарита Южина.

Осторожно, дамы отрываются

(страница 2 из 12)

скачать книгу бесплатно

– Прошу, барышни… – мило улыбнулась Марианна Венедиктовна. – Рада вам сообщить, что завтра вы устраиваетесь на работу. Причем в исключительно мужской коллектив.

Глаза у сестер настороженно полыхнули. Мариванна же продолжала как ни в чем не бывало:

– Одна из вас будет работать в мужской раздевалке, на металлургическом заводе, очень хорошая специальность…

– Я! Я буду работать в раздевалке! – не утерпела Любочка. – Потому что я старше! А Ирочка… ей еще рано на раздетых мужчин любоваться!

– Любочка, ты тоже сильно не мечтай, – остудила пыл девушки Мариванна. – Они там только верхнюю одежду снимают, и… кажется, брюки и рубашки, а ты сидишь и все это охраняешь. Работа посменная, не кропотливая, там все бабушки работают.

Любочка чуть не хлопала в ладоши – чем не рай! Сиди себе, разглядывай мущщин, а когда их нет, можно и за одеждой присмотреть…

– А начальник завода там же переодевается? – уточнила она.

– Ему не надо переодеваться, он сильно не марается, – немного огорчила Любочку Марьванна. – Да тебе он и не нужен. Между прочим, ему шестьдесят три года…

Это меняло дело. Как бы Любочка ни хотела сытой, загорелой жизни, женой престарелого начальника она себя не видела.

– А я? А меня куда? – уже теребила Марьванну Ирочка. – Я в женской раздевалке буду работать, да?

– Ну зачем, – пожала плечиками старушка и хитро подмигнула: – Ты будешь у нас работать кондуктором, вместе с внуком моей приятельницы.

Любочка завистливо прищурила глаза:

– Веззет… Пока я там на этих голышей глядеть буду, тебе уже готового жениха…

– Я рассказала подруге, что ты – совершенное сокровище, – продолжала старушка. – И она уже хочет тебя в невестки.

– А он? Внук этот тоже меня в невесты хочет? – не поверила Ира.

– Да нет, у него есть невеста. Но такая фифа, что его придется отвоевать, а то моей приятельнице она не нравится.

Ирочка так мотнула головой, будто собиралась воевать немедля.

– Ну а теперь… кстати, сколько времени? Вы еще можете успеть сфотографироваться на документы…


Уже через неделю Любочка и Ира отправились на работу. Несмотря на ранний час, Марианна Венедиктовна провожала каждую, как на смотрины.

Любочка на работу собралась наряженная, будто цирковой слон, – во все самое яркое, самое красное и блестящее.

– Это еще что? – брезгливо ткнула Марьванна пальчиком в цветастый палантин красавицы. – Что за лошадиный праздник? Сними немедленно эту попону!

– Зачем это? Я хочу выглядеть эротично и непредсказуемо! – любовалась собой в зеркале красавица.

– Нет, – мотнула головой старушка. – Ты хочешь выглядеть скромно, строго и достойно. Таков твой имидж. А самое главное – ты работящая, прилежная, умная и одна хочешь трудиться за троих!

– Трудиться за троих! На одну зарплату! И это у вас называется умная, да? – скривилась Люба.

– И запомни – никаких мужчин! – сурово диктовала старушка. – Лишь только они почуют, что ты наметилась кому-то в жены, мигом испарятся, они страшно боятся загса.

Мужчину надо брать аккуратно, нежно, осторожно, как древние кости мамонта, а то уйдут сквозь пальцы. Надень тот сиреневый свитерок и джинсики, они хорошо утягивают бедра. А черный халат добавит строгости.

– Черный халат? – оттопырила губу будущая работница. – А почему черный? Как у технички.

– Да! Совсем забыла тебе сказать, – вдруг вспомнила Марианна Венедиктовна. – А когда мужчины уйдут на смену, ты должна будешь мыть полы…

С костюмом Ирочки тоже долго не рассуждали.

– Наденешь эту приятную кофточку и брючки, они придают телу стройность, – велела Марьванна, и Ирочка даже не стала спорить.


Работать Любочке предстояло в большом, светлом помещении, где частыми рядами стояли небольшие кабинки для одежды. Все подоконники были заставлены пышными цветами, у Любочки возле окна стоял свой стол, и казалось, что новое место встретило ее тепло и ласково. Тем более, что и сами мужчины отнеслись к новой работнице с веселым добродушием.

– Ну что, дочка, с почином тебя! Да ты не бойся, здесь не обидят, у нас народ смирный! – говорили пожилые мужчины и лучились морщинками.

Молодые товарищи оставили новенькую без своего драгоценного внимания. Однако, Люба не унывала, она ж понимала – за один день невозможно проникнуться к человеку сердечностью и пониманием. Хотя, если разобраться… а чего тянуть-то?

Первый рабочий день обещал быть безоблачным, однако уже через полчаса к Любочке подошел сурового вида мужчина и коротко бросил:

– Ключ от двенадцатой кабинки дай.

Любочке говорили, что ключи имеются у каждого работника. Правда, есть еще дубликаты, они находятся у работницы раздевалки, но их выдавать не рекомендуется, только в крайних ситуациях. «А то они друг у дружки тут все штаны перетаскают, а ты потом отвечай!» – говорила ей милая старушка Ивановна. Поэтому на требование напористого товарища Люба только лучезарно улыбнулась:

– А вам зачем? Что-нибудь спереть хотите?

Мужчина отчаянно заморгал, похлопал ртом, а потом взорвался:

– Чего мне переть?! Да я!.. Ключ я потерял! А у вас еще один быть должен!

– У меня-то есть, а вот с вашим надо еще разобраться, – была неумолима Любочка. – Мне вот Ивановна говорила, что вы все только и мечтаете, как друг у друга штаны спереть, а нам потом отвечай!

– Ты совсем что ли?! – задохнулся от гнева мужчина. – Давай ключ! Мне же на смену пора!

А его уже звали:

– Слав! Ну ты скоро? Славка! Догоняй, мы пошли!

Этот самый Славка теперь смотрел на Любу с дикой ненавистью:

– Дай, говорю, ключ, видишь же – мне пора уже! Сейчас опоздаю!

Любочка за ключи стояла насмерть:

– Ты можешь меня прямо разорвать здесь, прямо задушить можешь, но ключей не получишь! – отважной героиней ответила она и дерзко дернула головой.

– Ну с-с-с-мотри… – прошипел Славка. – Ты сама этого хотела!

Он подскочил к двенадцатой кабинке, резко дернул дверцу, а когда та не поддалась, попросту выломал ее. Переодевшись, Славка с вызовом бросил свои чистые вещи на стол Любочке:

– Стереги! И если хоть что-нибудь… хоть копеечка, хоть пуговочка отсюда пропадет – засужу, понятно?!

Любочка только фыркнула. С чего бы тут копеечкам пропадать? Да еще и пуговицам! Можно подумать, так все и позарились на эти штаны да рубашку, фи!

Мужчины ушли на смену, а Любочка осталась одна. Как она ни улыбалась сама себе, как ни вопила на всю раздевалку «Ты ж еще молодой! Ты еще страдаешь ерундой!», настроение у нее безвозвратно погибло. Она уже и пол везде помыла, и цветочки переставила, а на душе радостнее не становилось.

– Ничего-ничего… – вдруг придумала она как изменить к себе отношение сердитого работника. – Посмотрим, что ты скажешь мне вечером… Главное – прилежность!

Она аккуратно разложила на столе вещи этого ворчуна, расправила и увидела кучу неполадок. На рукаве одной пуговицы и в самом деле не было, точно ведь ее обвинит. На локте намечалась небольшая дырочка, а на джинсах, в самом интересном месте и вовсе ткань протерлась. И Любочка времени зря тратить не стала. Ну и пусть он ругается, просто он еще не знает, какие у нее золотые руки! Очень кстати в ящичке стола среди различного хлама обнаружились нитки с иголкой и ножницы. Правда, Любе пришлось пожертвовать карманом от своих джинсов, да еще кусочком белой нейлоновой шторы, но это совсем не бросалось в глаза. Зато теперь вся одежда этого Славки была приведена в полный порядок. В оставшееся время Люба рассмотрела его пропуск – оказалось, что звали ворчуна Вячеславом Максимовичем Сивцовым, а больше никаких интересных данных пропуск не сообщил.

Когда смена закончилась, Любаша ждала Сивцова с особенным нетерпением. Она даже уже придумала, что ему ответить. Он вот так возьмет свои джинсы, рубашку, увидит, что она сотворила, подойдет и скажет: «Прости меня, добрая девушка. Я так рад, что ты к нам устроилась. А с зарплаты я тебя приглашаю в ресторан!». А она так усмехнется и равнодушно ответит: «Не надо мне ваших ресторанов и зарплат…» Нет, про зарплаты она промолчит. «Не надо мне ваших ресторанов, пойдемте лучше в магазин, купим вам джинсы на распродаже. А на мою любовь не рассчитывайте, вы для меня просто товарищ». И он сразу поймет, что она бережливая и внимательная. И начнет сохнуть от неразделенной любви. А потом он познакомит ее с каким-нибудь своим молодым другом – начальником, совсем случайно, и вот тогда… ну, дальше будет видно.

Сивцов появился в раздевалке уже совсем в другом настроении. Теперь он выглядел довольным и даже весело сверкал улыбкой. Он что-то увлеченно рассказывал другу и даже, как показалось Любочке, шутил:

– Вань, там такая рыба! С меня ростом, правда не вру! Но я ее отпустил.

– Ага, так я и поверил – отпустил!

– Нет, ну серьезно! Представил, что у нее семья, муж дома ждет, жабрами шевелит, икринки беспокоятся… Ох ты, елки! Я ж кабинку разнес… Девушка! Как вас там… Девушка! Вы мои вещи сохранили? Ничего не пропало?

Он уже стоял возле Любочкиного стола и спрашивал с вежливой иронией:

– Как там у меня? Все цело? А то ведь у нас здесь все только и ходят на работу, чтобы у кого-нибудь штаны свистнуть.

– У меня не посвистишь, – с достоинством ответила Люба и шлепнула перед Сивцовым стопку с одеждой. – Переодевайтесь.

– Я все же отойду… – дурашливо поклонился Вячеслав Максимович, взял рубашку с джинсами и спрятался за кабинками.

И уже через несколько минут по всей раздевалке раздался его грозный рев.

– Это!.. Это кто мои вещи испохабил? Ну что за идиотство в самом-то деле?

Почти сразу же раздался дружный мужской хохот – товарищам по работе жутко понравился Сивцов в рубашке с ярким цветочком на локте, и с огромной, хоть и очень аккуратной заплаткой между ног.

Сивцов подскочил к Любе и, пыхтя носом от гнева, прошипел:

– Это ты специально, да? Отомстила мне, да? А ты не подумала – как я до дома буду добираться в таком позорище?!

– Да какое же позорище? – просто оторопела Любочка. Совсем не такой благодарности она ожидала. – С дырявым задом ходить не позорище, а с заплаточкой…

– Какой дырявый за-а-а-ад?! – завопил Сивцов. – Нормальный у меня зад! Эти джинсы еще можно было носить и носить, а теперь… Как я до дома-то доберусь?

– Слав! А ты между ног пакетик засунь, ну вроде как тебе его так держать удобнее, – ржали мужики. – И цветочек на рукавчике очень стильно. Главное – где только подобрала? Никак свое исподнее на заплаты пустила! Ох, Славка, пришила она тебя! Девушка! Так его! Прямо хватайте его в мужья и тяните, он сам не отважится!

Люба только обижено перекривилась:

– А чего сразу в мужья-то? Может мне кто приличнее попадется…

– Да не-е-е-е… – гоготали мужики. – Приличнее Славки не попадется. Мы его отмоем, причешем, чем не жених?

– Так… чем… – окончательно растерялась Люба. Ей и обижать никого не хотелось – вон как люди стараются, сватают, но и идти за Сивцова желания не было. Поэтому она с отчаяньем выкрикнула. – Так он же старый!

– Вот что, молодуха… – уже белый от злости проскрипел Сивцов, – а не могла бы ты куда в другое место устроиться? У нас, например, сейчас люди требуются на рытье котлована… Вот веришь – нет, видеть тебя не могу!

– Ага, так я и поверила, – надулась Любочка. – Вот маменька мне тоже всегда так говорила, а когда я уезжала, она всплакнула!

– А я удержусь, не всплакну, – перекосился Сивцов. – Я буду губы кусать!

И ушел, сверкая новенькими Любочкиными заплатками. Осталось только тяжко вздохнуть. Вот уж верно маменька говорила – чем больше мужика по голове гладишь, тем больше лысина!


У Ирочки в автобусе день начался спокойно. Правда, первое время она немножко тянула со сдачей, не могла правильно и быстро сосчитать деньги, но шофер терпеливо ждал, и она приловчилась. Потом еще пару – тройку остановок объявила неправильно, и несколько пассажиров выскочили раньше положенного на три квартала, а еще немного людей проехали нужную остановку. Однако на ропот недовольных пассажиров Ирина отреагировала достаточно мудро. Она округлила глаза и возмущенно заявила:

– А чего вы ругаетесь? Подумаешь, горе какое – остановки перепутала! Я и вообще города не знаю! Зато каким я голосом говорила! Как будто стюардесса! «Застегните ремни! Вас обслуживает экипаж…» Песня!

И уже к обеду она окончательно освоилась на высоком месте кондуктора. Этому немало поспособствовал ее шофер – длинный, прыщавый молодой человек, с реденькой растительностью на подбородке. Несмотря на свой внешний вид, он оказался парнем весьма неплохим. Сразу же велел Ирине называть его Пабло, так как своего имени – Пашка, он просто не переносил.

На очередной конечной остановке, когда у них выпала некоторая передышка, Пабло сразу же предложил:

– Давай куплю тебе булку с сосиской. Здесь делают здоровенные, и не дорого. И кофе сносный.

Вместе с бутербродами и кофе в пластиковых стаканчиках он ввалился в салон и весело сообщил:

– Любимая еда моей маменьки. А Ника меня всегда ругает за такие обеды.

– А Нинка – это твоя бабушка? – наивно спросила Ирина.

– Не Нинка, а Ника! Это моя девушка, – вздохнул парень. – Только ее мама не любит. И папа не любит. Говорят, что она много из себя строит. Ну, дескать, она мне не пара. Очень умная и выбражулистая.

– Ой, ты знаешь, я тоже таких терпеть ненавижу, – с готовностью мотнула головой Ирина.

– А мне и нужна такая! – с огнем в глазах воскликнул Пабло. – Мне может быть с простой девчонкой не интересно! Мне хочется познаний! Новых открытий! Я как цветок тянусь к солнцу, к свету!.. а меня окружают одни только серые неучи…

– Вот и я тоже! – яростно подтвердила Ирина. – Тянусь куда-то, вытягиваюсь, а меня только одна сестра окружает! А уж она на что родня близкая, а и все равно – иной раз как что скажет, так я сразу делаю вид, будто ее не знаю.

– Вот! Сестра! И ты тоже такая же! – азартно поддержал ее Пабло. – Ну вот о чем с тобой говорить, ты же ведь на выставках не бываешь, не любуешься химическими опытами, тебя не захватывало колдовство оперы, ты… ты не знаешь, кто такой Гюго, Лорка, Мопассан… да что там. Ты ведь и книгу то держала только букварь, наверное. Ну признайся!

Ирина обиделась не на шутку:

– Не признаюсь! Чего это я букварь?! Да я читала твоего Мопассана, когда мне было еще десять лет! Папке один лысый охотник подарил! Он ее спрятал, а мы с Любашей нашли! Рассказ еще такой был… «Пупырышка»!

– «Пы-ы-ышка», – устало протянул Пабло и горестно вздохнул. – Читать надо, Ирочка, читать…

За ту оценку, которую ей дал этот длинновязый Пабло, Ирочка на него так обиделась, что две остановки проехала молча и даже назло воителю выпустила четырех пассажиров без оплаты. На третьей же остановке она задумалась – а может и в самом деле у нее на лбу написано, что она книг не читает и опера ее не околдовывает? Да она и не была в этой опере ни разу… И зря, наверное. Ведь и Марьванна говорила то же – надо расти! Не даром же она их заставляла и в школу эту джентльменскую бегать, и на танцы, и в бассейн. Нет, конечно, горожане и сами по этим театрам не носятся с утра до вечера, но что ей – Ире до каких-то там горожан? Она должна!

– Останови, – гордо попросила она, когда автобус проезжал мимо книжного киоска.

Пабло не стал спорить, хотя пассажиры, вероятно, были не в восторге. Он ее понял.

– И мне купи чего-нибудь… научно-фантастического! – крикнул он ей вдогонку.

Ирина вернулась в автобус уже с двумя толстенными книжицами. Пабло она купила сентиментальный роман, а себе красивую кулинарную книгу.

Увидев покупки, парень только привычно вздохнул и так рванул автобус, что несчастные пассажиры попадали друг на друга перезрелыми ранетками.

Потом Ирочка проявила рвение в работе и пару раз прошлась по автобусу, самолично вручая билеты счастливым пассажирам. И, кстати, совершенно напрасно, потому что, когда она вернулась на место кондуктора, красочной кулинарной книги не оказалось. А ведь она ее положила на свое сиденье!

– Паблик, ты книжку не брал? – на всякий случай спросила Ира у напарника.

Тот только удивленно поморгал глазами и чуть не врезался в бордюр.

– Та-а-а-к, – уперла руки в бока разозленная Ирочка. – Граждане пассажиры! Кто свистнул у меня с сиденья большую такую, толстую книгу? Признавайтесь, а то автобус дальше не пойдет!

Граждане сделали вид, что кондукторша беседует сама с собой. Тем более, что и автобус останавливаться не собирался.

– Я повторяю еще раз! Кто стащил книгу про всякие яичницы?! – уже повысила голос Ирочка. – Не сознаетесь, вызову милицию!

Пассажиры не испугались. Правда какой-то зоркий мужчина нехотя спросил:

– А вон тот молодой человек не вашу книжицу листает?

Ирина обернулась – на задней площадке автобуса стоял какой-то маленький господин, препротивной наружности, и увлеченно листал Ирочкину кулинарную книгу.

– А-а-а-а… – вдруг узнала парня Ирочка. – Старый знакомый! Мишка-Мишка, стырил мою книжку! У-у, ворюга! Ну теперь-то я тебя точно в милицию сдам! На вечное поселение!

Парень, а это был и в самом деле старый знакомый Михаил, такому обещанию не обрадовался.

– Здра-а-а-сссьте! Я с ней, можно сказать, заигрываю, а она так в милицию и норовит! Не крал я твоей книги, понятно?

– Это ты расскажешь майору милиции, – цепко ухватила его за рукав Ирочка и завопила. – Пабло! Паблик! Поворачивай автобус, добросишь меня до ближайшего РОВД с этим ворюгой!

Пассажиры недовольно зарокотали, а Мишка так и вовсе принялся извиваться ужом.

– Ну… вот ведь уцепилась… Гражданин водитель, никуда не надо сворачивать! Я сейчас все объясню! – и тут же Мишка стал нервно пояснить Ирочке. – Я никакой не ворюга. Ну во-первых, я пошутил. А во-вторых, эта книга мне и самому нужна. Я столько за ней бегаю! Я даже могу возместить ее стоимость, частично, конечно. Потому что она уже около часа как бэу.

Естественно, его жалкие отговорки Ирину не убедили, и она продолжала крепко держать парня до конечной остановки. Стоит ли говорить, что половина пассажиров выскакивали из автобуса, не оплатив проезд, и лишь особенно нудные толкали свои деньги в кулак кондуктора, отвлекая ее от важного дела.

На конечной остановке к Ирине подключился и Пабло.

– Молодой человек! – начал он, высоко задирая небритый подбородок. – Куда вы подевали свою сознательность? Как вы осмелились украсть книгу у этой славной девушки? Как у вас рука-то поднялась? Вы что – не видели ее кулаков?

– Да видел я, встречались уже… у нее и ладошка, между прочим, как лопата… – нахмурился Мишка и кинулся в объяснения. – Понимаешь, у меня такая ситуация, что эта книга позарез нужна! От нее весь мой бизнес зависит! И тут, смотрю – вот она, голубушка! Как кто специально положил! Ну, думаю, полистаю, пока еду, а тут эта…

Пабло ходил на оперу, читал правильные книги и потому любил людей. Он сразу же поверил Мишке и даже посоветовал Ирине его отпустить. Тем более, что из-за этой новенькой он сегодня вообще ничего не заработал, зато негатива получил…

– И что? Мы с тобой будем плодить преступников? – уставилась на водителя Ирина.

– Понимаете, я не преступник, – прижал руку к груди Мишка, обращаясь исключительно к Пабло. – Конечно, если она хочет с вами кого-то плодить, я не против, езжайте себе плодиться, но меня в тюрьму нельзя. У меня в субботу банкет, я должен показать на что способен…

– Вот! – обрадованно вскричала Ира. – Он еще до конца не показал! А вот на банкете!..

– Понимаете, – перебил ее Мишка. – Я работаю в маленькой столовой при большом офисе. А шеф у нас такой мужик классный, если он увидит, что у меня получается хорошо кормить людей, он обязательно откроет свое небольшое кафе и поставит меня туда шефом. Нет, ну деньги он будет себе забирать, это ясно. Но и я буду получать прилично! А я могу! Только шефа надо убедить. И вот я уже подговорил его на этот банкет, так готовился и… поэтому в тюрьму мне совсем некогда.

– Да ничего-ничего… – трогательно хлопал Михаила по плечу Пабло. – Вы ступайте, а мы с Ирочкой…

– Как это ступайте?! – взвилась Ирочка. – Он тебе здесь наплел, а ты… Какое кафе, когда он вовсе даже тренер по теннису?!

– И что? Спортсменов кормить не надо?! – грозно сдвинул брови Мишка. Тут же обернулся к Пабло и покрутил пальцем у виска. – Господи! Ну какой я теннисист! Ирочка выдумывает, фантазирует…

Ирочка захлебнулась от негодования.

– Я придумываю?! Да ты сам мне говорил!.. Кафе он открыть хочет! Да кто тебя к продуктам пустит?! Ты же даже манную кашу не сваришь!

– Это я-то не сварю?! – всерьез оскорбился Михаил. – И не сварю! Потому что не люблю эту размазню! Зато какое мясо я готовлю! Из курицы! У нас все только и ждут, чтобы я сготовил, потому что я им так хвалил, а они еще ни разу не пробовали!

– Представляю, как они удивятся, – фыркнула Ирочка. – Нет бы барашка на вертеле зажарить, а ты им свинину из курицы!

Мишка загрустил.

– Я не умею барашка, и вертело не умею, ну в смысле, не сталкивался с этими делами… Можно подумать, ты дак прямо знаток!

– А у нас отец охотник был и рыбак, к нему знаешь какие люди на охоту приезжали! – похвасталась Ирочка. – У нас даже специальная тетка Надя работала, чтобы гостей кормить… Только тетка Надя ленивая была, она все меня заставляла, а мне интересно было… Так что готовлю я не чета тебе, спасибо тетке Наде, научила.

Михаил уже слушал девушку не дыша. Он смотрел на нее с немым обожанием и даже забыл свой родной язык. Изо рта у него вырывалось только козлиное блеянье:

– Ме-е… мне-е-е-е… я-я-я… Тьфу ты! Меня, говорю, научи, а? или знаешь как, давай в субботу вместе на банкет поедем, а? Я скажу, что ты со мной, а ты этого барана приготовишь, а?

Ирочка опять раздула ноздри:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное