Маргарита Южина.

Осторожно, дамы отрываются

(страница 1 из 12)

скачать книгу бесплатно

Глава 1
Невесты оптом

– И-и-и… правая ножка пошла вверх! Р-р-раз! Мах!.. И плавненько присели! – бледным кузнечиком прыгал перед ядреной девицей дохленький хореограф. – Любовь Викторовна! Красиво присели, а не раскорячились! Девочки, девочки! Работаем! Головку набочок, спинку держим, ножки в третьей позиции, не забываем! И-и-и-и… левая ножка… Любовь Викторовна, втянули бедра! Бедра втяните в себя!

– Я не могу, – пропыхтела пышная Любочка. – Я уже туда втянула живот, грудь и ягодицы, как вы просили…

– Я просил! О боже!.. Девочки! Делаем махи! И-и-и… Любовь Викторовна, к вам это не относится, не надо махов! Я говорю – не надо! Пропустите это упражнение, вы все равно только Аллочку своими ногами сносите!.. И – мах! Любовь Викторовна! А вы как присели, так и не поднимайтесь пока…

– Вот гад, ну достал… – злобно сверкала глазищами Любаша и упрямо пыталась взмахнуть многопудовой ножкой «легко», потому что сидеть в третьей позиции ей и вовсе не удавалось. – Ир, ты заметила, как он меня домогается? И на что рассчитывает, косиножка?!


– Любовь Викторовна! Ну уже не дрыгайте вы своими ногами! – выходил из себя нервный преподаватель бальных танцев. – Вы ж мне всех танцовщиц переломаете!

Люба на визгливого хореографа попросту внимания не обращала – она заплатила за месяц вперед и теперь на всех правах могла постигать азы танцевального искусства. Тем более что и балериной никакой она не собиралась делаться, а просто они с сестрой Ирой решили сбросить несколько килограммов лишней красоты, отточить плавность движений и вусмерть поразить всех здешних мужчин бальными плясками. Пока поражать было некого, но любимые мужчины должны были появиться буквально каждую минуту, со дня на день, а потому надо было спешить оттачивать совершенство.

– Любовь Викторовна! Ну хватит уже ногой об пол колотить! – подскочил к сестрам учитель танцев. – Мы уже отрабатываем наклоны!.. Девочки! Ручка пошла перед собой, крыло лебедя, девочки! ножка впереди на носочке… и наклоняемся назад, личики повернули в мою сторону. Сильнее прогибаемся в талии, сильнее… и-и-и… Любовь Викторовна, вы можете не делать, только смотрите, а то в прошлый раз вы завалились, а позади вас Аллочка…

Любочка дернула носом, набычилась и закинула голову назад – по ее пониманию, в талии она уже прогнулась. Рука Любочки с растопыренной пятерней скрючилась над животом, а нога все так же продолжала долбить пол.

– Гос-споди… Любовь Викторовна, ну зачем вам бальные танцы? – простонал несчастный хореограф. – Ну почему не бокс?

– Так если б я с вами на бокс пошла, вы бы первый не выдержали… – здраво рассудила Люба. – Померли б.

– О боже… – закатил глаза тощенький танцор и захлопал в ладоши: – Девочки! Девочки! Не расслабляемся!.. Ирина Викторовна! А вы сегодня отчего-то вовсе не работаете… я хотел сказать – и хорошо! И правильно, и не работайте! Мне одной вашей сестрицы за глаза…

Эдакое замечание пребольно ранило старшенькую из сестер, вышеупомянутую Любочку.

Она ткнула Иру под ребра и затараторила:

– Ты что это у станка окаменела? Спишь, как конь в яслях! За такие-то деньги и дома могла всхрапнуть! Марьванна не за простой платила! – И тут же взяла руководство танцами на себя: – Давай мах ножкой влево – тынц! Да сильнее ногой-то дрыгай! Выше задирай! Не бойся, за все заплачено, и-и-и – тынц, тынц! Я ведь не посмотрю, что ты родня, Марьванне расскажу, она тебя посадит на свекольный салат!

Если бы эта Марьванна слышала, как ее называют Любочка с Ирой, она бы скончалась от сердечного приступа. Сама себя она величала Марианной Венедиктовной и даже являлась таковой по паспорту. Была весьма элегантна, дома носила туфли на каблуках, а чашку держала исключительно двумя пальцами. К тому же по вечерам она изрядно выматывала сестер игрой на фортепиано.

С этой дамой судьба свела Любочку и Иру совершенно неожиданно. Сестры Гороховы всю жизнь прожили в поселке, который обещал стать перспективным. Не все сельчане понимали значение этого слова, но догадывались, что их ждет нечто светлое, прекрасное и сытное. А потому не слишком торопились поселок покидать. Правда, некоторые не особенно доверчивые граждане все же тянулись в город или хотя бы выталкивали туда своих детей. После того, как Любе исполнилось двадцать пять, а Ире двадцать четыре, их матушка тоже проявила бессознательность :

– Собирайтесь в город, нечего здесь оставаться, все одно вам ни работы порядочной, ни мужей не сыскать…

– Мама! А Васька-скотник? – в один голос возопили сестрицы.

И одна и вторая уже который год страдали по веселому, разбитному Ваське, который умел играть на гитаре и с успехом обхаживал женский пол.

– Все равно вам одного Васьки на двоих не хватит! – прикрикнула мать. – Тем более что он вчера к Машке Миклухиной посватался! Собирайтесь!

Девушки от такого известия решили пустить слезу, а старшенькая – Любочка и вовсе заревела в голос. Однако матушка быстро успокоила:

– Не выть! Нашли по кому волосья драть! – и уже спокойнее добавила: – В городе вы себе начальников в мужья выберете. Там ведь этих начальников… плюнуть некуда. Начальники да эти… как их, задави их душу… лихархи!

– Олигархи, мамань, —поправила более просвещенная Ирина.

– Хоть как назови, деньги те же, – отмахнулась маманя. – Да и грех от такой удачи отказываться! Я тут бабушку одну встретила, которая… у которой вы в этом самом городу можете жить спокойно, ни о чем не беспокоиться, да еще и уму-разуму учиться. Она уж вас точно за начальников вытолкает…

Девушки про бабушку ничего толком не сообразили, однако старушка и впрямь встретила их на вокзале, привезла к себе в огромную квартиру из трех комнат, категорически запретила любые разговоры об оплате и к тому же активно кинулась устраивать личную жизнь подопечных.

Правда, в первый же вечер Марианна Венедиктовна критически оглядела девиц и пробормотала:

– И с чего это ваша мать решила, что вас здесь заждались какие-то начальники? Большое счастье, если попадется хороший работяга… Но… будем работать.

И немедленно приступила к этой самой работе. Во-первых, ей отчего-то не приглянулись спелые, хорошо откормленные фигуры девиц, во-вторых, ей не понравилось, как Любочка и Ира говорят, как двигаются, как едят, как сидят… Ей не понравилось ничего. И все же к сестрам она относилась с терпением, участием и с жгучим неравнодушием.

– Вам надо оттачивать движения – запишетесь на танцы. Надо воспитать в себе хорошие манеры… Я вас отведу в детский сад, там моя приятельница преподает в «школе джентльменов» правила хорошего тона, поменять гардероб… этим я займусь сама, – прически, макияж. И еще… девушки! Надо изучать классику! – заламывала руки Марьванна и бегом устремлялась к старенькому пианино.

После первых же нудных, плаксивых мелодий сестры чуть было не сбежали обратно в поселок. Удержало только то, что по здешнему телевидению показывали тридцать восемь программ, в то время как в их глубинке на экране светились только две, да и те приходилось разглядывать через густую рябь.

И именно по этим программам Любочка и Ира увидели, какими прекрасными могут быть женщины, если они умеют красиво одеваться и подводить глазки стрелочками. На танцы они записались сами – Любочка высмотрела в рекламе объявление. Однако, когда похвастались Марьванне, у той чуть красиво уложенные локоны не выпали:

– Вы записались на БАЛЬНЫЕ танцы?! Девушки! Но какие бальные танцы с вашим весом?! Боже! Принесите мне воды… и коньяку.

Гардероб сестры поменяли в три дня, со стрелочками на глазах тоже быстро управились, а вот на танцах приходилось париться по два дня в неделю. Они старались, занятия не пропускали, но вот женихов из богатого сословия по-прежнему на горизонте не было.

– И куда они у вас запропастились? – обиженно спросила Ира, вернувшись однажды домой с очередного занятия.

– Это вы про мужчин? – догадалась Марьванна.

– Да мужчин-то мы видели, – отмахнулась Ира. – Нам бы начальников…

И тут Любочка проявила поразительную осведомленность:

– А я не хочу за простого начальника, я за банкомата выйти хочу! Я слышала – они ужасно богаты, красиво одеваются и их постоянно убивают.

– Банко… маты? – охнула Марьванна. – Деточка! Это же… как бы вам объяснить… за него нельзя выйти, это… выбрось из головы, завтра я пойду в сберкассу, и ты с ним познакомишься…

Ирочка с удивлением уставилась на сестру – что такое банкомат, она не ведала. Любаша тоже выхватила это словцо совершенно случайно в какой-то передаче и сразу же догадалась, что это директор банка. Ну а как же! Комбат, банкомат, депутат, мандат – сплошь одни начальники. Кстати, Любочка была уверена, что и мандат – это тоже какой-то политик, только не слишком хороший. И «одномандатный округ» они понимала как округ, у которого один начальник, да и тот неважнецкий.

Удивив сестрицу своими познаниями, Любочка направилась в ванную, накладывать на лицо куски огурцов, как им строго велела Марьванна. Все же завтра надо было встретиться со своей судьбой.

Однако на завтра у Марьванны назрели неотложные дела – ее срочно пригласила знакомая на чай, и никак нельзя было отказаться, потому что она обещала устроить девушек поварихами в заводскую столовую. А Ирине нужно было непременно поварихой, потому что у нее были необычайные способности к кулинарии, просто необычайные.

– Девушки, – уже в прихожей наставляла Марьванна, – сегодня у вас бассейн, выставка фотохудожников и «школа джентльменов». И учтите – никаких гамбургеров и чебуреков, я проверю!

– Интересно, как? – поинтересовалась Ира, когда дверь за старушкой закрылась. – Люб! Я тебе сразу говорю – в бассейн я не иду, я воды боюсь. В эту школу тоже не пойду, надо мной там дети издеваются. А выставка… слушай, а чего мы там не видели?

– Правильно, – одобрила сестра. – Мы с тобой идем в сберкассу, знакомиться с этим… с мужчиной богатым. И учти – нам надо выглядеть на все сто!

Где расположена ближайшая сберкасса, им подсказали прохожие. Отделение «Сбербанка» хоть и было небольшим по размеру, однако ж выглядело весьма достойно. Серо-белые тона призывали к строгости, белые кофточки сотрудниц с зелеными галстуками на шее говорили о том, что здесь шутить не собираются, а серьезный парень в черном костюме, с массивной челюстью и вовсе всем своим видом вызывал уважение и желание повиноваться. В зале работало только два окошечка, и к ним выстроились две длинные очереди.

– Ну и чего делать будем? – толкнула сестру Ирочка. – Где здесь директора твоего искать?

– Не директора, а… погоди, сейчас я сама…

Любочка протолкаться к окошку не осмелилась, да если сказать честно, у нее просто не хватило силы, поэтому она пристроилась в хвост очереди и, преданно заглянув последней с конца женщине в глаза, спросила, неимоверно смущаясь:

– А вы не скажите, где мне найти… банкомата?

– Банкомат? – встрепенулась заснувшая было женщина. – А вы что – деньги забрать хотите?

Любочка покраснела еще больше:

– Ну… не сразу…

– Да вон он стоит, чего его искать? – ткнула женщина пальцем по направлению к окну.

Возле окна томился тот самый парень с квадратной челюстью.

– Ну и где он? – подошла к сестре Ира.

– Вон, видишь, ворон считает… подглядывает, как его банк работает, – тяжко вздохнула Любаша.

– Что-то он не тянет на директора… – с сомнением проговорила Ира, критическим взглядом окинув парня.

Парень, заметив странные взгляды девиц, почувствовал себя немного беспокойно.

– В телевизоре всех богатых такими… седыми показывают, в костюмах… – рассуждала Ирина. – А этот…

– Молодой еще… – пояснила Любаша. – Да ты не переживай, поседеет… Только… черт, совсем забыла, как там приличные девушки должны знакомиться?…

– Они вообще сами знакомиться не должны, ждать надо, пока он первый к тебе подойдет, – напомнила Ира.

– Ага! Ваську вон сколько ждали! Он подошел, да не к нам. Нет уж, некогда здесь выжидать… – отмахнулась Люба и смело шагнула к парню. – Здравствуйте… а… у вас часов нет?

Парень насторожился, потом прищурил глаза и четко произнес:

– Часы прямо над вами. Вон, на стене, – и с грозным вниманием ожидал следующего вопроса.

Любаша обернулась – огромные круглые часы и в самом деле висели прямо над ее головой.

– Вот вы знаете… – пришла ей на помощь природная смекалка. – Я очень хочу покласть в банк денег, у меня бабушка умерла, и такое состояние оставила, что просто ужас какой-то! Я уж те деньги и в подушку затолкала, и в матрас, а они все равно не помещаются. Вот и хотела – лучше в ваш банк. Может, вы у меня их сами возьмете? Так сказать, по блату? Я бы вам встречу назначила, деньги принесла, а вы…

Парень вытаращил на Любу испуганные глаза и даже отступил на шаг:

– А чего это я? Я просто стою, жду своей очереди, а вы ко мне с матрасами!

– Так вы… вы не директор банка? – огорченно протянула Люба. – Вы не банкомат?

Парень и вовсе – звучно икнул, нервно хихикнул и прокрутил пальцем у виска:

– Вы, дамочка, того? Какой я вам банкомат? Вон он банкомат. Главное – нашла банкомат! Совсем сдурели эти путанки, уже в сберкассах снимают!

Любочка еще не успела сообразить, чем он ее назвал, а возле нее уже крутился худенький, быстроглазый молодой человек с медовой улыбкой.

– Я! Я банкомат, – вежливо представился он, нежно ухватил Любочку под руку и потащил из сберкассы.

Ирочка такого молниеносного успеха от сестрицы не ожидала. Видя, что Люба вдруг в одну минуту обрела популярность у мужчин, Ира быстро засеменила следом.

– Я смогу помочь управиться с наследством, – уже на улице ласково пел между тем незнакомец прямо в ухо Любе. – Я понимаю, как это тяжело потерять горячо любимую бабушку, да еще и заниматься финансовыми вопросами…

Желая разделить с девушкой боль утраты, он даже попытался обнять Любашу за необъятную талию. Любочка вдруг ощутила, как в ребрах бушует неведомая доныне теплая, приятная волна, и губы ее сами собой растянулись в счастливой улыбке.

– Ты чего творишь, паразит?! – вдруг раздался позади пары звонкий окрик Ирочки. – Любка! Ты чего позволяешь?

Люба растерянно заморгала глазами – про сестрицу она уже успела благополучно забыть, зато ее провожатый резко дернулся в сторону. Убежать, однако, не успел —могучая рука Ирочки так хрястнула паренька по спине, что тот свалился на землю без признаков жизни.

– Ты чего наделала? – накинулась на сестру Люба. – Он мне… Он меня… Да разве с тобой когда замуж выйдешь! Только-только порядочный мущщина, а ты… ну и кому теперь этот покойник нужен?!

– Какой порядочный?! – гневно сверкала очами Ирина. – Он же у тебя весь карман обшарил!

Она подскочила к парню и из его кармана бойко выудила связку ключей:

– Вот, видала?

Парень в это время пришел в себя и обиженно захныкал:

– Ну что за невезуха, а? Ну, блин, хоть тресни – не везет и все! А ты, осиротевшее дитя, не могла сказать, что у тебя телохранитель?

Любочка радостно передохнула – парень оказался живучим.

– Ты про Иру, что ли? Да какой она хранитель? Так только… ходит рядом да ревнует без меры… Сестра она мне, младшая.

– Чего это я ревную?! – грозно отозвалась Ирина. – Я твои карманы охраняю! А ты чего по ее карманам шарил? Зачем ключи упер?

– Да не ее это ключи! Мои! – уже слабо оправдывался парень.

– А по карманам зачем?! Я ведь не посмотрю, что ты такой шустрый, мигом в милицию сдам! – пообещала Ирочка и даже раза два для убедительности крикнула: – Милиция! Где вас носит? Милиция-я?!

Парень подскочил мячиком и накинулся на крикунью:

– Ну чего орешь? Чего орешь? Чего уж я такого украл? Просто… просто мне понравилась девушка, решил ее проводить, а заодно выяснить – не напрасно ли стараюсь. Паспорт хотел у нее тихонько вытащить и посмотреть – может, она замужем? А то я за одной такой два месяца таскался, а потом оказалось, что у нее двое детей и муж. А я ей, дурак, два колечка подарил! А что мне – деньги девать некуда?! И ведь она мне ни гу-гу! Вот я теперь сам – как только мне кто по сердцу придется, так сразу – хвать паспорт из кармана и тогда уж…

– Ну правда, Ирочка, что ты такая настырная! Прямо, как участковый какой-то… – недовольно выговорила Любочка сестре.

То, что она сразу понравилась парню, довольно быстро растопило ее сердце. И теперь она уже приветливо поглядывала на паренька, играла глазками и кокетничала напропалую.


– А как вас зовут? Мы с вами так и не познакомились, вы так быстро в грязь рухнули…

– Меня Михаилом зовут, – уже отошел от потрясения кавалер. – Работаю… тренером, большой теннис преподаю. А вас, простите, как?

– Меня Любовью… – покраснела Любочка и протянула ручку пирожком. – Можно просто – Любаша.

– А вас? – не переставая улыбаться, обернулся ко второй сестре Михаил.

– А я… я твоя Совесть, – не поддалась на улыбку Ирочка. – Пойдем, Люб, нам еще в бассейн надо.

– Да пропади он пропадом, этот бассейн, – отмахнулась Любаша. – Прямо не даешь с нормальным человеком… А скажите, Михаил, тренера здесь хорошо зарабатывают?

Михаил хмыкнул и только многозначительно покачал головой.

– Совсем, совсем не плохо… – важно проговорил он.

– А зачем ты тогда к Любке в карман полез? – тут же вклинилась в знакомство Ира.

Парень хлопнул себя по бокам:

– Ну что-о-о такое? Я же объяснял – хотел познакомиться… Помочь хочу! Между прочим, дамочка, не знаю вашего имени, у вас бабушка умерла, а вы на людей кидаетесь, некрасиво.

Ира с удивлением уставилась на Любочку:

– Ты кого уже успела похоронить?

– Бабушку… – стыдливо опустила та глаза. – Ну а чего такого? Я же не соврала. Бабушка у нас на самом деле скончалась. Только двенадцать лет назад…

Михаил от такого известия пришел в бурное расстройство:

– Это как это – двенадцать? А… куда она деньги свои дела? Они у вас двенадцать лет в матрасе лежат, что ли? Нет ну… надо же их срочно пристроить!

– Да мы их уже пристроили, – успокоила Ирочка.

– Да и денег-то там было – сто рублей семнадцать копеек, – вздохнула Люба. – Это ж я так про матрас, для пущего знакомства…

Парень и вовсе обиделся – забегал кругами, начал вскидывать руки к небесам и восклицать так, что стали оборачиваться прохожие:

– Ну ващщще! Ну развели, как малыша! Ну так лохануться!.. Так это у вас вообще денег нет, что ли?! Ну ващщще! А чего тогда в банк поперлись?

– Так это… – робко проговорила Любочка. – С банкоматом знакомиться…

– С кем? – не понял парень.

– С банкоматом! «С кем, с кем»… – передразнила его Ира, потому что сестрица говорить уже не могла, она вот-вот готова была разреветься от стыда – так обмануть порядочного человека! – С банкоматом, потому что он богатый и как раз сгодится нам в женихи.

И тут Михаил рассмеялся. Он так заливисто хохотал, что и сестры не удержались – сначала перестала всхлипывать Люба и хихикнула, а потом и Ирочка расползлась в непроизвольной улыбке.

– Вот дурочки! – медленно успокаивался парень. – Это же автомат! Обыкновенный автомат, в котором деньги получают! Видели там в сберкассе коробку такую железную? Так это он!

– А нам сказали… что это парень. Он еще у окна стоял…

– Правильно, парень стоял у окна, а рядом с ним банкомат. Я же говорю – автомат!

Такое открытие Любочке совсем не понравилось, да еще и Ира пребольно толкнула ее в бок и пошипела:

– А все ты! Нашла себе жениха!

Пришлось красиво выходить из положения:

– А знаете, пойдемте к нам пить чай с малинишным вареньем, – радостно заблестела глазами Любочка.

– Пойдемте, – сразу же согласилась Ирочка. – Только вы, молодой человек, с нами не ходите, вы мне очень карманника напоминаете.

Молодой человек надменно перекривился и фыркнул:

– Не очень-то и хотелось вашей малины… что я – медведь вам, малину грызть… – И он, беспечно насвистывая, подался прочь.

Любочка была крайне расстроена. Во-первых, только что погибла ее мечта по поводу банкомата, а во-вторых, эта Ирочка!..

Марьванна уже сидела дома, одновременно с кем-то болтала по телефону и выщипывала брови.

– Да-да, Зиночка, я тебе премного… ой, я тебе перезвоню, мои девочки вернулись! – вспорхнула она с пуфика и с видом фокусника заиграла глазками: – А ну, проказницы, догадайтесь, какую новость я вам принесла?

– Хо-ро-шую! – хором, как детки старшей группы, пропели сестры.

У Марианны Венедиктовны при таком ответе улыбка тут же превратилась в плачевную гримасу:

– Девочки, ну где кокетство? Где жеманность? Где женственность? Вы должны были прыгнуть на диван, задергать наманикюренными пальчиками и заверещать: «Хочу! хочу! хочу!» Я же вас учила. Как вы мужей-то привораживать будете?

И пока Ирочка раздумывала, где бы ей взять на пальцах маникюр, Любочка кинулась на диван, задергала ногами и затрубила:

– Хочу! Хочу новость!

Но и это старушке не понравилось. Она только тяжко вздохнула и махнула рукой:

– Все. Отбой. Никакого жеманства, кокетства и «хочу, хочу», на директоров вы не потянете, а от мужа-работяги за такие выкрутасы можно и по физиономии схлопотать… Кстати, у нас уже давно вскипел чайник! А на сладкое я вам купила чудного чернослива! Совершенно без косточек и такой чистенький! Пойдемте чай пить, я и в самом деле принесла вам хорошую новость.

Девицы с самым траурным видом поплелись за Марианной Венедиктовной. Они сегодня полдня провели возле сберкассы, проголодались и рассчитывали вовсе не на чай. И уж во всяком случае,не с черносливом!

Между тем их кислого настроения старушка будто совсем не замечала – выставляла красивые чашки, серебряные ложечки, кругленький пузатый чайник с ароматным чаем, сахарозаменитель и целую вазочку черного месива – помытого чернослива.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное