Маргарита Южина.

Идеальный жених

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

– И все-таки, Машка, ты у меня не умная, засахаренная какая-то… а надо бы забродить… пора бы… – безостановочно щебетала хорошенькая, как лубочная картинка, Наталья Викторовна. – Ну вот скажи – что за удовольствие… Посмотри, у меня платье сзади не сборит? На талию посмотри, куда ты смотришь?

– Так где она у тебя – талия-то? – бубнила Маша, девица двадцати трех лет, приглядываясь к платью, которое матушка только что собственноручно изготовила к новогоднему празднику. – Ты мне пальцем покажи, куда смотреть-то…

– Ну, как это куда! Нет… погоди-ка… где она у меня есть-то? – Женщина кинулась к зеркалу, но тут же махнула рукой. – Да ну ее! Я спрашиваю – не сборит? Швы не тянут? Нет?.. Так вот… о чем это я?.. Ага! Я ж говорю – что за удовольствие самый лучший праздник просидеть возле телевизора с куском торта в зубах, а? Это ж… это один раз в год бывает!! Нет чтобы пригласить к себе мальчика!

– Ма! Ну откуда у меня возьмется мальчик? – скучно нудила Маша, желая только одного – чтобы звякнул телефон и маменька быстренько сбежала к своему новому знакомому. – Мне, между прочим, уже знаешь сколько лет?! О-го-го!!. Если б я была козой, то уже умерла бы давно.

– Да уж… – вздохнула мать. – Если козой… так какого-нибудь козла уже нашла бы все-таки… Кстати! А чем тебе не хорош Аркаша? Он так за тобой ухаживает, так ухаживает…

– Это Худоруков, что ли? – скривилась Маша. – Тоже мне – нашла идеал! У него ж мышечной массы, как в одной моей ноге!

Наталья Викторовна внимательно взглянула на толстенькую ножку дочурки и согласилась – девочка удалась пышненькая. Однако ж у матери имелось на счет Аркадия свое мнение.

– А вот и идеал! Потому что он этой разницы в массе совершенно не замечает! А ты знаешь, кто есть идеальный муж? Тот, кто думает, что у него идеальная жена! Конечно! У твоего Кирюши с массой все в полном отпаде! Да только он-то как раз считает, что…

В этот момент маменькин телефон все же разродился звонкой трелью, Наталья Викторовна что-то счастливо прокурлыкала и спешно убежала, крикнув на прощанье:

– Машутка! Мы сейчас бежим к тете Саше, там у нас столько дел всяких предпраздничных!.. Кстати! Ты выпила чай для похудания? Я тебе заварила!

– Еще утром, – буркнула Маша.

– Нет! Я тебе заварила свеженький, иди сейчас же, чтобы при мне! – наседала Наталья Викторовна, пытаясь одновременно засунуть ногу в сапог и проследить за дочерью. – Ну как же перед праздником не освободить желудок, ничего не понимаю!

Маша с грохотом поставила на стол пустую кружку, и только тогда Наталья Викторовна расцвела:

– Ну все, девочка моя! Целую! Приду поздно, меня не жди, котлеты в холодильнике! Все! Да! И пригласи уже какого-нибудь мальчика!

За Натальей Викторовной с грохотом захлопнулась дверь, а Маша надулась еще больше. Можно подумать, она бы не пригласила, если б он был – этот самый мальчик! И… можно подумать, что ей так хочется справлять Новый год в одиночестве у телевизора с булкой во рту… или с чем там… А что делать, если так вышло?! Вот ее самая лучшая подружка Ленка Семенова два месяца назад выскочила замуж, и этот Новый год они с молодым супругом отмечают в кругу его семьи.

Конечно, Леночка сказала, что все остальные праздники она будет отмечать, как ей захочется, но вот самый первый!.. А ребята и девчонки из их компании – Танюшка, Юрка, Катя, Вадим, Оська Крутиков – полгода откладывали свои копеечки в чулок, чтобы в Новый год рвануть в Таиланд и две недели наряжать пальму. Вот и рванули. Она их вчера проводила. Ее тоже звали, но она просто никак – ну никак не могла поехать. Потому что месяц назад устроилась на работу в солидную фирму и сразу же отпрашиваться на две недели как-то не отважилась. Она даже еще толком и не успела узнать – у кого следует отпрашиваться. Ну и… конечно, это не главное, но… Кирилл, между прочим, тоже не смог поехать. А он из всей их компании нравился ей больше всех, она его любила уже лет пять и… просто не смогла бы радоваться иностранному солнцу, когда любимый морозится на родных просторах! И… да, конечно, она надеялась, что они встретят это праздник вместе, потому что у него тоже к Маше имелись чувства. Нет, он об этом прямо не говорил, но она ж не слепая! Она ж видела, как замораживался на ней его романтичный взгляд, как он иногда, случайно, как-то нервно отдергивал руку, будто прикасаясь к ее тугому бедру, как провожал до подъезда (хотя упорно говорил, что им по пути), как он… Да чего там думать! Она знала, что не сегодня завтра он решится на что-то серьезное. Да и пора б уже, не мальчик, ему уже двадцать семь…

Маша вздохнула и включила телевизор. Дикторы сверкали сказочными улыбками, мелькали праздничные рекламы, а известные артисты с огромным счастьем сообщали, что через три дня наступит Новый год! И потому, как говорили они, каждый уже сейчас должен подготовиться к празднику, а самое главное – к чуду! Потому что именно в этот день оно, это самое чудо, обязательно случается!

– Правильно… кто праздничку рад, тот пьян накануне… – шмыгнула носом Маша. – А с чудесами-то как?

Совершенно не понимая, как она должна к ним готовиться, она все же поднялась, на всякий случай вытащила бигуди из коробки и даже отправилась на кухню их кипятить, но… в этот самый миг затрезвонил телефон.

– Алло… – отчего-то сразу же замерло сердце. И не обмануло.

– Маш, привет! – зазвенел в трубке такой желанный голос Кирилла. – Чем занимаешься?

– Я? – У нее перехватило дыхание, из горла вырвалось какое-то недостойное кряканье, но Маша прилежно откашлялась, взяла себя в руки и легко ответила. – Что я делаю… да ничего. Бигуди вот ставлю вари… В том смысле, что телевизор смотрю, к празднику морально готовлюсь.

– Серьезно? – радостно усмехнулся Кирилл. – Как я угадал. Представляешь, и я решил подготовиться! Стал все шкафы ворошить, а у меня ни игрушек елочных, ни елки, вообще ни фига нет! Вот, думаю, влип, да?

– И ничего не да, – вытаращилась возле трубки Маша. – У меня, например, все есть – и игрушки… только они на даче… Ну так и привезти можно, сегодня же только двадцать девятое! И елка у меня есть… будет! И вообще – торт там всякий куплю, салат наделаю, потом еще… ногу могу… нафаршировать.

– Серьезно?! – снова приятно удивился Кирилл. – И елка есть?

– Ну не совсем есть… – замялась Маша. Если честно, то ее совсем не было, ну и что – без елки уже и не Новый год?! – У меня она… в продажном состоянии, то есть в продаже есть, но я еще не купила…

Кирилл снова фыркнул, а потом уже озабоченно сообщил:

– Маш, а говорят, в этом году надо, чтоб не елка, а пихта была, представляешь! – Он на минутку задумался, а потом с сожалением проговорил: – Вот блин… по правилам приличия это я должен тебе пихту припереть, но я даже не знаю, где они растут…

– А у нас на даче есть! – обрадованно вспомнила Маша. – Ну ты ж видел, мы когда еще с нашими летом ездили! Там можно маленькую срубить…

– Рубить нельзя! – строго проговорил Кирилл. – Заметут.

– А мы тихонечко. Я даже знаю где! И потом… я куплю летом семечки, и сама посажу даже целых пять пихточек!.. Или на крайний случай бархатцы можно, они тоже красивые…

Да чего там пять! Она готова была насадить непроходимую тайгу, лишь бы он согласился с ней отметить Новый год!

– Ну-у… так чего? Сегодня съездим? А то завтра не получится – дел много. Да у тебя ж и дача в пятнадцати минутах езды. Быстренько смотаемся, всего и делов! Ну ты как? – спросил он.

Маша онемела от счастья. Она даже предположить не могла, что Кирилл начнет за ней ухаживать с такой прытью.

– Х-х-хорошо, – наконец выдохнула она паровозом, лихорадочно прикидывая – стоит ли надеть французское нижнее белье или сначала они обойдутся поцелуями?

– Да мы ненадолго, – успокоил ее друг, услышав ее взволнованное дыхание. – Мы только туда и обратно.

– Ага, – снова выдохнула Маша. – Я возьму с собой кое-что к чаю и… и вина.

– Ну… если уж на то пошло… вина я тебе и сам могу взять. А так же конфеты и что там еще полагается… – весело проговорил Кирилл.

– Не надо, все это ты принесешь на Новый год, – с придыханием обронила Маша и добавила: – Так я уже пойду? Мне ж еще…

– Да-да, я помню – ты еще бигуди варишь, – хохотнул Кирилл и совсем другим голосом добавил: – Маш… я в три часа у твоих ворот, да?

Она чуть было не ляпнула: «А чего в три часа там делать-то? Елок от пихты потом не отличим, темнеет же», но вовремя прикусила язык. Боже мой, она еще так невинна! Ну конечно же, Кирилл вовсе не за тем туда собрался, сдалась ему эта пихта! Он же… он же планирует нечто совсем другое – романтичное и сказочное! Маша даже взвизгнула от предвкушения счастья.

– Я уже бегу одеваться, – яростно мотнула головой Маша, хотя такого рвения Кирилл все равно оценить не мог.

– Да ты сильно не беги, еще времени много, – тепло проговорил Кирилл, и Маша хорошо представила, как он там у себя возле телефона улыбается доброй, тихой улыбкой.

Маша кинулась на кухню, где несчастные бигуди бурлили уже на последнем издыхании, и стала приплясывать возле зеркала.

Конечно же, ее отвлекали. Позвонила мамочка:

– Машутка, девочка моя, тетя Саша сказала, что в «Бисере» распродажа. Сбегай немедленно! Тебе срочно нужно купить купальник, а то мы летом опять не найдем твоего размера! Там, тетя Саша сказала, есть такой синенький, как раз на тебя, со стразами.

– Мама! Мне некогда купальник покупать! Мы уезжаем к нам на дачу!

– «Мы»? – немедленно насторожилась Наталья Викторовна. – А кто есть – «мы»? Ты решила все же обратить свой взор на Аркашу? Правильно, девочка моя! Ты, оказывается, вовсе не глупенькая тыковка, ты все умненько сделала! И ничего! Напялишь на Аркашу пуховичок, наверх свитерок, вот тебе и мускулатура, правда же?

Мама просто не давала вставить словечка.

– Ну мама же! – топнула пудовой ножкой Машенька. – Ну и совсем я не с Аркашей еду! А вовсе даже с Кириллом! Он мне только что позвонил и… и пригласил съездить за елкой!

– С ума сойти! – тихо охнула Наталья Викторовна и через секунду взорвалась: – Машенька!! Мария! Этот баклажан крутит тебе мозги! Он вовсе не готов стать твоим мужем! Я прямо отсюда чувствую – еще не готов!

– Мам, у тебя какое-то рагу в голове – тыквы, баклажаны… – скривилась Маша. – Ты лучше мне посоветуй, что надеть-то? Лучше те светлые джинсы или юбку?

– Лучше то французское белье, помнишь, которое на распродаже летом брали, вот его. А еще – чулочки ажурные, беленькие, и…

– Мы за елками едем, – напомнила Маша.

– Ах, не надо строить из себя девочку! – отмахнулась мама и вдруг весело сообщила: – Машка! А у нас же сегодня туда едет Олег Андреевич!

Олег Андреевич был новым маменькиным другом. Почему он намылился на их дачу в одиночестве, было загадкой, однако маманя тут же все и прояснила:

– Он привезет елочные игрушки и гирлянды! Кстати, его там и увидишь! А то мы уже столько знакомы, а все случая не выпадало.

– Мам… а что он, один, что ли, приедет?

– Не переживай, у него есть ключ, – скороговоркой произнесла мать, явно стараясь быстренько распрощаться. – Машка! Пока уже, а то пока я с тобой болтаю, у меня уже весь крем высох!

Маша только пожала плечами – что за крем? То ли маменька стряпает, то ли в салоне с маской лежит… Подробности остались неясными, но были не так уж важны.

* * *

Кирилл приехал на десять минут раньше, но Маша уже была готова. Выглядела она распрекрасно. Нет, она, конечно, знала, что ее немножко портил лишний вес; однако огромные, темные, будто смородины, глаза, белая кожа, ямочки на щеках – все они были ее несомненными плюсами. Да и «вареные» бигуди не подвели – волосы спадали на плечи золотистой лавиной, а белая пушистая шапочка добавляла нежности миловидному лицу. Она выскочила из подъезда просто Снежной королевой – беленькая курточка, беленькая пушистая шапочка, рукавички и… огромная сумка с продуктами – ради милого дружка Машенька выгребла половину холодильника, который Наталья Викторовна так старательно наполняла к празднику.

– А это что? – Кирилл ткнул пальцем в баул. – Это ты меня кормить будешь?

– И сама кормиться, – добавила Маша. – Да тут всем хватит.

Кирилл многозначительно кивнул. По большому счету, еды хватило бы для цирковой труппы, включая медведей.

– Садись. – Кирилл открыл дверцу машины перед подругой. – Сейчас прокатим с ветерком.

* * *

В дачном домике было холодно и сыро, но зато чистенько и ухоженно. Пока Кирилл возился с печкой, Маша накрывала на стол.

– Кир, а ты окорок любишь? – спрашивала она краснея.

– Люблю.

И она выкладывала на тарелочку розовый, нежный окорок.

– А бутерброды с икрой?

– Люблю, – бурчал возле печки Кирилл.

И на столе появлялись бутерброды.

– А рыбу красную?

– И ее тоже…

И Маша снова краснела. Ну, во-первых, оттого, что она еще ни разу не оказывалась с любимым наедине вот так – в лесу, вдалеке от города! А во-вторых… каждое его «люблю» она относила вовсе даже не к какой-то красной рыбе, а к себе, конечно же. И это было так… волнительно!

В какой-то момент у Маши заурчало в животе. Она вытаращила глаза, втянула живот и испуганно напряглась – не слышал ли Кирилл пение влюбленного организма?

Тот, к счастью, не слышал. Но и живот не умолкал. Теперь его так крутило, что нужно было все немедленно бросать и нестись… ну, в общем, Маша знала куда!

– Ну, мамочка, удружила! – злобно прошипела девушка себе под нос. – «Выпей цяйку для похудания! Я тебе све-е-е-езенького»!.. Вот уж нарочно не придумаешь!

– Маш, ты там чего? – окликнул ее Кирилл, когда она уже пробиралась к выходу, стараясь не слишком обращать на себя внимания.

– Я… мне сейчас надо за… топором! Вот, точно, мама просила… привези да привези… – ляпнула Маша и выскочила из домика, забыв про все на свете.

Возвращалась она совсем с другим настроением, даже можно сказать – с душевной легкостью! Хотела было набрать дровишек, чтобы Кириллу лишний раз не выскакивать. Подошла к сараю… Из-за кривой стены, которая была наполовину скрыта резной лапой старой елки, на нее глянуло темное, большеглазое лицо.

– Мамочка!! – взвизгнула Маша и кинулась в дом. – Кирилл!! Там кто-то… там в сарае сидит кто-то! За сараем!!. Там леший, наверное…

Она не могла перевести дух.

– Ма-а-аш! Ну ты чего? – поднялся Кирилл.

Печь уже разогрелась и наполнила домик теплом. Парень стоял раскрасневшийся, без куртки, с огромным бутербродом в руках. Верить Машиным страхам ему не хотелось.

– Это ж сторож, наверное, ты чего, чудачка? Ну почему леший-то?

Он подошел и ласково потрепал девушку по голове.

– Нет, Кирилл… там не сторож… и даже не леший никакой… Да какой тебе леший! Смеешься надо мной, да?! Мне вообще показалось, что там… женщина… – вытаращила глаза Маша. Но, подумав секунду, засомневалась: – Или мужчина, но кто-то есть, точно тебе говорю!

Кирилл видел, как напугана подруга, поэтому больше ерунды говорить не стал.

– Ну, где тут у вас большие валенки, пойдем смотреть, кто там ходит. Но если медведь!.. Сразу предупреждаю – он и меня съесть может!

Рядом с ним Маша чувствовала себя куда спокойнее, однако топор взять все же не поленилась.

– Ага, пригодился, – подмигнул Кирилл. – Давай-ка мне, на женское это дело топорами размахивать…

Они вышли из домика… Возле сарая никого не было. И следов никаких. Может оттого, что уже изрядно стемнело, а может, просто замели.

– Ну? – оглянулся по сторонам Кирилл. – И где враги?

Маша озиралась вокруг и никого не видела. Неужели почудилось? Да не может быть! Она ж не пьяная – с чего б ей рожи мерещиться начали?

– Кирилл, ну вот… оно прямо здесь стояло! – показала она рукавичкой на стену. – Я хорошо помню. Лицо такое… черное…

– Маш, – приобнял ее Кирилл. – Здесь же елка, как ты разглядела? И темно вон как. Может, просто ветки сложились, будто лицо человеческое, ну?

Маша покорно мотала головой – по большому счету, ей было уже плевать, кто там откуда выглядывал, главное – вот он, Кирилл, идет сейчас с ней в обнимку, она тоже обнимает его за талию… и он весь такой близкий-близкий… даже капельку родной…

– Ну чего – елку поедем рубить или лучше дома посидим? – прямо к лицу наклонился он.

– Да ну их, эти елки… – тихонько ответила Маша, задыхаясь от нахлынувших чувств.

– А тогда… пойдем быстрее, а то я замерз, – чмокнул ее в нос Кирилл и заторопился к дому.

Маша была сама не своя – этот невинный поцелуй в нос… нет, конечно, ей мечталось немножко о другом, но… он же и в самом деле замерз, а вот в домике!

Дома Кирилл включил приемник, откуда сразу же полилась чудесная музыка – радиостанции тоже вовсю нагоняли праздничное настроение.

– Я предлагаю выпить! – как-то слишком торопливо, суетясь и смущаясь, заговорил Кирилл. – И знаешь… давай на брудершафт, а?

– Конечно, – тоже засмущалась Маша. – Так-то чего зря винище глотать… я и не люблю вовсе…

– Не любишь? – опешил Кирилл. – А зачем тогда привезла?

Конечно, ей не надо было этого говорить! Вот дурочка-то! И кто за язык тянет? Сейчас вот откажется пить на брудершафт, а там глядишь, и до поцелуев не дойдет!

– Нет, ну то есть… – Маша дала задний ход. – Я выпить-то никогда не против! Ты мне побольше налей!

Он налил ей вина, себе минералки (все же был за рулем), они медленно встали и переплелись руками.

– За тебя, Маш… – как-то совсем незнакомо, без обычной усмешки проговорил Кирилл, и она поднесла бокал ко рту.

И тут ее чуть не парализовало. В окне совершенно отчетливо виднелась молчаливая рожа.

– КРА! – коротко, но очень зычно рявкнула Маша и выплеснула вино на любимого.

– Что?! – Кирилл тоже обернулся к окну.

Физиономия исчезла.

– Маш, ну чего ты сегодня какая-то?.. – чуть обиженно спросил Кирилл. – Там дальше, после вина, предполагался страстный, праздничный поцелуй, а ты… каркаешь…

– Кирилл! Там кто-то есть, – быстро заговорила Маша. – Я его разглядела, вот честное слово!

– Да и пусть ходит, – недовольно поморщился Кирилл. – Я ж говорю – сторож! Чего бояться-то?

– Нет, Кирюша, я не боюсь. Я думаю… Может, это мамин кавалер? Он ходит, а… зайти стесняется, а?

– Ну пусть пока там постоит, смелости наберется. – И Кирилл, уже плюнув на всякие премудрости, отставил бокал на стол и притянул Машу к себе.

Та легко положила руки ему на шею и… приготовилась к новогоднему чуду. Оно ведь в самом деле случается обязательно!

Он даже не успел ее поцеловать, как дверь распахнулась и на пороге оказался… Аркадий.

– Ну, твою мать!.. – не выдержал Кирилл. – Маш, ты этого клоуна звала?

Маша пялилась на Аркадия, и губы ее сами собой бормотали:

– Спокойно, Маша, спокойно… ты же не хочешь за решетку… спокойно… парень просто… шел мимо… надо… надо, блин, его вон тем бревнышком погреть!! И чтоб по всей спинушке! И чтоб…

– Маша… а что ты как-то странно на меня смотришь? – беспокойно спросил Аркадий. – Я к вам… погреться… Да и вообще, в гости я!

Неизвестно как он добирался, но поморозился изрядно – его худенькая фигурка скрючилась окончательно, руки посинели и прятались в карманы, губы не разлипались, нос блестел, а плечи методично вздрагивали.

– А я… я тебе позвонил… – не обращая внимания на Кирилла, объяснял Аркадий. – Тебя нет и нет… я тогда Наталье Викторовне звякнул, ну она и… рассказала. А я… сразу вызвал такси и… Правда, они к самому домику не подъехали, выбросили меня черт-те где… И теперь… я с вами буду!

– А на кой черт ты нам сдался? – вздернул брови Кирилл и с интересом спросил: – А как, мил человек, вы обратно собираетесь? Дюже любопытно. Первая лошадь только завтра в обед.

– Я с Машей, – кротко пояснил Аркадий.

– Как трогательно! – всплеснул руками Кирилл. – Он с Машей! Не со мной, прошу заметить, а с Машей!!

Аркадий чувствовал себя совершенно лишним, но уходить не собирался. Он решил окончательно обнаглеть и… обнаглел. Хмуро уселся к столу, не раздеваясь, для начала влил в себя бокал вина, потом… потом еще один и только после этого принялся метать приготовленные угощения.

– Хв-ватит вино хлебать! – выдернула у него из рук свой бокал Маша. – Прям для тебя здесь застолье устроили!! Жуй вон… кильку! Или что там? Шпроты?

– Маша! – совершенно несчастными пьяными глазами уставился на нее Аркадий. – Это я… я ж с горя!! Он же не любит тебя… ну ни фига! Ни вот столечки!! Злыдень!!. Маш! Он хочет над тобой… надругаться!!

– Так и не мешай ему!!! – уже не выдержала Маша. – Чего притащился? Вот сейчас как дам!

И она замахнулась мощным кулачком. Аркадий пригнулся, чтоб не попасть под удар, клюнул носом в плошку с горчицей и затих.

– Ты его… Машенька, ты его все-таки убила? – округлил глаза Кирилл.

– Да спит он! Вон, видишь, спина вздымается – это он храпит, значит… – вздохнула Маша, виновато посмотрела на Кирилла и спросила: – Ну и что делать будем? Может, за елкой пойдем?

– Ты на улицу давно выглядывала? – Парень медленно расхаживал по комнате. – Там же темнотища… Вот блин… счастья привалило… Даже телика нет… Давай, что ли, спать укладываться…

Маша с готовностью кивнула и начала быстро-быстро расправлять постель. Себе она решила постелить отдельно. Но… она ж не маленькая, прекрасно понимает, что несмотря ни на что Кирилл все же переберется к ней. И от этой мысли… снова заработал маманин чай, будь он трижды неладен!

– Кирюша, ты ложись, а я… я быстренько! – метнулась она к выходу.

– Маш, ну куда ты опять? – точно ребенок заныл Кирилл.

– Я… я в душ! – Маша игриво помахала ему ручкой и пулей вылетела из домика.

Если туда она неслась ракетой, то обратно побежала по дальней дорожке, старательно обходя стороной страшный сарай. Морозец был крепкий, оттого Маша двигалась прыжками. Неожиданно споткнувшись, девушка уперлась рукой во что-то… нет, вдруг поняла Маша: в КОГО-ТО!

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное