Манселл Уоррен.

Вы – тонкий психолог. Как убедить в этом окружающих

(страница 1 из 5)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Манселл Уоррен
|
|  Вы – тонкий психолог. Как убедить в этом окружающих
 -------

   Слово психология происходит от древнегреческого «психо» – душа и «логос» – наука и означает «наука о душе». Хотя факт владения древнегреческим сам по себе впечатляет, для понимания предмета его недостаточно. Во-первых, необходимо усвоить основные принципы. Это делают немногие, поэтому вы оставите далеко позади даже некоторых психологов. Тот факт, что в основе любого направления психологии лежат неразрешимые проблемы и даже терминология полна противоречий, вам, безусловно, на руку. Старайтесь всегда использовать это себе на пользу.
   Во-вторых, разные люди понимают психологию по-разному. Поэтому, чтобы прослыть психологом, нужно иметь представление о психологии и множестве «школ», которые она породила. Для различных школ психологии характерен некий уровень взаимной лояльности, совершенно не свойственный большинству основных религий. Выделяют экспериментальную и прикладную психологию: первая связана с лабораторными исследованиями, вторая применяется в реальной жизни. Например, психоаналитики заявляют, что психология изучает бессознательные, не поддающиеся объяснению силы, влияющие на человека; бихевиористы утверждают, что психология исследует причины и следствия человеческого поведения. Существуют такие течения в науке, которые сильно смахивают на секты (например, когнитивно-бихевиоральный анализ), однако их редко учитывают, потому что, в сущности, они развивают идеи других направлений психологии. Спокойно выбирайте любую из существующих тенденций в психологии или, как делают многие, изобретайте свою.
   Прежде чем мы снабдим вас необходимыми фактами, а также познакомим с открытиями в этой области и, что самое важное, с особым имиджем психолога, хотим обратить ваше внимание на несколько важных моментов, которые ободрят вас и помогут легко войти в роль психолога. Это поможет вам понять, что быть тонким психологом не только просто и приятно, но зачастую и жизненно необходимо.

   1. Даже сами психологи не знают точно, что такое психология. Психологи подчеркивают, что определение любого понятия из области психологии, например интеллекта, памяти или чувства, не является точным. То же самое можно сказать и о самой психологии.
   2. Быть психологом не значит заниматься практической психологией. Многих психологов расстраивает тот факт, что самые влиятельные теории в психологии были разработаны философами, психиатрами и другими врачами, а также биологами, программистами, физиками, инженерами или даже чьим-то двоюродным дедушкой. К счастью, теории человеческого разума, разработанные инспекторами дорожного движения, никто не воспринимает всерьез.
   3. Мало кто знает, чем занимается психолог.
В психологии так много дисциплин, и невозможно понять, чем же, собственно говоря, должен ежедневно заниматься психолог. Поэтому непрофессионалы часто отвечают: «Он беседует с людьми», «Читает мысли», «Извлекает из головы и оценивает крутящиеся там рекламные радиоролики».
   4. У каждого психолога есть своя теория.
   Не обязательно цитировать чужие идеи, если с таким же успехом можно распространять свои. Возможности здесь безграничны – от подтверждения того, что слова других могут быть истиной (только с проведением реальных экспериментов, например, «зеленее ли трава у соседа?»), через исследование чего-либо, упущенного исследователями из виду (например, изу-чение нового основного качества – «хитрости пятой точки»), до простого изучения роли психологии в конкретном аспекте человеческого поведения (например, функция избирательного внимания в сканировании переполненного бара при поиске объекта «свободная официантка»).
   5. Большие ожидания. Если бы существовал один основной принцип для всей психологии (которого, скорее всего, не существует), он заключался бы в следующем: поведение человека диктуется его ожиданиями, которые обусловлены неосознаваемыми мотивами, усвоенным опытом, определенной социальной ролью либо восприятием данного момента. Ключик от этих внутренних оков – в способности всегда ждать неожиданного и не всегда рассчитывать на ожидаемое. Или, одной фразой суммируя столетние исследования в психологии: «Улыбайтесь! Этого могло никогда не произойти». Конечно, не следует произносить эти крамольные слова в комнате, полной психологов. Лучше охотно соглашаться, что сложные термины и витиеватые объяснения, наводнившие науку, абсолютно необходимы.
   Теперь вы знаете, что представляет собой психология на самом деле, у вас есть надежная база, от которой можно оттолкнуться в исследовании тонкостей дисциплины и осознания ее любопытной природы. Первый шаг – самый важный, но, тем не менее, простой для понимания. Психология – это наука, искусство или человеческая природа? Для психолога существует только один ответ на этот вопрос.



   Серьезные ученые (к примеру, изучающие физику или биохимию круглого червя) часто подвергают сомнению статус психологии как науки. Наиболее здравомыслящие люди, устоявшие перед соблазном профессионально заняться наукой, рассматривают психологию как прикладную дисциплину с туманной терминологией («бормотанием психов»).
   Как бы то ни было, если вы хотите произвести впечатление на психолога, необходимо твердо отстаивать мнение, что психология – действительно наука. Для оценки этого утверждения следует немного подучить историю. Конечно, это человеческая природа, но пусть это вас не смущает, от вас ведь не требуется знаний по истории психологии больше, чем у психолога, а это совсем немного.


   История психологии довольно коротка. Больше 2500 лет никто не возмущался, что психологией занимаются философы (хорошим примером стали Аристотель, Сократ, чуть позже Декарт, которого можно пожурить за то, что он отделил душу от тела, как «призрак в машине»). Эти мудрствующие бездельники размышляли о человеческом разуме, и ни один ученый не побеспокоил их маленькой просьбой предоставить доказательства. На закате XIX столетия наконец произошел переворот. Ученые захотели убедиться на основе фактов, есть ли в нелепых утверждениях философов зерно истины. Так начался период эмпирической психологии.
   С этого момента важные идеи, касающиеся разума, стали подвергаться проверке методом экспериментов – т. е. за выдвижением теории следовало проведение экспериментов, в ходе которых гипотеза проверялась. Провал означал гвоздь в крышке гроба для всей теории. Бывает!
   К сожалению, психологи всего лишь люди и могут быть в равной степени как застенчивыми, так и настойчивыми, поэтому многие теории были незаслуженно забыты, в то время как на других упорно настаивали, не имея при этом ни малейших доказательств их истинности.
   Может быть, вы захотите узнать, что первую психологическую лабораторию основал Вильгельм Вундт (1832–1920) в 1879 году при Лейпцигском университете, но это пригодится, только если вы планируете общаться с немцем. Вундт стал родоначальником немецких гештальт-психологов – ранних экспертов в области зрительного восприятия. Представители данного направления исследуют, как люди воспринимают и классифицируют то, что находится у них перед глазами (ушами, носом и т. д.). Известнейший принцип гласит: «Целое всегда больше суммы составляющих его частей» и применяется в отношении не только оптического обмана, но и церквей из спичек, волшебных пирожков и группы «АББА».
   Уильям Джеймс (1842–1910), брат писателя-романиста Генри Джеймса, был выдающимся американским соперником Вундта. Он услужливо определил психологию как «науку о духовной жизни» и работал как раб 12 лет, чтобы написать свою знаменитую книгу «Принципы психологии» (вы должны взять за правило называть ее «Джеймс»). В 1884 году Джеймс превосходно сформулировал теорию чувств Джеймса – Ланге, над которой за год до этого работал Карл Ланге (1834–1900).
   Согласно теории Джеймса – Ланге возникновение эмоций обусловлено вызываемыми внешними воздействиями изменениями в произвольной двигательной сфере, так и в сфере непроизвольных актов сердечной, сосудистой, секреторной деятельности. Совокупность ощущений, связанных с этими изменениями, и есть эмоциональное переживание. Джеймс иллюстрирует это с помощью примера, который впоследствии неоднократно цитировали психологи: человек осознает свой страх перед медведем только после того, как отреагировал на его нападение (например, убежал или отметил в уме, что в следующем году не стоит проводить отпуск в Йосемитском национальном парке).
   Следует отметить, что психологи до сих пор спорят по поводу сомнительных мест теории Джеймса – Ланге. Это служит убедительным доказательством того, что психология – действительно «трудная» наука или что неисправимы многие психологи в своем желании заниматься совершенной наукой.


   Пока психологи-эмпирики ломали головы над вопросом, как сделать психологию истинной наукой, психиатр Зигмунд Фрейд (1856–1939) неожиданно выступил с новым направлением – психоанализом. И этим все испортил. Фрейд не собирался проверять свои идеи методом научных экспериментов, поэтому в академических учебниках по психологии им уделяется недостаточно внимания. А учебники по психологии, если вы когда-либо их читали, – это великое средство продвижения идей.
   Несмотря на это, Фрейд был первым, кто объяснил серьезную роль отношений родителей и детей и их влияние на внутренние конфликты в бессознательном в период полового созревания. Фрейд во многом считается «отцом» психологии, и до сих пор его работы дают повод для глубокой бессознательной (и сознательной) борьбы между психологами. Мы рекомендуем знакомиться с вдохновляющими идеями Фрейда в домашней обстановке, но на публике не забывайте бранить его за отсутствие научной точности. Это убедит окружающих в глубине ваших познаний. О покойниках плохо не говорят, но Фрейд – исключение.


   Против психоанализа, не жалея сил, боролось движение, требующее восстановления научной морали. Это был бихевиоризм, основанный Джоном Уотсоном (1878–1958), Иваном Павловым (1849–1936) и Б. Ф. Скиннером (1904–1990). Уотсон не ценил рефлексию и эмпатию (способность к сопереживанию) так высоко, как его современники-психоаналитики. Он утверждал: «Цель психологии не в понимании опыта, а в прогнозе и контроле над поведением!» Для достижения задуманного бихевиористы строили неестественные приспособления, например «ящик Скиннера», созданный для наблюдения за реакциями крыс, собак и голубей и управления ими. Предполагалось, что эти опыты откроют закономерности естественного поведения людей.
   Бихевиористы избегали изучать переживания человека, как будто бы это была сомнительная область, и отводили ей место где-то между мистикой и выдумкой. Психические переживания описывались как «сопутствующее явление», т. е. нечто, происходящее на поверхности, является следствием происходящего в действительности, но не оказывает влияния на кого-нибудь или что-нибудь. Примерно так же, как и политический манифест.


   В 1940-1950-е годы под руководством американского математика Норберта Винера (1894–1964) возникло новое движение, получившее название кибернетика, и на авансцену снова вышел разум. В кибернетике человеческий разум рассматривается как сложный вид термостата, который регулирует все процессы для поддержания удовлетворительного состояния системы. Если вы заявите, что знакомы с этой дисциплиной, то никто не усомнится в том, что вы дипломированный специалист. Это направление просуществовало недолго и превратилось в широкое движение, известное сейчас как когнитивная психология.
   Специалисты по когнитивной психологии выдвинули важную идею о том, что изучение человеческого разума возможно на основе изучения работы компьютера. Можно предположить, что основным препятствием в ее развитии стало то, что психологи очень мало знают о работе компьютера. Только они провели аналогию между разумом, существующим в мозге, и «программным обеспечением», действующим в «железе» компьютера, как истинные исследователи мозга напомнили им о том, что такая аналогия тоже бессмысленна. Компьютеры обязаны быть идентичными, в то время как нельзя найти два одинаковых мозга, за исключением, пожалуй, мозгов Тони Блэра и Джорджа Буша-младшего.


   Как вы можете видеть, развитие психологии можно проследить на примере ярких аналогий, которые используют сами психологи. За прошедшее столетие наука о человеческом поведении базировалась на поведении собаки, крысы, голубя, термостата, компьютера и скоро, вероятно, доберется до поведения игрального автомата. И только философам нужно отдать должное за оригинальную (и самую здравую) идею изучать человеческий разум на основе разума человека.
   Совокупный эффект развития различных направлений в психологии состоит в том, что времени на изучение всего этого нет, в итоге каждый отдельный психолог остается приверженцем только своей драгоценной дисциплины, одновременно утверждая, что все остальные столь же существенны, сколь существенной может быть определенная расстановка людей в хороводе.
   Поэтому, хотя психологи и заявляют о своем умении понимать других людей, один психолог вряд ли поймет, о чем говорит другой. К счастью, вы вольны выбирать то, что вам больше нравится, и разглагольствовать вместе с другими. К примеру, можно сказать…
   • бихевиористу: «Если мои мысли – сопутствующее явление, полагаю, вы не очень расстроитесь из-за того, что я думаю по поводу вашего непростительно кричащего галстука».
   • когнитивному психологу: «Если компьютер подобен человеческому мозгу, скажите, чего же на самом деле хочет от жизни мой лэптоп».
   • психоаналитику (после того как он, основываясь на вашей манере держать чашку, сделал вывод о движущих вами подсознательных мотивах): «Потрясающе! Как, по-вашему, чувствует себя моя чашка?»




   Научиться вводить людей в заблуждение относительно своих знаний по психологии достаточно просто. Однако это едва ли сделает вас психологом. Поэтому оставим детали на потом. На практике психология – это не сбор капель понимания из фонтана знаний, а затыкание дыр в протекающей плотине, чтобы сдержать лавину незнания. Нужно научиться выдать последнее за первое.


   Во-первых, манеры. Психологи умеют создать лишающую мужества атмосферу равнодушия, самопожертвования и рассеянности, все это в совокупности озадачивает собеседника. Отношение в целом характеризуется фразой: «Я забыл о вашем дне рождения, потому что был полностью погружен в раздумья по поводу продвижения науки и/или помощи людям».
   Перспективному психологу необходима видимость социальных навыков, которые будут направлены только на то, чтобы вернуть тему разговора в ограниченное пространство собственной компетенции.
   Когда жертва появляется в поле зрения, он достает секретное оружие – путаные объяснения. К примеру: «Ваш кот производит впечатление очень умного. Расскажите, как он реагирует на движение объектов в поле периферического зрения? Ах, вы не знаете? Тогда, позвольте, я объясню на небольшом примере…»


   Второе условие для создания образа психолога – реквизит. Во многих офисах психологов можно обнаружить «голову френологии» – цвета слоновой кости модель головы бесполого человекообразного существа с чертами характера, указанными на различных частях черепа, как на карте. Вполне вероятно, голова была куплена в подарок по случаю окончания университета чрезмерно впечатлительной мамашей начинающего психолога. Естественно, любой уважающий себя психолог понимает, что муляж не несет никакой ценной информации, т. е. абсолютно бесполезен. Однако трепет перед открытиями викторианского периода придает этому раритету определенное очарование. Часто серьезные психологи идут по другому пути, вешая на стене плакат с атласом головного мозга. Это тоже производит впечатление на посетителей, но для психолога и это бесполезно.
   Завершающий штрих – качественный фильм, мягко высмеивающий психологию. Он помогает понять, что психологи не воспринимают свою работу всерьез (нет, конечно же, воспринимают). В «реальном мире» за пределами лаборатории или офиса психологи не прибегают к впечатляющему реквизиту других профессий, например белым халатам или парикам. Поэтому лучшей защитой было бы отрастить бороду и говорить с австрийским акцентом, что пока выглядит необычно и будет иметь такой же эффект, как и ношение яркого золотого беджика с надписью «Я – психолог».


   Третья проблема состоит в отношениях с непсихологами, или «нормальными» людьми, как психологам нравится их называть. На неофициальных мероприятиях обычный психолог встречается с множеством несомненно разумных людей, которые, сталкиваясь с ним, утрачивают умение мыслить логически, поэтому приходится наделять их тем, что называется чрезвычайными полномочиями.
   «Вы можете сказать, о чем я думаю?» – самая обычная реакция. В сущности, можно ответить «да» или «нет». «Нет» – это правда, не только потому, что чтение мыслей невозможно, а потому, что многие психологи очень посредственно истолковывают социальные сигналы. Почему они должны изучать теории человеческого поведения, когда другим это дано от природы? «Да» – ложь чистой воды, но она ведет к гораздо более интересному разговору.
   При разговоре с «нормальными» знать, что в психологии – ложь, зачастую так же важно, как и знать, что является установленным фактом. Один из распространенных мифов, которые начинающий психолог должен выбросить из головы без всяких колебаний, это миф о том, что люди используют только 10 % мозга. Этот миф (возникший в Америке 1930-е годы с развитием коммерческих курсов улучшения психического здоровья) является ложью, хотя, возможно, это верно для некоторых психологов.
   Иногда люди, не являющиеся психологами, ожидают, что психолог, оказавшийся среди них, знает что-то интересное об особенностях человеческого разума, и поэтому пытаются это выяснить. Вопросы могут быть самыми разными – такими, на которые сложно ответить, которые не имеют ответа и просто идиотские. Например, «Как мы учимся говорить?», «Что такое счастье?» и «Почему бутерброд всегда падает маслом вниз?» Вот некоторые полезные ответы, разработанные психологами, параллельно с их настоящим значением.
   Возможный ответ:
   Существует множество объяснений, но ни одно не отвечается всем критериям.
   Настоящее значение:
   Единственно знакомое мне психологическое объяснение слишком напоминает здравый смысл.

   Возможный ответ:
   Эти эмпирический вопрос.
   Настоящее значение:
   Никто не потрудился проверить его.

   Возможный ответ:
   Это семантический нюанс.
   Настоящее значение:
   Не представляю, что вы имеете в виду.

   Возможный ответ:
   Интересно, а как бы вы это объяснили?
   Настоящее значение:
   Мой разум на секунду затуманился.

   Возможный ответ:
   Это не входит в мою компетенцию.
   Настоящее значение:
   Как и 99 % психологии.

   И только один распространенный вопрос гарантированно поставит в тупик любого психолога: что побудило вас стать психологом? Перед вами коварный человек, пытающийся поразить психолога его же оружием. Но вы, хитрый проныра, заранее подготовили уклончивый ответ (например, «В тот момент мне казалось, что это куда более важное занятие, чем работа бухгалтера»). Это уменьшает риск вовлечения в болезненный процесс саморазоблачения.
   В глубине души большинство психологов верят, что мотивом для изучения психологии стали увлекательность и отдача этой области науки, но, к всеобщему разочарованию, движет ими непомерное тщеславие и острая потребность во власти и успехе. На людях они оплакивают те счастливые дни, когда для изучения психологии требовались только перо, бумага, накладные усы и горстка доверчивых учеников, в то время как сегодня науку продвигают деньги, компьютерные технологии и сканеры мозга размером с небольшой сарайчик. Но существует и реальный мир, и грант в размере 10 тысяч долларов на исследование «Роль лобных долей в способности бродить по Сети».




   За свой короткий век психология проникла в обычный мир. Близким другом может быть «интроверт» с «вытесненным комплексом», нуждающийся в «завершении гештальта». Многие люди полагают, что могут пройти курс понимания психологии, просмотрев реалити-шоу на телевидении и скупив последние выпуски самоучителей, в которых каждая человеческая эмоция сравнивается с огородным овощем. Чтобы откинуть это старомодное убеждение, необходимо узнать реальные факты о том, как можно стать психологом в обществе XXI века.


   Сегодня психология – один из самых популярных предметов в высших учебных заведениях. О жесткой конкуренции никто не догадывается, поэтому многие потенциальные студенты отсеиваются на первом этапе с отличными оценками по английской литературе, исследованиям средств рекламы и декоративно-прикладному искусству. Для будущего психолога обязательным предметом является биология, и не лишним будет изучать хотя бы одну точную науку, химию или физику – на что отважитесь. Вы, конечно, можете заявить, что знание закона идеального газа Бойля меньше пригодится в психологии, чем понимание глубины человеческой души в работах Шекспира.
   Но это не обсуждается. Важно доказать, что психология – наука.


   Получение диплома – необходимое условие для права заниматься врачебной психологической деятельностью, но, скорее всего, наименее трудоемкий процесс, если вы уже приняты в учебное заведение. В то время как большинство курсов базируются на различных отраслях науки, только самые выдающиеся образовательные учреждения, такие как Оксфорд, Кембридж и Бристоль (да!), настаивают на том, чтобы в их дипломах указывалось изучение курса экспериментальной психологии. Многие курсы охватывают различные направления, включая социальную, возрастную психологию и некоторые из раритетов, например психоанализ.
   Первый год в университете студенты обычно проводят, изображая морских свинок для экспериментов более старших учащихся и изучая всю ту психологию, которую можно было бы выучить в школе, если бы учителя не сочли этот предмет ненужным и не исключили его из учебного плана. Последний год обычно посвящается написанию научно-исследовательского проекта. Некоторые впадают в состояние шока, узнав, что он может способствовать продвижению науки. От этого открытия обычно не остается и следа через три недели работы продавцом после получения диплома.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное