Максим Калашников.

Наперекор. Россия, обреченная на успех

(страница 1 из 36)

скачать книгу бесплатно

© Калашников М., 2016

© ООО «ТД Алгоритм», 2017

* * *

Предисловие. Манифест нашей судьбы

Говорить сегодня о том, что русский народ в тяжелом и глубоком кризисе, – изрекать банальности. Говорить о том, что белые народы вообще вступили в эпоху угасания – кивать на очевидное. Белые отчетливо сдают позиции. Хоть в западном варианте, хоть в нашем, русском. В последнем случае имею в виду все триединство – и великороссов, и белорусов, и малороссов-украинцев. Вымираем мы, теряем волю и пассионарный напор, стареем. И детей наших мало на свет появляется. Слишком мало.

Что делать, други? Господствующие сегодня левые и либеральные идеологии ничем нам помочь не могут. Они сам разговор о белой расе заглушают истошными воплями о расизме, неполиткорректности и даже фашизме.

Но презреем же эти глупые табу-запреты. Время пришло. По моему глубокому убеждению, русские не должны исчезнуть с лица Земли. Помощи от «белых братьев» с Запада ждать не приходится. Во-первых, потому, что они сами вырождаются и сами зашли в исторический тупик. Во-вторых, не признают они какого-то расового единства и ненавидят нас, русских, какой-то иррациональной ненавистью. Ну а на Китай расчет строить и того глупее. Значит, нужно спасаться самим. Совершив такое, русские и всей белой расе укажут путь. Впрочем, как и иным расам.

Что делать? Я – сторонник новой русской индустриализации. Но не ради нее самой.

Как говорили студенты 1968 года, невозможно влюбиться в экономический рост. Нам не нужна экономика сама по себе, индустриализация как самоцель. Глупо апеллировать к потребительству. Экономика всего лишь средство для достижения идеальной цели. Экономика, новые промышленность и аграрное хозяйство должны преследовать некие высшие цели.

Наша цель – создание мира, где наш народ превратится из вымирающего «исторического неудачника», существующего в прихожей клуба богатых стран, в народ-победитель, полный жизненных сил.

Оказавшись в ночи и тумане, русские сегодня стоят на распутье. Куда идти? И есть ли вообще у нас будущее, кроме наркотического расслабленного угасания под сенью нефтегазовой «трубы», под навевающие последние сны сказания о новом величии?

* * *

Мы пережили крах двух больших проектов – «Москва – Третий Рим» и Петербуржской империи. СССР был реинкарнацией Третьего Рима. Мы приобрели, с одной стороны, горький и страшный опыт, а с другой – опыт исторических побед. Ценой стало теперешнее состояние, грань физического вымирания и вырождения.

Победители в первой холодной войне (1946–1991) обрекли нас на медленное угасание. Они сделали постсоветскую Россию бессильной периферией своего нового мирового порядка. Нам отвели незавидную участь: послужить почвой, перегноем для развития более удачливых цивилизаций. Мировая бензоколонка должна снабдить так называемый развитый мир ресурсами и умереть. По возможности тихо и безболезненно.

Подпитав своими соками цивилизацию Глобалии, всевластья финансовых закабалителей планеты.

Но нам смертельно опасно складывать крылья и превращаться в скопище смертельно уставших людей, в банальных «средних европейцев»! Не получится.

Только новая Мечта, только новое Общее Дело способно дать нам яркую и полнокровную жизнь, а не бесславный переход в небытие под воспоминания о былой славе.

Нам ведом вызов эпохи: чужая, нечеловечески жестокая сила готовит миру свой Кощеев план: мировой порядок, где люди разделены на касты, где осталась всего одна Черная Антицивилизация с кастой вечноживущих господ во главе. Великая Глобалия. Это уготовано не только нам – всем на Земле. Именно для этого сейчас катится по свету зловещая мировая революция, сносящая остатки всего человеческого, светлого, освященного веками традиции. Именно ради этого род людской превращается в сонмище порочных, немыслящих, примитивных тварей. И мы понимаем, что нынешняя урезанная, деиндустриализованная и обессиленная Россия не устоит перед сим мутным и беспощадным валом. Ибо гниль поселилась в самом сердце постсоветского остатка Великой Страны. Многие даже не представляют, какие силы Зла оказались на свободе, когда в декабре 1991-го пала наша Великая Страна, когда мы разделились и впали в смертельный грех деградации и эгоизма.

У нас нет иного выхода. Нужно дать бой Злу. Спасти прежде всего себя и тем выручить из беды все человечество. Ибо просто некому этого делать. Ключ к победе над Злом и собственной смертью – создание своей модели Будущего. Русской светлой альтернативы мрачной ступенчатой башне, что намерены возвести авторы новой мировой революции.

* * *

А это значит, что русским надобно создать новый мир: человека и общество Будущего. Именно ради этого нам нужна новая индустриализация и грандиозная программа подъема отечественного сельского хозяйства. Они суть инструменты для достижения истинной, великой цели. Твердая опора для создания справедливого общества и борьбы с национальной деградацией. Сильный реальный сектор – это жизнь для науки и образования, средства для социальных программ, возможность дать каждому достойное жилье, возможность рожать детей без страха нищеты и забота о стариках.

Нам нужны новые светлые города, полные сильных и добрых людей, способных трудиться и творить, крепко любить, растить детишек и внуков, а главное – быть Людьми, подобиями Бога. Вместо порочной монетаристской «экономикс», стоящей на всех смертельных грехах и мерзостях, построить креаномику. Нет, не в погружении в вонь и ад архаики – наш путь, а дорога к цивилизации, что органично сочетает традицию и звездолеты. Города-сады и великолепные храмы науки – с верой. Нам не нужны монстры-мегаполисы, перемалывающие людей и превращающие их в жадных, нездоровых и жестоких чудовищ. Наше Завтра – футурополисы, преодолевшие и деревенскую ограниченность, и бездушность каменных джунглей.

Нам нужны не просто индустриализация, не просто постройка дорог или возвращение десятков миллионов вверженных в запустение гектаров пахоты, не просто жилищное строительство – нам необходимо воздвигнуть именно Новый Мир. Мир уже не Третьего Рима, а Китежа. Империю Света. Нам нужно не подражать кому-то, не пытаться примерить ризы давно мертвых цивилизаций, а породить свою, самобытную, русскую от начала и до конца. И тем воссоединить разобщенные нынче русские земли. Создав высокоразвитую страну с наукой, индустрией и аграрным хозяйством завтрашнего дня, мы притянем к себе и Украину, и Белоруссию. Ибо быть с нами, участвовать в нашем Великом Деле станет и престижно, и выгодно. Не меч, но Общее Дело и совместное процветание станут основой воссоединенной державы.

Так мы совместим народовластие и величие империи. Потому что грядущее – за великими объединенными державами, а не за выморочными, мелкими и бессильными «нацгосударствами». И мы знаем, как построить империю сопроцветания без мертвящей бюрократии, без оторванной от народа бездушной власти.

* * *

Наша миссия – создать первое на свете народовластие нового типа. Прямое и непрерывное. Народовластие Нейромира. С ответственностью власти перед народом и ее мирной сменяемостью. Мы будем сочетать сильную, суверенную, сменяемую народом верховную власть с самым широким и глубоким местным самоуправлением. Преодолеем зло бюрократии. Сильная центральная власть, мощное местное самоуправление и новая индустриализация на технологиях будущего – это формула возрождения великого русского народа. Государствообразующего народа России. Авторитет и залог возрождения коего – в передовой промышленности, народовластии нового типа и справедливом государственном устройстве.

Наше призвание – породить мир без Маммоны, без ужасов стяжательства ради стяжательства, без деградации людей и власти человека над человеком. Без казармы – но и без борделя с вертепом. Наш идеал – общество тружеников и творцов, общество солидарное, свободное от крайностей как оголтелого либерализма, так и левацкого фундаментализма. Мы построим Великую Россию как страну с многоукладной экономикой, без кошмара как тотальной приватизации, так и повальной национализации. Ибо мы люди дела и здравого смысла, а не фанатичные сектанты с бешеными глазами и пеной у рта.

Очистившись от страшных недугов, поразивших русских, мы спасем не только себя, но и всех прочих.

* * *

Развивая творческие силы народа, новое общество, индустрию и креаномику, мы станем могильщиками позднего, выжившего из ума капитализма, идущего к самой жестокой своей стадии. Мы войдем в светлое Будущее волей большинства, без расстрельных подвалов и без директивных кампаний. Органично. Мы будем рваться к звездам и бессмертию, но не забудем и о родном крае, делая жизнь светлой и осмысленной здесь и сейчас. Мы совместим самый страстный порыв к космическому могуществу и футуристической индустрии с крепкой семьей и тысячелетними идеалами. Мы знаем, что двуногий скот без чести и совести никогда не станет племенем звездоплавателей. Оставаясь романтиками, мы останемся прагматиками на пути к главной цели. Нам предстоит не только превратить Россию в высокоразвитую научную, индустриальную и аграрную страну, но и покончить с безумным потребительством, грозящим самому существованию нашей планеты, совместив при этом самые высокие технологии со сбережением природы. Человек с новой этикой, с психологией доброго творца – наш идеал. Не замшелым ретроградом он выйдет, но и не оголтелым разрушителем, не адептом перемен ради перемен.

* * *

Дабы справиться с тяжелым этим делом, русским потребно забыть всякий страх перед творчеством, перед необходимостью быть первыми в мире и созидать без трусоватой оглядки: «А это уже кто-то делал в мире?». Нам нужно осознать, что подсмотреть будет не у кого. Не у кого будет скопировать историю успеха. Ни в прошлом, ни в настоящем. Разве что взять и творчески развить некоторые элементы. Ибо для всех впереди – неведомое. Тот, кто не убоится быть первым, кто обретет независимость мышления и уверенность в себе и станет творить законы Будущего – тот и станет победителем.

Русский – это не судьба! Русский – это миссия, победа над, казалось бы, неизбежной смертью и сотворение невозможного! Это воля, разум и вера!

Все это и есть наше оружие в борьбе за Будущее с силами Зла. Наш ответ на эпоху Нового Зиккурата. Мы должны снова, как и во времена Сталинградской битвы, выправить земную ось и указать путь всем прочим. Первым прийти в наш Китеж, задав его каноны всему миру. Впервые в истории мы можем сделать не столько мечом, сколько мирным созиданием. Хотя и меч на сем пути нам пригодится. Для этого нам и нужны разумная экономическая политика, новая индустриализация, справедливость и развитие. Потому что никакая светлая идея не может обойтись без твердой материальной, промышленной, технологической, аграрной основы!

Успех нашего дела – жизнь. Неуспех – бесславная и страшная кончина.

Но сначала нам предстоит вырвать из лап Зла собственную страну…

Такова наша судьба…

Мы попытаемся очертить философию нашего национального футуризма…

Глава вводная. Умение творить собственное будущее

О русской боязни и неумении творить собственное будущее

Чтобы победить, русским придется излечиться от многовекового недуга. От страха перед тем, что мы можем творить Будущее «под себя». От страха перед пониманием того, что мы не дурнее американцев, европейцев, японцев или китайцев. От неистребимого желания кому-то подражать, «делать жизнь с кого-то», а не идти своим путем. Причем путем успешным.

Русские – странный народ. Мы можем до последнего драться за руины Сталинграда или бросаться грудью на амбразуру. Первыми способны полететь в космос. Но при этом боимся быть самими собою, все время подражая западным вкусам и стилям. Неужели это так: верить в себя и самому творить облик окружающей реальности? Почему наши власть имущие все время копируют Запад что при царях, что при Советах, что сейчас? Почему они не признают пророков в собственном Отечестве?

Оказывается, это трудно. Блок стоит в наших мозгах. Но есть ли у нас надежда изменить ситуацию, в которой мы оказались со времен петровской вестернизации?

Есть. Только для этого нужны как новая индустриализация, так и вовсе необычная психоисторическая операция…

Да, со времен Петра Великого мы в культурно-стилевом смысле вторичны по отношению к Западу. Даже Сталину не удалось кардинально изменить положение дел. Петр Первый заставил верхушку общества обрядиться в нездоровую и неудобную западноевропейскую одежду конца XVII столетия. Он и армию так же переодел. В кукольные, неудобные, нефункциональные мундиры для плац-парадов. Он отказался от удобнейшей воинской одежды русских казаков и стрельцов XVI–XVII столетий. Это при том, что Запад со второй половины XIX века вынужденно переходит на функциональное обмундирование, фактически повторяющее то, что у русских было давным-давно, но оказалось отринутым «модернизаторами» за «неевропейскость»!

Эта тенденция остается неизменной до нынешних дней. Советского студента 1960-х на фото можно спутать с его калифорнийским сверстником. Пусть один идет на вечер поэта Андрея Вознесенского, а другой – на концерт «Бич Бойз», одеты они абсолютно одинаково! О современной РФ и говорить не приходится: копируется все. Дизайн одежды. Телепередачи. Стили управления государством и предприятиями. Даже от своего языка идет отказ: родился уродливый «англо-рашен», пересыпанный совершенно ненужными американо-англицизмами. Убейте меня на месте, но зачем называть дешевое – бюджетным, а розницу – ритейлом? Попытки создать что-то свое (чему подражали бы и на Западе) глушатся на стадии ростков. Так, увы, было и при Сталине. Его Большой Стиль не стал самостоятельным, он тоже повторяет западные стили и вкусы тех лет.

Словом, комплекс национальной несамостоятельности и вторичности/подражательности возведен в абсолют. Преклонение перед Западом воспитывается во всем и с колыбели. С помощью одежды, языка, телепередач, игрушек.

Чем нас бьют? «Вы начали поход против западного постмодерна в защиту традиционных норм в семье, в отношениях мужчины и женщины, родителей и детей? Прекрасно! Но при этом вы отстаете от тлетворного Запада в науке и технике. Вы копируете его рабски. Вы перенимаете его научные взгляды, стили управления, моды и вкусы. Ваша экономика – это сырьевое захолустье, пронизанное коррупцией. И потому за счастливой жизнью бегут не к вам, а на разложившийся Запад. Не обращая внимания на его ювенальщину, политкорректность, засилье гомосексуализма и прочая. Ваш “крестовый поход” напоминает истерию тех, кто терзаем глубинным комплексом неполноценности!».

В этих словах – изрядная доля истины. Современная Россия ассоциируется с архаикой, замшелостью. Она не предъявляет миру своих громких побед не просто в научно-технической революции, но в Развитии как таковом. Мир не замирает в восхищении перед новыми Гагариными и Королевыми.

И это уже имеет вполне трагические, стратегические и исторические, последствия.

Как лемминги

Есть очень хорошая примета: едва какое-то поветрие – пусть даже самое глупое – охватывает Запад, будьте уверены: вскоре то же самое будет с жаром и энтузиазмом подхвачено русскими верхами. А от них – и нижестоящими слоями общества. От японского стиля управления корпорациями (ставшим модным в США в 1980-е) до стратегических направлений развития. Пускай они будут самыми что ни на есть идиотскими. Повинуясь стадному чувству и комплексу копирования всего западного, элита России и свою страну поведет туда же. Критическое мышление отключается, забрасывается в дальний угол наша национальная изобретательность. Кредо отечественных чиновников и сливок общества: «Если то, что нам предлагают, не имеет аналогов на Западе, нам этого не нужно! Если же нечто уже есть за границей, то к чему нам делать свое? Купим!».

Кажется, легче оторвать головы таким подражателям, чем изменить эту психологию.

Благодаря этому Россия не может использовать очевидные стратегические промахи Запада. Она просто их повторяет! Все лемминги бегут к обрыву – и мы побежим.

Вот очень яркий пример. С конца 1980-х годов Запад впадает в маразм антинаучности и антитворчества. Он начинает платить бешеные деньги пустышкам – спортсменам или шоуменам. Футболистам или теннисистам, эстрадным шутам или модельерам-стилистам. Он делает их эталонами для всеобщего подражания, элитой (во всяком случае, для мозгов масс). Ученые, конструкторы, изобретатели задвигаются далеко на задний план. Они становятся нищими на фоне перекатывателей ножного мяча, модных портных и парикмахеров. На фоне попсовых див и «дива-ков». На фоне голливудских лицедеев. Они получают сумасшедшие гонорары и доходы. В то же время Запад отказывается от реализации грандиозных проектов в научных исследованиях, в космосе, в технике.

Самой лучшей книгой США по разделу «бизнес» 2011 г. (top business book) стал труд американо-замбийки, финансиста Дамбисы Мойо «Как погиб Запад. 50 лет экономической недальновидности и суровый выбор впереди» (How the West Was Lost: Fifty Years of Economic Folly – And the Stark Choices that Lie Ahead). Процитируем ее, коль уж Россия не верит собственным умам.

«В июне 2009 года испанский футбольный клуб “Реал Мадрид” заплатил 80 миллионов долларов клубу “Манчестер Юнайтед” за Криштиану Рональду, которого называют одним из величайших футболистов мира. В Испании его заработок доходит до 180 тысяч фунтов в неделю (примерно 286 650 долларов по курсу на октябрь 2009 г.), что превышает его заработок в Англии на 120 тысяч в неделю. По другую сторону Атлантики доход Коба Брайанта, звезды баскетбола из “Лос-Анджелес Лейкерс”, после уплаты всех вычетов за 2009–2010 годы… составит 23 миллиона долларов…

Если поинтересоваться у людей, то многие на Западе сморщатся при мысли о гонорарах спортсменов, но сдержат свои чувства и отнесут эти фантастические заработки на счет непонятного и неизбежного действия свободного рынка.

Чего многие из нас не понимают – так того, что звездные гонорары обходятся невероятно дорого; не в смысле собственно наличных, которые получают немногие выдающиеся таланты, а в более широком смысле их цены для общества. Цены, которую вынужден платить среднестатистический житель Запада. Сказочные доходы звезд прочно поселились в западном менталитете, потому что, как говорится в рекламе, “они этого достойны”. Надо сказать, и в Индии есть игроки в крикет с высокими гонорарами, но они и близко не подходят к гонорарам западных аналогов.

Что мы здесь видим перед собой: высокие заработки в явно непроизводительных сферах. Очередной пример неверного распределения труда, которое еще дальше заводит Запад в экономическую трясину, очередной гвоздь в крышку гроба западной экономики, хотя его значения почти не признают и не понимают.

Как же относятся эти высокие заработки немногих счастливчиков к затянувшемуся экономическому падению Запада? Как могут гонорары Рональду или Брайанта кому-то навредить? Каким образом их везение обернулось несчастьем для Запада?

…Как и шестерки в наркоторговле, тысячи молодых людей Запада, часто при искреннем поощрении со стороны родителей, мечтают стать звездами баскетбола, футбола или тенниса… Однако почти всегда они не желают признавать, что для большинства дорога туда закрыта, ибо в конце концов лишь немногие попадут в Высшую лигу. На каждого Дэвида Бекхэма и Майкла Джордана есть тысячи разочарованных неудачников, которых никто не увидит. Существует очевидная экстерналия – воздействие на общество того, что огромное число людей мечтает взлететь на уровень суперзвезд, но падает, вместо того чтобы развивать умения, применимые в самых разных областях…».

Так пишет Д. Мойо, рисуя страшную цену возвеличивания и «кумиризации» бесполезных спортсменов и поп-див. А цена эта – деградация общества. Не тысячи, а миллионы идиотов, как мотыльки на свет, рвутся стать самыми высокооплачиваемыми пинателями мяча или ходячими вешалками для одежды. Вместо того чтобы становиться толковыми и высокопрофессиональными инженерами, специалистами, квалифицированными рабочими. Упорный труд и настоящее творчество становятся непрестижными – в этом и кроется дьявольская экстерналия. Общество, начиная тянуться за пустоголовыми и ненужными пустоцветами, вырождается. Да так, что здравомыслящей власти впору обдирать высокие гонорары футболистов и прочих теннисистов драконовскими налогами. Смысл этого не в том, чтобы решить проблемы бюджета, а прежде всего в том, чтобы не так много дураков стремилось занять место всяких там рональду, аршавиных или бекхэмов. Ибо обществу важнее хорошие рабочие и грамотные инженеры, чем актеришки и эстрадные пискуны. Как считает Мойо, не только у спортсменов или у Голливуда наблюдается это уродство, не только они извлекают выгоду из нерационального распределения доходов. То же самое наблюдается в мире финансов – среди корпораций, банков и хедж-фондов. И там «звезды» (топ-манагеры) загребают фантастические, ничем не оправданные бонусы и куши. Но все-таки в этой сфере у тех, кто не выбился в звезды, а остался рядовым брокером или банковским работником, остаются и высокий уровень образования, и математические познания, и деловой опыт. А какие знания и опыт (перевожу на наши примеры) остаются у оравы неудавшихся бекхэмов, маш-шараповых, ксюш-собчак? Никаких. Они бесполезны. И в этом смысле цена неудавшихся менеджеров хедж-фондов, по выкладкам Мойо, для общества гораздо ниже, чем цена неудавшихся баскетболиста или перекатывателя ножного мяча.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Поделиться ссылкой на выделенное